Купить мерч «Эха»:

Владимир Бородин - Особое мнение - 2006-04-06

06.04.2006

А. ВОРОБЬЕВ – Здравствуйте, добрый вечер, добрый день либо доброе утро, в зависимости от того, где вы нас смотрите или слушаете, это совместный проект радиостанции «Эхо Москвы» и телекомпании RTVI, я Алексей Воробьев, это программа «Особое мнение». Позвольте мне представить Владимира Бородина.

В. БОРОДИН – Здравствуйте.

А. ВОРОБЬЕВ – Бывшего гл. редактора газеты «Известия», ныне свободного художника. Каждый раз мы не будем, наверное, столько регалий приводить в пример.

В. БОРОДИН – Тем более что их не так много.

А. ВОРОБЬЕВ – Тем более что их не так много. Они неплохие, надо сказать. Чтобы избежать всех вопросов по поводу того, где находится Александр Минкин, тоже до сегодняшнего момента постоянный гость «Особого мнения», должен вот что сказать. Гл. редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, насколько мне известно, говорил с Александром Минкиным и пришел к выводу о том, что нынешний, этот формат программы «Особое мнение», когда гость должен отвечать на ваши вопросы, уважаемые слушатели или зрители, не устраивает Александра Минкина. Поэтому то, что он не приходит больше в «Особое мнение», вовсе не означает, что он стал персоной нон-грата для «Эха Москвы», он будет принимать участие во всех других программах на радиостанции, в том числе, больших, где разбираются подробно, анализируются большие глобальные темы, как, например, «Ищем выход». Пожалуй, с этим покончили. Давайте к нашим, к нашим, чуть не сказал «баранам».

В. БОРОДИН – Ничего, ничего, вот еще одна регалия, да.

А. ВОРОБЬЕВ – Ничего личного, что называется. Хорошо, смотрите, начнем, пожалуй, с ситуации, которая складывается на Украине. Все-таки коалиция, похоже, будет оранжевой, но при одном условий, если Тимошенко становится премьером, хотя сейчас, похоже, все-таки на первое кресло претендует господин Ехануров. В случае, если Тимошенко не получит этого кресла, будет ли это автоматически означать развал оранжевой коалиции?

В. БОРОДИН – Вполне возможно. На самом деле, сегодня там появились сообщения о том, что в окружении Тимошенко говорят о том, что Ющенко согласился сделать ее премьером опять, на самом деле, я бы предостерег от таких выводов скоропалительных, потому что Юлия Тимошенко известна тем, что она, конечно, замечательный пиарщик, в первую очередь. И такие пиар-пробросы, что ли, для прощупывания ситуации, катания шаров, что называется, в среде журналистов, это ее, собственно, конек. Я думаю, что это вопрос дискуссионный, действительно, сейчас ведутся переговоры. И совершенно не факт, что Тимошенко займет это место, но она девушка с большими амбициями, и конечно, для нее этот вопрос, насколько я понимаю, принципиален. Но я думаю, что если чуть глубже посмотреть, то, конечно, сейчас ведут переговоры не только или даже, может быть, не столько всем известные первые лица политические, но и финансово-промышленные группы, которые, это не скрывается, стоят за каждой из трех ведущих украинских партий. Так что я бы сказал, что это вопрос не только личных амбиций, но и бизнес-договоренностей, сформулируем это так, между крупнейшим бизнесом Украины.

А. ВОРОБЬЕВ – Что Юлия Тимошенко на премьерском посту для России, для Москвы?

В. БОРОДИН – Вы знаете…

А. ВОРОБЬЕВ – Уже в нынешней ситуации, после того, как она там уже побывала, в премьерах, после того, как ее ушли в отставку, и после того, как она, возможно, опять займет этот пост?

В. БОРОДИН – Для России, на самом деле, ничего. Я, к сожалению, может быть, не знаю, к счастью, но я считаю, что Юлия Тимошенко не лучший премьер для Украины. Она на этом посту, мягко говоря, не проявилась, если не сказать более грубо, по сути, она растратила те экономические преимущества, которые были накоплены, надо отдать должное Януковичу. Поэтому, в первую очередь, не для России, а для самой Украины, как мне кажется, не самый хороший выбор.

А. ВОРОБЬЕВ – Я напоминаю, что вы смотрите и слушаете программу «Особое мнение», Владимир Бородин отвечает на ваши вопросы, позвольте мне напомнить эфирные координаты, 725 66 33 для абонента «Эхо Москвы», это эфирный пейджер, телефоны прямого эфира мы подключим чуть позже, в любом случае, до паузы в середине часа. Пока вопросы, которые поступили по Интернету. Смотрите, сегодня появились сообщения о задержании скандально известного человека по фамилии Грабовой. И газета «Известия», мы с вами говорили еще до эфира, похоже, первой подняла эту тему.

В. БОРОДИН – Да, мы первые.

А. ВОРОБЬЕВ – Сегодня финал и промежуточный такой этап этой истории. Что есть сказать?

В. БОРОДИН – Действительно, газета «Известия» была первой, кто написал об этом замечательном человеке, это было сразу после бесланской трагедии, мы писали о том, что там, по-моему, за 39 тыс. руб. он брался воскресить погибших в Беслане детей. И убитые горем бесланские женщины, я думаю, что мы с вами их прекрасно понимаем, верили во все, что угодно, что касалось их детей, которых они потеряли. Потом была первая годовщина бесланская, там Грабовой тоже проявился, тоже он, по-моему, предлагал, собственно, не предлагал, а это и было сделано, обклеить школу номер один такими специальными бумажками с цифровыми кодами с тем, чтобы захват школы не повторился еще раз. Тоже за деньги наверняка. Потом бесланские матери, часть женщин, которые входили в эту организацию, были у него в Москве на съезде, тоже говорили, что они верят в его учение, считают себя его последователями и т.д., и т.д. В общем, замечательный, прекрасный, чудесный бизнесмен. Про такие мелочи, как кодировка самолетного парка, я уж не помню, то ли узбекского, то ли казахстанского президента от возможных аварий я уже не говорю.

А. ВОРОБЬЕВ – И влияние на деятельность правительства российского, в том числе.

В. БОРОДИН – Да, это президент с 2008 года и т.д., в общем, на самом деле, там главная была проблема, насколько я понимаю, в доказательной базе, т.е. было сложно правоохранительным органам найти, собственно, как ни странно, как ни парадоксально, найти пострадавших, потому что никто или, скажем так, большинство из тех людей, которых он обманывал, себя пострадавшими не считали. Они верили в то, что воскрешение детей возможно, что он, действительно, им поможет, он на это им мог все, что угодно говорить. Да, ваш ребенок уже воскрес, только не в России, а в Новой Зеландии, не в обличье человека, а в обличье шимпанзе, я не знаю, но это такая, как сказать, на самом деле, игра подонка, надо говорить, мне кажется, более в резких тонах на этот счет, на горе людей, которые потеряли своих детей.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, подонка, знающего психологию, элементарные, во всяком случае, ее законы. Кстати говоря, по поводу доказательной базы, я думаю развить эту тему с Григорием Грабовым или вокруг Грабового вместе с Михаилом Барщевским сегодня вечером в эфире радиостанции «Эхо Москвы» после 22 часов. Как вы знаете, там будет программа «Защита Барщевского», вот там мы поговорим более детально на это тему. Только что произнесенные мной слова вовсе не означают, что эта тема будет закрыта в сегодняшнем «Особом мнении» для вас. Пожалуйста, вы можете задавать любые вопросы. От сект давайте к религии. РПЦ на этой неделе, всемирный русский народный собор был, было заявлено, что западные либеральные ценности для российского едва ли подходят. Что думаете?

В. БОРОДИН – Вообще, на самом деле, я бы к этому событию, к этой истории отнесся более, чем серьезно. Я вообще считаю, что это одно из самых главных политических и общественных событий за последнее время в России. Причем поразительно, там было очень много вещей лично для меня. Начиная с того, что вообще я думал, что церковь - храм для того, чтобы там люди молились, а не устраивали такие партхозактивы. Во-вторых, это с эстетической точки зрения, конечно, феноменальная была картинка телевизионная, потому что видеть среди батюшек там лиц генпрокурора Устинова, Лаврова, министра иностранных дел, страшно сказать - Владимира Вольфовича Жириновского, это дорогого стоит. Это вместе их собрать, именно с точки зрения художественной, очень, мне кажется, ценно. Но, на самом деле, новости в том, что сказал отец Кирилл по отношению церкви по многим-многим вопросам, начиная от абортов, заканчивая эвтаназией, для меня здесь сюрприза нет, это такая традиционная точка зрения церкви, которая не раз озвучивалась. Но то, что вслед за Кириллом говорил министр иностранных дел Лавров, о том, что страна, Россия, она не находится в поле европейской цивилизации, а находится в неком своем собственном поле, будет это поле, очевидно, собственными силами как-то переходить, здесь это очень серьезное, принципиальное, принципиальная тема. Я уж не говорю…

А. ВОРОБЬЕВ – Так это знак, нужно ли воспринимать это как знак, как вектор, по которому будет дальше развиваться ситуация?

В. БОРОДИН – Конечно же, т.е. я не против того, чтобы у церкви были воззрения, в том числе и политические, только причем здесь государство, есть традиционная фраза.

А. ВОРОБЬЕВ – Причем тут церковь, вы говорите все-таки о главе внешнеполитического ведомства.

В. БОРОДИН – Ну да.

А. ВОРОБЬЕВ – Если он на этом соборе заявляет, вероятно, мысль, официальную мысль внешнеполитического ведомства.

В. БОРОДИН – Конечно.

А. ВОРОБЬЕВ – Это значит, что страна сейчас пойдет.

В. БОРОДИН – Она уже давно идет.

А. ВОРОБЬЕВ – Это официально заявлено?

В. БОРОДИН – Конечно, так именно поэтому я и называю это событие одним из самых главных за последнее время в смысле какого-то общественного звучания. Естественно, особый третий путь, все эти правильные, давно мною, к сожалению, наверное, забытые слова, я думал, что это история, оказывается, нет, не история. Суверенная демократия, не суверенная демократия, это особый путь России. Если вы думали раньше, что мы часть Европы, да вы что. Если вы думали, что есть какие-то давно проторенные дорожки, и Россия просто могла ими воспользоваться, чтобы изобретать велосипед, да что вы. Это, к сожалению, уже было определено, что ли, было озвучено еще раз, мне не хватало для, опять же, целостности картины флагов «ЕР», прямо рядом с алтарем или еще какой-то атрибутики, чтобы картинка была завершена. А так это все напоминает, конечно, какой-то кошмар. Я не понимаю, на самом деле, все эти правильные вещи, о которых Алексис де Токвиль говорил по поводу того, что свобода человека заканчивается там, где начинается свобода другого, что демократия настоящая - это воля не только большинства, но и уважение к правам меньшинств и т.д. Очевидно, что это для нас не так.

А. ВОРОБЬЕВ – Владимир Бородин, это программа «Особое мнение», совместный проект радиостанции «Эхо Москвы» и телекомпании RTVI, давайте до паузы, которая наступит через 9 минут в середине часа, послушаем телефонные звонки, если они есть, а я надеюсь, что это так, и если у вас четко сформулированный, аргументированный вопрос для господина Бородина. Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ КОНСТАНТИН – Скажите, пожалуйста, Владимир, как вы относитесь к тому факту, что господин Гундяев поставил правозащитников настоящих, не церковных служащих, в один ряд со скинхедами? Вы не находите, это просто спецоперация какая-то? Спасибо.

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо. Но, насколько я знаю, здесь нужно просто…

В. БОРОДИН – Я просто не расслышал вопрос.

А. ВОРОБЬЕВ – Да-да, речь была о том, что митрополит Кирилл будто бы поставил в один ряд со скинхедами правозащитников и художников. Я перечитывал, перечитывал стенограмму речи этого выступления, мне не показалось, мне кажется, что это слова, все-таки вырванные из контекста. Но, тем не менее, это было.

В. БОРОДИН – Насколько я понимаю, он говорил, что недопустимо такое либеральное, свободное творчество, он называл в примерах выставку «Осторожно, религия», в этом смысле, по-моему, все в кучу абсолютно было. В этом смысле, конечно же, свобода человека как здравомыслящего существа, который делает осознанный личный выбор, рожать ребенка, не рожать, иметь традиционную сексуальную ориентацию или иметь другую сексуальную ориентацию, творить таким-то образом или другим образом, здесь речь об этом даже не идет. И очевидно, что господа чиновники, которые присутствовали, включая, кстати, уполномоченного по правам человека господина Лукина, очевидно, с этим согласны. По крайней мере, от Лукина, я думал, что, по идее, по должности он должен был выступить сразу с какой-то гневной критикой, сказать, что он не согласен. Ничего подобного. Этот человек отвечает за права человека в России, мной, кстати, глубоко уважаемый.

А. ВОРОБЬЕВ – Вопрос от Валерия, бизнесмена из Литвы, давайте я сформулирую так, как написано, это будет цитата, не очень удачно, но понятно, о чем речь. В Европе либеральные права человека, в Северной Корее - северокорейские, в России теперь будут российские права человека? Он ровно об этом говорит.

В. БОРОДИН – Конечно.

А. ВОРОБЬЕВ – Идем дальше, еще один телефонный звонок. Здравствуйте, как вас зовут? Еще одна попытка, здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР (Петербург) – Известно, что, скажем, политика «Эха Москвы», она симпатизирует, симпатии на стороне оранжевых.

А. ВОРОБЬЕВ – Это кто вам сказал, Владимир? Вы слышите меня, Владимир? Владимир, до свидания, до свидания. Я еще раз предупреждаю, в одни ворота здесь играть не пойдет. Если вы дозваниваетесь в прямой эфир, будьте любезны слушать то, что здесь переспрашивают, уточняют, ладно? Спасибо. Еще один телефонный звонок, здравствуйте, как вас зовут, добрый вечер, увы. У меня есть вопросы, по Интернету пришедшие, так что не будем, наверное, мучиться с подобными истерическими попытками быть услышанными, тем более, что услышаны вы не будете, господа, если не будете слушать других. В кругах журналистов бытуют самые различные свободные мнения о причинах повышения цен на энергоносители в Белоруссии со стороны России в три раза. Отсутствует только одно, само повышение этих цен указывает на глубокий экономический упадок в самой России, а что вы думаете по этому поводу? Это, кстати, вопрос из Киева.

В. БОРОДИН – Я не понял по поводу, почему упадок в связи с ценами.

А. ВОРОБЬЕВ – Сергей Петрович Грицук, пенсионер из Киева, он считает, что то, что мы увеличиваем цены на газ и для Украины, и теперь для Белоруссии, вынашиваем эту идею, говорит лишь об одном, у нас ухудшается экономическое положение. Ложный посыл, но, тем не менее, меня интересует, что вы думаете о настоящих причинах повышения цен на газ для Белоруссии, для Минска?

В. БОРОДИН – На самом деле, это давно планируемая была история, об этом говорили чиновники газпромовские чуть ли ни несколько лет назад, я их, на самом деле, хорошо понимаю, потому что не годится, чтобы один сосед платил три рубля за что-то, а другой не платил вам ничего или платил символическую какую-то сумму. Я здесь ничего страшного, на самом деле, не вижу. Да, российский товар, в данном случае, российский газ стоит столько-то, покупайте или не покупайте, договаривайтесь, не договаривайтесь, отдавайте в собственность, там, по-моему, транзитная ветка, сейчас переговоры об этом идут с Белоруссией, или не отдавайте. Это вопрос о неких переговорах, очевидно, что для Лукашенко, и кстати, я связываю его такое исчезновение и в кавычках работу над бумагами очень длительную именно с этой новостью. Я думаю, что для него это был сюрприз, я думаю, что, конечно, он такого кошмара не ожидал, хотя его предупреждали достаточно давно.

А. ВОРОБЬЕВ – Предупреждения, действительно, были.

В. БОРОДИН – Со стороны Кремля, очевидно, что это такой козырь, который нужно и, собственно, разыгрывать, чего его таить в рукаве. Его надо разыгрывать, в данном случае, я какой-то такой, какой-то интриги сумасшедшей здесь не вижу. Рано или поздно это должно было случиться, Кремль, в данном случае, дождался завершения выборов, понял, с кем продолжать переговоры.

А. ВОРОБЬЕВ – А то было непонятно, Владимир?

В. БОРОДИН – Вполне возможно.

А. ВОРОБЬЕВ – Какая-то база такая шаткая.

В. БОРОДИН – Может быть, да, может быть, питали иллюзии, шучу. Но, тем не менее, сейчас вполне можно эту тему снова поднимать, что и делается.

А. ВОРОБЬЕВ – Не кажется ли вам, что Кремль как раз, дожидаясь итогов этих выборов, не трогая, не вмешиваясь во всю эту историю до того, как Лукашенко опять придет на пост президента Белоруссии, тем самым подыгрывал его стороне и только?

В. БОРОДИН – Нет, не думаю. На самом деле, представьте себе, если бы эта тема, а именно повышение в три раза цен на газ, была вброшена в предвыборный период, т.е. это была бы главная тема на предвыборный этап. Она была бы разыграна как Лукашенко, так не Лукашенко, и здесь очевидных победителей быть не может, просто, в данном случае, решили эту тему отвести на менее политизированную поляну и ее там разыграть, вот и все.

А. ВОРОБЬЕВ – Владимир Бородин, еще две минуты до того момента, как мы уйдем на паузу. Здравствуйте, как вас зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР (Петербург) – Я прошу прощения, во-первых, наверное, что-то я не расслышал, меня что-то переспросили.

А. ВОРОБЬЕВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Пожалуйста, я слушаю вас.

А. ВОРОБЬЕВ – Давайте, начинайте заново, я уже забыл, какой вопрос у меня был к вам.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Я про оранжевых.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, я вспомнил, вы сказали, что радиостанция «Эхо Москвы» симпатизирует оранжевым настроениям или оранжевым силам на Украине. Не кажется ли вам, что это бездоказательное утверждение, это ваше личное ощущение?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Понимаете, если, допустим, послушать аналитиков, которые выступают, ведущих на «Эхо Москвы» да и слушателей, то это не секрет.

А. ВОРОБЬЕВ – Нет, Владимир, я вам напомню, что президент РФ Владимир Путин назвал радиостанцию «Эхо Москвы» объективной, примером объективности, так что давайте к вопросу.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР – Вопрос такой, это вопрос к гостю. Вы знаете, когда я первый раз услышал эту историю про переименование фамилий с русской на украинскую, скажем, транскрипцию, как там назвать, я подумал, что это анекдот, байка. И оказалось, что это правда. Как вы относитесь к этому идиотизму, вроде бы серьезные политики и такой просто 100% идиотизм, ваше мнение?

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо большое.

В. БОРОДИН – Можно я не буду отвечать на этот вопрос, я прошу прощения, но это уже 300 раз, и мы, по-моему, об этом говорили в программах, и на «Эхо Москвы» другие гости говорили на этот счет. Всерьез это такой казус, понятно, что какой-то здесь гиперполитики большой нет. Это такой ходячий анекдот, который в предвыборный период, конечно, какую-то окраску имел. Что касается русского языка, действительно, сейчас мы говорили по поводу премьера Тимошенко, возможного, вы знаете, что она является рьяным противником принятия положения о русском языке как о втором государственном. На самом деле, я думаю, что, конечно, конкретно этот вопрос не в интересах России, не в интересах Украины. Я-то считаю, что как раз, конечно, удобнее для жителей Украины, для граждан было бы принятие такого закона.

А. ВОРОБЬЕВ – Владимир Бородин, это «Особое мнение», оставайтесь с нами.

ЗАСТАВКА

А. ВОРОБЬЕВ – Здравствуйте еще раз, это «Особое мнение» в прямом эфире, я Алексей Воробьев. И Владимир Бородин отвечает на ваши вопросы, еще раз здравствуйте. Номер эфирного пейджера 725 66 33 для абонента «Эхо Москвы», телефоны прямого эфира мы подключим в оставшиеся до конца этого эфира 8 минут. Ну что же, еще есть вопросы, они связаны с новыми арестами в ЮКОСе. Задержан вице-президент ЮКОСа Василий Алексанян, сейчас он дает показания в Генпрокуратуре. Его обвиняют в отмывании денежных средств и растрате. Алексанян был задержан несколько часов назад буквально. На ваш взгляд, дело ЮКОСа не закрыто с политической точки зрения? Либо просто маховик не может уже остановиться?

В. БОРОДИН – Маховик не может остановиться, конечно, безусловно. Даже если бы большие начальники и захотели его остановить, это уже невозможно. Уже запущена машина, которая уже перемалывает. И конечно же, никто не хочет эту машину останавливать, потому что у, собственно, авторов этой кампании, не ЮКОСа, а кампании против ЮКОСа, просто отсутствует великодушие, понятия о том, что уже типа наказали врага, хватит, наверное, не стоит женщину с маленькими детьми сажать в тюрьму. Нет, надо дальше, надо доказать самим себе, не знаю, потому что всем уже и так все понятно, что мы очень властные, крутые, можем засадить всех сотрудников. К слову, кстати, если помните, наш президент говорил о том, что банкротить-то не надо ЮКОС, уже забыли про это все, будем банкротить, надо же все подобрать, что там еще осталось у них.

А. ВОРОБЬЕВ – Понятно, Владимир, скажите, а причем здесь великодушие, как-то мне все-таки не очень понятно, даже в вашем контексте мне непонятно это слово.

В. БОРОДИН – Мы прекрасно все знаем, прекрасно понимаем, что вся эта история с ЮКОСом - политическая кампания, прекрасно понимаем, что посадили Ходорковского, хорошо, это была политическая задача, безусловно, была политическая задача, его посадили. Дальше начинаются какие-то, опять же, анекдоты и издевательства. Сначала его сторона ищет, где же Ходорковский, потом его находят на краю земли, потом оказывается, что это какое-то вредное для здоровья место, хватит уже, сколько можно всю эту историю дожимать, просто дожимать все, что только можно, из нее. Это уже неприлично. Великодушие в том смысле, это слово использую в том смысле, что пора остановиться, пора сказать себе, что ты победил, может быть, и хватит.

А. ВОРОБЬЕВ – Изначальная цель достигнута?

В. БОРОДИН – В общем, да.

А. ВОРОБЬЕВ – Понятно. Вера Федоровна спрашивает, замечательный человек, с замечательным чувством юмора, видно, меня просто неправильно поняли, как быть, если у меня возникнут мысли, которые отличаются от ваших, звонить или не надо, если запрещено, то не буду. Вера Федоровна, звоните, конечно, конечно, звоните. Сейчас, прямо сейчас еще один звонок. Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР – Скажите, пожалуйста, Латвия - это демократическая страна?

В. БОРОДИН – Латвия?

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР – Да.

В. БОРОДИН – Вполне себе да, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ ВИКТОР – Тогда почему в этой стране 40% населения не имеют гражданства? И там фашисты маршируют так, как хотят?

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо.

В. БОРОДИН – Я считаю, что у любой демократии, в том числе, у Латвии, есть институциональные проблемы, я тоже считаю, что неправильно, что фашисты маршируют. Если это, т.е. здесь нужно разделять, вы меня, ради бога, извините, здесь проблема не в самой демократии, это все равно, что мы обсуждали это, по-моему, в прошлый раз, что суд присяжных вынес плохой, несправедливый, я тоже считаю, несправедливый приговор по таджикской девочке, поэтому нужно отменить суд присяжных. По вашей логике, если в стране Латвии маршируют фашисты, с чем я тоже категорически не согласен, это означает, что демократия в такой прекрасной стране, как Латвия, не работает, нам она тоже не нужна. Мне кажется, здесь нарушена какая-то базовая логика.

А. ВОРОБЬЕВ – Еще один вопрос. Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ ГЕННАДИЙ (Москва) – Высказался Кирилл, и вы начинаете обсмеивать его, надо, может быть, вы не разделяете его мнения, но относитесь с уважением.

В. БОРОДИН – Со всем уважением, я отношусь со всем, более того.

А. ВОРОБЬЕВ – Спасибо.

В. БОРОДИН – Я считаю, что он имеет, я повторюсь, я сказал уже, что РПЦ имеет как институт общественный, имеет право на точку зрения, в том числе и политическую. Она просто необязательна для всего, для всего народонаселения нашей с вами родины, и необязательна, уж, как минимум, необязательна для чиновников первых-вторых позиций. У нас же нет, у нас же получается так, что то, что озвучил уважаемый, кстати, мной, он, кстати, не самый радикальный из отцов православных церквей, митрополит Кирилл, то, что он озвучил, это некая такая государственная политика. Вот против чего я говорю, я же не против политики митрополита Кирилла, флаг ему в руки, боже мой, пускай он руководствуется своими какими-то принципами, представлениями о добре и зле. И мы говорим о том, что какие-то принципы, его принципы, им озвученные, берутся в основу некой государственной идеологии, государственной политики. Это мне, кстати, напомнило эту прекрасную формулировку конца 19 века, православие, самодержавие, народность. Я вообще считаю, что это для нас сейчас гиперактуально. Действительно, наша государственная идеология сейчас строится на этих трех китах. Задумайтесь, пожалуйста.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, кстати говоря, Галина из Израиля спрашивает, может быть, вся проблема-то в том, что мы не прошли процесс декоммунизации?

В. БОРОДИН – В том смысле, что мы не покаялись?

А. ВОРОБЬЕВ – Преступления коммунистического режима?

В. БОРОДИН – Я считаю, что конечно.

А. ВОРОБЬЕВ – Кстати говоря, сегодня вечером на «Эхе» будет программа «Ищем выход», она будет посвящена как раз последним предложениям российских историков, которые выступили с инициативой убрать все символы советские.

В. БОРОДИН – Безусловно, я, конечно же, не могу согласиться с Владимиром Путиным в том случае, когда он говорит о том, что распад Советского Союза - это великая геополитическая катастрофа, считаю большой политической ошибкой и Ельцина, и Путина в том, что они не покаялись за преступления коммунистического режима, что, кстати, и не стесняется делать каждый, по-моему, канцлер Германии. В этом ничего зазорного нет. Да, они каются за стыдные, постыдные для любого цивилизованного человека эпизоды прошлого. Это замечательная история, я, по-моему, в эфире еще не рассказывал ее, она принадлежит писателю Ремарку, Эрик Мария Ремарку. Когда тот в связи со всякими политическими событиями, ему пришлось жить за границей в гостинице долгое время, у него висел над кроватью в гостинице портрет Гитлера. И его друзья говорят - слушай, старик, это что такое вообще, ты книжки пишешь замечательные, ты бежал оттуда, это вообще как? Он говорит, что вы, ребята, не понимаете, это лучшее лекарство от ностальгии. Я очень люблю эту формулировку, я вообще советую многим, многим нашим согражданам повесить у себя где-нибудь в спальне, если не в гостинице, портрет Сталина, например, чтобы лечиться от ностальгии, если других способов нет.

А. ВОРОБЬЕВ – Да, возможно, запивать кальвадосом. Владимир Бородин, я Алексей Воробьев, до встречи.

В. БОРОДИН – Всего доброго.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024