Купить мерч «Эха»:

Виктор Шендерович - Особое мнение - 2013-11-07

07.11.2013
Виктор Шендерович - Особое мнение - 2013-11-07 Скачать

С.КОРЗУН –Всем добрый вечер! Сергей Корзун – ваш ведущий, а гость «Особого мнения» сегодня Виктор Шендерович. Виктор, добрый вечер!

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Добрый вечер!

С.КОРЗУН – Много разнообразных сегодня новостей. В частности новость об адвокате довольно известном Мусаеве, который задействован во многих, во многих историях. Сегодня Следственный комитет России заявил о том, что возбуждены несколько уголовных дел против адвоката Мусаева. Мусаев известен тем, что, собственно, защитник по делу об убийстве Юрия Буданова, задействован во многих других делах. И, сегодня же прямо телевидение «Россия 1» распространила запись допроса свидетеля, который дает показания на Мусаева: якобы юрист передал ему 16 тысяч рублей за то, чтобы он не смог опознать убийцу.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Смотрите, тысячу раз цитировал, в тысячу первый раз процитирую, что хуже всего с правдой в те времена, когда все может быть правдой. Репутация адвоката Мусаева прискорбная, репутация канала ВГТРК и доверие к нему - еще более прискорбное за большей давностью.

С.КОРЗУН – Репутация Следственного комитета безупречна?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Симметрична. Поэтому, в том-то и дело, что здесь, может быть, поскольку Мусаев, мягко говоря, не Юрий Маркович Шмидт, ВГТРК – не CNN, ну и так далее – а Следственный комитет – это…

С.КОРЗУН – Ну, и что? Интересно было сравнить, какое сравнение подберете?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ну, я не знаю, где не вывозят журналистов в лес главы… и так далее. Понятно, что репутации убогие у всех трех персонажей этого противостояния, и, соответственно, там, видимо, сплелись интересы какие-то очень крепко, о чем мы когда-нибудь узнаем. Но, должен сказать, что при всей малой симпатии к адвокату Мусаеву, должен заметить, что трансляция по государственному каналу в данном случае этого свидетеля до всякого суда и так далее – это, что, вообще, с точки зрения…?

С.КОРЗУН – Большая журналистская удача ВГТРК.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да. О, да! Поэтому, поскольку репутация убогая у всех троих, то будем просто пытаться понять, что там внутри произошло, с чего они вдруг склубились, какой нерв задет, какие финансовые интересы задеты, корпоративные интересы задеты – будем разбираться.

С.КОРЗУН – Сам факт «наезда», в данном случае «наезда» на адвоката, который задействован в нескольких достаточно существенных делах, может ли привести к тому, что его отстранят? Сам он в эфире "Эхо Москвы" комментировал, что его могут просто-напросто закрыть, взять под стражу и, таким образом…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Это уже надо спрашивать у юристов, какие там есть юридические возможности. Впрочем, в случае с нашей страной разговор о юридической правоте носит теоретический характер, потому что они могут все – это мы знаем. Они просто могут все, и не особенно даже заглядывая в справочники свои юридические.

С.КОРЗУН – Хорошо. Начать хотел, кстати, не с Мусаева – как-то забылось, хотя все время сидело в памяти – 7 ноября, день, когда обычно поземка метет, день, когда…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – День, когда 100 лет назад родился Альбер Камю. Великий день.

С.КОРЗУН – День, который, как пишут наши слушатели, и, ка, известно, родилась Надежда Толоконникова; а также день, в который произошел, собственно, большевистский переворот, который называли до последнего времени Великой Октябрьской социалистической революцией. А, в новом учебнике истории все это будет объединено, все революционные события в Великую Русскую революцию.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Так вот, Камю, которому я доверяю больше, чем всем путинским учебникам истории – столетие этого человека отмечает сегодня весь мир. И, это был бесстрашный человек, бесстрашно противостоявший всем формам насилия: и фашизму и коммунизму, прошедший довольно сложный путь в этом смысле, разумеется, имевший много врагов, когда он прервал свои отношения с социалистической идеей. И, человек - в двух словах – писавший, если совсем главное, о персональной ответственности человека за то время, в которое он живет, о персональной ответственности за время – об этом главные его тексты. Но, для меня – у меня ортодоксальный вкус – все-таки «Чума», наверное. Хотя, и «Посторонний» и «Миф о Сизифе», но, прежде всего, конечно, «Чума». О персональной ответственности человека за время и место, в котором он живет. Может быть, бывают странные сближения, действительно – то, что 7 ноября.

А, что касается нашего переворота, то мы продолжаем жить в этой шизофрении. С одной стороны, все-таки было решено, что это не Великая социалистическая революция, а переворот. А, потом выясняется, что распад страны, нелегитимный заведомо – это главная трагедия 20-го века… В общем, никак не договоримся сами с собой.

С.КОРЗУН –Теперь пришли к тому, что это все вместе Великая Русская революция. Вроде, как учебниках по истории собираются называть, включая февраль 17-го и Гражданскую войну.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Это пустое место. Назвать это Великой революцией можно, но, когда мы говорим о Великой Французской революции, то, подразделяя на какие-то этапы – там много чего было с 89 по 93…

С.КОРЗУН – Действительно, много, чего.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Много чего было, но, тем не менее, можно сказать о сути. Уже понятна суть того, что произошло во Франции, поэтому она Великая Французская революция, указавшая дорогу веред человечеству, с реками крови и так далее, но, тем не менее, очень сильно изменившая исторический пейзаж. Куда изменила наша? Можно назвать тоже Великой – дело не хитрое – куда она изменила? Мне кажется – не мне одному кажется, - что вся история – назовем ее так – весь российский 20-й век человечество должно нам быть страшно благодарно. Мы поставили такую вешку, куда не надо идти; мы так страшно обозначили эту катастрофу и невозможность идти по этому пути, что Европа должна быть нам страшно благодарна. Мы на себе, как Пастер поставили этот эксперимент, эту чуму, возвращаясь к Камю. Мы на себе поставили этот эксперимент, мы платим до сих пор за этот чудовищный эксперимент фактически переломленным позвоночником – это не моя метафора. Дай бог, чтобы Россия вообще выкарабкалась из 20-го века – пока не выкарабкалась. Не видно, что выкарабкалась, никаких уроков не извлекли толком. Этот эксперимент был по-настоящему начат 7 ноября – это трагическая дата, это дата, с которой началось государственное насилие. Оно было и раньше, конечно, и при царе батюшке, но насилие совершенно другого масштаба и рода, оправданное идеологически. Бессовестность и убийственность политики в буквальном смысле проложили эту дорогу, конечно.

С.КОРЗУН – Виктор Шендерович в «Особом мнении» на радиостанции "Эхо Москвы", на телеканале RTVi. А, вообще, еще, наверное, два слова о 7 ноября. В этот день обычно принято немножко так ностальгировать, если не по историческим событиям - по крайней мере, по бытовым условиям, в которых люди нашего поколения жили там, в 70-е, 80-е годы…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – У меня нет оснований.

С.КОРЗУН – Газировка за одну копейку из автомата, метро за «пятачок», язычки школьные за 7 копеек замечательные, хрустящие.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – У меня нет оснований ностальгировать. Кроме старого анекдота про «сталинского сокола», про то, что тогда «хрен стоял, и девки любили» - ну, это да. То, что мы были моложе с тобой на 40 лет, и ничего плохого в этом не было – это да, тут можно ностальгировать. Можно ностальгировать по своей собственной единой и неповторимой жизни. Я могу ностальгировать по Чистым прудам без ресторана, с тополями и по пейзажу фильма «Покровские ворота» - я в этом пейзаже родился. Вот, они катаются на коньках по пруду, а я там где-то в коляске лежу, потому что этот тот самый 58-й года и так далее. Ностальгируем мы по своей жизни. То, что наша с тобой жизнь пришлась на поздний «совок» - это наша с тобой, так сказать…

С.КОРЗУН – Личная трагедия.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ну, почему трагедия? Ну, так получилось. Ну, Генриха Бёлля юность пришлась на нацизм, и, что теперь, тосковать по нацизму? А он первый раз поцеловался при Гитлере, и, что теперь? В том-то и дело – надо уметь это отделять, иначе мы будем так и ходить по кругу.

С.КОРЗУН – Виктор Шендерович. Несколько новостей горячих, прежде, чем перейти к вопросам. Вопросы тоже есть совершенно различные – это мы вернемся к ним. Ясер Арафат – возвращается история нескольких лет давности. След полония обнаружили швейцарские ученые. Французские, которые параллельно исследуют эту проблему, пока ничего не обнаружили, по крайней мере, не обнародовали свои результаты. Напоминаю о том, что проводились экспертизы, в том числе, и российскими медиками, которые ничего не обнаружили.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Что симптоматично.

С.КОРЗУН – Что за история?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Во-первых, поскольку все немедленно начали, по крайней мере, там, на месте вопить про Израиль, то хочу заметить, что, если бы Израиль хотел бы что-нибудь сделать с Арафатом, то к Арафату прилетело бы то же, что прилетело в 4-м году к шейху Ясину. А, полоний надо искать…, употребление полония с целью убить человека надо искать где-то в других местах за пределами Израиля – ну, на родине таблицы Менделеева, я думаю. Не будем показывать пальцем, но это слоненок. Так что след полония – это очень любопытно.

Должен сказать, что основания для того, чтобы ускорить отправку Ясира Арафата к праотцам были у очень многих, и, прежде всего, конечно, финансовые основания, потому что в его руках была многомиллиардная гуманитарная помощь. Все мировое сообщество много-много лет давало деньги на Палестину, на гуманитарный аспект. И на все это вдова покойного много лет жила в пятизвездочных отелях в Париже, разоряя тамошние бутики. А, как-то на пейзаже Палестинской автономии эта гуманитарная помощь не сильно отразилась. Желающих прибрать к рукам было очень много. И, если вы помните смерть Арафата – сам процесс умирания – стал довольно комическим, потому что госпожа вдова просто категорически не отключала аппаратуру, потому что, с отключением аппаратуры встал бы вопрос, собственно, о деньгах для Палестинской автономии. Мне кажется, что там денежный вопрос, это огромное количество нулей, и это очень серьезно, и там надо искать след, как мне кажется.

С.КОРЗУН – К вопросам, как обещал. Самый популярный вопрос из тех, которые пришли до начала этой программы – вопрос про Навального Алексея. Последствия «Русского марша», по которому вы еще здесь, в «Особом мнении» высказались.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Давайте зададим странный вопрос: А, почему эта тема «Русского марша» - почему это, собственно, про Навального? Это не про Навального, ребята. Это про Путина, его администрацию, при которых это все происходит: свастики на трибунах и невозбуждение уголовных дел… Навальный должен возбуждать уголовное дело в Ярославле по факту поднятия нацистского флага? Это зона ответственности Навального? Зона ответственности Навального – нераскрытые убийства и поножовщина, мордобой людей по национальному признаку или нет? Давайте разделять тут темы. Тема растущего фашизма – это путинская тема, это путинская здесь она ответственности. Тут, кстати, или некстати опубликован очередной экономический прогноз с очередным ухудшением. Даже уже с апреля этого года он ухудшился.

С.КОРЗУН – Об этом же вчера сообщалось со ссылкой на Высшую школу экономики.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да. Я процитирую: «К 30-му году Россия останется страной с доминирующим нефтегазовым сектором, плохими дорогами, низким уровнем медицины, высокими региональными различиями в уровне жизни, оттоком капитала, дефицитом бюджета. Будет по-прежнему продолжать отставать по качеству жизни».

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Хотелось бы знать, при чем здесь «Русский марш?»

В.ШЕНДЕРОВИЧ – А, при том. Потому что в этих условиях обнищания страны, притом, что цитирую: «социальная дифференциация по доходам усилится, а не уменьшится», притом, что люди станут жить беднее, а кооператив «Озеро» будет жить богаче – дифференциация увеличится, то это прямо к вопросу о фашизме. Потому что фашизм… это классические условия, это просто среда, где без фашизма почти никак не обойтись. Это классика веймарская, когда разломаны все механизмы общественной балансировки, когда дискредитированы демократические механизмы - мы же сегодня формально при демократии живем, при либерализме – когда эти механизмы разломаны, когда коррупция все разъела, когда нет ничего и нищета – тогда возникают, на поверхность выходят люди с простыми ответами.

У либерализма, у демократии есть сложные ответы. Сложная система разделения властей и так далее. Тут выходят люди и начинают доминировать, люди с простыми ответами на вопрос: «Кто виноват?» С другой стороны, всегда есть «серп и молот» тоже с простым ответом. Они парадоксальным образом последнее время смыкаются на теме антиамериканизма и еврейского заговора и так далее. Просты ответы на вопрос: «Кто виноват?» Фашизм востребован! Фашизм не востребован в Швеции, Норвегии, в странах с хорошо сбалансированной социальной сферой. А у нас – вот, пожалуйста! И то, что было крайним в политическом поле становится постепенно уже средненьким. Это овладевает уже массами постепенно на наших глазах. Ответственность Навального в меру его популярности…

С.КОРЗУН – Сейчас к Навальному вернемся. Обличение состоялось власти, естественно. А, тот факт, что Путин встретился с Жириновским и пожурил его совершенно явно за выступление по телевидению…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Как конкурента: «Кто ел из моей миски? Это мое, это мой электорат, это я буду встречаться с Фрадой. Это я буду говорить про патриотизм и защиту русских интересов! Куды ты суешься на мою территорию? Мелкий, назад! Это моя добыча, это моя территория», да? Вот, и все содержание этого разговора. Внешне это выглядит так: «Владимир Вольфович, уйдите к чертям собачим с патриотической темой с крайней! Мы, когда захотим, я сам буду: «Ребята, не Москва ль за нами?!»- буду вопить, я буду поднимать стадионы, я буду снимать с этого сливки».

С.КОРЗУН – То есть, подтекст вы берете, как вы его поняли, потому что в словах Путина этого не было?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Как бы сурдоперевод такой. А, что это еще иначе? Конечно! «Куда ты пошел? Куда ты полез? Ты забыл, кто ты? Ты – шут гороховый и сиди с краю. Нельзя всерьез в политику в большую. Это мое!»

С.КОРЗУН – А, вот теперь к Навальному. Процитирую. Джулия, которая цитирует в свою очередь, вас: «У Навального впереди либо тяжелая ломка и взросление, либо маргинализация» - точная цитата, да?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да.

С.КОРЗУН – И, комментирует сама Джулия: «И ударил Алеше в спину. Теперь Алеша будем изображать взросление».

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Нет, Алеша не будет по этому поводу ничего изображать. Он крупный, серьезный, уже взрослый политик, он взрослый человек. Он настоящий политик. В том смысле, что, политик – как диагноз, как животное, как профессия, призвание – он политик. Его не интересует ни Белов-Поткин, ни я не Новодворская – эти все крайности его не интересуют. Его интересует медианный сектор, как говорят. Его интересует центр, его интересуют массы, его интересует не место у кормушки путинской то или другое, а его интересует вся кормушка. В данном случае, я имею в виду, электорат. Он расположен взять этот центральный электорат. То, что сам Навальный – человек правых взглядов – не случайно его упоминание Ле Пена… Кстати, говоря, первым Ле Пена упоминал я еще в предвыборных текстах, но он сам. Он человек правых рецептов.

Тут есть два вопроса, которые все время путаются в наших скорбных головах. Один вопрос о необходимости вообще возвращения политики, в которой будет место Навальному, Боровому, тому-сему, пятому-десятому, левым, правым, центральным полусредним - политики, выборной политики. Чтобы политики представляли не корпорацию, которая воровала власть и не отдает, а, извините, всех нас таких разных. Необходимость этого возвращения не сентябрьских выборах символизировал Навальный и продолжает символизировать требование перемен, глобальных перемен: не вправо-влево, а возращения честных правил игры.

А вот, дальше, - писал я еще до выборов – братцы, когда общими усилиями во многом в главе с Навальным – так получилось – мы, может быть, вернем честную политику.Тогда там внутри парламента, пожалуйста, будем полемизировать: левые, правые, либералы, консерваторы, такие-сякие. Это одна очень важная тема. Что касается собственного отношения к «Русскому маршу», то да, я позволил себе заметить, что есть некоторое лукавство в предположении, что на «Русском марше» можно разговаривать и внутри него можно искать каких-то ориентированных на закон, на права человека националистов – это оксюморон, этого быть не может. Это свастики, это портреты Гитлера татуированные – мы это все видели. С этими людьми надо разговаривать только в Нюрнбергском трибунале. Диспут после 46 года на эти темы вообще закрыт.

С.КОРЗУН – Для вас там мягкого национализма быть не может?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Нет, почему? Пожалуйста!

С.КОРЗУН – Или это просто не к Навальному и не к «Русскому маршу»?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Нет, в парламенте может быть Ле Пен? Может быть. Но, как только Ле Пен поднимет руку в фашистском приветствии, руку надо отпиливать – вот и все. А так, пожалуйста. Такие или другие миграционные законы, обсуждение, ужесточение – все это обсуждается в парламенте. Только в парламенте, а не в «дурке» это на Охотном ряду с Валуевым и Горячевой, а в парламенте, который избран людьми и эти депутаты представляют их интересы, а в Совете Федерации их регионы. Действительно, представляют и защищают. И, тогда вся пестрота картины… Это сложная демократическая история. А сейчас простая авторитарная.

С.КОРЗУН – Дополнительный вопрос еще в ту же тему: «Виктор, почему бы вам просто не позвонить Навальному и по-человечески не переговорить по поводу марша и около него, да и просто пару добрых слов в поддержку. Зачем устраивать диалог в форме публичной переписки в нескольких сериях?»

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Навальному не нужен духовник и психотерапевт. По крайней мере, он мне с этим не звонит. И мне не нужен. Мы обсуждаем общественно важные вещи. Обсуждаем корректно, уважительно. Я с Навальным знаком, он со мной тоже, мы, как мне кажется, с интересом и симпатией относимся друг к другу и с уважением. Это уважение выражено в тоне, в котором ведется переписка. Но, Навального никто не обязывал соглашаться со мной…. Интересно - речь же не идет о том, чтобы мы с Навальным выпили и не побили друг другу морды. Речь идет о выяснении общественного, интересного и важного вопроса. И, если бы я хотел это написать персонально Навальному, я бы ему позвонил или написал письмо. Это важный вопрос. Он публично высказывается, я публично реагирую – это абсолютно нормально. И, заметьте, мне кажется, что самое позитивное, что произошло, это все-таки тон разговора. Обратите внимание, что Акунин, Пархоменко, Навальный при очень серьезных расхождениях, разговор ведется корректно. Никто никому не плюет в лицо и не пинает сзади. То есть, как раз интонация, мне кажется, позитивным моментом в этой переписке.

С.КОРЗУН – Большую тему зарплаты депутатов затрагивать пока до перерыва не будем. Тогда коротко – у нас минута осталась – прокомментируйте то, что Гарри Каспаров попросил второе гражданство Латвии.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Ну, а почему бы и нет? Это наша проблема, а не Гарри Каспарова. Эта наша проблема, что Гуриеву, Алексашенко, Каспарову тут нечего делать. Или мы, мы – государство российское – является проблемой для Гуриева и Каспарова, и не является проблемой для Лепса и Тайванчика. Это наша проблема, а не проблема Каспарова, которого рады видеть везде, во всем мире, потому что он человек мира. Он объяснил все.Абсолютно прагматические соображения: он не хочет быть в заложниках. Его возьмут сейчас и не выпустят куда-нибудь, не впустят – зачем это ему надо? Поймите, мы все ищем правильный ответ и на находим нужного вопроса, как говорил Высоцкий. Вот, нужно правильно ставить вопрос.

С.КОРЗУН – Виктор Шендерович в «Особом мнении». Мы вернемся в эту студию через 3 минуты после короткого перерыва.

НОВОСТИ.

С.КОРЗУН - Напомню, что в программе "Особое мнение" сегодня Виктор Шендерович. Ускоряемся, если это еще возможно. Вопросов остается еще довольно много. Повышение зарплаты депутатов. Сами депутаты, часть из них уже высказалось.Илья Пономарев сказал, в частности, что ему это многовато по его участку, на котором он был избран, потому что в той области, от которой он избирался, в общем, это слишком…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – В 10 рез больше.

С.КОРЗУН – Да, разница большая. Что думаете?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Понятно. Тут вопрос-то риторический, что я думаю. Ничего цензурного я про это не думаю. Истина конкретна и, как говорил Пушкин «бывают странные сближения». Вчера мой друг и наш коллега Валерий Панюшкин свозил меня под Москву в один пансионат, где родители, чьи дети больны ДЦП, скидываются и снимают пару коттеджей, нанимают врачей и занимаются своими детишками. Мучительное, но необходимое зрелище, увидеть это, увидеть, сколько усилий нужно для продвижения на сантиметр, на миллиметр, и, сколько усилий, чтобы закрепить это достижение. Государство не дает на это ни копейки. Они просто собираются сами, эти люди. Не те нелюди, которые сдают по этому случаю детей в детдома, а люди, которые попали в такую беду, такое положение.

С.КОРЗУН – Люди, наверное, просто не берут у государства.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Нет, государство ничего не дает. Москва дает какой-то кусочек с барского стола, не забывая взять с этого коррупционный налог - об этом отдельная тема. Но, Москва что-то дает, но, если такой ребенок в Костроме, Туве, в Уфе, в Якутии? Вообще – ноль, прописью – ноль!

С.КОРЗУН – А, там собирают как раз детей со всей России?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Что значит, собирают? Это люди, это мама одна и папа другой договорились, созвонились между собой, скинулись, сняли, 10 человек… Это отделились от государства люди и сами пытаются решить свои проблемы, ни копейки не получая от этого проклятого государства, которое увеличивает заплаты депутатам, которые приняли «антисиротский» закон. Статья коллеги Бабченко, пост на "Эхе": из 30 человек, оставшихся без американских родителей, которых не отдали, усыновили одного почти за год. В декабре же был принят закон. Почти год прошел – одного усыновили, остальные гниют, где гнили. И людям, которые сделали так, чтобы эти дети гнили, а не жили в Америке, мы увеличиваем зарплаты.

Так вот, про странное сближение – 250 тысяч рублей – я узнавал сегодня у Валерия Панюшкина, он глубоко в теме – стоит примерно вот, эту сумму месячная смета реабилитационного центра, где могут проходить лечение 150-200 детей больных ДЦП. Это включает в себя, врачей, персонал, питание проживание. Это месячная зарплата одного Валуева. Так вот, я предлагаю, рацпредложение – я сегодня написал сегодня на сайте «Еж»: может, Валуев месяц отдохнет? Или устроится туда охранником – по специальности. А, на эти деньги 200 детей пройдут месяц курс больных ДЦП: массажи, лечение, гимнастика. Там потрясающие врачи. Все это стоит копейки – этих копеек нет. Они есть на Валуева, Горячеву, на этих недоумков, которые приняли этот закон. Они есть на Астахова, и они есть на Олимпиаду. Я тут в Сочи съездил, 56 миллиардов уже смета. Я там сказал в интервью – 51, меня местные поправили – уже 56. Незаметно выросла на 5 миллиардов долларов, смета выросла. Плюс еще футбольный чемпионатик – мы еще в футбол поиграем еще на 30 миллиардах. О приоритетах разговор. Государство самоедское, то есть, страна самоедская, когда позволяет этой администрации продолжать находиться у власти, как ни в чем, ни бывало. И кончим, как самоедское.

С.КОРЗУН – В Сочи понравилось, кстати?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – В Сочи отлично! Плюс 20, финансирование видно, но 56 миллиардов – нет.

С.КОРЗУН – То есть, там пятитысячные в воздухе летают или как финансирование видно?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Нет-нет. Там строятся прекрасные набережные – все замечательно. Но я не вижу там 56 миллиардов, но это уже, так сказать, риторический вопрос. Это знаете, лучшая рецензия на фильм Никиты Михалкова на фильм «Сибирский цирюльник» принадлежит моему товарищу по работе, кинорежиссеру. Я у него спросил на НТВ еще тогда, я спросил: «Как тебе Сибирский цирюльник»?» И она лучшую рецензию произнесла, она сказала: «Я не увидела там 40 миллионов долларов». Вот, я не увидел там 56 миллиардов в Сочи, нет, не увидел. Но, конечно, благосостояние – все не разворуешь – многое упало. Но, я об этом еще подробно напишу. Не в этом дело, это частности, что там разворовано. Сам факт выдачи этих денег в стране, где нет денег, массировать раз в день и заниматься гимнастикой с больным ребенком, где нет денег на онкологию детскую, где нет денег вообще ни на что. Где интернет – повторяю – разрывается. Нет денег для больных детей! Есть деньги на это. А, на что именно – ну, это не в сказке сказать, ни пером описать, на что там угроханы деньги. Я привез некоторые артефакты из Сочи, но об этом уже не успеем, наверное.

С.КОРЗУН – Хорошо. Следующая тема свежая. Президент Путин сегодня высказался по поводу международных обязательств России и внутренних законах. Международные обязательства России важны, и выполнять их она, естественно, намерена, однако Конституция страны при этом будет всегда иметь приоритет – об этом президент сказал на встрече с заведующими кафедрами конституционно-правовых дисциплин российских вузов.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Конституция у него на гвоздик насажена в сортире, понимаете? О Конституции он вспоминает только тогда, когда нужно противостоять Страсбургу. Вот, тогда они вспоминают, что у нас-таки есть Конституция. Конституция – совершенно мертвая бумажка уже давно. При Путине - уже давным-давно-давно мертвая бумажка. О чем речь, если опять-таки сурдопереводом, по сути дела? Всякий авторитарный, тоталитарный режим, чем дальше он заходит в эту тоталитарную трясину, тем больше он озабочен приоритетом национального правосудия. Вы знаете, гитлеровцы тоже были чрезвычайно в 45-м году озабочены приоритетом национального правосудия, но случилось интернациональное. Конечно, потому что это все совпало с решением Страсбургского суда, скажем –не знаю, по поводу чего он это говорил конкретно, но по времени, опять-таки бывают странные сближения – это совпало с решением по делу Ходорковского-Лебедева, да?

С.КОРЗУН – Через некоторое время после этого решения, присудили…

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да, значит, обратили внимание на это решение. Опять, как собаке кость, из наших налогов бросили эти 10 тысяч евро, но суть-то дела, так же, как и в чеченских делах, когда там уже на миллионы пошло, мы платим. Просто выплачиваем жертвам чеченской войны, жертвам похищенных убитых, но никакого участия в правосудии не происходит, никакие рекомендации и решения Страсбургского суда не принимаются нами во внимание.

С.КОРЗУН – Путин, кстати, кстати, отдельно по СПЧ сказал, он заметил, что при подписании решения этого суда, следует действовать с оглядкой на внутреннее право России. При ратификации такого рода документов всегда можно внести оговорку, которая защитит суверенитет страны.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Скажите, пожалуйста, уголовное непреследование Владимира Шаманова по данным Страсбургского суда расстреливавшего колонну беженцев и виновного в гибели мирных людей, его уголовно не преследовали. Это интерес России? Это у нас с тобой, у 140 миллионов граждан есть такой интерес, чтобы такой человек был элитой России, а не, по крайней мере ,маргиналом? Это наш с тобой интерес или это интерес администрации? Мне кажется, что администрации, давно съехавшей с глузду.

С.КОРЗУН – Виктор Шендерович в программе "Особое мнение" на радиостанции "Эхо Москвы" и на телеканале RTVi. «Сегодня, - обращает внимание Юрий из Саратова, - так часто упоминаете Валуева. Каждый раз его оскорбляете – не боитесь, что он вам ответит по-мужски?»

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Во-первых, Валуев должен меня найти. Он такой большой, а я такой маленький. Мимо Охотного ряда давно не хожу и надеюсь на милосердие. А, забавно, да? А, что я много раз употребил Валуева?

С.КОРЗУН – Ну, несколько раз, по крайней мере. От трех до семи – не меньше трех.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Да. Оптом дешевле! В некотором смысле – это символ. Это символ бессмысленности этой государственной думы, ну, и размеров финансирования, которое под стать Валуеву как раз. Употребляю его в восьмой раз!

С.КОРЗУН – Артем пишет: «Путин – продолжение вашего Ельцина» - точка.

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Только моего?

С.КОРЗУН – Он «вашего» - с маленькой написал, поэтому есть такое предположение, что обращается…

В.ШЕНДЕРОВИЧ - …Что и твоего тоже? Что, вообще ко всем?Нету спора. Ельцин – фигура вполне драматическая. И Ельцин стоял на этих двух ногах, так сказать, пошатываясь. Одной ногой он был из Свердловского обкома, и партийная крупная номенклатура, и это в него вросло и никуда не делось. Другой ногой он был народный лидер – человек, за которого впервые проголосовали, и, который, действительно, побеждал на выборах. И он был политик. Он был животный политик, с таким животным инстинктом власти настоящим. И он переминался с одной стороны на другую, он был, конечно, фигура очень сложная. И все-таки, – что его отличает от нынешнего обитателя, от наследничка – его отличает, может быть, лирический момент такой: для него Россия, действительно, была болью, для Ельцина. Это была, действительно, точка боли. Для Путина – это просто нефтегазовая недвижимость, которую он пользует, как я Валуева.

С.КОРЗУН – Виктор Шендерович в программе "Особое мнение" обычно по четвергам в 17 часов. На следующей неделе никуда не уедете?

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Если Валуев не подстережет, то буду.

С.КОРЗУН – Виктор Шендерович был в эфире. Спасибо, что пришли, спасибо всем, счастливо!

В.ШЕНДЕРОВИЧ – Счастливо!


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024