Купить мерч «Эха»:

Станислав Кучер - Особое мнение - 2005-11-29

29.11.2005

Н. БОЛТЯНСКАЯ – "Особое мнение" - его можно услышать на волнах "Эхо Москвы" и увидеть в эфире телекомпании RTVi. Станислав Кучер отвечает на ваши вопросы. Доброго времени суток.

С. КУЧЕР - Здравствуйте.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И я предложила бы тебе начать все-таки с ситуации с Ольгой Романовой.

С. КУЧЕР - После того как ее не пустили в студию в первый раз, потом второй раз мне позвонили наши коллеги из программы Володи Кара-Мурзы, попросить прокомментировать ситуацию. Поскольку я не привык комментировать ситуации, которые я не знаю, я позвонил Оле Романовой, и просто мы с ней поговорили минут 15-20. Я выразил ей поддержку в первую очередь, просто профессиональную, поскольку я знаком с ситуацией, когда журналиста не пускают в эфир. И как потом это объясняется самыми разными причинами. Начиная от плохого характера, заканчивая профессиональной несостоятельностью, низкими рейтингами.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Предложением подготовить новую программу.

С. КУЧЕР - И так далее. Поэтому здесь с этой точки зрения, безусловно, мои симпатии находятся на стороне Ольги. Я считаю, что в принципе, во-первых, Ольга была едва ли ни последним, я других сейчас особо не вижу, абсолютно самостоятельно мыслящих и независимых журналистов на нашем телевидении, хотя я не могу сказать, что я часто смотрел ее программу. Все-таки это был не общенациональный канал, который в любом месте включишь, увидишь. А я не понимаю позиции руководства канала, то есть если сейчас будет выдана версия, что Ольга не соблюла какие-то нормы корпоративной этики и так далее, я не очень верю в эту историю. Просто по той простой причине, что любое руководство, тем более, если там половина иностранцев - как я понимаю, теперь в РЕН-ТВ - они должны понимать, что рейтинг является самым большим показателем. И увольнять по каким-то причинам за несоблюдение корпоративных правил человека, который получил в прошлом году два ТЭФИ и является действительно…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Достоянием.

С. КУЧЕР - Признанным профессионалом, это как минимум непрофессионально со стороны руководства этой компании. Поэтому эта история больше всего напоминает по похожести своей историю с Парфеновым. Дальше вступает в силу, я просто знаю немножко по своему даже опыту. То есть когда я уходил с телеканала ТВЦ, у меня было два варианта. То есть по большому счету, да, мы не сошлись характерами. И это будет святая правда. Я думаю, что и Оля на самом деле не сошлась характерами с руководством. Дело заключается в том, что в чем конкретно это проявилось. Являлась ли эта какая-то бытовая история, на уровне кто кого послал или все-таки там были какие-то возражения по поводу содержания программы, стиля, манеры ведения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я так понимаю, речь идет о втором случае.

С. КУЧЕР - Я думаю все-таки, что речь шла, что кому-то все-таки не понравилась манера ведения программы, стилистика, может быть содержание. Кто-то может быть, сказал: Оля, давайте вот здесь немножко поаккуратнее, здесь немножко иначе, немножко меньше пара, пафоса. Ольга сказал: да идите вы на фиг, это моя собственная программа, чего хочу, то и делаю. Ей сказали: ах так, ты не знаешь, что работаешь в совершенно иных условиях. У нас новые хозяева, и вот согласно наши новым правилам, - дальше могли приводить кучу примеров того, как это происходит на Западе. То есть я считаю, что причины увольнения журналиста, самостоятельно мыслящего, они всегда находятся на стыке его непосредственной профессиональной деятельности, и, разумеется, его сложного непростого характера.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ты произносишь слово "увольнение".

С. КУЧЕР - Увольнение, отстранение от эфира, последующее увольнение. То, что происходит сейчас, допустим, сейчас я видел пресс-конференцию, я уже не знаю, как к этому относиться. Потому что дай бог Ольге и родственникам, детям тем более здоровья, хотя сейчас это уже напоминает небольшой такой пиар. Потому что я знаю опять же по своему опыту, когда я уходил с ТВЦ, у меня было два варианта. Просто спокойно уйти, и объявив - естественно меня спрашивали и звали на радиостанции, брали интервью - почему ты ушел. Я объяснял, что ушел потому-то, потому-то, что да, не сошлись характерами, потому что я считаю, что время политической журналистики закончилось. И этим ограничивался. С другой стороны у меня была возможность строить по этому поводу большую историю. Зажим свободы слова, ТВЦ последний канал, который защищал все, теперь там тоже завернули гайки и так далее. Я просто это не очень люблю. Другое дело, что в ситуации, если не приведи Господи, Ольге действительно кто-то угрожает, тогда конечно она должна сейчас поднимать максимальный шум по этому поводу с тем, чтобы привлечь к своей персоне к ситуации на канале РЕН-ТВ максимальное количество общественного внимания. А то, что она написала в Общественную палату обращение, это совершенно правильно. Мы на прошлом эфире говорили, чем-то Общественная палата должна заниматься.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну вот сейчас и посмотрим.

С. КУЧЕР – Когда, допустим, я уходил, не было никакой Общественной палаты. Парфенов уходил – тоже не было.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Сослагательное наклонение – если, действительно. То есть ты не видишь для себя связи между сюжетами, о которых шла речь. О сюжете о сыне министра Иванова – раз, и второй сюжет – связанный с Церетели. Люди в масках - второй пункт и, наконец, ситуация, о которой говорила Ольга Романова.

С. КУЧЕР - Вижу, конечно. Нателла, здесь целый комплекс. Я считаю, что называется, у нового руководства компании РЕН-ТВ накипело. То есть потихонечку раздражение накапливалось, накапливалось, между собой у них был разговор: ну, сколько мы еще ей можем позволять хамить с экрана, в таком духе. Разговоры я уверен были в такой риторике, именно так люди говорили. И, наконец, потом какой-то звонок, я не думаю, что позвонил Иванов или президент Путин и сказал: давайте уберите ее из эфира. Нет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Административный ресурс хорош тем, что на него можно не нажимать.

С. КУЧЕР - Конечно. Административный ресурс вообще хорош тем, что иногда те, кто им могут воспользоваться, они не пользуются никогда. А вот люди снизу какие-то они берут, беспокоятся просто, и как бы чего ни вышло, а уберем-ка из эфира пораньше, пока нам не дали по башке.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Моя фамилия Ларошу. Я звоню с Украины. Я хотел спросить господина Кучера, может ли государство считаться демократическим, если религия не отделена от государства и используются религиозные законы в законодательстве этого государства.

С. КУЧЕР - Я не совсем понял вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – Я имею в виду государство Израиль, галаха и шариат это одно и то же по сути или нет?

С. КУЧЕР - Вы знаете, я, если честно, вообще не сторонник, чем дальше, чем взрослей становлюсь, тем дальше не сторонник ярлыков. Демократическое государство, недемократическое. Бывают государства эффективные, неэффективные. Эффективные с точки зрения обеспечения качества жизни своих сограждан. Я имею в виду тот объем свободы, который этим жителям необходим. И с этой точки зрения я считаю Израиль, безусловно, эффективным государством. И, наверное, с этой точки зрения демократическим. То есть вас интересует классическое понимание демократии, наверное, к Израилю. Есть претензии, могут быть, и я их могу сформулировать. Но еще раз говорю, для меня государства делятся на эффективные и неэффективные. Если государство Израиль эффективное, люди, которые там живут, в большинстве своем довольны и не уезжают оттуда. Дай бог бы каждому государству так.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Меня Александр зовут. Вопрос по поводу Тамары Рохлиной. Всем известно, что Льва Рохлина убили по приказу Ельцина спецслужбы России.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Откуда вам это известно?

СЛУШАТЕЛЬ – Это даже суду известно. Но оправдать они ее не могут, чтобы не признать это. Я бы хотел узнать мнение Станислава Кучера.

С. КУЧЕР - Ну, знаете. Не все это знают, и я не думаю, что он был убит спецслужбами по заказу лично тем более президента Ельцина. Я достаточно хорошо знал этого человека, и мы общались с ним очень тесно. Как политический журналист с политиком разумеется. Но когда все это произошло, и версий было много, и мы разные версии рассматривали. Но все возможно в этом мире. И Рубцова собственная жена топором зарубила. Как известно. Поэтому я упаси господи, не говорю сейчас, что Тамара Рохлина виновата. Я говорю о том, что нельзя говорить о чем-то, если ты не знаешь всей подоплеки. Поэтому вам, кстати, тоже не советую. Убит спецслужбами России по заказу президента Ельцина. Все встанет на свои места. Другое дело, что хорошо, что Тамара Рохлина на этой неделе как раз случилось, она получила деньги, по крайней мере, она выиграла иск…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – 8 тысяч евро.

С. КУЧЕР - Неважно, вопрос не в сумме, вопрос в том, что все-таки Европейский суд признал, что с ней обращались неправильно, что с ней наше правосудие обращалось неправильно, нарушало ее права. И поэтому в этом смысле я очень за эту, безусловно, несчастную женщину рад и рад за ее адвокатов, рад за то, что это получилось.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вот сообщение, пришедшее на пейджер. Не могу себе отказать в удовольствии зачитать. "Господа ведущие, по поводу Ольги Романовой. Вы себя со стороны видели, сколько вы грязи льете на Россию? Если так все плохо, что же вам мешает? Езжайте к себе и будьте спокойны, сейчас границы открыты".

С. КУЧЕР - Ну и чего. Этот бред комментировать как-то?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Подпись – Юрий, Нью-Йорк.

С. КУЧЕР - Фамилия такая?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Я думаю, что это адрес.

С. КУЧЕР – Ну, Юрий в Нью-Йорке хорошо себя чувствует. Юра, приезжайте к нам. Кстати не так уж много людей, вот когда говорят о том, что льют грязь на Россию. Во-первых, Романова не занималась тем, что лила грязь на Россию. Мы в этой студии тоже этим не занимаемся. Даже если бы вдруг мы этим бы занимались, столько сейчас…, во-первых, давайте не будем путать Россию и существующее государство. Это разные вещи на сегодняшний момент. Существующее государство и существующую политическую верхушку, это вообще отдельная тема совершенно. И да, есть люди, которые льют на нее грязь. Я, правда, себя к ним не отношу. Посмотрите вокруг, сколько людей так облизывают со всех сторон эту власть, что она как в том анекдоте про боцмана, эта вертикаль уже блестеть должна, а не стоять.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Владимир Давыдович, Москва. Скажите, пожалуйста, как вы расцениваете тот факт, что оштрафовали одного или нескольких участников антифашистского пикета на тысячу рублей?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Вопрос понятен?

С. КУЧЕР - Нателла, вопрос понятен. Ну, плохо я отношусь к тому, что штрафуют участников антифашистского пикета. Опять же политика в нашей стране штука такая, что развернуть можно как угодно. Антифашистский пикет при желании может стать незаконной демонстрацией, в результате которой люди начнут бить друг другу морду, и в этом смысле можно штрафовать кого угодно: участников антифашистского пикета, анти-путинского пикета, антикоммунистического пикета.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Уклончивый ответ.

С. КУЧЕР - Я не был там. Свечку не держал. За что его штрафовали, просто за то, что человек вышел и сказал, что я не люблю фашистов или потому что он начал употреблять нецензурные выражения в отношении существующей зарегистрированной официально политической партии. Понятия не имею.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Как говорили наши коллеги, одна из наших коллег, участниц этого митинга, у нее довольно жестко отбирали российский флаг. Очень так…

С. КУЧЕР - Политика наших властей совершенно понятно, что она совершенно идиотична по отношению к политическим движениям.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Одной рукой снятие с выборов рогозинской партии, с другой стороны…

С. КУЧЕР - Конечно. С другой стороны при этом, допустим, практически уже забыли, что есть русское национальное единство, которые настоящие просто фашисты, которые совершенно спокойно сейчас развиваются. Никто их особо не запрещает. Так что. Вообще сейчас такой паноптикум происходит. Посмотрите, что вокруг творится. Я действительно, когда слышу, как Жириновский обвиняет Рогозина в национализме и разжигании национальной розни, то на это иначе как на спектакль смотреть просто невозможно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну хорошо, а что делать-то. Как сориентироваться во всем этом паноптикуме?

С. КУЧЕР - Сориентироваться как? Я считаю, что умный человек все-таки найдет свою точку зрения на все.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ну, например.

С. КУЧЕР - И отделит, скажем так, пену от пива. Ориентироваться тем, кто постарше на историю. Если человек регулярно следил за нашей политической жизнью, прекрасно знает, как голосовала та же ЛДПР с Жириновским на самых разных ситуациях. Причем в ситуациях критических в истории нашей страны. Все знают, как зарождалась партия "Родина", все знают, во что она теперь превратилась. Все вы имеете возможность посмотреть в глаза людям, которые говорят, я имею в виду лидерам этих партий, и понять, что они говорят всерьез, а что они говорят ради того, чтобы устроить себе пиар.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А ты сам как думаешь, что они, например, говорят всерьез, а что они говорят…

С. КУЧЕР - Я считаю, что всерьез Рогозин хочет власти. Все остальное…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Под любым соусом.

С. КУЧЕР - Абсолютно. Все остальное он говорит, он говорит это просто очень местами дерзкое, непотребное, но неизменная, как правило, достаточно эффективная риторика. Как в ситуации с этим роликом. Рогозину по большому счету да наплевать, кто у нас там ест арбузные корки. Ему нужен был скандал. Он этот скандал получил. До сих пор обсуждается этот ролик, что естественно идет ему только на пользу среди того электората, который, кстати, раньше голосовал за Жириновского. Рогозин уверенно отнимает голоса Жириновского. Молодец.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Не совсем на пользу, если все-таки с выборов сняли. Удастся добиться?

С. КУЧЕР - Я считаю, что это вообще самый потрясающий скандал просто. Это самый хороший скандал, который мы получили то, что их сняли с выборов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Хороший для кого?

С. КУЧЕР - Для них.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – То есть ты за них?

С. КУЧЕР - Я не за них. Я политический обозреватель, я разбираю ситуацию. Если я анализирую шахматную партию, это не значит, что я за кого-то болею. Просто говорю, кто сделал хороший ход. Я считаю, что Рогозин в данном случае как циничный политик сделал совершенно нормальный ход и ничего с ним страшного, кстати, не будет. Хотя Кремль он уже серьезно раздражает. Потому что понятно, все-таки создали партию, в итоге человек практически от рук отбился.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте. Слишком долго…

С. КУЧЕР - Мы сразу несколько вопросов в начале программы получили, это уже прогресс. Помните, раньше было под занавес, кто-то позвонит, а мы ничего не услышим.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Владимир. Пенсильвания. Скажите, пожалуйста, а вот эта приватизации по поводу нефти, газа, почему только закончилась, разделили нефть и газ, и приватизация на этом закончилась.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Мне кажется, что не совсем в тему обсуждаемой темы вопрос от Владимира из Пенсильвании.

С. КУЧЕР – Ну, мы же обсуждаем разные темы. Что значит, приватизация закончилась. Приватизация процесс такой, никогда не закончится. Сейчас идет очередной передел собственности под совершенно другими лозунгами, флагами. Пришли новые люди…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Другими методами.

С. КУЧЕР - Методы на самом деле практически те же самые. Но просто если сначала это все было такой вариант хоккейный, приватизация по канадскому варианту, как в свое время назвал ее сам Чубайс. Кстати, когда в начале 90-х обсуждалось, как проводить приватизацию в России, если мне не изменяет память, тогда была заметка, цитирующая Чубайса, и он сказал, что давайте канадский вариант. Все эксперты посмотрели друг на друга - а вы знаете канадский вариант? Мы знаем венесуэльский вариант, аргентинский. Что такое канадский? А - это когда шайбу на ту сторону поля, а там посмотрим.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Возвращаясь к ситуации с "Родиной".

С. КУЧЕР - Политической партии.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, извини. Какова вероятность, что им удастся отыграть ситуацию назад? Или вопрос, который сформулировал Алексей Антонович: "Какое, по-вашему, событие более вероятно: отстранение Говорухина от выборов или возвращение на выборы Рогозина"?

С. КУЧЕР - Я бы не противопоставлял эти два события. Они разные по сути своей. Я считаю, что и отстранение Говорухина вполне вероятно теоретически, хотя при такой мощной поддержке, которую ему оказывает московское правительство, вы все видели плакаты: Юрий Михайлович со Станиславом Сергеевичем. Я думаю это маловероятно возвращение Рогозина. Мне кажется, может быть это парадоксальный такой вариант, что для Рогозина не настолько важны сегодняшние московские выборы. Так мне кажется. Как они, допустим, важны для демократов или для "Единой России". Для Рогозина они не самые важные, в Москве не тот электорат, который сыграет большую роль для его триумфа в этом городе. Для Рогозина важна его репутация и популярность в России. И весь этот скандал, даже если его снимут с выборов, это сыграет, на мой взгляд, на рост его репутации среди того достаточно неоднозначного электората, на который он сейчас работает. А возможно или нет – да все у нас возможно. И снять его могут. Пожалуйста, если завтра будет звонок из Кремля: все, сделайте, ребята, так, чтобы он не прошел, значит так и будет. Если не будет этого звонка, значит, не будет.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Может тогда зачем эти выборы – это вопрос, пришедший по Интернету от Дмитрия из Москвы.

С. КУЧЕР - Нет, выборы все равно нужны, потому что как бы всех не перестреляешь, из той серии. Если придут и проголосуют против "Единой России", то ничего с этим не сделаешь. Можно исправить 5%, вплоть до 5% можно исправить, но никогда не исправишь все, что больше.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ты считаешь, что это реально возможно? Невозможно.

С. КУЧЕР - Что?

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Что все, например, придут и проголосуют против какой-то партии.

С. КУЧЕР – Почему, совершенно возможно. Почему нет? Ситуация такая, что на самом деле, чем меньше, допустим, регион, тем это возможнее. Допустим, в каком-то маленьком городе очень большая вероятность, что народ разозленный придет и проголосует против своего начальника. Поэтому как раз, если мы говорим о выборах в Мосгордуму, то здесь вероятность того, что москвичи проголосуют за демократов и демократы, таким образом, возьмут своеобразный реванш по отношению к думским выборам предыдущим, то он как раз очень высок.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ты считаешь, что это будет протестное голосование?

С. КУЧЕР - Это будет своего рода протестное голосование, не столько за демократов, сколько против "Единой России" и всех…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А в чем с твоей точки зрения возможная причина? Ведь "Единая Россия" не с неба спустилась, правда? За нее проголосовали.

С. КУЧЕР - За "Единую Россию" Москва-то не голосовала, голосовала в основном большая часть страны. А Москва и большая часть страны это разные вещи. Давно уже слышим причитания многих на тему: ах, как было бы хорошо, если бы Москва приобрела особый статус, государство в государстве, потому что все было бы иначе. Было бы у нас демократическое общество. Москва образца 1997 года, чем не образец демократии. Но такого, к сожалению, не будет в обозримом будущем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Кучеру вопрос можно? Нина, Таганрог. Почему такая тишина вокруг рассматриваемого в думе пакета законов о персональном деле, об отмене тайной информации, все эти неконституционные вещи.

С. КУЧЕР - А почему тишина? Кстати на "Эхо Москвы" я слышал, более того… То есть по радиостанциям многим я точно слышал. Я еду в машине и слушаю, об этом говорят. О возможности введения уголовной ответственности за разглашение личных данных граждан. То есть тема обсуждается. Пока закон не принят, но тема обсуждается все больше и больше. И на одном из общенациональных каналов чуть ли ни ток-шоу было, посвященное этому.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – С другой стороны, хорошо, тема не замалчивается. На прошлой неделе широко обсуждали тему, связанную с законопроектом об изменении в судьбах некоммерческих организаций. Что это изменило? Ничего.

С. КУЧЕР - Все правильно. Об этом и речь.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А с другой стороны, если не говорить.

С. КУЧЕР - Правильно, если не говорить, то не говорить нехорошо. Дело в том, что одно дело просто обсуждать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Что значит не говорить нехорошо. Тебя это волнует?

С. КУЧЕР - Меня волнует, просто одно дело говорить… У нас происходит вот что. Появился информационный повод, журналисты его подхватили и о нем поговорили. Появился еще один повод – они немножко поговорили – проехали. Получается так, что на сегодняшний момент власть, которая инициирует законы, которые нам не нравятся, она идет впереди нас. То есть она является ведущей, а мы ведомыми. Она чего-то предлагает, вернее, принимает решение, а мы скачем за ней, обсуждаем сзади как кузнечики. Нет сильного альтернативного движения, когда выдвигались бы идеи, которые могли бы не нравиться власти и в результате всенародного обсуждения превращались, например, в законодательные инициативы. Через ту же думу. Я понимаю, что это тяжело. Потому что в думе большинство полностью контролируемо. Но у нас нет, это все показатель того, что у нас до сих пор нет мощных общественных политических организаций, которые способны проводить самостоятельную политику.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Поле зачищено.

С. КУЧЕР - Я все равно считаю, что поле зачищено, сами позволили себя зачистить. Значит, оно должно быть зачищено. Что за такие великие наши демократы, которые позволили так легко себя зачистить. Которые не могли договориться.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – И всё, да.

С. КУЧЕР - В первую очередь да, я всегда считаю, что виноват, даже если на дороге едешь, в тебя три машины со всех сторон врезались, виноват все равно ты.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Да, но, тем не менее, информация об их деятельности не было и раньше. Потому что информационное поле также точно было зачищено. Это все очень связано.

С. КУЧЕР - Нет, понятно, что это связано. Хотя сейчас, еще раз говорю, если ты хочешь очень сильно чего-то, тебя все равно услышат. Пожалуйста, выступай по радиостанциям, делай сумасшедший…

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Ты говоришь как человек, который завтра хочет создавать партию.

С. КУЧЕР - Делай сумасшедший по своей привлекательности сайт в Интернете. Я еще пока этого не сделал. Хотя думаю, честное слово. Вот я хочу снимать кино, например. Я понимаю, что у меня вряд ли это получится в нашей замечательной стране в тех условиях, которые сейчас здесь существуют. Значит надо создавать какие-то другие условия. Может быть да, соберу своих друзей, посмотрим друг на друга и скажем: елки-палки, если эти прошли, то чем мы хуже.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – А скажи, пожалуйста, вот очень хороший комментарий нам прислали по поводу того, что после оранжевых и прочих цветных событий наша власть будет бояться даже марша протеста любителей бабочек против наступления зимы. Вот в этой ситуации надежда какая-то есть? Почему у меня такое впечатление, что в очередной раз в воскресенье было продемонстрировано, что к чему.

С. КУЧЕР - Надежда на что, Нателла? На то, что не будут арестовывать кого-то. Я считаю вот что.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Надежда на то, что хорошо, что в один прекрасный момент наши замечательные соотечественники скажут: так, а теперь, все хватит.

С. КУЧЕР - Да, конечно есть. Вообще я на самом деле с некоторых пор стал относиться к любой идеологии так. Я не считаю, что есть хорошие идеологии и плохие. Я считаю, что есть люди, которые стоят за той или иной идеологией. И если завтра волки объединятся за справедливость под лозунгом, то они не перестанут от этого быть волками. О чем я говорю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Позорными, причем, что характерно.

С. КУЧЕР - Я говорю о том, повторяю данную идею, на самом деле нужны новые энергичные активные люди, которые не замазаны ни политическим опытом партией власти 90-х годов. Ни с другой стороны как это ни печально и как ни обидно было бы слушать моим друзьям демократам людям, к которым я прекрасно отношусь Боре Немцову, Хакамаде, даже Володе Рыжкову. Я считаю, что должны придти новые люди. И я почему-то их не вижу среди того самого нового поколения.

Н. БОЛТЯНСКАЯ – Это Станислав Кучер и программа "Особое мнение".


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024