Купить мерч «Эха»:

Матвей Ганапольский - Особое мнение - 2006-01-04

04.01.2006

4 января 2005 года

17:08–17:45

В эфире радиостанции «Эхо Москвы» – Матвей Ганапольский, ведущий радиостанции «Эхо Москвы».

Эфир ведет – Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН – Добрый вечер, «Особое мнение» сегодня высказывает Матвей Ганапольский, Матюш, добрый день.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Добрый день.

С. БУНТМАН – Да, уже ближе к вечеру. Не делай такое серьезное лицо, я понимаю, что все спрашивают о газе, ты знаешь, очень смешно, все вопросы, которые были заданы, они, их можно просто стереть и выбросить при всем уважении к их авторам. Просто они не актуальны уже. Ситуация резко изменилась сегодня утром, я сразу иду в конец, знаешь, вместе с Игорем Луциевым или Луцев, из Лондона, как по-вашему, недовольство россиян подписанием, подписанным сегодня договором вызвано тем фактом, что не заставили Украину платить цену в 230 долларов, или тем, что цена, получаемая Россией, все те же 230, кажется недостаточной? По-моему, и Игорь, и очень многие как-то в этих цифрах запутались. Много спрашивают о том, откуда это все, что это, что за «Росукрэнерго», с обзором, пожалуйста, с обзором последних событий, Матвей Юрьевич.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, с обзором последних событий я хотел бы сказать, с финала начать, сегодня попросили прокомментировать событие главного людоеда страны по фамилии Жириновский. И Жириновский сказал, что Россия проиграла, она получила страшный удар. Когда удивленно спросили, почему, он сказал, что надо было заставить Украину все-таки покупать по 230, по 250 долларов. А когда ему сказали, есть же еще туркменский, казахский газ, он по этому поводу сказал, какой там газ, в своей манере, он сказал, нам надо было покупать этот газ, а Украина чтобы все-таки покупала по 230, покупала.

С. БУНТМАН – Понятно, Жириновский – выразитель всех тайных страхов и неудовольствий всего народа.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Совершенно верно, на самом деле, как считается, каждый получил свое, и Россия получила свои 230, Украина купила по 95, хочу сказать, что перед началом передачи мы здесь вместе с Алексеем Воробьевым пытались подсчитать, как получается эта сумма. У нас это не получилось. Я очень надеюсь, что это получится у экономистов. Вообще, я хочу сказать, что комментировать эту тему пока можно больше эмоционально, чем рассудочно. И вот почему, потому что здесь только завтра, наверное, крупнейшие экономические издания выступят с достаточно адекватным экономическим анализом. Сегодня все это покрыто таинственным мраком, как с «Байкалфинансгруп», которая в свое время.

С. БУНТМАН – Да, кстати спрашивают, это «Росукрэнерго», это не «Байкалфинансгруп», вид сбоку, спрашивают в Интернете.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы знаете, немножко похоже, потому что я хочу сказать, что вообще эта ситуация, тут сейчас все говорят, выиграла Украина и выиграла Россия, кто выиграл, кто проиграл, я позволю себе, если позволишь, напомнить несколько фактов, как выстраивалась эта композиция. Хочу сказать, что выстраивалась она, собственно, как спецоперация, это, знаешь, это своеобразная проба водородной бомбы. Это такая скромная Нагасаки, совмещенная с Хиросимой, вот почему, мы знаем, что в России принята концепция энергетической безопасности. Если перевести это на русский язык, главный смысл в том, что у нас есть Россия-образующая структура, это труба. И мы теперь не оружием, но энергетической либо зависимостью, либо независимостью будем выстраивать государство.

С. БУНТМАН – Раньше считалось, что Грузия Шеварднадзе – это страна, вокруг трубы обернутая.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, обернуты теперь будут все страны. Другими словами, идет открытая откровенная игра, даже не игра, такая прагматичная игра.

С. БУНТМАН – А зачем это все надо?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Просто очень. Мы отделяем друзей от врагов, если ты друг, как Лукашенко, ты можешь сказать, ну какой же Лукашенко, сейчас я отставляю этот вопрос.

С. БУНТМАН – Друг-друг, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Если ты друг, как Лукашенко, вернее, как, если ты идешь в фарватере российских интересов, то ты получаешь по 40 или по 50 долларов и идешь вместе с нами. А если ты, и дальше, конечно, здесь и было использовано это энергетическое оружие впервые. Хочу тебе напомнить, что, знаешь, иногда бывает так, сыщики идут по коридору, много комнат. Давайте откроем эту, а вдруг там сидит преступник. Так вот, эта спецоперация, она была по этому сценарию, я напомню, что, во-первых.

С. БУНТМАН – Скорее, компьютерная игра-ходилка такая.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – К примеру, много кому можно было что напомнить. Во-первых, напомню, что тут в этой спецоперации были и политические, и экономические цели. Причем все они лежат на поверхности. Во-первых, ценой 250 долларов нужно было напомнить господину Ющенко, чтобы он не собирал больше ГУАМ, чтобы он не собирался с господином Саакашвили, чтобы они не собирали господина Воронина из Молдовы, чтобы они не собирали лидеров стран Балтии и не заявляли, что они хотят уйти из-под зоны влияния России. Более того, будут следить за развитием демократии на пространстве бывшего СССР, это не их дело, как бы им пытались объяснить. Это первая политическая цель. То, что это было направлено против Ющенко конкретно, и как мера, чтобы отомстить ему за ту неудачную предвыборную для России кампанию.

С. БУНТМАН – Да, это понятно, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Говорит и то, что Тимошенко, как ты помнишь, спецоперация касалась и Тимошенко, которой закрыли уголовное дело. Третье, получилась совершенно блистательная история под названием «Ющенко – вор», когда украинцы стали изымать газ, тут же появился наш представитель «Газпрома» в очках, такой чудесный дяденька, который сказал – Украина ворует газ, мы не можем обеспечить, видите, мы рукоятку, мы должны добавлять и т.д. Но кроме этого, есть еще одна важная экономическая история, она тоже складывается из нескольких частей. Во-первых, было сильнейшее желание поглотить частично или всю газовую систему Украины. Ты помнишь знаменитое предложение дать кредит, войти частично или полностью во владение украинской газовой и нефтяной системой. Отказ получился. Далее, не забудем «Криворожсталь», это же как можно было не продать «Криворожсталь» господину Мордашову из «Северстали», а продать, я записал даже его имя, Лакшми Миттал, у него даже фамилия Миттал, понимаешь, как-то ему продали на открытом аукционе. Так вот, разницу извольте заплатить 250 долларами. И последнее, опустить, если получится, это тоже была цель этой спецоперации, опустить, если получится, украинскую промышленность. И здесь я целиком поддерживаю Россию, в данном случае, потому что ты знаешь, украинские трубы идут в Россию по демпинговым ценам. Вот почему иногда мы слышим рекламу – не покупайте чернобыльских труб.

С. БУНТМАН – Про чернобыльские трубы, страшные, излучающие.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Теперь вывод, так кто же выиграл, задаем мы вопрос.

С. БУНТМАН – Отчитайтесь, Матвей Юрьевич.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Отчитываюсь. Выяснилась простая, незатейливая история. В нынешней ситуации, в 21 веке, и это хорошо и для Украины, и для России, невозможно поставить никакое государство на колени. Вместо того, чтобы люди вышли на улицы и сбросили Ющенко, произошла консолидация значительной части украинского общества вокруг Ющенко. Второе, знаешь, кто оказался предателем украинских национальных интересов? Фамилия этого человека – Янукович. Я дома смотрю украинские каналы, Янукович все время придерживался следующей позиции, то, что делает Ющенко, неправильно, он не говорил, как правильно, он просто говорил, что Ющенко все делает неправильно.

С. БУНТМАН – Но тут он попал в капкан.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Тут он теперь попал в капкан.

С. БУНТМАН – Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И третье, конечно, эта история дискредитировала саму Россию, потому что России сейчас идти главенствовать в большой восьмерке, которая, прежде всего, спросит – господа, Россия – надежный партнер или она так выстраивает хаотично свою энергетическую позицию, что и Западная Европа, которая надеется на стабильность, также периодически может впасть в хаос. И еще одно последнее событие, о котором, может быть, не все знают, кроме знаменитого Уренгой – Помары – Ужгород, этого знаменитого, такой этой знаменитой трубы, сейчас все страны абсолютно забеспокоились по поводу того, чтобы получить ту самую энергетическую безопасность. И сейчас идут разговоры о Баку – Джейхан, знаменитом газопроводе, который всеми силами, туда будут вкладываться невероятные деньги для того, чтобы не зависеть от России. Другими словами, главное, что получила Россия, это абсолютное желание всех стран, которые ее окружают, от нее не зависеть. Победа или поражение, судить телезрителям и радиослушателям.

С. БУНТМАН – Так, Матвей Ганапольский, характеристика спецоперации, газ, Европа, Украина, труба, 95, 230, здесь вопрос был, после всех этих событий какова, Алексей спрашивает, блок Ющенко, как вы думаете, сколько, какой процент голосов он получит на выборах в Верховную раду? Как это повлияет на выборы, т.е. влияние на выборы тоже была одна из целей операции?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я думаю, что 95 долларов, он не обрушен, еще раз повторяю, смотри часть первую, хотели его уничтожить, это не получилось, Ющенко получит те, во-первых, выборы не завтра, да?

С. БУНТМАН – Ну да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – 95 долларов – это абсолютно нормальная цифра, это в какой-то части победа Ющенко, поэтому Ющенко не будет смятен.

С. БУНТМАН – Отлично, теперь можно задавать вопросы по телефону, пейджер у нас тоже работает, 725 66 33, я его включаю, он включен, я его читаю периодически, а теперь телефон.

СЛУШАТЕЛЬ – Другого комментария я от господина Ганапольского не ждал.

С. БУНТМАН – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Дмитрий, я из Москвы.

С. БУНТМАН – Отлично, хорошо.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Здравствуйте еще раз, с Новым годом.

С. БУНТМАН – С Новым годом.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Хочу сказать вам вот что, понимаете, полчаса назад Ехануров сказал, я тоже слушал канал один, что Украина должна будет в первом полугодии текущего года потребление газа на треть, т.е. 35% – это не шутка, о реэкспорте в Румынию можно забыть нашего газа халявного, разве это не победа?

С. БУНТМАН – Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Пусть это не главная победа, но все-таки одна из побед. Теперь, что касается, пусть господин Ганапольский не очень-то по поводу Миттала радуется индийского, потому что думаю, что уже в первом-втором квартале акции будут переданы тому же господину Мордашову, куплены, вернее, им, и «Криворожсталь» станет русской, это два. Теперь третье.

С. БУНТМАН – А не много ли?

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Нет, не много.

С. БУНТМАН – Быстро давайте только.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Третье, смотрите, по поводу Черноморского флота – это все ушло всуе, все зафиксировано, как в базовом договоре. 98 млн. долларов, никакого повышения, хорошо.

С. БУНТМАН – Все ясно, понятно, спасибо. Три победы, три составных части победы России.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Для меня в том, что сказал наш радиослушатель, нет никакого вопроса. Я ничему не радуюсь и ничему не огорчаюсь, если акции от господина Миттала перейдут к господину Мордашову, это не спор.

С. БУНТМАН – Хотелось бы знать, каким образом.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это их внутренние дела, это согласие хозяйствующих субъектов.

С. БУНТМАН – Понятно, дальше слушаем телефон, алло, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ (Москва) – В общем, Россия прогнулась.

С. БУНТМАН – Перед кем?

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Теперь понятно, перед кем, я хочу знать, теперь на нас дрова будут возить? Теперь мы будем в дерьме так, унижаться перед всеми, скажите?

С. БУНТМАН – А вы унижены?

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Я унижен.

С. БУНТМАН – А чем вы унижены, скажите?

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Тем, чем не унижены вы.

С. БУНТМАН – Вы какой-то таинственный дядька, просто.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я надеюсь тоже, Сергей, ты позволишь мне ничего не комментировать.

С. БУНТМАН – Это просто магистр ложи какой-то, он все знает.

СЛУШАТЕЛЬ (Луганск, Украина) – Вопрос, я комментарий хочу такой сделать, Ганапольский высказывался, частично я с ним согласен, но вчера я смотрел фильм «Мимино», и мне пришла мысль такая, когда спросил мальчик у пилота, если цепью связать вертолет с самолетом, кто победит – победит цепь. Так вот, тут победила цепь.

С. БУНТМАН – Победила цепь?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, потому что наша промышленность, она уже сейчас становится, я тут рядом с Северодонецком живу, Лисичанском, уже слышу, у нас там предел 80, а они рассказывают о том, что все будет хорошо.

С. БУНТМАН – Понятно, спасибо. Ну вот, победила цепь, это тоже цена оказывается высоковата для той же самой украинской промышленности.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я думаю, что все-таки 95 долларов как-то стерпятся-слюбятся, я думаю, что…

С. БУНТМАН – Нет, в этом ли стоит вообще вопрос, в том, что этот самый наш мастер ложи таинственный говорил, что я унижен, я посрамлен, я весь в дерьме.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я хочу сказать, что я все-таки могу прокомментировать этот звонок по поводу того, что на нас будут возить воду. Тут недавно я читал какой-то очередной опрос популярности, там на первом месте Путин, на втором месте Жириновский. Опять Жириновский. Я с тревогой наблюдаю все большее и большее усиление людоедских настроений. Сегодня, я хочу сказать это для телезрителей RTVI, сегодня на «Эхе Москвы» был произведен такой импровизационный опрос, как люди относятся и спрашивают, чья это победа, Украины или России. Практически все позвонившие говорили, что это проигрыш России. И когда спрашивал ведущий Владимир Варфоломеев, в чем же здесь проигрыш России, то этот крик, вопль Жириновского был подтвержден всеми радиослушателями, и они кричали – как же, мы же хотели, чтобы они купили по 230 или даже по 250, а они купили по 95. Володя Варфоломеев пытался объяснить, он говорил – понимаете, это будет не только российский газ, Россия свою часть, за свою часть, за одну треть, которая будет идти из общего объема на Украину, она будет получать. Она будет, например, за свой литр газа, за свой кубический метр, она будет получать из расчета на 230. Радиослушателям было абсолютно плевать, проигрыш России именно в том, по мнению радиослушателей самой передовой радиостанции «Эхо Москвы», что украинцы не упали на колени, потому что России не удалось скупить, по Жириновскому, весь туркменский, весь казахский, весь грузинский, весь алясковский газ.

С. БУНТМАН – Мне кажется, эти люди успокоятся только тогда…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И заставить купить Украину именно по 250 долларов.

С. БУНТМАН – Мне кажется, эти люди успокоятся только, когда Россия будет воевать с Украиной. За взятие Киева.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, я думаю так, я думаю, что растут настроения и желания не только холодной, а горячей войны. Растут настроения совершенно поразительные, в 2001 г., кстати, помнишь, об этом говорили, в основном, про украинцев, что не съем, то хоть понадкусываю?

С. БУНТМАН – Да-да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Про яблоки, да видно, что это так настроена большая часть российского общества. Если они нашли выход, украинцы, то это преступление России, что им дали найти выход, только на колени, только прибежать сюда, только поцеловать сапоги у великого имперского брата, который в этом случае, конечно, будет не братом, а врагом. Я не думаю, что это правильная политика, потому что мне кажется, что рядом нужно иметь друзей, а не врагов.

С. БУНТМАН – Матвей Ганапольский. Окончательно, пишет нам Александр Васильевич, я успокоюсь только тогда, это на пейджер пришло, когда выступит президент Путин и скажет, что в этой таинственной «Росукргазкомпании» работают хорошо известные ему газовики.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Эта реприза уже много где говорится.

С. БУНТМАН – Да, нет, это всегда после «Байкалфинансгруп». Дина Константиновна почему-то считает то, что говорит Матвей Юрьевич, чушью, а что бы вы хотели, Дина Константиновна, чтобы все говорили то, что вам нравится? Не могли бы вы прокомментировать теракты, прошедшие в супермаркетах Питера, Сергей говорит, признанные не терактами, а Сергей об этом печалится, что это не теракты.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я не могу это прокомментировать, для этого нужно посмотреть уголовное дело. Если они названы не терактами, я думаю, что к попытках террористических актов в России у нас сейчас огромное внимание соответствующих структур, скрыть здесь ничего не возможно. Если сказано, что это были не теракты, а те самые споры хозяйствующих субъектов, то лично я, поскольку это передача «Особое мнение», более склонен доверять такой точке зрения, а не думать, что меня обманывают. В плане борьбы с терроризмом на территории России, мне кажется, Россия делает максимально возможное.

С. БУНТМАН – Телефон слушаем, вопросы Матвею Ганапольскому.

СЛУШАТЕЛЬ БОРИС (Москва) – Скажите, пожалуйста, Ганапольский сам понимает то, что комментировал?

С. БУНТМАН – Дяденька, дядя Боря.

СЛУШАТЕЛЬ БОРИС – Да-да, мой дорогой.

С. БУНТМАН – Пожалуйста, дорогой мой, обращайтесь к Ганапольскому, он здесь, вы как-то в воздух обращаетесь, кому это интересно?

СЛУШАТЕЛЬ БОРИС – А к кому еще мне обращаться?

С. БУНТМАН – К Ганапольскому.

СЛУШАТЕЛЬ БОРИС – Я просто обращался к вам.

С. БУНТМАН – А причем ко мне, вы вопрос Ганапольскому задаете.

СЛУШАТЕЛЬ БОРИС – А, хорошо.

С. БУНТМАН – В такой ерундовой форме, до свидания. Так, алло, добрый вечер, мы вас слушаем. Так, нет звонка.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Сорвался звонок.

С. БУНТМАН – Сорвался звонок. Алло, мы вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ (Москва) – Я не потрясен и не унижен, но, действительно, Матвей Юрьевич, дорогой, здесь есть маленькая ошибка в вашем комментарии, никакой цены 230, конечно, не будет, это куприяновские объяснение. Цена 95, я немножко разбираюсь, была давно определена как предел, на котором Россия сломается. Проблема была вот в чем, больше ни одного дня невозможно было быть без договора. Это было не в пользу России, потому что если нет новых подписей, продолжают действовать по законам внутренним старые цены. Украина могла три месяца быть в таком положении, Россия – не больше еще двух дней, потому что 100 млн. кубов ежедневно пришлось бы, действительно, субсидировать. И Стокгольм потом бы решил все в пользу Украины. Поэтому, еще раз подводим черту, 95 – это реально обусловленная цена, которая была известна всему «Газпрому». А уже политические издержки будут народу объяснять месяца три, как кто поймет, так и будет.

С. БУНТМАН – Спасибо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Спасибо большое, я хотел бы прокомментировать то, что вы сказали. Я хочу вам сказать, что я сотрудник газовой отрасли, чтобы вы это знали, потому что радио «Эхо Москвы» принадлежит «Газпрому» преимущественно. Я не склонен не доверять господину Миллеру, кроме того, я не склонен думать, что так уж нас держат за лохов. Это конспирология, то, что вы говорите.

С. БУНТМАН – Он об этом не говорил, это реальный был расчет, только контрвопрос, зачем это нужно было затевать политически.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Сейчас объясню, зачем господину Миллеру, это я вам задаю вопрос, зачем господину Миллеру сейчас, сейчас, когда достигли цены 95 долларов, зачем господину Миллеру нужно было, это что, для того, чтобы ура-патриоты не убили Миллера? Для того, чтобы те люди, которые звонят и говорят, что Россия унижена, чтобы они как-то так, не знаю, пошли с вилами на Кремль? Почему Миллер не мог сказать простую фразу, мы достигли договоренностей, там будет много этой таджикской, туркменской и казахской нефти.

С. БУНТМАН – Газа.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Газа, и мы будем продавать это по 95 долларов, и не называть эту цифру 230, зачем Миллер назвал эту цифру? Я думаю, это достаточно умный человек и достаточно прогнозирующий, что будет дальше, поэтому если он это сделал, то, я думаю, еще нам нужно подождать с вами несколько дней, чтобы в интересных газетах и интересных обзорах почитать хорошие глубокие аналитические статьи с расчетами. Давайте подождем хотя бы завтрашнего «Коммерсанта».

С. БУНТМАН – Матвей Ганапольский, через 5 минут мы продолжим программу «Особое мнение».

НОВОСТИ

С. БУНТМАН – Ну что же, продолжаем «Особое мнение», Матвей Ганапольский, я хотел бы только обратить ваше внимание, Матвей говорил в конце предыдущей части, что нужно подождать анализы толковые в серьезных экономических газетах. Я согласен, но можно и не ждать до завтрашнего утра, во-первых, потому что в нашей совместной программе с газетой «Ведомости» сегодня тема – социализм с рыночным лицом, и я думаю, что специалисты и аналитики, которые у нас будут, они не обойдут вниманием суть этой сделки, такой экспресс-анализ будет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Самое главное, хитроумным образом каким-то подсчитать, как получается сумма 95 долларов.

С. БУНТМАН – Здесь один из наших слушателей подсчитал, так выходит, когда 80% туркменского газа и 20 российского. Он пропорцию такую составил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – А казахский как?

С. БУНТМАН – Казахского я не знаю, что там, так-так, здесь многие рассчитывают, видишь, занятие придумали. Так, давайте, наймиты, вредители, Путин – светоч, дивный гений, Николай Иванович, пенсионер. Это констатация, да, что Николай Иванович – пенсионер. Так, давайте по телефону, я надеюсь, нашли развлекуху, Матвей Юрьевич, нашли развлекуху российскому народу, теперь сколько это будет длиться, все праздники.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это вообще заняло наши.

С. БУНТМАН – Забыли про водку, про селедку.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Про водку не забыли, про селедку тоже не забыли, не забыли про юмористические передачи, которые шли, все посмотрели, но, конечно, это такое государственное развлечение, которое было интересным, палеатив холодной войнушки с дружественным нам государством, с которым у нас должны быть самые тесные, самые теплые, самые прогнозируемые отношения, несмотря на какие-то личные.

С. БУНТМАН – Взаимовыгодные.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Взаимовыгодные, безусловно, несмотря на все личные обиды за несостоявшиеся наши российские амбиции, которые там были. Проиграли, проиграли, не надо повторять. Снова повторяют, снова наступают на те же грабли. Мое «Особое мнение». Давай, может быть, будет какая-то предложена другая тема?

С. БУНТМАН – Я хоть надеюсь, что кто-нибудь о чем-нибудь, хоть о чем-нибудь спросит нас.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер, «Эхо Москвы», с Новым годом.

С. БУНТМАН – С Новым годом.

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Юра, я из Мордовии.

С. БУНТМАН – Да, Юра, мы вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ ЮРИЙ – Я бы хотел спросить у Матвея его мнение по поводу, не кажется ли ему, что вообще неэтично так ставить вопрос, кому выгодно или невыгодно это повышение цен? Потому что простое население России ведь от этого ничего, на самом деле, не выиграет. Нам-то ничего не достанется.

С. БУНТМАН – Понятно, спасибо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Дело в том, что не я ставлю этот вопрос, этот вопрос ставит российское государство, президент Путин ставит вопрос об эффективности нашей экономики перед премьером Фрадковым. И я вам должен сказать, что господин Медведев и господин Иванов, которые назначены на реализацию национальных проектов назначены именно потому, и об этом говорят абсолютно все крупнейшие аналитики российские, что правительство России работает неэффективно. Путин боится, что разворуют деньги. И кроме того, Путин все время говорит о прагматизме, который должен быть между государствами, хотя они самые большие друзья и это братья-славяне, но все говорят, дружба дружбой, табачок врозь. Поэтому абсолютно понятно, что особенно не возобновляемые ресурсы, коими является газ и нефть, должны быть проданы точно и верно, по необходимым ценам. Кроме того, здесь главенствует еще так называемая концепция энергетической безопасности, которая делит на хороших и на плохих, и плохих делает хорошими. Поэтому мне кажется, эта реализация этой концепции, это не мы с Бунтманом придумали, это придумало руководство России. Правильна эта концепция или нет, определять вам на следующих парламентских и президентских выборах.

С. БУНТМАН – Понятно, продолжаем по телефону мы с вами общаться. Хоть приз давай кому-нибудь, кто о чем-нибудь другом спросит.

СЛУШАТЕЛЬ ОЛЕГ – Скажите, пожалуйста, уважаемый Матвей, судя по всему, вы во всех вопросах специалист, скажите, пожалуйста, а когда же все-таки помимо газовых проблем возникнут какие-либо другие, которые решат вопрос модернизации нашей страны? Вы, надеюсь, в этом деле вряд ли нам поможете. Спасибо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Очень хороший вопрос.

С. БУНТМАН – Витиевато.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Очень хороший вопрос, но из-за последней такой поддевки, что вы в этом деле вряд ли нам поможете я на этот вопрос, естественно, отвечать не буду и просил бы тебя. Я вообще хотел бы вам сказать, что либо вы у меня спрашиваете, знаете, либо шашечки, либо ездить, если вас что-то интересует, потому что вопрос сам по себе очень интересный, коренной вопрос.

С. БУНТМАН – Конечно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Почему и происходит ли модернизация в российской экономике.

С. БУНТМАН – Или только все сводится к газу, нефти и т.д.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Или только сводится к тому, что вам дадут деньги, но из-за того, что вы не удержались и сделали себе 30-секундку ненависти, естественно, я на этот вопрос отвечать не буду.

С. БУНТМАН – Значит, ответ был не нужен, нужно было повыкозюливаться, извините, пожалуйста.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Или совместить. Привыкайте, друзья.

С. БУНТМАН – Алло, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ (Москва) – По поводу вопроса Матвею, была упомянута такая фраза о том, что не будет лизать России Украина сапоги, но если она не будет лизать России, значит, она будет лизать кому-то другому?

С. БУНТМАН – Я не понял.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Потому что…

С. БУНТМАН – А, понял, понял ваш вопрос, да, понял, смотри. Украина не будет лизать сапоги России, но сам процесс лизания сапог неизбежен. Если не будет Украина лизать сапоги России, значит, она будет лизать какую-нибудь обувь другим странам или блокам стран.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Очень может быть. Естественно, фигурально выражаясь.

С. БУНТМАН – Естественно, мы все поняли, да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Почему бы не лизать сапоги Украине, например, европейскому сообществу? Очень может быть. Для Украины, вопрос в предпочтении лизания сапог, еще раз хочу сказать, нас смотрят в Украине очень многие зрители, хочу сказать, что это мы говорим просто так, это такая терминология. Украинцы – блистательный, достойный народ, Украина – гордое, самостоятельное, независимое государство, поэтому ни в коем разе употребляя эту фразеологию, мы не пытаемся, во всяком случае, я не пытаюсь унизить.

С. БУНТМАН – Нет, вообще речь была не о том.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Речь была не о том.

С. БУНТМАН – Речь была о намерениях другой стороны.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Понимаете, мне кажется, что вся эта история с газом заключается в том, что Россия хотела, чтобы лизали сапоги здесь, а Украина согласна лизать кому-то другому. Т.е., другими словами, быть энергозависимой от кого-то другого, но не от России, вот что мы вкладываем в это понятие лизания сапог. И давайте мы лизание сапог вообще уберем, скажем так, мы давно говорили о том, и это главная мысль тех людей, которые говорят о сложных взаимоотношениях внутри Содружества Независимых Государств, о том, что у России нельзя привязать государство к себе, а государство должно быть притягательным. Должна быть притягательной его экономика, открытая, должны быть гарантии экономические взаимодействий, и третье, должна быть очень притягательна гуманитарная модель этого государства. Так вот, мы видим, что ни то, ни другое, ни третье в России не притягательно. Если бы это в России было притягательно, то Саакашвили не вылезал бы отсюда, с Ющенко они бы сидели все время в приемной Путина, добиваясь контрактов, инвестиций и прочего. Нет, государство смотрит на Запад. Независимо от того, что там полно недостатков и даже я прочитал такой анекдот, который мне очень понравился, ты знаешь, а, у нас 30 секунд осталось, все, тогда анекдот не получится, в следующий раз. Другими словами, безусловно, Украина как страна с малоразвитой экономикой, но, кстати, замечу, гораздо более динамичной, чем российская, развивающаяся, ей придется кланяться. Но для нее важно иметь разные стороны для этих поклонов, а не только российские.

С. БУНТМАН – Матвей Ганапольский, спасибо, «Особое мнение», сегодня высказывал вам, спасибо, всего вам хорошего.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – До свидания.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024