Купить мерч «Эха»:

Михаил Леонтьев - Особое мнение - 2007-02-23

23.02.2007

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Программа «Особое мнение». Вместе со мной Михаил Леонтьев. Здравствуйте.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Здравствуйте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – С праздником.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Взаимно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Для тебя это праздник, три версии существует: День Советской Армии, как память, дань памяти, одни празднуют его так, в частности коммунисты, День Российской армии – это официальная история. И еще третий…

М. ЛЕОНТЬЕВ - День защитника Отечества.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, я не обращаю внимания на эти названия, потому что они будут меняться каждый год. Суть остается. И третий, мне очень понравилось – День отца. И это так замечательно.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Про отца я не знаю, замечательно ли про день отца. У каждого праздника существует своя традиция. У меня очень скептическое отношение к генетике этого праздника. Можно сколько угодно ерничать по поводу Пскова и Нарвы, но этот праздник в течение десятилетий праздновали люди, которых я уважаю, которые очень достойные. И сейчас празднуют. Это знаете, как в церкви я просто думаю, что меня простит православная церковь за такое сравнение, это намоленный праздник. И поэтому не мне судить по поводу того, правильная дата, неправильная, вот празднуют люди, которых я люблю и уважаю и я праздную. Я их поздравляю и желаю им здоровья, и чтобы они были живы при всех обстоятельствах.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ты плохо себя чувствуешь или что?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я хорошо себя чувствую.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я могу, конечно, сказать Саакашвили, если будет такое…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Не будет. Недостаточно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Сегодня недостаточно. Теперь некоторые события, вопросы наших радиослушателей и зрителей, связанные с околоармейскими делами. Роман: «Здравствуйте, Михаил. На днях стало известно, что британский принц Гарри отправляется в Ирак на охрану границы вблизи с Ираном. Скажите, пожалуйста, почему я должен служить, а сын теперь уже бывшего министра обороны Иванова не должен? Почему работники военкомата делают все, чтобы меня поймать, а сына Иванова даже не трогают?» Второй вопрос от Сергея, он более короткий: «Принцип Гарри отправляют служить в Ирак. Как дела с нашими принцами?»

М. ЛЕОНТЬЕВ - Дела с нашими принципами я не знаю как.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Принцами.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Принцами. Я понимаю. Я хочу сказать такую вещь. Я, во-первых, очень уважаю британскую традицию, при которой не принято хныкать, когда даже катастрофы случаются с британской элитой. Вот Галлиполи 15-й год, операция была. За которую почти поплатился своей карьерой Уинстон Черчилль. Там погибло несколько полков, полностью практически укомплектованные британской элитой. То есть это была британская аристократия, у которой считалось неприличным не отдавать своих детей в действующие боевые части. В какой-то степени, наверное, эта традиция сохранилась. Я не знаю, в какой и не столь хорошо знаю Британию, я понимаю, что британская королевская семья пытается этой традиции придерживаться. Я не хочу слова плохого сказать, вне зависимости от моего мнения о роли Британии в иракской войне, и так далее, я уважаю эту позицию. Она немножко слишком отпиарена на мой взгляд, так всегда бывает. Это нормально для любой нормальной страны. И нормально, если принц Гарри будет там служить как нормальный офицер, который, в общем, насколько я понимаю, руководит очень маленьким подразделением. Я знаю, собственно сам видел массу российских генералов высокопоставленных, у которых дети не только служили в Чечне, но и погибли там. Я могу назвать Шпака и Пуликовского например.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Этот человек спрашивает не об этом.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я говорю именно об этом. Я говорю о том, что это люди, которые могли…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет, говоришь о другом.

М. ЛЕОНТЬЕВ - У нас есть, осталась нормальная традиция, у нас есть генералитет, причем все эти люди к ним по-разному очень относятся в армии, но, тем не менее, это факт. Люди служили и не просто служили, они погибли. Очень много действующих российских высокопоставленных генералов многозвездных генералов, у которых дети служили и есть масса генералов, у которых дети погибли в Чечне.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – О чем ты сейчас говоришь? Ты хочешь меня разжалобить?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я хочу не разжалобить. Я хочу сказать, что не надо походя…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Походя? Значит, я тебе повторяю вопрос. «Принципа Гарри отправили служить в Ирак. Как дела с нашими принцами?» Человек спрашивает…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Кого он имеет в виду? У нас нет принцев.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Нет у нас принцев. Хорошо. Отказываешься отвечать на вопрос. Идем дальше.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я не отказываюсь отвечать. Я ответил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ты передергиваешь. Ты говоришь…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я считаю, что я ответил на вопрос. А ты передергиваешь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – …о замечательных людях

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я говорю не о замечательных людях, я говорю о нормальных людях. Я не считаю Шпака и Пуликовского замечательными людьми. Я считаю нормальными российскими генералами. Нормальными. У меня есть к ним разные претензии…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А я считаю, что отправить своего сына сейчас служить это нужно решиться: а) его отправить, б) не откосить, и да здравствует Шпак и Пуликовский и тысячи других генералов, полковников, подполковников, которые отправляют своих детей служить. Повторяю вопрос этого человека. «Принца Гарри отправляют служить в Ирак. Как дела с нашими принцами?»

М. ЛЕОНТЬЕВ - Какие принцы? О каких принцах он говорит? Конкретно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Все понятно.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я не понял.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не понял. Все. Это твой ответ.

М. ЛЕОНТЬЕВ - У нас нет принцев, у нас демократическая республика.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Безусловно. Безусловно. Демократическая абсолютно. Теперь эта знаменитая история, когда сносят, сносили и будут сносить памятник в Эстонии. Два вопроса я тебе задам, потом пауза будет, и ты ответишь. Игорь: «Господин Леонтьев, в Бендерах - город подконтрольный России (то есть Смирнову), - Приднестровье имеется в виду, - бульдозерами уничтожается кладбище румынским воинам. Даже не перезахоронение, а уничтожение кладбища. Как вам кажется по сравнению с эстонским случаем это более цивильно? Спасибо». Есть еще второй вопрос. У меня сейчас нет времени его задать.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Во-первых…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Секунду. Я же тебе объяснил. Сейчас будет пауза, и после паузы ты ответишь.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я всегда отвечаю после паузы.

РЕКЛАМА

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Продолжается программа «Особое мнение». Я напомню вопрос, Игорь говорил, что в Приднестровье бульдозерами уничтожается кладбище румынским воинам.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Ну, так вот. Хочется сначала съерничать, я потом все-таки…, я не считаю вообще нормальным уничтожение кладбищ любых воинов. Под воинами я в данном случае подразумеваю людей, которые, будучи обязаны своим воинским долгом собственной стране, были призваны и воевали, мало ли за что заставляет их страна воевать. Это не по-человечески. Но я хочу Игорю напомнить некоторые отличия. Румынские воины так называемые пришли в Бесарабию в качестве союзников нацистов, их никто туда не звал. И сравнивать их с освободителями Европы, коими были наши с вами соотечественники.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А он же это не делает.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Он сравнивает. Он говорит про таллинский памятник. Раз. Это один момент. Второй момент. Хотя понятие гуманизма, благородства и так далее они, безусловно, распространяются на этих румынских воинов. Второй момент. Потомки этих румынских воинов уже без всякого долга приперлись в Приднестровье резать и убивать в 90-е годы. И люди, которые может быть сидят, если это соответствует действительности, за рулями этих тракторов, которые сравнивают это кладбище с землей, это люди, у которых вполне возможно родственники были зарезаны потомками этих самых румынских воинов. Которых уже никто не гнал долго, с призывом и так далее. А которые по собственной воле пришли в Приднестровье резать не румын. Причем молдаван, русских, евреев, всех, кто там был. Просто резать на основании вышеизложенного. Там был геноцид. Была попытка геноцида, которая была предотвращена. Для того чтобы урегулировать эту проблему, если бы кого-то в Румынии так называемой или хотя бы даже в Молдове интересовали эти самые захоронения, можно было бы хотя бы попытаться объясниться с приднестровской республикой и если не признать ее, что конечно ожидать от них трудно, но там есть политические всякие моменты, то хотя бы признать и уважать ее право на сопротивление, в результате которого она появилась. Ничего подобного не было сделано. А теперь по поводу ерничества. Мне кажется, что понятие румынский воин в свое время покойный Александр Иванович Лебедь употребил слово «еврей-оленевод», это примерно одно и то же. Меня немножко шокирует понятие румынский воин.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вопрос по этому поводу. Не по еврей-оленевод, а чуть раньше. Все очень доказательно. Ты сказал, что вообще в принципе это плохо, мертвых трогать нельзя. Потом ты объяснил, почему…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Солдат трогать нельзя.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Потом ты объяснил, почему этих конкретно теоретически можно…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я не говорил, что можно. Я говорил, что надо понять людей, которые там находятся.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – На тракторах ты предположил – потомки этих, которые резали. Но у меня вопрос не по этому поводу. Это ради бога.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Ты чего-то все перепутал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Твои слова.

М. ЛЕОНТЬЕВ - На тракторах не потомки, а люди, которые пострадали от потомков, которые там лежат. Там была резня.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это точно тебе это известно…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я подозреваю. Я знаю, что в Бендерах была жуткая резня. Ты об этом не знаешь?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Знаю. Читал. Я только об этом в эфире не говорю. Читал. Вот что меня поразило, безусловно, наверное, румыны, которые пришли, как ты рассказал на территорию Приднестровья, и устроили почти геноцид,…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Они хотели устроить геноцид, он не получился.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Так вот эстонцы, проблема в том, что считают, что когда их высылали в скотовозах куда-то там, то это тоже был геноцид их народа. Я хочу понять. В чем разница.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Эстонцы высылали эстонцев. Пусть они сами разбираются между собой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Понял. Ясно. Идем дальше. Еще одно снесение памятников. Но несколько иное. Тут, наверное, тебе будет легче. Феликс Шубик пишет: «Здравствуйте, Михаил! Вы убедительно комментировали вопрос о сносе памятника в Эстонии. Согласен. Прокомментируйте, пожалуйста, снос памятника воинам-кавалеристам генерала Доватора в Симферополе накануне Дня Защитника Отечества. Спасибо».

М. ЛЕОНТЬЕВ - Знаю из газет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Где крики, где протесты. Где адекватные или ассиметричные какие-то действия Министерства иностранных дел. Где заявление Лаврова, где грозные крики по телевидению, которые к месту. Что это такое. Выбрали.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я не знаю контекста.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Тоже ответ.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я точно уверен, что там нет политического контекста. Если…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть просто на проезжей части стоял?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Вообще-то такие вещи делать нельзя.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А ты не считаешь, что когда в другой стране в какой-то другой стране сносят памятник…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я не понимаю, откуда возникла такая, вот не человеческая воля найти оправдание сносу памятника в Эстонии. Предположим, я еще раз скажу одну вещь, если у тебя в части прапорщик ворует портянки, и вообще подонок, это не повод перебежать через окоп и со стороны противника кричать о том, что вы все сволочи, потому что прапорщик вор. Одну секундочку, мы сами с собой разберемся. Вполне возможно, что памятник снесли подонки. Вполне возможно, что его снесли по каким-то техническим причинам, потом где-то иначе восстановят. Я не знаю про этот памятник. Никакой связи, я не понимаю, откуда эта логика взялась козлиная. Откуда? Давайте мы сейчас перечислим все…, а у нас церкви взрывали, а у нас государя-императора убили вместе с семьей. Заметьте. У нас 15 млн. человек сталинисты взяли и замочили ни за хрен собачий. Давайте мы сейчас все возьмем и повесимся. И скажем, товарищи эстонцы, вы недостойны жить на этой земле. Давайте здесь будет большая Эстония до Петропавловска-Камчатского, потому что вы хорошие ребята, а мы говно. И вот мы здесь будем жить. Пошлите в жопу. Этого не будет. Это совершенно разные вещи. Наши вины мы сами будем разбирать. Я не понимаю логику, как надо найти аргументы, почему можно нагадить, ну ребята, вы же гады, мы и вам нагадили. Логика козлиная. Эту логику я рассматривать отказываюсь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Уточню вопрос.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Да нет здесь вопроса.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Есть вопрос. Мне кажется, ты отвечал несколько про иное, чем я спрашивал. Украина это другая страна. Это не Россия.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Причем здесь Украина? Памятник в России, по-моему.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Какой памятник в России? В Симферополе.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Снесли памятник Доватору.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – В Симферополе. Ты кричал, не услышав…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Подожди, памятник доваторцам это не памятник…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Снос памятника воинам-кавалеристам генерала Доватора в Симферополе накануне Дня защитника Отечества.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Подожди, это не Симферополь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо. Идем дальше.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Он перепутал. Это был не Симферополь. Это, по-моему, был Ставрополь. Я немножко извиняюсь, в Симферополе, какие доваторцы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Следующая тема. Что ближе, кидалово Ирана, реакция…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Что значит кидалово Ирана?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это сленг такой. Иран не хочет выполнять резолюцию ООН.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Никакого кидалово. Мне очень понравилась сегодня девушка Меркель. Она сегодня…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Причем здесь девушка Меркель? Можно вопрос задать.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Да, извини.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Смотри на часы, у нас три минуты. Я иду по новостной ленте. Причем девушка Меркель.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Да, да, так это она.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вообще она не девушка, честно говоря.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Тебе видней.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Значит, иранская «шестерка», пять постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германия в понедельник в Лондоне начинают консультации по новой резолюции ООН. Итак. Иран не выполнил резолюцию ООН по свертыванию своей так называемой мирно-военной программы. Какая она там. Россия по этому поводу выразила большое неудовольствие очень грозное. В общем, все начинается сначала. Твой комментарий. Только смотри на часы. Я специально приберег этот вопрос для тебя.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Мне понравилось просто, почему я вспомнил Меркель, мне понравилось заявление Меркель о том, что Иран не выполнил взятых на себя обязательств. Ирану втюхали резолюцию ООН, которая с самого начала с точки зрения Ирана была неприемлемой ни с юридической, ни с практической точки зрения. Теперь заявляется, что он не выполняли каких-то обязательств. Иран на себя обязательств никаких не брал. И никаких обязательств не имел, которые он не выполнил. Иран занимается мирной атомной программой. Вся иранская история она абсолютно фарисейская. Смысл в том, что Иран может быть и хочет создать атомную бомбу ядерную, может быть. Даже я, предположим, верю, что он хочет ее создать. Но никаких объективных признаков создания бомбы у Ирана нет. Иран не нарушил ни одного принципа МАГАТЭ. Он не вышел из договора о нераспространении, который он кстати подписал. Иран заставляют из-за подозрений мирового сообщества, что якобы он делает бомбу, свернуть те работы, которые абсолютно не подпадают ни под какие нормальные международные ограничения. Иран эти работы свертывать отказывается. И, на мой взгляд, делает правильно, потому что есть момент политический, момент прагматический. Момент политический, а на каком основании собственно. Дай собаке палец, они и руку откусят.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть Россия тоже неправильно понимает действия Ирана? Неправильно их оценивает.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Россия действует цинично, на мой взгляд, солидаризируясь с международным сообществом в абсолютно демагогических требованиях к Ирану.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Цинично это я не понял. Цинично правильно или цинично неправильно?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Считает, что легче ей сдать, подсдать Иран и выгоднее, нежели чем колупаться с европейским сообществом и портить отношения. Или с Америкой по этому поводу. Это такой размен. Ну, так вот. Иран ничего не нарушил. Хочет он нарушить. Даже я, предположим, уверен, что Иран хочет что-то нарушить. Но он реально ничего не нарушил. И второй момент. Если Иран готов пойти на неформальные требования так называемого международного сообщества по поводу своей ядерной программы, ну вы что-нибудь скажите Ирану полезное. Вы скажите, что он должен за это получить. Чтобы он пошел с вами на компромисс. Я никаких вменяемых предложений, касающихся безопасности Ирана, я сейчас не говорю о всяких обещаниях, я не слышал. Может, они тайно произнесены. Но тогда извините меня, это не мне судить.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Мы делаем паузу. Слушатели радиостанции «Эхо Москвы» слушают новости и рекламу, а зрители RTVi смотрят всякое красивое видео на экране.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Михаил Леонтьев у нас. Да. Действительно я проверил, ты оказался абсолютно прав. Что еще более удивительно. Это не чуждый нам Симферополь, это Ставрополь. Но еще чудеснее, дело в том, что памятник генералу Доватору, я только что посмотрел, был действительно частично снесен, и на две причины ссылаются, там скандал сейчас по поводу этого. Первая – это он стоит в неудачном месте, его надо перенести. И вторая – по причине ветхости.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Всяко бывает. Но я еще раз повторяю то же самое, что говорил до сих пор. Я думаю, что не нужно еще раз то же самое транслировать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть святое в разных местах трогается по-разному.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Нет, я про другое говорил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ты говорил про другое. Я так понимаю. Генерал Доватор освобождал территорию…

М. ЛЕОНТЬЕВ – Матвей, переходим к другому вопросу. Два раза про одно и то же я не буду говорить.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не будешь говорить.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Мне очень трудно с пафосом произносить две одинаковые фразы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Договорились.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я не актер.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Про Иран. Ты закончил? Тут фраза такая: бывший министр атомной энергетики Адамов, в таком по развитию государстве как Иран трех лет более чем достаточно, чтобы создать бомбу.

М. ЛЕОНТЬЕВ – Адамов умнее, он специалист грамотней меня в области бомбы. Я знаю другие сведения. Но я не считаю, что это принципиальный вопрос. Мне тут комментировать нечего. Я не эксперт в области ядерных программ.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну и последнее, потом еще пару звонков. Приезжает к нам господин Машаль.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Это кто?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это палестинский премьер.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Ну велком.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Прошлые переговоры были неудачными. Об этом признала российская сторона. Как на твой взгляд, нужно ли, чтобы он приезжал, о чем с ним будут разговаривать? В чем смысл этого приезда?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Палестинские все эти дела и вообще арабские длятся очень долго. Если все время говорить нужно, не нужно, пусть приезжает. Разговоры лучше, разговаривать вообще со всеми надо. С кем-то может быть по-тихому, я думаю, что нынешнее палестинское коалиционное правительство уже можно сказать кооптировано международным сообществом, то есть нам уже сейчас вообще нечего стесняться. Если мы хотим играть роль какую-то, то надо ее играть. Я хочу напомнить, что Моше Даян, у которого глазик был поврежден, глазик повредил, знаешь когда. Англичан взрывал, террористом был. Живых, нормальных наших братьев англичан бледнолицых взрывал и осколками стекла себе повредил глазик. И этим же занимался например, Менахем Бегин и так далее. Там все террористы, в общем. Все мы по большому счету террористы. Не надо рожу корчить. Если кто-то считает, что палестинцы недостаточно хорошо пахнут, то я это мнение не разделяю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Они там выступают, не признают государство, говорят, что…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Остальные признавали государство, давайте мы будем сейчас выяснять, кто лучшие террористы, наши эсеры…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Причем тут эсеры. Есть реальная история. Человек, который выходит на трибуну и говорит: вот государство, которое рядом с нами, его не должно быть.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Матвей, израильское государство создано террористами. Отель «Кинг Давид» с огромным количеством людей был взорван людьми, которые вписали славные страницы, первые страницы в историю государства Израиль.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Не о том разговор.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я про то говорю. Я говорю про то, не надо рожу корчить. Все мы по большому счету террористы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Миша, кто корчит рожу?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Корчит рожу кто-то. Я не про тебя и не про себя.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Здесь проблема в другом.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Но приехал человек разговаривать. Значит надо с ним разговаривать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Еще раз. Представим себе, что Машаль террорист и Израиль террористы. Вот они. Но Израиль говорит: давайте создавать вот это палестинское государство. А вот эти террористы говорят: вот этого государства Израиль не должно быть.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Да они уже это не говорят. Ну, чего мы занимаемся, в общем, вчерашний день. Там идет торг сложный. В этом торге у России есть некая небольшая позиция, ее надо разыграть эту историю. Мы все-таки возвращаемся на Ближний Восток и, наверное, это хорошо, это свидетельствует о том, что у нас есть дело даже для таких вещей. Очень важный регион. И он важный даже не потому, что у нас там есть какие-то интересы, а важно, что если все будет вариться без нас, то потом выяснится, что что-то такое сделали, что потом нам это придется расхлебывать. Поэтому лучше участвовать. Если есть рычаги и возможности, если есть ресурс, то надо участвовать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Хорошо, давай послушаем телефонные звонки. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Михаил, я сейчас в Подмосковье нахожусь. Очень приятно вас слушать. Хотелось бы еще и видеть вас. Дело в том, что RTVi частоту поменял канала…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Простите, вы зайдите на сайт lingsat.com и узнайте или на сайт RTVi, на какой частоте…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я могу посоветовать вам посмотреть на меня, если уж такая моя рожа нужна вам в качестве чего-то, то есть Первый канал, который неплохо распространяется по территории нашей страны.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, нечего RTVi смотреть. Слушаем вас. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – «Особое мнение»?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Михаил Леонтьев?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну он здесь.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Здесь я.

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, он говорил как-то, что «Эхо Москвы» очень полезная радиостанция, потому что позволяет пудрить мозги людям.

М. ЛЕОНТЬЕВ - Я много чего говорил.

СЛУШАТЕЛЬ - А вот у нас в Нижнем Новгороде взяли и отключили это «Эхо Москвы».

М. ЛЕОНТЬЕВ - Это провокация врагов путинского режима. Так прямо и понимайте. Это специально сделали люди, которые мешают заниматься «Эхо Москвы» порученным и важным делом… Кругом враги. И никак нельзя следить за ними. Рук не хватает.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну ладно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну ладно. Слушаем вас. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И все?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Здравствуйте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Здравствуйте. Уже приятно. Не до свидания. Ну ладно. У нас уже минутка осталась. Не успеем принять…

М. ЛЕОНТЬЕВ - Много звонков сегодня приняли.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Самое главное содержательных. Какое на твой взгляд, какое главное было событие для тебя лично на этой неделе?

М. ЛЕОНТЬЕВ - Главным событием для меня было, что, по-моему, в Волгограде совещание, которое провел президент конкретное, Иванов присутствовал и так далее, по вещи, за которую я просто, я и очень многие бились очень много лет. По промышленной политике. Меня очень приятно не то, что удивило, даже можно сказать, что удивило, что президент говорил не вообще о проблемах промышленной политики, а он говорил о технических вопросах. Там обсуждалось конкретное воплощение. Я еще раз говорю то, что я говорил в прошлый раз. То, что сейчас происходит, чревато российским индустриальным прорывом буквально в следующем году. Если мы имеем на конъюнктуре просто 7-8% роста, то значит, в следующем году у нас будет 15. Это просто несопоставимо со всеми рассуждениями преемников, отъемников, переемников, это великая вещь. Мы, наконец, вступаем в полосу российского экономического рывка. И все остальное будет следствием этого. Ура!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Спасибо большое. На этом возгласе «ура» мы заканчиваем программу «Особое мнение». Гостем был Михаил Леонтьев. До свидания.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024