Купить мерч «Эха»:

Сергей Доренко - Особое мнение - 2005-03-21

21.03.2005

С.БУНТМАН: Приветствую всех. Сегодня понедельник, поэтому «Персонально ваш» Сергей Доренко. Телефон не меняется 969-23-22, и набирайте все соответствующие коды Москвы и 7 для России, если вы звоните не из Москвы, не из России. Пейджер тоже работает 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы». Пейджер я не забуду, буду за ним следить. Да, и за Сергеем Доренко тоже. Сереж, добрый вечер.

С.ДОРЕНКО: Мы друг за другом будем.

С.БУНТМАН: Да, обязательно. Сказали, что на вопросы будем отвечать, таки наоборот задавать. Через меня, единственный способ. Рупор Алексея Пантелеева я сейчас буду из Санкт-Петербурга. Патентовед, между прочим.

С.ДОРЕНКО: А он имеет доступ к Интернету. Ведь это вопросы из Интернета.

С.БУНТМАН: Патентовед, да. «Кто следующий на очереди из 15 оранжевых негритят?» - имеются в виду 15 республик, объясняю я для тех, кто не понял, в связи с последними событиями в Киргизстане или в Киргизии, если вам так больше нравится.

С.ДОРЕНКО: Вы знаете, я думаю, что следующего мы не знаем так же, как мы не знали за месяц в Киеве, что они будут следующими, и никто не знал за месяц в Киеве. Суть в том, что люди лишены демократии почти везде в бывшем Советском Союзе. Но мы знаем также, что наша власть и мы сами часто со скепсисом думаем, что люди будут согласны терпеть. И то, что когда в Киеве происходило, там вывели как будто, говорили, боевиков, или вот участников таких, записных таких протестантов, протестующих постоянно, ведь их бы вынесли оттуда на руках внутренние войска, подошли бы за руки, за ноги вынесли…

С.БУНТМАН: Была бы другая ситуация.

С.ДОРЕНКО: Ну, конечно, если бы 10 тысяч человек протестовали в палатках, или 20 тысяч человек протестовали в палатках, то внутренние войска спокойно вынесли их за руки, за ноги на 101-ый километр, положили бы там в кювет, сказали бы: «Братва, разбредайтесь, хватит. Пока не накостыляли по шее». Вот. Но вышел миллион человек в Киеве. А этого вообще никто не предполагал. Даже сама оппозиция этого не предполагала.

С.БУНТМАН: Понятно. Но Киев уже теперь нам картина теперь более или менее ясна. А Киргизия?

С.ДОРЕНКО: Тогда, когда ясна, я теперь призываю вас вернуться, ну, в какое-нибудь 26-ое октября – вот-вот ситуация была, вот-вот, уже все, Аннушка разлила масло. Но никто ни сном, ни духом не думал, что это произойдет. Поэтому когда мы говорим, кто следующий, мы должны учитывать, что мы не знаем, кто следующий.

С.БУНТМАН: Ну, да, не знаем, но с другой стороны Россия – это ведь совсем другое по сравнению с республиками бывшего Советского Союза. Россия – огромная, инертная…

С.ДОРЕНКО: Россия огромная.

С.БУНТМАН: …пока провернется…

С.ДОРЕНКО: Но политика делается в столицах, чего ей проворачиваться? Москва провернется, а Россия потом будет доворачиваться 10 лет. Всегда так было. Сделает столица все за месяц, а Россия может потом 20 лет доворачиваться. Никого это уже не интересует по существу.

С.БУНТМАН: Ну, то, например, что делает сейчас партия «Родина» вот уже под желтыми флагами, кто смотрит телевизор и где это показывают, те видят, – вот это серьезно или… или это так?

С.ДОРЕНКО: Это очень серьезно. Это очень серьезно. И я бы призывал людей, которые смотрят на это со скепсисом, или смотрят на это, как на петрушничанье какое-то, на какой-то балаганчик, я бы призвал все-таки смотреть не как на спектакль для вас – это, вообще-то говоря, спектакль не для вас. Это политика, и он делает политику – он очень точен, он точен – Рогозин, я имею в виду. Я вообще думал, после того, как его придумали, после того как, придумали, вообще же, Глазьева придумали. Думали, что Рогозин, так сказать, там на подхвате, а Глазьев – центральный, раскололи коммунистов. Ведь Глазьев шел раньше с коммунистами. И вот им кто-то, так сказать, придумал этот проект, бюджет, как всегда. Я, честно говоря, был полон скепсиса, потому что я думал, ну, хорошо, они освоят этот бюджет, успокоятся и все. Но вот, уже нет Глазьева, а Рогозин прет и прет. И все точнее и точнее. Он угадывает струны, которые… То есть давайте предположим на секундочку, что он не циник, который угадывает, тогда он абсолютно точно ощущает человека из электрички, он абсолютно точно ощущает человека из Сергиева Посада. И это не хи-хи, ха-ха. Это серьезно.

С.БУНТМАН: Хорошо. Это серьезно, например. Но вот сегодня Рогозин сказал такую смелую, я бы сказал, фразу, насчет того: «Это не мы, - про Чубайса, - мы бы попали». Что это за история с Чубайсом? Вот здесь удивительно пишет нам из Москвы Юрий Фролов: «Уважаемый Сергей, как вы думаете, скоро ли полковник Квачков умрет в камере от острой сердечной недостаточности, как подводник Пуманэ? Я имею в виду, хватит ли на это 10 дней, отпущенных судом?» Две минуты, чтобы ответить.

С.ДОРЕНКО: Я думаю, что нам не везет, что мы комментируем так поздно после покушения, и уже нужно комментировать комментаторов. И комментаторы говорят: «Давайте считать, кому это выгодно». Я знаю, кому это выгодно. Это выгодно всем оппонентам режима, потому что можно вовремя, так сказать, попенять Путину, что вот в его вертикали стреляют, черт бы ее задрал, да? То есть это выгодно в том числе и мне, как критику режима. Но мне выгодно и наступление весны. Это не значит, что я его делаю. Поэтому когда пропагандисты кремлевские говорят: «Давайте искать, кому выгодно», - с точки зрения политической…

С.БУНТМАН: Ты хочешь сказать, что это не ты сделал с Чубайсом, да?

С.ДОРЕНКО: Ну, например, не я.

С.БУНТМАН: Минус один человек – замечательно.

С.ДОРЕНКО: Но, тем не менее, надо будет вернуться к этой теме. Это очень важная тема.

С.БУНТМАН: Вернешься. Я думаю, что спросят.

С.ДОРЕНКО: Потому что плевок в сторону армии был очень серьезный попутно, так это походя. Вот эта посадка полковника – это реальный плевок прокурорских и фээсбэшных против армии. Вытерли ноги об армию в очередной раз. Как будто полковник ГРУ сказал: «Мам, это самое, к завтраку сегодня не жди. Я поеду постреляю. Где ключи от твоей машины?» И поехал пострелять. Вот эта вся история, она милая, но над ней не надо смеяться. Это просто офицерами воспринимается, как реально, что об них вытерли ноги прокурорские и фээсбэшные. Совершенно издевательски…

С.БУНТМАН: Значит, считают, что вытирают, значит, это можно, да?

С.ДОРЕНКО: А просто подставили человека смешно, потому что не боятся армейских, не уважают армейских. Вот как издеваются над ними.

С.БУНТМАН: Понятно. Сергей Доренко. Мы наверняка вернемся к этой теме, если она, конечно, вас заинтересовала и вы все еще о ней думаете. Звоните нам по телефону. И после коротенького перерыва мы как раз и начнем с ваших телефонных звонков в студию «Персонально ваш».

НОВОСТИ

С.БУНТМАН: Сергей Доренко – «Персонально ваш». Он к вашим услугам. Задавайте вопросы 969-23-22. 095 – если не из Москвы звоните. И плюс еще 7, если вы звоните не из России. Только ради Бога, не следите за телевизором, если вы откуда-нибудь издалека и смотрите RTVI. Не следите за тем, что происходит – там все гораздо позже случается, чем в реальности. Пожалуйста, сказали: «Вопрос задавайте», - задавайте вопрос, вы, значит, уже в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Валентин из Саратова. Вот у меня такой вопрос. Березовский нам всем когда-то по телевизору рассказывал о том, что у него была диссертация на тему алгоритма принятия оптимальных решений. Вот он с этими оптимальными решениями нам выбрал Путина президентом, потом выбрал Сергея Рыбкина, потом вот хвалит Касьянова. Можете передать Березовскому, пусть он подкорректирует в своих оптимальных решениях и в своей диссертации что-нибудь и поддерживает других, порядочных кандидатов. Ну, хотя бы Явлинского, хотя бы Рыжкова. Каспарова.

С.БУНТМАН: Так. Ну, понятно.

С.ДОРЕНКО: Хорошо. Это зритель…

С.БУНТМАН: Ну, а что, кроме пожеланий у вас нет никакого вопроса?

ВАЛЕНТИН: Спасибо.

С.БУНТМАН: Пожалуйста. Ну, понятно.

С.ДОРЕНКО: Это один зритель передает другому зрителю – таким образом, мы становимся форумом.

С.БУНТМАН: Отлично.

С.ДОРЕНКО: И статус, несомненно, возрастает. Это не междусобойчик. Это форум зрителей.

С.БУНТМАН: Хорошо. Ну, ты записал, что надо передать?

С.ДОРЕНКО: Нет. Он уже передал.

С.БУНТМАН: Уже передал? Да, ну, хорошо. Все, понятно.

С.ДОРЕНКО: Он опубликовал свой вопрос. А теперь сейчас позвонит Березовский в эфир и скажет: «Так, пожалуйста, передайте этому парню…

С.БУНТМАН: В Саратов.

С.ДОРЕНКО: …в Саратов… (смеется).

С.БУНТМАН: Хорошо, если прозвонится Березовский, то пускай звонит, конечно, Борис Абрамович. Алло, мы вас слушаем. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Это «Эхо Москвы»?

С.БУНТМАН: Да. Добрый день. Пожалуйста, задавайте ваш вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Прямо сейчас?

С.БУНТМАН: Конечно. А когда же еще?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

С.БУНТМАН: Здрасте. Вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос. У меня вопрос такой – здравствуйте…

С.БУНТМАН: Да. Добрый день. Вопрос, мы вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос – чем объяснить тот факт, что главный режиссер театра Эстрады Геннадий Викторович Проханов вдруг поменял свое…

С.БУНТМАН: Хазанов, наверное.

СЛУШАТЕЛЬ: …значит, метаморфоза произошла с ним. А, может быть, я вообще ошибаюсь? Может быть, он и не поменял.

С.БУНТМАН: Понятно. Спасибо. Как вас зовут, откуда звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Я звоню из Израиля. Меня зовут тоже Израиль.

С.БУНТМАН: Понятно. Хорошо. Израиль из Израиля. Ну, о Хазанове наверняка…

С.ДОРЕНКО: Нет, о Проханове, по-моему…

С.БУНТМАН: Нет, ну, главный режиссер театра Эстрады – это Геннадий Хазанов.

С.ДОРЕНКО: А потом он сказал твердо, что главный режиссер театра Эстрады тра-та-та Проханов. Я точно слышал.

С.БУНТМАН: Ну, может быть, это была фигура речи. Ну, знаете, друзья мои, вы очень любите задавать…

С.ДОРЕНКО: Это мило, мило.

С.БУНТМАН: …вопросы цветистые.

С.ДОРЕНКО: Нет. Давайте по делу. Вот про Чубайса, например, мне интересно поговорить, и мне кажется это очень существенным. То, что мы говорили, что все кремлевские агитаторы немедленно выступили с вопросом – кому выгодно. И это ошибочная позиция, потому что они говорят: «Это выгодно критикам режима», - значит, критики режима и стреляли в Чубайса. Вот я еще раз повторяю – мне выгодно наступление весны, которая очень задерживается в Москве, но это не значит, что я организую южный ветер или северный ветер.

С.БУНТМАН: Ну, а почему, кстати говоря, ты не организуешь, если тебе это выгодно. Хоть кто-нибудь организовал бы.

С.ДОРЕНКО: Это событие, это покушение на Чубайса иллюстрирует то, что вертикаль власти не работает, то, что бандитизм расцветает? Или не иллюстрирует?

С.БУНТМАН: А вот я не знаю.

С.ДОРЕНКО: Да, безусловно, иллюстрирует.

С.БУНТМАН: А я не знаю. А кто это организовал? А кто организовал такое бездарное, извините меня, пусть простит Анатолий Борисович, покушение?

С.ДОРЕНКО: В смысле, что не добили?

С.БУНТМАН: Ну, да.

С.ДОРЕНКО: А, может быть, не собирались, может быть, пугали.

С.БУНТМАН: А, пугали.

С.ДОРЕНКО: Он же держит в руках бизнес, который сам по себе политика. Понимаете, когда вы держите бизнес – ларек, то это не политика, это экономика. Но когда вы держите десятки миллиардов долларов и существенную, несущую жизнь систему страны…

С.БУНТМАН: А кому надо пугать Чубайса?

С.ДОРЕНКО: …нужно как-то сделать его более гибким.

С.БУНТМАН: А кому пугать? Это что, спор хозяйствующих чубайсов?

С.ДОРЕНКО: Это спор хозяйствующих политиков. Это спор хозяйствующих политиков. Именно так.

С.БУНТМАН: Хозяйствующих политиков?

С.ДОРЕНКО: Да. И политиканствующих хозяйственников.

С.БУНТМАН: Ага. (Смеется).

С.ДОРЕНКО: Ну, да, это так в России сегодняшней. И вот что произошло. Поэтому критики, безусловно, критикуют режим Путина за это. Но только не надо на нас вешать. Мы там не стреляли. Вот в чем дело. И полковник тоже – очень смешно выглядит эта версия. И… и… От какого-то отчаяния. Я-то всегда придерживаюсь той точки зрения…

С.БУНТМАН: Ну, а почему не предположить, что быстро нашли. Действительно, хоть раз в жизни быстро нашли кого-то.

С.ДОРЕНКО: Но послушайте, они же создали ему серьезную рекламу, что это не какой-то пьяный забулдыга, это полковник ГРУ, специалист по терактам и прочая, прочая. Представьте себе, что он просто там однажды утром говорит: «Я поеду постреляю», - берет машину жены и едет стрелять.

С.БУНТМАН: Ну, и опозорили человека как профессионала, я бы сказал.

С.ДОРЕНКО: Так нельзя, и так не бывает. Это абсолютно неправдоподобно. Поэтому, на мой взгляд, эта сама история тоже доказывает презрение к нам. Я-то считаю, как в этом случае, так и в любом другом, почему у нас не могут никогда найти преступников? Потому что ищут стрелявшие. Они сами себя ищут. И так у меня щенок – я завел собаку, собаке у меня 4 месяца…

С.БУНТМАН: Поздравляю.

С.ДОРЕНКО: …завтра. Вот. И мой щенок ловит себя за хвост. И я все время смеюсь, глядя на него, потому что он ни разу себя не смог поймать. Конечно, они себя не смогут поймать. Это самое трудное.

С.БУНТМАН: А вот скажи, пожалуйста, твой щенок четырехмесячный, он знает, что он себя ловит за хвост? Или он в полной уверенности, что это какая-то другая страшная собака или крыса?

С.ДОРЕНКО: Ну, щенок-то, наверное…

С.БУНТМАН: Вот в чем беда. Щенок-то думает, что это крыса, может быть. А эти-то знают ребята.

С.ДОРЕНКО: А эти знают, да.

С.БУНТМАН: Вот в чем беда-то. Пожалуйста, 969-23-22. Звоните нам решительно. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

С.БУНТМАН: Мы вас слушаем, как вас зовут. И ваш вопрос, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Михаил из Израиля. Вопрос к г-ну Доренко. Г-н Доренко сказал, что все события в союзных республиках происходят от недостатка демократических свобод. Как считает г-н Доренко как член КПРФ, при наличии у власти КПРФ она бы обеспечила достаточно количество свобод в России?

С.БУНТМАН: Понятно, спасибо.

С.ДОРЕНКО: Может, повторить?

С.БУНТМАН: Да, я сейчас поясню, действительно было довольно плохо слышно. Наш слушатель из Израиля говорит, что вы считаете, что происходят такие революции от недостатка демократических свобод, тогда, когда они попираются.

С.ДОРЕНКО: Безусловно, безусловно.

С.БУНТМАН: Если бы в России пришла к власти КПРФ, предположим, в результате выборов, было бы достаточно демократических свобод в России?

С.ДОРЕНКО: Безусловно.

С.БУНТМАН: А чего безусловно?

С.ДОРЕНКО: Это точно так, это именно так. И сегодняшняя компартия выступает за народовластие. А народовластие – попробуйте-ка его перевести на греческий, получится демократия. Демо-кратия – народо-властие.

С.БУНТМАН: Понятно, понятно.

С.ДОРЕНКО: На моем партбилете написано: «Народовластие. Родина. Социализм».

С.БУНТМАН: Но зато мы слышали, во-первых, у коммунистов была 70-летняя практика, во-вторых…

С.ДОРЕНКО: Хорошо. Но у капиталистов была тысячелетняя практика убийства, изнасилования, отъема земель, постоянных войн, перерезания глоток друг другу – вы об этом не хотите вспомнить?

С.БУНТМАН: Да, но все становление капитализма, я бы сказал, оно в сумме не получило больше, чем коммунистическая власть отдельно взятой страны. Кампучия по боку.

С.ДОРЕНКО: Безусловно. Становление капитализма более или менее очеловеченного произошло благодаря Советскому Союзу. Безусловно, благодаря тому, что рабочие здесь достигли серьезных гарантий…

С.БУНТМАН: Да ну ладно!

С.ДОРЕНКО: Безусловно, благодаря этому поставлены были вопросы о социальной защите и в Западном полушарии, и в Европе и так далее.

С.БУНТМАН: Да ну ладно. Ну, сопоставьте даты хотя бы, друг мой, ну, уж гораздо раньше началось и профсоюзное движение… там…

С.ДОРЕНКО: Конечно. Да. Сопоставьте даты и скажите мне, в начале 20-ых… Профсоюзное движение началось раньше. У нас позже. И слава Богу.

С.БУНТМАН: Конечно, раньше. Да.

С.ДОРЕНКО: Американцы, кстати, об этом не помнят.

С.БУНТМАН: Да капиталисты такие карикатурные, они бы обрадовались, если бы было бы столько прав у их рабочих – то есть нисколько, сколько было в Советском Союзе.

С.ДОРЕНКО: Значит, друзья, я призываю вас к следующему: если когда вы начитались штампов, попробуйте освободить свое сознание…

С.БУНТМАН: Это ко мне.

С.ДОРЕНКО: Я обращаюсь к Михаилу из Израиля, а также ко всем остальным – попробуйте раскрепоститься просто и подумать, что левые силы везде и всюду ратуют за схожие идеалы. Они ратуют за социальную ответственность, за то, чтобы не было лишних людей, которые надо в газовые камеры отправлять, которые выброшены из жизни, за то, чтобы люди имели минимальный достойный хлеб и кров над головой – вот за что ратуют обычно левые силы.

С.БУНТМАН: Обычно.

С.ДОРЕНКО: Да.

С.БУНТМАН: Обычно.

С.ДОРЕНКО: И включая компартию Российской Федерации.

С.БУНТМАН: Так. Вот это уже другое дело, а то мы сейчас будем говорить: ты мне газовую камеру, а я тебе – ГУЛАГ, ты мне – это, а я тебе – то, там негров вешают, а здесь сами себя вешают. Вот не будем. Левые силы… Вот скажи мне, классические левые силы…

С.ДОРЕНКО: Правые силы у нас, абсолютно цинично у нас, причем вот эти гайдаровско-чубайсовские в начале 90-ых говорили буквально следующее: «Мы знаем, что не всем удастся приспособиться». И я тогда еще в 1992-ом году задавал вопрос: «Ребят, а те, кто не приспособятся, пойдут в газовые камеры?» А вот что делать тем, кто не приспособится? Мы вообще нация или мы отряд, чемпионы будут жить, а всех остальных расстреляют? Вот это так? Если мы нация, то мы должны сказать: приспособившиеся, чемпионы будут делиться через налоги, как в Канаде, как в Скандинавии, я не говорю про другие страны, вот в этих социалистических странах, как Канада и Скандинавия, и, кстати, как Израиль во многом. Они будут делиться с теми, кто не приспособился.

С.БУНТМАН: Последний нюанс вот в этом блоке. Значит, ты этим хочешь сказать, что КПРФ – это социал-демократическая партия или социалистическая?

С.ДОРЕНКО: Я хочу сказать, что это социалисти… цель нашей партии написана у меня в партбилете – народовластие, родина, социализм.

С.БУНТМАН: Хорошо.

С.ДОРЕНКО: Каждое из этих слов священно для меня.

С.БУНТМАН: Односложно можешь ответить на пейдежр вдогонку Киргизии – будет мирно или будет бойня?

С.ДОРЕНКО: Думаю, что будет бойня, потому что Азия, думаю, что всегда есть опасность перерождения народных революций, народных демократий в Азии в демократии типа иранской, то есть они не безопасны эти демократии. Благодаря такой специфической культуре, я бы сказал. Поэтому смотрю на это с огромным интересом, не без опаски смотрю на это. Ну, вот. Но приветствую любое движение к народовластию.

С.БУНТМАН: Сергей Доренко. Сергей Доренко через 5 минут вы можете продолжать задавать свои вопросы. А если вы пользуетесь пейджером, то вообще не теряйте времени. И я сейчас на него пока в перерыве внимательно посмотрю.

НОВОСТИ

С.БУНТМАН: По понедельникам персонально ваш Сергей Доренко. 969-23-22 – это телефон, о пейджере не забывайте 974-22-22 для абонента «Эхо Москвы». На пейджере здесь было гениальное совершенно заявление: «Все эти восстания, - наверное, Киргизия имеется в виду, или вообще все, - сделала ставленница Америки Роза Рымбаева, которая является сионисткой».

С.ДОРЕНКО: Является.

С.БУНТМАН: Гениально. Да.

С.ДОРЕНКО: Является. Ведь слово «является» используется и как глагол «есть», и как «являться» - то есть приходить. Она является этому человеку сионисткой. А, как «…шестикрылый Серафим на перепутье мне явился…» А ему явилась Роза, сионистка Роза Рымбаева. Тоже такое бывает. Бывает.

С.БУНТМАН: Понятно. Один из футбольных фанатов нам написал, знакомый мне по спортивным передачам, он всегда с восклицательными знаками: «Продержится ли Россия до 2008-го года без потрясений и революционной крови?»

С.ДОРЕНКО: Имеется в виду футбол, ты говоришь?

С.БУНТМАН: Нет, тут так написано, просто это известный нам футбольный болельщик.

С.ДОРЕНКО: Вы знаете, Россия продержится, если власть не будет бороться за… Ведь проблема вот в чем – сейчас уже критика власти не интересна, на мой взгляд, поэтому я так удрученно воспринимаю вопросы, которые касаются критики власти. Сейчас интересно, что же нам делать всем. Нам нужно делать – создавать… То есть поскольку мы, народ России, обладаем единственное суверенитетом, и делегированная нами власть – не откуда-то взятая, а делегированная на выборах нами власти используется нашими представителями власти не по назначению, то нам нужно создавать постоянно действующие забастовочные комитеты, постоянно действующие комитеты национального спасения, постоянно действующие забастовочные комитеты. То есть создавать некую власть, которая, наконец, станет отстаивать интересы народа.

С.БУНТМАН: Да, я знаю, Сережа, это твоя любимая идея.

С.ДОРЕНКО: Это не должно быть кровью. Это просто мы, народ, должны взять эту страну, которую,.. в конце концов, нам отвечать перед внуками. Но у нас нет власти, да? Договорились. У нас есть такая группа своих, такая малина, которая пилит страну. Ну, хорошо, мы должны все-таки взять ответственность за страну, то есть взять власть. Другое дело, будет ли власть применять и лить кровь, чтобы отстоять свое право на то, чтобы оставить Россию малиной такой. Это к ним вопрос – не к нам.

С.БУНТМАН: Пока есть очень интересное о действиях власти, о том, что смешалось все. Здесь нам пишет Валерий Владимирович из Пензы, пенсионер: «В Костроме, по сообщениям телевидения, готовятся к встрече президента необычным способом – выпрыгивают из штанов, не зная, чем еще удивить. Раскопали целое кладбище – около 400 могил – в поисках останков Ивана Сусанина. Зачем?» - это действительно этим занимались. «Что, чтобы взять с вождем мирового пролетариата рядом положить?» Это будет замечательный символ – Ленин-Сусанин.

С.ДОРЕНКО: Власть, жонглируя персонажами, наша власть – вообще говоря, наша власть, она вполне такая из комиксов, и она постоянно рисует нам комиксы. Возвращая, предположим, гимн, она может одновременно и мило надругаться над ветеранами отменой льгот и сейчас введением Жилищного кодекса. Да, то есть она дает нам комикс какой-то милый, и нам говорят: «Вот, видите, вот Иван Сусанин – практически прародитель Владимира Путина», и так далее. Но вспомните, Иван Сусанин, он завел поляков, потому что хотел их завести или он не знал дороги? Это очень важный вопрос. Он завел их в болото, потому что он хотел завести поляков в болото, или он не знал дороги и завел их к чертовой матери, потому что просто не знал, куда идти.

С.БУНТМАН: Нет, ну, по твоей модели получается, значит, если бы это была власть, что он завел, потому что не знал дороги, а потом всем объясняли, что он нарочно сделал.

С.ДОРЕНКО: Я бы поосторожничал. Путину не надо так ассоциировать себя так с Иваном Сусаниным.

С.БУНТМАН: (смеется).

С.ДОРЕНКО: Очень может быть, что Иван Сусанин завел поляков, желая срубить бабок, но он действительно не знал, где чертова дорога, и он их действительно завел в болото, потому что не знал, как выйти. Это я бы не стал исключать. Это опасная ассоциация для Путина.

С.БУНТМАН: Захар нам пишет на пейджере: «Никак не могу дозвониться до «Эха» уже два месяца. И очень обидно, когда дозваниваются люди с глупыми вопросами». Захар, вы извините за выражение, профуфукали свою чудесную возможность задать вопрос на пейджере тем, что здесь описали свои бедствия с телефоном. А мы послушаем телефон и потом доберем те вопросы, которые у нас были. 969-23-22. Алло, мы вас слушаем, алло, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

С.БУНТМАН: Здрасте, вы откуда звоните, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Алле. Алле.

С.БУНТМАН: Ну, алле, алле, мы вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ: Алле.

С.ДОРЕНКО: Алле.

С.БУНТМАН: Все, не слышно. Следующий звонок. И если так пойдет дело… Алло. Мы вас слушаем. Алло. Звонок. Звонок где? Нет звонок.

С.ДОРЕНКО: Есть.

С.БУНТМАН: Есть звонок. Потерялся. Нет, все, потерялся звонок.

С.ДОРЕНКО: А нет молотка, чтобы разбить этот телефон, чтобы уже никто не звонил?

С.БУНТМАН: Нет, но я тебе потом дам.

С.ДОРЕНКО: Ага, спасибо.

С.БУНТМАН: Так: «Объясните, пожалуйста, почему нет сообщений о последствиях аварии с Любимовым?» - спрашивает Николай. Ну, Александр Любимов…

С.ДОРЕНКО: Жив, все нормально.

С.БУНТМАН: …выехал со своим водителем на встречную. В этой аварии погибли два человека, которые ехали в той машине, в которую они врезались на встречной полосе, как это описывают сотрудники ГИБДД.

С.ДОРЕНКО: Ну, я не хочу сейчас выступать судьей. Я думаю, что человек, который убил других людей, всегда сам себе судья. Но, вообще, то, что творится на наших дорогах – это прелестная тоже демонстрация такой кастовой системы: «победителей не судят» и «сильные имеют право». То есть прав ни у кого нет, то есть у нас, у простых водителей. А там очень сложные касты, градации, у кого какие ЕКХ, какие флажки и прочее. У кого сирены, у кого мигалки – причем не у пожарных машин, безусловно. И когда они едут, больше всего меня сокрушает, когда они едут вечером по Рублевке, расталкивая всех, рискуя постоянно наехать на пешеходов, ужас, что творится. И я думаю: «Черт, эти ребята торопятся, чтобы поесть жареной картошки», – потому что им больше некуда торопиться. Уже 9 вечера, они едут домой, в свои коттеджи. Со всеми сиренами, со всей помпой. Потому что они хотят порубать картошечки.

С.БУНТМАН: Сереж, ты знаешь, здесь есть один нюанс – вот те люди, которые внимательно следят за твоей биографией, а также за жизнью, они сейчас сделают вот, вот Любимов ехал по встречной, а Доренко ехал на мотоцикле и сбил офицера.

С.ДОРЕНКО: Я счастлив, я всю жизнь боялся сбить человека. Вот, Сереж, я говорю тебе – это у меня всегда наваждение было. Я всегда торможу у автобусов, думаю, сейчас выкинут, кто-то выкинет… Потом, когда у меня были проблемы с властью, я думал, сейчас мне кинут кого-то. И так делали – то есть не со мной. Но я знаю – кидают пьяного и человека потом сажают за это. И я всегда притормаживаю, смотрю – нет ли ног из-под автобуса, не видно ли, что человек идет. И вот это, понимаешь, это так и происходит: чего ты боишься, то и случается. Но я счастлив, что у человека синяк. И я счастлив, что он не убился. И я здоровья ему желаю на долгую жизнь. У него было 3,17 промилле в крови, он там, так сказать, рисковал жизнью из-за неумеренного употребления алкоголя, как свидетельствуют врачи. Но я счастлив, что он выжил, что у него синяк, что синяк зарос благополучно – то есть я имею в виду, что превратился синяк сначала в красняк, потом в желтяк и прошел. Все. Нет теперь синяка. И я счастлив, что с ним все в порядке.

С.БУНТМАН: Сергей Доренко. Здесь я на пейджере вычитал замечательное совершенно от Саши послание: «Лично мне опубликованный Иван Сусанин – облик, напомнил Волошина».

С.ДОРЕНКО: (смеется). Который – вел, не знаю, куда?

С.БУНТМАН: Там были, когда Виктор Шендерович издавал забавную газету, там были «Неудачные примеры клонирования». И там были Волошин, Волошин и так далее.

С.ДОРЕНКО: Вообще, с этими людьми, которые куда-то кого-то ведут, вообще же всегда проблемы. Я в детстве спрашивал у школьного учителя, я говорил: «А Данко, он точно знал?» Вот Данко – этот гениальный образ, воспетый советскими школьниками и школьницами в сочинениях, и он вырывает свое сердце и куда-то прет и прет. И я думал: «А этот парень, он знал, куда ведет? Или он просто пер, куда вынесет?»

С.БУНТМАН: Вопрос остается. Сергей Доренко – «Персонально ваш» по понедельникам. Завтра не будет Алексея Пушкова, но у вас обязательно будет «Персонально ваш». Всего доброго.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024