Купить мерч «Эха»:

Леонид Радзиховский - Особое мнение - 2006-02-16

16.02.2006

16 февраля 2006 года

19:08-19:45

В прямом эфире «Эхо Москвы» Леонид Радзиховский.

О.БЫЧКОВА – Да, это программа «Особое мнение». В студии прямого эфира Ольга Бычкова. А с особым мнением журналист Леонид Радзиховский. Добрый вечер.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Добрый.

О.БЫЧКОВА – Добрый день. У нас есть телефоны прямого эфира, по которым к нам можно звонить и нужно это делать обязательно, так же, как присылать свои вопросы, реплики, согласия, несогласия на эфирный пейджер «Эхо Москвы». Ну, а начать я хотела бы с сегодняшней такой двойной внешнеполитической новости. Сегодня стало известно, что иранская делегация приезжает в Москву и подтверждено приглашение и согласие представителей «Хамас», палестинской победившей на выборах партии, которые также приедут в Москву уже в начале марта. Вот есть как бы разные точки зрения на то, какую игру играет Россия в отношениях с этими самыми иранцами и палестинцами. Говорят, что она решает свои проблемы, больше ничего. А другие говорят, что на самом деле, Москва берет на себя черную работу, которую не могут позволить себе взять американцы и европейцы. Ну, кому-то надо держать под контролем этих опасных ребят.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, а кому-то надо держать под контролем эту неуправляемую Москву. Может быть, «Хамас» держит ее под контролем? Но это так, рабочая гипотеза. Я думаю, что… Боюсь, что Москва сама не очень понимает, какие она решает проблемы: свои, чужие или еще какие-то. Конечно, формально это вроде как возвращение к нашим традициям, продолжение советской внешней политики. Советский Союз, как все знают, вооружал своих арабских друзей. Деньги за это он, правда, так и не получил. Мало кого волнуют деньги, дружба дороже денег. Вот. Вооружать арабских друзей…

О.БЫЧКОВА – Не только не получил деньги, а еще и теперь получил почетное право списать многомиллионные долги некоторым из них.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Многомиллиардные долги, я извиняюсь.

О.БЫЧКОВА – Да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но это мелочи, кого эти глупости вообще волнуют в нашей стране? Вот. Продолжаем, значит, старую вроде бы советскую игру. С одной стороны, мы показываем, что мы не 51-й штат Америки, у нас независимая самостоятельная внешняя политика. Правда, она, откровенно говоря, не столь независима. Она просто антиамериканская. Вот как были писатели советские, а были антисоветские, наоборот по отношению к Америке. Вот. Это один вариант. Второй вариант, значит, Россия мечтает принять более активное участие в позоре вечного «урегулирования» на Ближнем Востоке, которое никогда ничем не заканчивается, правда, Нобелевские премии мира иногда дают. Но я не думаю, что Путин имеет шанс получить тут Нобелевскую премию мира, даже если примет активное участие во всем этом деле. Вот. Третье, что действительно у России есть вполне серьезные экономические интересы. Прежде всего, нефть, конечно. Иран имеет огромное значение, политика Ирана имеет огромное значение для определения мировых цен на нефть. Нестабильность и напряженность в этом районе – это очевидный повод поднять цены на нефть. Ну вот, я думаю, три таких варианта: чисто престижный момент, мы сами с усами, вы ведем свою политику, мы – серьезные игроки, в том числе и на этом поле – момент номер один. Момент номер два – против Америки по определению. Если Америка – «за», то мы «против». Момент номер три – единственно реальный во всем этом раскладе – это попытка как-то влиять на нефтяные цены, это попытка в той или иной степени через Иран влиять на решение всей группы вопросов, связанных с газопроводом возможным из Туркмении, связанных со всем комплексом каспийских проблем, что действительно крайне важно для России.

О.БЫЧКОВА – Предыдущий раунд этой игры закончился не вполне успешно, потому что Москва выдвинула предложения Ирану построить завод по обогащению урана на нашей территории, ну, вроде бы это предложение все вначале приветствовали, мировое сообщество, я имею в виду. Ну, потом как-то Иран сказал, что он подумает, потом сказал, что у него есть еще какие-то условия. Ну, в общем, короче говоря, ничего не получилось.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Видите ли, в чем дело: как думает Иран европейцам понять довольно трудно. У них своя логика, которую очень по-разному объясняют. Некоторые говорят, что президент Ирана просто человек неадекватный. Некоторые говорят, что не президент неадекватный, а все общество там неадекватное, а президент не более и не менее неадекватен, чем все общество, неадекватное, с точки зрения европейских понятий. Мне, например, кажется, что очень может быть, что президент - человек абсолютно адекватный в таком чисто европейском ключе, и рассуждать может, может. Таким образом…

О.БЫЧКОВА – А пока он все время очень ловко добивается того, что как это называется: подача на его стороне, да? Он что-то делает, а все остальные реагируют.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Он очень ловко добивается того, что он приближает войну к себе. Я думаю, что в этом может быть для него очень простой и разумный смысл, а именно. Сухопутной войны против него все равно не будет. Сегодня себе это американцы позволить не могут. Сухопутную войну против Ирана они проиграли в Ираке и вторую сухопутную американцы не раскрутят. Следовательно, его власть в любом случае… ничто его власти не грозит. Максимум, что могут сделать американцы, если уж очень будет стараться президент Ирана, это разбомбить эти пресловутые атомные объекты. Может быть, американцы разбомбят, может, израильтяне разбомбят. Но президенту Ирана, строго говоря, от этого только хорошо. Почему? Потому что, когда у них еще там будет атомное оружие, Бог знает, а сегодня бомбежка резко поднимает авторитет президента среди народа, потому что президент – герой, президент – жертва агрессии, президент - жертва американской, а точнее, сионистской агрессии. Народ сплачивается вокруг президента. Он становится героем всего Ближнего Востока ровно по тем же самым причинам. Это плюсы. А минусы какие? Ну, разбомбили несколько объектов. Бог ты мой, какое несчастье. Ну, потеряли они несколько сот миллионов долларов или несколько миллиардов долларов, которые они вложили в это дело.

О.БЫЧКОВА – Несколько городов.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Велика беда. Ну, погибнет несколько сот человек. Прекрасно. что погибнут: погибшие становятся героями, мучениками. Как говорится: «Иди и гибни безупрёчно. Умрешь недаром: дело прочно, когда под ним струится кровь». Поэтому американское нападение только выгодно президенту Ирана. Если же американцы вообще не посмеют напасть, т.е. он будет публично плевать в физиономию Америке, а американцы будут утираться и посылать ему 128-ое серьезнейшее предупреждение, он опять герой. Т.е. в этом смысле позиция президента Ирана, коль скоро он стремится стать харизматическим лидером, причем лидером войны, а не лидером мира, лидером потенциальной войны, его позиция безупречна.

О.БЫЧКОВА – Останавливаемся буквально на пару минут. Потом Леонид Радзиховский возвращается в прямой эфир со своим особым мнением.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА – И мы продолжаем программу «Особое мнение». В студии прямого эфира Ольга Бычкова и Леонид Радзиховский, которому следует задавать вопросы. Мы прямо сейчас перейдем к нашим телефонам прямого эфира, но прежде один вопрос в продолжение начатой темы, может быть, в завершение, который пришел от Лены. И тут написано: Кавказ - на сайте «Эхо Москвы» в Интернете, обратный адрес. «Не думаете ли Вы, что обещанную Палестине бронетехнику, предназначенную для стабилизации обстановки, неправильно поймет Израиль? В худшем случае такую же технику США отправит в Израиль. И не думаете ли Вы, что залогом решения проблемы взаимоотношения Израиля и, – как я понимаю, - Палестины. Написано: Пакистана, но я думаю, Палестины, Лена имела в виду, - будет полное разоружение обеих сторон?» Вот всех разоружить, и настанет мир тогда.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да, интересно, кто это может проделать? Вы знаете, я думаю, что если симметричный ответ на поставку бронетехники в Палестину, была бы, естественно, поставка бронетехники Басаеву, это совершенно очевидно. Но я думаю, что такого симметричного ответа Израиль все-таки себе не позволит, а Соединенные Штаты тем более. Вот. А что касается бронетехники, то я в «Хамасе» не служу, но мне, откровенно говоря, не кажется, что «Хамасу» нужна бронетехника. Пояс шахида – и все. Ведь «Хамас» же не воюет в обычном, военном смысле слова. Шахиды надевают на себя пояса, идут в молодежные кафе, идут на улицы, идут в автобусы садятся, идут в роддома, взрываются. Потом их фотографии вешают, матери говорят, какие у них дети герои. Впрочем, матери за это еще и деньги получают. Так что зачем им, собственно говоря, бронетехника? Война им не нужна.

О.БЫЧКОВА – Ну, бронетехника, строго говоря, формально объясняется тем, что это не бронетехника для войны, а это для, там, разного рода полицейских операций. И вообще, все вот это нужно для поддержания порядка. Полиции тоже нужна какая-то техника.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну да, ну, может быть, не знаю, какая палестинской полиции нужна техника, по-моему, поясов шахидов там вполне достаточно для наведения порядка, но генералу Балуевскому виднее. Что касается вообще нашего флирта с «Хамасом» и поставок бронетехники «Хамасу», я еще раз повторяю, единственный симметричный ответ была бы поставка бронетехники Басаеву, но ему она, собственно говоря, тоже не нужна. Он не воюет, равно как и «Хамас», в обычном смысле. Они не воюют, просто убивают мирных людей. Ну, и еще раз возвращаясь к исходной позиции, когда президент сказал, что «Хамас» - не террористы. Ну, конечно, они не террористы, евреев убивают, ну, какие же они террористы? Некоторые особо продвинутые люди на Западе говорят: и Басаев не террорист. Подумаешь, русских убивает, делов-то. Там не поймешь, кто кого убивает. Вот. Так что некоторые гуманисты у нас есть, которые объясняют, что «Хамас» - это вообще прекрасная, чуть ли не филантропическая организация. Так что это ведь дело спорное. Для одних – убийца и разбойник - убийца и разбойник, для других – он жертва тех, кого он убивает. Это с какой стороны посмотреть. Ну вот, Россия смотрит с такой стороны. Ну, подумаешь, автобусы взрывают, какие они террористы? Действительно, не террористы.

О.БЫЧКОВА – Еще есть вопрос в продолжение военной темы, но уже внутрироссийского свойства. Дмитрий из Москвы: «По итогам выступления министра обороны Сергея Иванова в Госдуме по поводу армии, каков Ваш прогноз развития ситуации накануне и во время весеннего призыва, который теоретически должен начаться 1 апреля?».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, я думаю, что призыв пройдет не хуже и не лучше, чем все остальные призывы. А вот выступление Иванова в Госдуме действительно мне показалось крайне интересным, по-человечески очень интересным, и по-человечески, и политически. Я не знаю, многие ли его слышали. Я его не слышал, я читал текст. Значит, там, в частности, Иванов сказал следующую фразу, что в армию… общество у нас больное, патологическое, и в армию попадают люди, которые первый раз в жизни в армии увидели унитаз и первый раз в жизни в армии увидели зубную щетку. Я думаю, что эти слова Иванова, во-первых, это, конечно, святая правда, а во-вторых, я думаю, что эти слова очень много говорят и об Иванове и вообще о нашем правящем классе, и об его отношении к тому подведомственному ему народу, которым этот правящий класс вынужден управлять. Я не знаю Иванова, никогда с ним не беседовал, но в этих словах мне показалась такая смесь брезгливости, ужаса, отвращения и полного непонимания к тому собранию уродов, которыми он, Иванов, на свое несчастье вынужден командовать. Ведь кто такой Иванов? В общем, интеллигентный человек, который был шпионом или, там, представителем КГБ в Швеции, где очень хорошо управляются и с зубными щетками, и великолепные, какие нам и не снились, унитазы. У него интеллигентные сыновья. Один сын, 24-х лет – вице-президент «Газпромбанка». Другой сын тоже занимает какие-то хорошие должности. Вот такой паркетный КГБшник высокого ранга, который привык жить в нормальной европейской комфортной очень ситуации, который получает большое удовольствие, общаясь с генералами других стран, например, с генералами НАТО. И вот он вынужден по горькой своей судьбе руководить кем? Людьми, которые впервые в жизни увидели унитаз и зубную щетку. Какие чувства Иванов испытывает к этим людям? Я говорю, мне показалось, что чувство ужаса, такое чувство ужаса, смешанного с брезгливостью. И я его, между прочим, прекрасно понимаю, потому что действительно, командовать такими людьми, - это очень маленькое удовольствие. Правда, в таком случае, может быть, не стоило становиться министром обороны. Но самое пикантное не это, а самое пикантное – другое. Уж коли ты интеллигентный шпион из Швеции, министр обороны, и уж коли ты вынужден командовать людьми, которые унитаз не отличают от зубной щетки, а зубную щетку от унитаза, то у тебя есть две позиции, строго говоря. Я говорю не лично об Иванове, а обо всем правящем классе, да? Ты можешь этим людям объяснять, что ваша проблема друзья в том, чтобы научиться управляться с зубной щеткой и унитазом. Это одна политика, одна позиция. А можно объяснять, что бог с ней, с зубной щеткой, бог с ним, с унитазом, главная проблема – борьба с американским империализмом, с Западом, с Востоком, с внешними врагами и т.д., и т.д.

О.БЫЧКОВА – А эти пусть сидят, где хотят, где сидели.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – И сидите вы со своими зубными щетками и с унитазами, где хотите, главное, чтоб вы ненавидели иностранных врагов, внутренних агентов, правозащитников-оборотней и т.д., и т.д., и т.д.

О.БЫЧКОВА – Но если так, то эта история знакомая, конечно, уже.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – История знакомая, только если вы все время объясняете этим людям, что их враги – это американский империализм и внутренние его агенты, то после этого не удивляйтесь, что эти люди не отличают зубную щетку от унитаза. И меньше их бойтесь, понимаете? Вы их очень боитесь. Вы ими очень брезгуете. И при этом объясняете им, что их главная проблема – это американский империализм, реваншизм, сионизм, внутренняя агентура и т.д., и т.д. Это объяснить очень легко. В особенности легко это объяснить тем людям, которые не отличают унитаз от зубной щетки, а зубную щетку от унитаза. Когда они начнут отличать, пожалуй, рассказывать им про американский империализм будет немножко труднее.

О.БЫЧКОВА – Ну, мы не боимся наших слушателей и наших зрителей и включаем телефон прямого эфира. Это программа «Особое мнение». Ваш вопрос или мнение, ваше особое мнение по поводу особого мнения Леонида Радзиховского. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Алло!

О.БЫЧКОВА – Добрый день, добрый вечер. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Андрей, Москва.

О.БЫЧКОВА – Слушаем Вас, Андрей.

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Леонид, прокомментируйте, пожалуйста, такое наблюдение, которое вот мне в голову пришло. Во время визита Путина недавнего на открытие чеченского вновь избранного парламента он заявил, что разрушая, воюя, там, против федеральных властей, чеченцы тем самым разрушают саму Россию, которая является опорой исламского мира – это близко к тексту я его цитирую - опорой исламского мира в его борьбе на международной арене. Как это можно прокомментировать? И второй вопрос.

О.БЫЧКОВА – Андрей, а у Вас какая претензия-то к этой цитате, непонятно?

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Ну, мне не совсем понятно, какую именно борьбу исламского мира на международной арене имел в виду президент.

О.БЫЧКОВА – А, и где тут место России.

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Да.

О.БЫЧКОВА – Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – И второй момент.

О.БЫЧКОВА – Кратко.

СЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ – Второй момент. Иванов, находясь, кажется, в Мюнхене совсем недавно, выступил с довольно таким своеобразным предложением о целесообразности создания военного блока. И перечислил при этом государства, которые целесообразно было бы туда включить, которые по существу располагаются по побережью Каспийского моря. Он упомянул Туркмению, Казахстан, Иран, Россию и Азербайджан. Представляется довольно таким странным это сочетание. Это то же самое, что …

О.БЫЧКОВА – Андрей, спасибо, спасибо. Мы поняли Ваши вопросы. Ну, по возможности.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Значит, о том, что Россия – форпост исламского мира в его борьбе. Значит, ну, формально, понимаете, да. А как же? Вот мы и с Ираном пытаемся дружить, и с «Хамасом» даже пытаемся дружить. Кто же мы, как не форпост исламского мира в его борьбе. Только с кем? С христианским миром? С неверной христианской Европой?

О.БЫЧКОВА – Ну, а исламский мир-то с кем борется, на самом деле? Если борется вообще.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Исламского мира, который бы боролся, к счастью, в природе не существует. А существует он пока что только в газетных статьях на тему войны цивилизации. Например, такое средоточие исламского мира как Саудовская Аравия или Объединенные Эмираты ни с кем, слава тебе, Господи, не борются и даже в карикатурном скандале не участвуют.

О.БЫЧКОВА – Не участвуют, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

О.БЫЧКОВА – Тихо-тихо сидят.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Так что слава тебе, Господи, исламский мир, который борется со всем христианским миром – это плод больного воображения некоторых политологов. Это, может быть, будет, но пока этого нет. Возвращаясь к цитате Путина. Понимаете, наша власть очень хочет сразу сидеть на всех стульях, она хочет быть одновременно и религиозной властью, потому что у нас сейчас главная идея, главная фишка идеологии – это возвращение к религиозному государству. Только непонятно, какая тут должна быть религия. Очень трудно говориться.

О.БЫЧКОВА – Понятно, да, полминуты осталось.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Исламская или христианская?

О.БЫЧКОВА – Да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Это первое. Второе: наше государство очень хочет дружить с Америкой против Ирана и еще больше хочет дружить с «Хамасом» и Ираном против Америки. Это называется дипломатия. Отлично. Но когда вы занимаетесь дипломатией, неплохо, чтобы, кроме амбиций, у вас была еще и амуниция. Нам нечего предложить, к сожалению или к счастью, нам нечего предложить мусульманскому миру, которого, еще раз повторяю, это некоторая абстракция, потому что свое ядерное оружие мы им не предоставим.

О.БЫЧКОВА – Понятно. Леонид, надо остановиться.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – О’кей.

О.БЫЧКОВА – Нам нечего предложить исламскому миру, может быть, к счастью, сказал Леонид Радзиховский. Продолжит свою мысль он через несколько минут.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА – Итак, это программа «Особое мнение». В студии прямого эфира Ольга Бычкова и Леонид Радзиховский со своим особым мнением и наш эфирный пейджер, который на особое мнение Леонида Радзиховского откликается буквально, не скажу, в режиме реального времени, потому что это не новость, но секунда в секунду. Вот несколько минут назад, завершая предыдущую часть этого разговора, Радзиховский сказал, что России, может быть, к счастью, нечего предложить исламскому миру. И тут же мы получили реплику от слушателя по имени Митек на эфирный пейджер «Эхо Москвы», который возмущается: «Как это, нечего предложить? А разве мы не подфарцовываем атомной бомбой с Ираном?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Понимаете, в чем дело. Значит, Советскому Союзу было, что предложить арабскому миру. Оружие.

О.БЫЧКОВА – Оружие.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Оружие.

О.БЫЧКОВА – Много денег.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Много денег.

О.БЫЧКОВА – Теперь деньги дает Европейский Союз.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да. Политическую поддержку и т.д. Проблема заключалась в том, что арабский мир тогда был маленький, а Советский Союз был большой. Россия может предложить тот же товар: оружие, ну, например, бронетехнику для «Хамаса».

О.БЫЧКОВА – Не только, не только. Много чего.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Разумеется, не только. Самолеты и средства ПВО для Ирана. Вот даже приторговываем некоторыми элементами атомной техники. Проблема только в том, что Россия стала маленькая, относительно маленькая, а зато арабский мир стал очень большой. Аппетиты у них намного превышают наши возможности. И как бы в процессе этого удачного торга они просто не проглотили Россию, вот штука какая. Советский Союз проглотить они уж никак не могли при всем желании, сверхдержаву. С Россией ситуация немножко другая. Вот в чем трудность, понимаете? Это трудность в области внешней политики и военной политики. Ну, коротко говоря, если мы помогаем, условно: если бы мы, если бы мы помогали Ирану создать атомную бомбу, то мы могли бы убедиться в ее наличии у Ирана, получив ее назад в горячем виде. Или какие-то ее элементы в горячем виде. Что Советскому Союзу…

О.БЫЧКОВА – Что значит, в горячем виде?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Что такое атомная бомба в горячем виде? Вот. Что Советскому Союзу абсолютно не грозило, а России еще ох, как грозит. Но это во внешнем мире. Теперь во внутреннем мире. Власти очень хочется вернуться в Средневековье, очень хочется вернуться к ситуации, когда...

О.БЫЧКОВА – Власти в Тегеране?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, в Москве. Когда было: православие, самодержавие, народность, и когда объясняли, что нет власти аще не от Бога, и когда власть напрямую опиралась на религию, и когда никакие солдатские матери вякать не смели по поводу призыва, потому что призыв в армию был священным долгом перед Богом и царем. Это все крайне удобно. И тогда никакие правозащитники не посмеют вякать. Но есть несколько проблем. И первая проблема заключается в том, к какому Богу наше государство хочет вернуться, как к своему защитнику и покровителю? К Христу или, извините, к Аллаху? У царя, у белого царя, у Романовых такой проблемы не было. Они были верующие люди, и их Бог был – Иисус Христос. Сегодня проблема совсем другая: наша власть не особо верующая. А когда ей надо выбирать между христианским богом и исламским богом…

О.БЫЧКОВА – Так, а почему надо выбирать-то? Почему ж нельзя вот как-то вот жить мирно, уважать друг друга? Ну, что ж выбирать-то все время?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – А потому что, если вы строите в соответствии с Конституцией России государство, где церковь отделена от государства, т.е. светское государство, то в таком случае вы сталкиваетесь с массой неприятнейших проблем: права человека, всякие там европейские ценности, которые противоречат, в значительной степени противоречат той авторитарной системе, которая у нас складывается и которая складывается не по чьей-то злой воле…

О.БЫЧКОВА – Понятно, т.е. если идет авторитарная система, и она складывается дальше и дальше, вернее, создается, вернее, растет и укрепляется.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Да.

О.БЫЧКОВА – То вот этот самый конфликт конфессий и цивилизаций неизбежен, правильно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Авторитарная система, не опирающаяся на религию, - это всадник без головы. Всякая авторитарная система, в конечном счете, идеологически опирается на простую мысль: нет власти аще не от Бога, потому что иначе непонятно, почему эта власть не подлежит критике и т.д.

О.БЫЧКОВА – Понятна эта мысль, давай…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Но богов-то два, вот в чем беда.

О.БЫЧКОВА – Ну, как минимум два, на самом деле, еще побольше будет.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Нет, ну, буддийские боги не представляют большой проблемы для России, а вот этих богов два.

О.БЫЧКОВА – Они мирные.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Они мирные, их мало, да. А вот этих богов два. И один из них, очень сильно растущий и очень агрессивный, а второй, такой старенький и, в общем, отступающий.

О.БЫЧКОВА – Ладно, послушаем еще, у нас есть несколько минут для звонков в прямой эфир. Наши слушатели тоже наверняка имеют свое особое мнение. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ - Вечер добрый.

О.БЫЧКОВА – Вечер добрый. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ – Это Алексей Сухарь. Вот Леонид, вот у меня такой вопрос: как Вы думаете, вот кто возглавит весной наше правительство, Кудрин или господин Медведев?

О.БЫЧКОВА – Или кто-нибудь еще?

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСЕЙ – Да.

О.БЫЧКОВА – Спасибо. Кто возглавит весной, а почему весной? правительство, Кудрин?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Абсолютно ничего по этому поводу не думаю, потому что эти вопросы решает в нашей стране один человек, а из каких соображений он это решает, вот все эти гадания на кофейной гуще и попытка угадать, дрожание его левой или правой икры есть великий признак, единственно, кто мог бы это сказать, действительно аргументировано – это лабрадор Колли. Но лабрадор Колли, насколько я знаю, не умеет говорить. Впрочем, политологи пытаются расшифровать движения Колли, но я к числу этих политологов-кинологов не отношусь.

О.БЫЧКОВА – Еще один звонок. Это программа «Особое мнение». Алло!

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ - Здравствуйте.

О.БЫЧКОВА – Алло! Здравствуйте. Говорите громче.

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ - Здравствуйте.

О.БЫЧКОВА – Как Вас зовут? Вы откуда?

СЛУШАТЕЛЬ ИГОРЬ – Меня Игорь зовут. Я из Москвы. Вы знаете, вот Вы говорите, что нас поглотит исламский мир, да? Ну, может поглотить. А Вам не кажется, что мы сейчас поглощены Израилем, Россия?

О.БЫЧКОВА – Ага. Понятно. Ну, это у нас любимая тема.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Ну, Игорь, ну, что я могу сказать?

О.БЫЧКОВА – Надо отвечать, да.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – По-видимому, Израиль поглотил Ваши, Игорь, мозги. Это действительно серьезная проблема, ее лечат иногда, ее лечат не обязательно врачи-евреи, которые только углубят вашу болезнь. Обратитесь к врачам безупречно арийского происхождения. Ваши мозги уйдут из израильского плена, и жизнь не будет казаться Вам такой страшной. Это не страшно, Игорь, это лечится.

О.БЫЧКОВА – Еще один звонок. Я думаю, что у нас есть совсем уже просто немного времени. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Алло!

О.БЫЧКОВА – Алло! Здравствуйте. Как Вас зовут? Говорите скорей.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР - Меня зовут Александр. Я из Тьмутараканьска.

О.БЫЧКОВА – Так. Хорошее место у Вас там.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Леонид, вот Ольга Бычкова не даст соврать, вчера Проханов по «Эху Москвы» в беседе с ней сообщил, что считанные дни до гибели Израиля.

О.БЫЧКОВА – Это правда.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Вот, и что…

О.БЫЧКОВА – Он сказал, что это проект должен рано или поздно закончиться.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Да.

О.БЫЧКОВА – У Вас какой вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Вот я прошу прокомментировать, согласен ли он с такой точкой зрения.

О.БЫЧКОВА – Спасибо за вопрос.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ – Вы знаете, господину Проханову очень хочется, чтобы Израиль погиб. Это довольно странно, потому что его главная мечта, чтобы Россия избавилась от евреев. Если Израиль погибнет, часть евреев вернется в Россию. Это как бы плохо. С другой стороны, это хорошо, потому что появится враг, будет с кем бороться, будет, над кем издеваться. Это приятно. Но, вообще говоря, мне кажется, что надежды господина Проханова на гибель Израиля как всегда несколько преувеличены. Израиль существует 60 с лишним лет, не Проханов его создал, не Проханову его закрывать. Израиль переживал в 1000 раз более тяжелые ситуации. Израиль в одиночку разбил массу арабских стран, которых вооружал Советский Союз. Так что мне кажется, что поэтическое воображение и поэтический темперамент господина Проханова немножко с ним сыграли дурную игру. Но с другой стороны, Вы знаете, желание – тоже великая вещь. Когда хочется – это хорошо. Мне приятно, что Проханову хоть чего-то хочется. В его возрасте сильные желания – это очень полезная вещь.

О.БЫЧКОВА – На этом мы заканчиваем программу «Особое мнение». Но ненадолго, буквально на неделю, потому что в следующий четверг Леонид Радзиховский снова в этой студии. Спасибо всем.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024