Купить мерч «Эха»:

Павел Гусев - Особое мнение - 2014-05-20

20.05.2014
Павел Гусев - Особое мнение - 2014-05-20 Скачать

Э.ГЕВОРКЯН: Добрый день. Это программа «Особое мнение», у микрофона – Эвелина Геворкян. И сегодня у нас в студии в гостях Павел Гусев, главный редактор «МК». Здравствуйте.

П.ГУСЕВ: Здравствуйте.

Э.ГЕВОРКЯН: Начнем с вопроса нашего слушателя, дадим слушателям слово. Человек с ником Коркорнилов вас спрашивает «А можно ли секретных крымских журналистов причислять к информационным террористам?»

П.ГУСЕВ: Вы имеете в виду секретных – это тех, кто был по секретному приказу награжден?

Э.ГЕВОРКЯН: Я не знаю. Вот, в данном случае это вопрос от нашего слушателя. Мы можем только догадываться, что он имел в виду под словом «секретных». Но я думаю, что речь идет, конечно же, о ситуации с задержанием журналистов LifeNews. Как вы можете это прокомментировать?

П.ГУСЕВ: Ну, дело в том, что я как председатель Союза журналистов Москвы и председатель комиссии Общественной палаты по свободе слова, защиты информации, могу честно сказать, что я всегда отметаю, ну, так скажем, расовую или политическую, или иную ориентацию того или иного издания, журналистов и что бы там ни было. Потому что в свое время мы совершали ошибки в начале 90-х годов, когда ряд главных редакторов и журналистов там из газеты «Правда»... Мы тогда были все революционно-демократически настроены. Мы их решали исключать из Союза журналистов, потому что, вот, они – коммунисты потому что, вот, они из уходящей эпохи.

Потом через там какой-то период времени очень короткий мы, все-таки, осознали, что журналист может быть и коммунистом, и анархистом, и любым по политическим своим воззрениям, и писать может на любые темы. Он может соглашаться с нами, мы можем с ним не соглашаться, поэтому...

Э.ГЕВОРКЯН: Простите, уточнение, да? То есть все мы знаем про Хартию журналистов или про некий кодекс этический внутри радиостанции «Эхо Москвы», в частности. Там идет речь о том, что, все-таки, журналист не должен представлять никакие политические силы, вступать в партии.

П.ГУСЕВ: Это вы неправильно говорите. Это ваша внутренняя хартия. Но если есть, предположим, у ЛДПР или у Коммунистической партии свое издание, то главный редактор этого издания или журналисты могут быть в партии, и никому это не мешает. По хартии «Эха», ну, по хартии, например, внутренней нашей «МК» там я знаю других изданий мы беспартийность приветствуем и считаем, что беспартийные должны быть все. Ты можешь внутри придерживаться себя какой-то там всё равно. Ну, что-то тебе больше нравится, что-то меньше, но ты всё равно должен быть объективен.

Но в реальной жизни есть издания, которые оплачиваются и различными партиями, и различными группировками при тех или иных структурах. Есть государственные СМИ. И мы не должны прежде всего обращать... Если что-то случилось с этими журналистами, не это должно быть основой в защите этих журналистов. Журналист для Союза журналистов Москвы есть журналист. Пусть он пишет, так сказать, плохо о либералах, но он – журналист. Пусть он плохо пишет о Путине, но он – журналист. Пусть он плохо пишет об американцах, но он – журналист. Какой он журналист, качественный, не качественный, плохой, нравится, не нравится, это слушать его или не смотреть или, там, так сказать, проклинать – это дело потребителя. Потребителя. Но для Союза журналистов, если он входит в нашу организацию, он всё равно для нас журналист.

Да, если он врет постоянно и, как бы, тусует факты так, как ему, тогда мы можем вынести определенное решение и сделать свое «фэ» в отношении этого журналиста. Но если журналиста задерживают, если журналиста не пускают... Не пускали из «Новой газеты» - его задерживали одни силы. Не пускали из LifeNews – задерживали другие силы. Не пускали ВГТРК – их задерживали третьи силы. Мы в любом случае выступали в защиту. Мы делали заявления. Эти заявления публиковались, кстати говоря, и в украинской прессе (наши заявления), и медийное сообщество Украины, Киева в частности, у нас с ними всегда был хороший контакт, эти заявления публиковали.

Мы направляли эти заявления в Украинскую Раду и в международную конфедерацию журналистов. Мы считаем, что вся эта наша работа прежде всего на защиту интересов журналистики. Какой этот журналист и, так сказать, какая сила его задержала, нас в данном случае не интересует – нас интересует, что попраны профессиональные интересы журналиста. Не выполняется главная международная обязанность всех сторон: если журналист находится на поле брани, он может быть с той, с этой, с другой стороны, но никто не имеет права уничтожать журналиста или не давать ему работать.

Э.ГЕВОРКЯН: То есть правильно ли я вас понимаю, что только освободив журналиста, можно разбираться, был ли он там как участник событий, прикрывавшийся лишь журналистской корочкой?

П.ГУСЕВ: Дело в том, что по кодексу журналистов журналист в любой ситуации, в любых боевых сражениях не имеет права брать оружие в руки. Если ты взял оружие в руки, тебя защищать уже никто не будет. Ты взял оружие, ты встал на ту или иную сторону, всё, на этом заканчивается твоя журналистская такая аккредитация, безопасность твоя и защита со стороны международной журналистики. Если ты встал как боец и при этом хочешь писать о чем-то, извини, в первую очередь ты будешь бойцом, а не журналистом.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну вот еще уточняющий вопрос от Ильи из Ярославля «Почему, на ваш взгляд, когда похитили корреспондента LifeNews, то МИД РФ и федеральные СМИ жестко реагируют? А когда похищали Коныгина, корреспондента «Новой», то никакой реакции со стороны МИДа, ни со стороны журналистского сообщества России не было?»

П.ГУСЕВ: Ну, здесь всё понятно. Дело в том, что есть определенные издания, более приближенные к государству и, так скажем, правительственным или иным структурам власти, а есть более отдаленные. И отсюда, так сказать, и соответствующий интерес. Кого защищает МИД или там другие правительственные и другие, значит, они более приближенные.

Но я еще раз хочу повторить, что Союз журналистов и комиссия по свободе слова будет защищать вне зависимости от принадлежности к тем или иным оппозиционным, либеральным, как сейчас называют, хотя я категорически против этих названий, или другим. Я считаю, что СМИ... Если журналист выбрал то или иное СМИ – государственное или «Эхо Москвы», или «Комсомольскую правду», он выбрал, это его выбор. Что он пишет да как пишет – это точка зрения. Мы можем его критиковать там или еще что-то, но Союз журналистов в любом случае должен защищать всех тех ребят, журналистов, которые работают в самых разных изданиях. Отношение внутреннее – это одно. Отношение Союза – это совсем другое, это защита, прежде всего.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, вот, в продолжение темы единоросс Федоров сегодня предложил оградить население от журналистов из пятой колонны - туда он почтил вниманием нашу радиостанцию (отнес) и так далее. То есть все инакомыслящие, которые якобы как-то извращают информацию, должны быть...

П.ГУСЕВ: Я считаю, есть политические извращенцы – это Милонов в Питере, это Федоров, в частности, вот, в Государственной Думе. Они просто политические извращенцы, потому что такие вещи, которые они откалывают и предлагают, и делают, это просто извращение, это нравственное извращение, это абсолютно безнравственная позиция в отношении общества.

Сегодня идти по пути запрета тех или иных станций, радиостанций или газет, или информационных источников только потому, что они не славят чью-то одну сторону, а высказывают иную позицию, сомневаются, рассуждают, говорят не тем голосом, каким бы хотел услышать тот же Федоров или кто-то другой, это приводит к информационной безопасности страны. Это абсолютная дискредитация Конституции РФ, 29-й статьи Конституции, где об этом говорится.

И более того, в 1991 году показал весь ход истории в 1991 году, что страна рухнула за 1-2 дня, потому что в ней, прежде всего, хотели слышать только одну точку зрения, ту, которая была в ЦК КПСС. В это время уже стали появляться другие СМИ, и поэтому... Люди не хотят слышать одну точку зрения. У них есть разные точки зрения, и это будет, что бы ни делал Федоров, там, Милонов или какие-то другие.

Э.ГЕВОРКЯН: Но в некотором смысле когда он говорит об иностранных средствах в учреждении СМИ (собственно, он на этой линии настаивает), это же всё вполне в духе вот этой борьбы с иностранными агентами, которая была в НКО.

П.ГУСЕВ: Совершенно верно.

Э.ГЕВОРКЯН: Поэтому он в тренде.

П.ГУСЕВ: Но насколько я понимаю, абсолютное большинство СМИ существуют на российские деньги и существуют на российской территории. Буквально одно-два СМИ, может быть, входит в корпоративные различные структуры. Ну, предположим, больше всего это касается глянцевых журналов, которые издаются в России, но они входят в общие холдинги мировые. Там, «Elle», предположим, журнал или еще какой-то. Потому что там их очень много женских там, мужских журналов, всяких спортивных. Вот, они существуют как корпоративные. Ну, я не знаю, какую они составляют пятую колонну – я не вижу в этом пятой колонны.

Э.ГЕВОРКЯН: В Томске под угрозой закрытия. Собственно, посмотрим, чем сегодня уже буквально разрешится вся эта история, будет ли закрыт канал ТВ-2. Разворачиваются события. Сегодня сотни людей, как говорят, уже выходили на улицы. Не знаю точную цифру пока что, сколько людей в Томске вышло в поддержку ТВ-2. Вчера в этой же самой студии Маргарита Симоньян, будучи главным редактором крупнейшей телекомпании, сказала «Ну, мы же все понимаем, что там вообще речь не про журналистику. Если ты создаешь кому-то проблемы, то будь добр отвечай и не удивляйся тому, что тебе будут препятствовать».

П.ГУСЕВ: Значит, если... Вообще проблемы должны создавать любые СМИ, потому что любые СМИ должны вторгаться в проблематику того или иного региона, страны, мировые, что и делает, кстати говоря, Симоньян. Она очень талантливо вторгается в интересы различных стран, очень жестко. И очень жестко иногда они что-то там делают и она возмущается по этому поводу, что, вот, там какие-то ограничения или еще что-то делают американцы или еще кто-то.

Она вторгается там в те интересы, которые им не интересно слушать с ее стороны. То же самое там журналисты внутрироссийские. Они обязаны вторгаться. И то, что сейчас происходит с телекомпанией, я считаю, это грубейшая ошибка, прежде всего, которую делает власть этого региона. Я считаю это грубейшей ошибкой федерального центра, который не может поставить власти на место.

Очень всё это напоминает мне закрытие определенных сайтов, которые затем Верховный суд, кстати.. Росбалт если взять, который закрыли по надуманной тоже, в общем-то, ситуации. Верховный суд отменил решение. Я абсолютно уверен, что...

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, а сайт «Ура» в Екатеринбурге был.

П.ГУСЕВ: Да. Я абсолютно уверен, что перспективы на пересмотр этого дела очень хорошие у телекомпании, потому что реально технически они были отключены не по своей вине, и они просто работать не могут. Ну, если человеку просто закрыть кран с водой и обвинять его в том, что он погибает от обезвоживания. Ну, он погибает от обезвоживания не из-за того, что он отказывается пить, а из-за того, что он просто не может, так сказать, набрать воды, условно говоря, понимаете? То же самое и здесь.

Технически перекрыть кровь и кислород телекомпании, потом говорить «Почему вы не работаете?» Я абсолютно уверен, что, дойдя до высших судебных инстанций, а, может быть, и на другом уровне, они, все-таки, добьются своей правды.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, к сожалению, на ум приходит... Мы видели в истории закрытие НТВ, ТВС, сейчас «Дождь» в таком, непонятном положении, когда, опять же, как будто бы технические какие-то вопросы – ну, пожалуйста, работайте (кто вам мешает?) в интернете.

На ваш взгляд, ну, еще раз, да? Есть ли перспективы остаться в живых, работать в интернете или?..

П.ГУСЕВ: Я абсолютно уверен, что есть все условия для того, чтобы работать. Но определенные, так скажем, чиновники от идеологии, определенные чиновники от определенных партий власти пытаются создать ситуацию, когда единомыслие становится главным знаменем политического движения вперед. На самом деле, я абсолютно в этом уверен, что это движение назад. Нельзя двигаться в советское прошлое, нельзя двигаться туда, где мы уже видели все наши промахи и прекрасно понимаем, что Северная Корея никогда не будет лидером в области демократических прав граждан, в области развития этой страны, экономики.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну так а если и нет запроса ни на какую демократию, если это не считается ценностью и поддерживается населением?

П.ГУСЕВ: Дело в том, что если учитывать, что сегодня порядка 80% по всей стране, а, может, уже и чуть больше всех СМИ являются государственными или находятся на содержании у государства, прежде всего очень много региональной прессы, то, естественно, запрос будет один давать только то, что видит чиновник, то, что видит лидирующая партия, то, что видят лидирующие и солирующие, ну, те или иные политические лидеры. Это неправильно. Это абсолютно неправильно. Это утопия. Ни одна страна мира никогда не добивалась прогресса и не имела за собой хорошего исторического базиса, который бы потом не критиковался и который бы потом не разрушался, не трескался и вообще, так сказать, не превращался в груду битого кирпича и глины. Это всё Колосс на глиняных ногах, то, что говорили про Советский Союз или там про нашу страну в свое время. Действительно, Колосс. Но ноги, вот, внутреннее содержание... Всё равно всё держится не на ракете, а на человеческом уме, который создал эту ракету, и человеческий ум, заостренный только на одни винтики или на одну идею – это тупик. Тупик, абсолютный тупик. Широта мысли и широта взглядов – вот основа, движущая основа государства.

Э.ГЕВОРКЯН: Владимир из Нижегородской области спрашивает вас: «А как вы оцениваете работу российских информационных агентств? Они, ведь, теперь не источники достоверной информации. Вы в газете перепроверяете сообщения или копипастите как есть?»

П.ГУСЕВ: Нет. Во-первых, мы просто перепостить ничего никогда не делаем. Вообще это исключается в нашей работе. Если что-то берем из информагентств, мы тут же начинаем привлекать или аналитиков, или привлекать различные источники со стороны, которые дают оценку того, что было сказано. Мы начинаем перепроверять эту информацию. И дальше она обрастает, соответственно, или негативной информацией, или положительной. И существует определенный баланс и взвешенность по определению, насколько ценная эта информация.

Э.ГЕВОРКЯН: Ну, сейчас уже, я думаю, можно перейти к обсуждению нашей международной повестки на Украине и в Китае. Приходят вопросы от наших слушателей. Ну и вот, собственно, хотелось бы вашего комментария по поводу такой информации. Россия и Китай в заявлении по Украине осудили тех, кто вмешивается в дела других стран – я вот даже стесняюсь спросить, кого они имели в виду? И насколько продуктивны переговоры?

П.ГУСЕВ: Ну, я думаю, что имеются в виду прежде всего США, а, может быть, частично и Евросоюз. Может быть, так сказать, какие-то другие страны, которые подключились, та же Канада там или Австралия, которая тоже там осуждала всё это дело.

Дело в том, что осуждать можно всё, что угодно. Мне кажется, что в основе деятельности любого государства, даже если она входит в конфликтную ситуацию по тем или иным проблемам, все-таки, это не расширение конфликта политического или международного, а умение найти реальные шаги, вот, найти вот эти шаги, сделать эти шаги в виде консультаций, различных встреч для того, чтобы, все-таки, ликвидировать вот ту острую ситуацию, которая существует.

Ситуация с Украиной мне, все-таки, кажется после 25-го числа внутри Украины может быть очень большой такой, знаете, конфликт интересов, потому что совершенно понятно, что ни Донецк, ни Луганск не признают выборы президента. Там идет внутри такая вот политическая пока еще до конца непонятная ситуация, потому что заявления в сторону России остаются безответными, по крайней мере, внешне, что, мол, примите нас. Теперь они говорят, обратились, по-моему, сегодня или вчера в ООН «Признайте нас самостоятельными». Ну, некое Приднестровье такое вырастает у нас на глазах.

Но! Появляется Ренат Ахметов, который пытается изнутри разрушить вот эту вот донецкую ситуацию, по крайней мере. Это забастовки рабочих, это, так сказать, невыплата денег и так далее, и тому подобное. То есть экономика плюс политическое недовольство определенной части рабочих, которые не будут получать зарплату и прочее-прочее. То есть Ренат Ахметов активно стал работать на руку Киева. Это всё равно сейчас ничего не пройдет. Всё равно выборы решат самый главный вопрос – у России появится человек, с кем они будут разговаривать. Скорее всего, это Петр Порошенко, который... На сегодняшний день там у него 46 или сколько-то процентов уже имеет он такого рейтинга своего. Ближайший – это всего лишь 9,7 в этом рейтинге. Разница очень большая. И скорее всего, он станет большинством голосов президентом. Вот, дальше начнется поэтапный момент, с кем Россия начнет поэтапно или сближаться, или, по крайней мере, вести какие-то, наводить мосты, переговоры. И они тоже. Потому что одно из заявлений Порошенко – это о том, что он обещает сегодня в предвыборной кампании в течение 2-3 месяцев наладить отношения с Россией. То есть наладить эти отношения.

Э.ГЕВОРКЯН: Вопрос Влада из Москвы «Как вы считаете, почему Путин сдал свои позиции по Украине перед Западом и начал пятиться назад? Это хитрый ход или проявленная слабость?»

П.ГУСЕВ: Я не думаю, что у Путина есть хоть на миг в глазах или внутри испуг или слабость в отношении своих позиций. Я думаю, что он абсолютно уверен в правоте того, что он делает. Но, может быть, это как раз то, о чем я и начал говорить. То есть это попытка сделать шаг для того, чтобы сесть за один стол. Плюс всё это было сказано в преддверии китайского визита. А китайский визит, по сути дела, ну, это... Ну, знаете, это такая страховка очень мощная.

Э.ГЕВОРКЯН: Мы об этом поговорим сразу после новостей (сейчас они будут на «Эхо Москвы»). И обязательно подведем итоги этих переговоров, и вообще о перспективах сотрудничества не столько с Европой, сколько с Китаем.

НОВОСТИ

Э.ГЕВОРКЯН: Продолжаем прямой эфир. Это программа «Особое мнение», я – Эвелина Геворкян и Павел Гусев, главный редактор «МК» сегодня у нас в студии. Приходят сообщения из Санкт-Петербурга: «И тем не менее Путин сдался Китаю. Причем тут Украина? Мы уже прошли этот рубеж». Подведем итоги сегодняшних переговоров: по газу соглашения так и не подписали.

П.ГУСЕВ: Ну, прежде всего, не сдался Китаю пока еще. Это очень быстрое суждение и выдать желаемое, может быть, кем-то за действительность. Да, подписано... Там порядка 46 должно было быть подписано, но главное, самое главное соглашение не подписано – это по газу. Потому что, в общем-то, вся эта поездка была в расчете на то, что в основе будет подписано основное соглашение о продаже нашего газа Китаю, и таким образом мы сможем вот ту ветку, которую тянули очень длинную по нашей северной территории России в сторону Дальнего Востока, мы сможем продавать газ и тем самым можем компенсировать определенные затраты, связанные и с Европой, которая меньше потреблять газа собирается, и с Украиной, и так далее, и тому подобное. То есть это был очень надежный (был бы очень надежный) источник поступления и соответствующих денег, ну и плюс для экономики это был бы большой плюс.

Надо сразу отметить (может, кто знает или не знает), что сдаваться нам еще очень сложно, как говорят некоторые. Дело в том, что мы как торговые партнеры Китая находимся где-то там, по-моему, на 7-м или 8-м месте. То есть в очень таком... Для Китая мы не основные партнеры в любом случае. У них основные партнеры – это совсем другие страны. Кстати, США как раз входят в основные партнеры, и тогда уж говорить скорее нужно о США, которые сдаются, потому что если ты заходишь в США в любой магазин, то прежде всего ты видишь китайские товары, а отнюдь не там американские и даже не европейские. А, в основном, это, все-таки, массовка – это китайский ширпотреб или вообще вся техника и так далее, и тому подобное.

Так вот. Плюс подписан, предположим, там о создании широкофюзеляжного или там какого-то большого лайнера, чтобы составить Аирбасам и Боингу конкуренцию. Но до проекта и до выхода, предположим, даже если всё это будет хорошо осуществляться, это не менее 10-12 лет должно пройти, чтобы создать такую машину, запустить ее в серию и чтобы она к этому времени сумела догнать или была равноценна тем воздушным кораблям, что делает сейчас Боинг. А они уже новые модели. И то, что Аирбас делает, они уже приступили к новому поколению самолетов.

Поэтому это, конечно, задача тоже очень сложная, и на дальнюю-дальнюю перспективу.

Э.ГЕВОРКЯН: А, вот, Мария Леку, журналист пишет у себя в сети такую мысль: «Очень забавно то, что русских патриотов так бесит и пугает союз с Европой, а перспективы стать китайской колонией вообще не беспокоят». Согласны ли вы вообще с тем, что сейчас идет выбор, куда мы поворачиваем, Европа, Восток?

П.ГУСЕВ: То, что государство ищет и власть ищет, конечно же, сближения с Востоком, это факт. То, что сейчас очень ухудшились, ну, экономические, политические контакты европейского уровня, американского уровня, и восполнить это, конечно, может Восток при всей силе, особенно Китай, Индия. Это очень большая сила, политическая сила для уравновешивания этого баланса.

Э.ГЕВОРКЯН: Простите, что перебиваю. Ряд экспертов говорят о том, что с экономической точки зрения одно дело поставить газ в Европу и что экономически это может быть вообще не целесообразно и чуть ли себе не в убыток, если это всё тянуть до Китая, это раз. И главное, Китай теперь тоже будет диктовать свои условия, как раз таки торговаться по цене на газ, потому что они чувствуют, что мы стали уязвимы.

П.ГУСЕВ: Естественно. Дело в том, что, конечно, китайцы в этом плане всегда отспорят свой кусок, они всегда это делают очень ловко и делают это очень, прежде всего, для себя в большой плюс выйти в любом договоре. И тем более что газом на сегодняшний день они обеспечены. Они сегодня закупают газ, у них Туркмения им поставляет напрямую, еще ряд государств. И они, вот, как сегодня говорят экономические источники (я вот буквально вчера-позавчера специально смотрел, проверял), они, по сути дела, полностью себя газом обеспечивают на сегодняшний день. Ну, может быть, так сказать, если будет плюс газ для каких-либо синтетических целей, ну, прежде всего, для создания... Из газа, ведь, не только его для горения используют – его же можно использовать для производства различных синтетических материалов и так далее, и тому подобное. То здесь, конечно, может быть, для них это и было бы в какой-то степени выгодно.

Насколько выгодно это нам?.. Есть определенная цена. Насколько я знаю, это где-то в районе 360 долларов. Вот это вот и является та цена, которая сегодня является, в общем-то, где-то равнозначной с европейской ценой средней.

Э.ГЕВОРКЯН: Я просто до конца не понимаю, в чем интерес России, да? Что такое мы, поворачиваясь к Китаю, там не знаю, защищаем наши духовные скрепы, не желая сотрудничать с Европой? Или какие-то у нас большие интересы, опять же, в Украине?

П.ГУСЕВ: Нет, мы должны улучшить свой политический баланс. Сейчас баланс у нас отрицательный в отношениях с Европой и Америкой. Он может стать резко положительным и что, в общем-то, создаст нам большой задел политический в целом. Мы должны себя укрепить в международной...

Э.ГЕВОРКЯН: Союзом с Китаем.

П.ГУСЕВ: Да. С очень новым крепким союзом с Китаем, Индией, где появился новый руководитель, с другими странами Юго-Восточной Азии. И это, конечно, перспектива очень, очень, очень интересная, прежде всего, для России.

Э.ГЕВОРКЯН: Перейдем к другим уже нашим внутренним новостям. Как вы оцениваете вообще вот эту необходимость уведомления о втором гражданстве? К чему всё это вот сейчас там приняли окончательно?

П.ГУСЕВ: Ну, это ведет к закрытию страны. Я должен сказать, что взять ту же Европу, Европейский Союз, где идет как раз мощнейшая разблокировка вот таких, знаете, внутренних проблем – кто ты, откуда ты. Люди хотят, бельгиец ехать работать, условно говоря, там в Германию, он едет, там, заводит семью. И никто не спрашивает, бельгиец ты или кто ты. Ты – член Евросоюза, ты имеешь право перемещаться, работать. Если у тебя нормальные документы, ты...

Э.ГЕВОРКЯН: Видимо, что-то угрожает нашей идентичности, если мы всё время хотим повыше забор поставить.

П.ГУСЕВ: Я думаю, что это просто... Вот, я когда-то очень давно говорил, что если мы хотим стать новой страной, должно просто, вот, уйти из жизни 2-3 поколения, которые выросли в Советском Союзе, которые учились в Советском Союзе и потом еще и дети, которые, ну, воспитывались, вот, на рассказах, как было хорошо в Советском Союзе. И только пятое-шестое поколение, которое идет, а это, значит, через 30... Вот, если брать сегодняшний год, надо прибавить еще 30 лет для того, чтобы появилось новое поколение, которое будет мыслить совсем другими категориями. Не категориями возврата в светлое советское время, не категориями «Давайте смотреть советские фильмы и радоваться, чтобы, так сказать, этих фильмов было больше. Посмотрите, какие они все были добрые, счастливые». Ребята, мы совсем недавно писали, как в 1980 году самолет уничтожил детский садик, просто вот упал на детский сад и ни один человек в Советском Союзе не знал эту информацию, и уничтожены были дети. Там никому ничего не выплачивали. Ну, это целая была трагедия. Расстрел в Новороссийске. И так далее.

То есть были в истории... А если взять всё, что было связано, там, 30-е, 40-е годы, связанные с расстрелами и с лагерями, с политзаключенными. Это та история, от которой нужно уходить, помнить и уходить, помнить и уходить дальше, дальше, дальше. Но помнить, что это может всегда повториться.

И то, что сейчас происходит с этим вот гражданством. Ну, я понимаю, это гражданство двойное для чиновников. Да, там есть какая-то, может быть, так сказать...

Э.ГЕВОРКЯН: Опасность или безопасность.

П.ГУСЕВ: Ну, целесообразность вообще думать на эту тему и рассуждать. Но в целом для всей страны, на мой взгляд, это какое-то безумие.

Э.ГЕВОРКЯН: Вот пришла срочная новость. Пресс-секретарь Следственного комитета просит привлечь депутата Митрофанова в качестве обвиняемого по делу, двое фигурантов которого уже осуждены за мошенничество. Есть ли у вас какие-то предположения или догадки, что происходит?

П.ГУСЕВ: Я это дело, к сожалению, очень плохо знаю. Я знаю, что там возбуждалось дело. Но я вам хочу сказать, что Митрофанов – очень странный вообще человек. И у меня такое впечатление, что, вот, несколько лет назад или, там, полтора года или два...

Э.ГЕВОРКЯН: У нас секунды уже остались.

П.ГУСЕВ: Да. ...его сделали председателем Комитета по СМИ специально, чтобы дискредитировать вообще всю работу в СМИ. Ну, что он и сделал в конечном счете.

Э.ГЕВОРКЯН: Спасибо вам за участие в эфире. Павел Гусев был сегодня у нас в «Особом мнении». Я, Эвелина Геворкян прощаюсь с вами. До свидания.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024