Купить мерч «Эха»:

Николай Сванидзе - Особое мнение - 2013-07-05

05.07.2013
Николай Сванидзе - Особое мнение - 2013-07-05 Скачать

К. ЛАРИНА – Добрый вечер. Добрый день. Начинаем программу «Особое мнение». Здесь в студии «Эхо Москвы» и RTVi ведущая передачи Ксения Ларина и напротив меня как обычно в этот день недели Николай Сванидзе. Коля, здравствуй.

Н. СВАНИДЗЕ - Добрый вечер.

К. ЛАРИНА – Давайте мы начнем с последних событий. Я думаю, что одним из самых обсуждаемых событий помимо всех судебных процессов, конечно же, принятие во втором чтении документа о реформе РАН, который приняли во втором чтении, но с обильными поправками. По-моему, 60 штук. И вроде как теперь все овцы целы.

Н. СВАНИДЗЕ - Овцы сыты, волки целы.

К. ЛАРИНА – И кажется, что конфликт между научным сообществом и властью исчерпан. У тебя какое видение ситуации?

Н. СВАНИДЗЕ - Я пока не видел эти 60 поправок, которые внесены. Потому что ситуация меняется просто по часам. Мы наблюдали третьего дня, по-моему, позавчера довольно жесткий разговор на самом деле президента Путина с академиком Фортовым. По сути жесткий. По форме-то естественно все любезно, а по сути было очень жестко, потому что Фортов пришел очевидно очень взволнованный, очень, и рассчитывая убедить Путина отложить рассмотрение на осень. И вообще довериться ему, Фортову в том, что касается реформирования академии. Дайте мне год, он говорил, и потом либо увольняйте, либо утверждайте. Путин был сух, абсолютно непреклонен. И сказал: нет, раз начали, давайте делать. Откладывать на осень нельзя, потому что уже правительство внесло законопроект в думу. Что в общем, как мы понимаем довод достаточно формальный. Абсолютно. Потому что можно было ограничиться одним чтением первым. А второе решающее перенести на осень и все было бы нормально. Но, тем не менее, это сделано не было и, в общем, Фортов ушел оттуда с таким перевернутым лицом как я понимаю. И очень сильно разочарованный. Но потом, видимо, было принято решение, а решения у нас принимает, когда речь идет о столь важных и высоких предметах, только один человек, все тот же президент Путин. Решение было принято, видимо, все-таки уж так не нагибать академию…

К. ЛАРИНА – Прям так и написали. Просьба не нагибать академию.

Н. СВАНИДЗЕ - Никто ничего не писал, я говорю, решение было такое принято, что это может быть избыточно. Такая демонстрация силы. Что все-таки академики люди пожилые, нервы могут не выдержать. Наделают глупостей. И решили, чтобы не дать им повод наделать глупостей, все-таки пойти на какой-то компромисс. Потому что то, что говорил Фортов, я видел его уже какие-то слова вчерашние. Он уже радостный и вроде бы как, понимаешь, это как старый анекдот про негра с двумя головами. Когда женщина в положении говорит мужу, что ей все время снится, что она родит негритенка с двумя головами и совершенно уже в этом убеждает, он уже ходит по потолку и когда она рожает, говорит, у врача спрашивает: негр? – Вы знаете да, негр. – С двумя головами? – Да нет, с одной. – Ну слава богу. То есть уже если с одной головой и все в порядке. Поэтому тут сначала подняли планку очень высоко, и потом ее немножко опустили, как я понимаю, уже академики, во всяком случае, значительная часть академиков счастливы. Но думаю, что не все.

К. ЛАРИНА – А там же есть целая группа людей, которые сказали, что не будут вступать в новую академию.

Н. СВАНИДЗЕ - Я не знаю. Дело в том, что поправки никто пока толком не видел кроме депутатов, которые за них в едином порыве проголосовали.

К. ЛАРИНА – Как Жириновский сказал, ты видел заседание, что после 40 мозг уже не работает.

Н. СВАНИДЗЕ - Да, да. Сказал он и кокетливо поправил прическу. Тут два есть вопроса. Во-первых, есть группа очень сильных членов РАН, действительных, которые проживают за рубежами нашей родины, среди них Нобелевские лауреаты. Они я думаю, не будут вступать в новую академию. Возможно. Потому что вообще они были ее членами скорее из соображений патриотических, гуманитарных, благотворительных я не знаю, каких.

К. ЛАРИНА – А ты за реформу или против?

Н. СВАНИДЗЕ - Нет, понимаешь, Ксюша, смотря, какая реформа. Я в принципе считаю, что академия у нас достаточно архаична, достаточно закостенела. И реформировать ее нужно. Но если реформа будет состоять в том, что академия лишается независимости, и становится так же, как дума у нас фактически стала подразделением исполнительной власти, отвечающей за издание законов, вот если у нас академия наук превратится в такой же департамент администрации президента, отвечающей за науку, отдел науки администрации президента. Как раньше был отдел науки ЦК КПСС. Вот если академия превратится в такое подразделение, я против таких реформ. Потому что я против того, чтобы всю травку косить под корень, чтобы ничего выше определенного уровня ни цветочек, ни травиночка, выше определенного уровня не росла. Чтобы все было гладенько. Как прусский шаг, вот чтобы все было аккуратненько, одновременно, в ногу, если все направо – направо, если все налево – налево. Вот я против этого. То ни к чему хорошему не приведет. Это заравнивание всего. Вот если эта реформа академии часть общего заравнивания, тогда я против.

К. ЛАРИНА – Академики среди основных претензий к этому законопроекту, конечно, высказывали основную свою обиду, мы с тобой в прошлый раз говорили, что с ними никто не советовался. Но вот вышло интервью министра образования и науки Дмитрия Ливанова в газете «Известия». Где он опровергает эти обвинения, говорит о том, что мы хотели наладить диалог и предложили, но академики сами отказались принимать участие в этом обсуждении, и даже он очень резко высказывается по поводу поведения Фортова. «Сейчас Фортов повторяет слова, которые я говорил в свое время, что РАН нуждается в реформах и она несовременна. Я считаю, что его нынешнее поведение просто лицемерие и никаких реформ, если бы Фортов остался президентом старой РАН, не было бы».

Н. СВАНИДЗЕ - Ну странные слова. Потому что Ливанову с Фортовым, как я понимаю, работать.

К. ЛАРИНА – А может быть это знак того, что Фортова не будет?

Н. СВАНИДЗЕ - Не знаю, вряд ли, если Фортова не будет, то Ливанов в курсе. Я не думаю, что если Путин решил что если Фортова не будет, первый человек, которому он об этом сказал - Ливанов. Не думаю.

К. ЛАРИНА – Тем более что он Фортову предложил возглавить агентство.

Н. СВАНИДЗЕ - Конечно, я думаю, что если встанет вопрос, Ливанов или Фортов, то поскольку за Фортова проголосовала РАН, а за Ливанова, в общем, никто кроме самого Путина, то я думаю, что он выберет не Ливанова между ними. Это не к тому, что, у меня, кстати, Ливанов вызывает смешанные чувства в том числе и уважение.

К. ЛАРИНА – Конечно.

Н. СВАНИДЗЕ - Потому что Ливанов человек, который не боится идти против течения. Это по нынешним временам очень большая редкость.

К. ЛАРИНА – Мало этого, он тайком ничего как раз не делает.

Н. СВАНИДЗЕ - Это большая редкость для чиновника особенно. Которые все стоят по стойке смирно и дрожат и если человек что-то позволяет от себя лично, это вызывает у меня уважение и интерес. Вот Ливанов у меня вызывает уважение и интерес. Но вот эти действия, я кстати не думаю, что инициатор этой реформы именно Ливанов. Но эти действия они странны. Действительно не знаю, советовались с академиками или нет, но темпы поражают воображение этой реформы. Что это такое. В первом чтении в среду, во втором чтении, а второе чтение ключевое – в пятницу. Что можно сделать за два дня? Они могут сколько угодно говорить о том и уже говорят, что вот работаем день и ночь, да хоть в сутках будет 188 часов, все равно за два дня не успеть ничего сделать. Ведь речь идет о реформе академии наук. Которая 300 лет стоит. Это не шутка. Это не промилле. Правильно сказал Евгений Максимович Примаков Говорухину. По-моему, Станислав Сергеевич процитировал, говорит, вы промилле обсуждали полгода. Ребята, а реформу Академии наук за два дня хотите. К чему эта спешка? Спешка при ловле блох только как известно нужна. В чем дело?

К. ЛАРИНА – У меня в прошлое воскресенье на программе «Родительское собрание» был О. Н. Смолин, депутат…

Н. СВАНИДЗЕ - Уважаемый человек.

К. ЛАРИНА – Да, уважаемый человек. И я у него спрашиваю: Олег Николаевич, вы уже все, в отпуск когда собираетесь. Он говорит: еще не все, мы должны еще разгромить Академию наук.

Н. СВАНИДЗЕ - Просто действительно спецоперация какая-то.

К. ЛАРИНА – Ну подожди, мы на этом вопросе должны серьезно, подробнее остановиться.

Н. СВАНИДЗЕ - Да нет, давай уж так поверхностно.

К. ЛАРИНА – Помимо всяких проблем, связанных с реформированием самой системы РАН и что она должна быть более современной, отвечать требованиям времени, и тут чего спорить. И когда декларирует основные принципы Ливанов: открытость, прозрачность, конкурентность, чего тут спорить. Конечно так. Но там же вопрос о недвижимости очень серьезный. И в этом интервью, которое я прочитала, я с удивлением увидела такую страшную цифру. 56% имущества РАН не зарегистрировано и вообще непонятно, где оно и у кого. Не исключено, что часть этого имущества уже утрачена, - говорит Ливанов.

Н. СВАНИДЗЕ - Вообще общие слова, прозрачность, это все замечательно. Французская революция провозгласила свободу, равенство, братство. В результате стала бошки рубить и беременных женщин поднимать на штыки.

К. ЛАРИНА – А где имущество? 56% это много, это больше половины.

Н. СВАНИДЗЕ - Вопрос в том, что теперь будет. К чему придет. Предположим, престарелые академики, средний возраст 74 года, они пилили имущество РАН.

К. ЛАРИНА – Родственники обзавелись элитными квартирами.

Н. СВАНИДЗЕ - Да.

К. ЛАРИНА – Построенных на землях института.

Н. СВАНИДЗЕ - Верим, верим. Верим. У меня теперь вопрос. А наша бюрократия уважаемая, я слово «бюрократия» без минуса, без знака минуса. Просто как характеристика. Определение. Бюрократия, государственные чиновники. Они никогда ничего не пилят. У них родственники обездоленные, как правило.

К. ЛАРИНА – Послушай…

Н. СВАНИДЗЕ - Без куска хлеба.

К. ЛАРИНА – …это разговор нечестный, Коля.

Н. СВАНИДЗЕ - Нет, он честный.

К. ЛАРИНА – Получается, что если я плохой учитель, то ты не должен лечить людей.

Н. СВАНИДЗЕ - Нет, не то.

К. ЛАРИНА – Как в фильме «Неоконченная пьеса».

Н. СВАНИДЗЕ - Не то, Ксюша. Я тебе скажу, что. Если в права собственности вступает наша бюрократия, у меня нет, мягко говоря, уверенности, что воровства будет меньше. Потому что, как правило, там, где в права собственности вступает чиновник, об этом кто только из умных людей не говорил. Там, где в права собственности вступает чиновник, там воровство усиливается. Коррупционная составляющая усиливается, повышается неизбежно. Если мне предложили бы сделать выбор между вороватым академиком и молодым зубастым честным чиновником, я тебе честно скажу, я выберу вороватого.

К. ЛАРИНА – Ну и хорошо, твой прогноз. В любом случае ты говоришь, да, не смогли продавить, потому что, судя по всему, если была задумана спецоперация, они должны были в окончательном третьем чтении принять уже сейчас до осени. До каникул. Чтобы с этой проблемой распрощаться.

Н. СВАНИДЗЕ - Они решили, я думаю, Нарышкин С. Е. человек аккуратный, умеренный, надо ему отдать справедливость, не любит через колено действовать. И он как я понимаю, принял решение, наверное, посоветовавшись естественно, понятно, с кем. Что третье чтение будет осенью. Но не в ноябре. А в сентябре. То есть с этого сразу и начнут. Почему повторяю такая спешка, что касается Академии наук. Что это такое. Это что, стремительно нужно еще один танк построить, на нас движется армада вражеская. В чем дело? Что там такое с Академией наук. У кого, как говорит покойный Виктор Степанович, чешется.

К. ЛАРИНА – Ракета упала.

Н. СВАНИДЗЕ - Это они задумали до того, как она упала.

К. ЛАРИНА – Да?

Н. СВАНИДЗЕ - Да. Потом повторяю, я не думаю, что если собственность изменится, то ракета поднимется обратно…

К. ЛАРИНА – Соберется.

Н. СВАНИДЗЕ - И примет вертикальное положение.

К. ЛАРИНА – Соберет все свои спутники.

Н. СВАНИДЗЕ - Как там хомо эректус.

К. ЛАРИНА – Именно. Давай дальше пойдем. Поскольку у нас опять как всегда последнее время основные новости приходят из залов судебных заседаний. Сегодня в Кирове был объявлены последние слова всех участников процесса. Прокурор предложил 6 лет дать…

Н. СВАНИДЗЕ - Шестерочку.

К. ЛАРИНА – Алексею Навальному с выплатой миллиона рублей штрафа. А Петру Офицерову 5 лет и тоже с выплатой миллиона. Потрясающе выступил Алексей со своим заключительным словом. На этом процессе. Лишний раз подтвердив то, что он не считает себя виновным. Извинился перед Петром Офицеровым и его семьей, что они как заложники оказались совершенно случайно пристегнуты к этому политическому процессу. Как настаивает Алексей Навальный. И подтвердил еще раз, он об этом все время говорит, что даже это не заставит меня: а) ни уехать из страны, бежать я не собираюсь и б) я не прекращу свою политическую деятельность. Ну что тут можно сказать. Напомню, что 18 июля в четверг назначено слушание приговора. В 9 утра. И, похоже, что, убирают Алексея с политического поля.

Н. СВАНИДЗЕ - Это было совершенно очевидно. Здесь вопрос только в том, его только с политического поля убирают, или его вообще убирают. То есть иначе говоря, условно или посадят. Вот главный и единственный, по сути, вопрос. Человека упрячут за решетку или только лишат его возможности участвовать в политической жизни. Я здесь еще одну вещь хотел бы сказать в связи с выступлением Алексея Навального. Действительно мужественным, я хочу еще раз вспомнить добрым и благодарным словом нашего недавнего юбиляра М. Б. Ходорковского, потому что это Михаил Борисович Ходорковский принес эту в хорошем смысле моду очень мужественную, достойную моду не уезжать. Вот человек, который не на помойке себя нашел, человек, который обладает амбициями серьезными, гражданскими как личность, как гражданин своей страны, государственными возможно, карьерными, не знаю, почему нет. Высокими. Он говорит, вот что ребята, фигу я отсюда уеду. Вы меня не выпрете, и я не дам вам возможности кидать мне в спину камни и говорить, вот он струсил, уехал. Нет, я останусь здесь. Сажайте. Да, мне не хочется садиться в тюрьму, я нормальный человек, я не мазохист, и у меня семья. И хочется нормально жить, но если так, я скорее останусь и сяду здесь. Но вы не дождетесь, вы мою спину не увидите. Это, на мой взгляд, такой очень мужественный пример, который подал именно Ходорковский. Честь ему и хвала на самом деле. Мало кто я думаю, может сказать за себя, что он также поступил бы на его месте. С уверенностью никто вообще ничего не может о себе сказать. Пока не дойдет до дела. Но Навальный выбирает тот же путь, похоже. И это тоже вызывает уважение.

К. ЛАРИНА – А кому это выгодно? Скажи мне, допустим, они сажают, это же опять будет, я не знаю, насколько это будет, это будет скандалом, безусловно. Конечно же.

Н. СВАНИДЗЕ - Если посадят? Грандиозный скандал.

К. ЛАРИНА – Зачем?

Н. СВАНИДЗЕ - Потому что это будет очередной шаг по пути усиления репрессивности нынешнего режима. Слово «режим» я употребляю в нейтральном смысле.

К. ЛАРИНА – А чего ты боишься?

Н. СВАНИДЗЕ - Я не боюсь. Просто слово «режим» имеет негативный смысл…

К. ЛАРИНА – Ты знаешь, иностранные агенты тоже не очень приятное слово. Ничего.

Н. СВАНИДЗЕ - Абсолютно неприятное. Это отдельный разговор. Но просто если Навального посадят, то ясно, что степень репрессивности режима усиливается. Несомненно.

К. ЛАРИНА – Но это же невыгодно даже с политической точки зрения. Зачем…

Н. СВАНИДЗЕ - Черт его знает, Ксюш.

К. ЛАРИНА – Во-первых, человек своими руками себе опять выстраивает целый отряд оппозиционный. Потому что Алексея поддерживают многие люди и самое главное, что поддерживает молодежь прежде всего. Неужели не хватает политического ума, чтобы понимать, что этого нельзя делать хотя бы из-за соображений собственной безопасности. Зачем.

Н. СВАНИДЗЕ - Дело не в этом. Я не знаю, кстати, каков процент поддержки Алексея Навального, разные цифры.

К. ЛАРИНА – Будет больше.

Н. СВАНИДЗЕ - Но будет больше. Вот здесь я с тобой согласен. Какой бы он ни был, он после этого будет больше. Потому что на человека сразу надевают мученический венец, просто своими руками и превращают его в такую икону сопротивления. Я согласен, это действительно не нужно. Но это логика жестких репрессивных действий, людей, которые, к сожалению, по всей видимости, другой стратегии не видят, не знают, не понимают. Только держать и не пущать. Вот это очень плохо, это очень опасно, это много раз говорил. Я действительно так думаю, это очень много опасно и для страны и для самих этих людей. Это вообще плохо.

К. ЛАРИНА – А это каким-то образом изменит атмосферу в обществе?

Н. СВАНИДЗЕ - Само по себе…

К. ЛАРИНА – Такой финал.

Н. СВАНИДЗЕ - Само по себе может быть нет, но это будет серьезным фактором изменения. То есть камень на камень, кирпич на кирпич, как в свое время было написано. Это будет очень серьезный кирпич в основание совершенно других, достаточно опасных протестных настроений в стране. Для того чтобы эти репрессивные действия каким-то образом оправдывать, для того чтобы они работали в плюс, нужна очень хорошая шикарная социально-экономическая ситуация. Шикарная просто. Какой у нас нет, похоже, и в обозримом будущем не будет. И вот в ситуации, когда ее не будет, эти действия они неадекватны.

К. ЛАРИНА – Учитывая все-таки, что Алексей Навальный не является олигархом, и тут не повесишь на него обвинение в том, что он обворовывает свой народ, как прохиляло в случае с Ходорковским. И народ все это скушал и с удовольствием именно такую точку зрения и поддерживал.

Н. СВАНИДЗЕ - Вот тогда прохиляло, как ты сказала, когда это прохиляло в 2003 году, тогда была шикарная как раз социально-экономическая ситуация. Все цвело и колосилось. Теперь нет. И вот теперь, а теперь почему-то степень репрессивности усиливается. Увеличивается. Такое впечатление, что когда было принято решение о том, что Владимир Владимирович идет на третий или четвертый как его назвать срок, то и началось сопротивление, шествие и решили действовать против них силой, жесткостью, и пропагандистской силой, пошла эта такая консервативная, во многом мракобесная реакционная волна. Уже само сопротивление физическое снизилось. Людей выходит не так много на улицы, а инерция вот этой волны она продолжается. Она уже работает против самой власти. Но власть уже не в состоянии ее остановить. У меня такое впечатление, что и Путин не в состоянии ее остановить.

К. ЛАРИНА – Мы сейчас делаем паузу, потом вернемся в программу. И продолжим наше путешествие печальное по залам судебных заседаний.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА – Возвращаемся в программу «Особое мнение». Здесь сегодня Николай Сванидзе. Я – Ксения Ларина. Дальше пошли по судам. Урлашов это конечно событие, тоже спецоперация, похоже, по тому, как это сделано. Я такое только в книжках читала про сталинские времена, когда вызывают в суд людей в 3 часа ночи. Можешь себе представить? Судью подняли с постели. Секретаря, кто протокол ведет и приволокли, срочно судить. Это что такое вообще?

Н. СВАНИДЗЕ - Нормально, я прочитал, что господин Онищенко, которого я очень уважаю, он очень квалифицированный человек, он говорит, что надо вставать в полчетвертого.

К. ЛАРИНА – Спасибо, снял стресс.

Н. СВАНИДЗЕ - Надо вставать в полчетвертого и бегать…

К. ЛАРИНА – Добежать до суда.

Н. СВАНИДЗЕ - Нет, просто бегать. В полчетвертого встал и бегом и нормально, и хорошее настроение, воздух свежий.

К. ЛАРИНА – Ну давай про Урлашова расскажи. Ты наверняка с удивлением за всем этим наблюдал.

Н. СВАНИДЗЕ - В общем, да.

К. ЛАРИНА – Головокружительный сюжет.

Н. СВАНИДЗЕ - С долей изумления, да. Потому что если не поклонник действительно того, чтобы вставать полчетвертого…

К. ЛАРИНА – То есть тебя поднимут.

Н. СВАНИДЗЕ - Если ты не думаешь о своем здоровье, то в общем, другие как выясняется, думают за тебя. На самом деле здесь сама фактура конкретная производит впечатление, она такая духоподъемная. А по сути ничего нового. Потому что Урлашов, мэр Ярославля, крупного города русского. Который победил своего конкурента от «Единой России». А практика показывает, что если ты представляешь не «Единую Россию» и побеждаешь человека от партии власти, то либо ты потом сам переходишь в партию власти, если ты такой талантливый.

К. ЛАРИНА – А он уже там был.

Н. СВАНИДЗЕ - Да, либо в какой-то момент тебя поднимут ночью. И будут думать о твоем здоровье таким образом. Это вовсе не значит, что я убежден в кристальной честности господина Урлашова. Но я ни в чьей кристальной честности кроме своей собственной не убежден.

К. ЛАРИНА – Кстати, есть люди, которые наверняка сомневаются. Они даже могут это доказать.

Н. СВАНИДЗЕ - А есть странные люди, которые и в моей-то не убеждены.

К. ЛАРИНА – Здесь ничего нет еще, Коля. Здесь вранья немерено. Ты посмотри, килограммы вранья для общественного мнения.

Н. СВАНИДЗЕ - Но здесь дело не в этом, а дело в том, что если человек бы представлял партию власти, то я думаю, что о его здоровье бы таким способом никто бы и не позаботился. Он бы и спал себе спокойно ночью. Здесь именно в этом дело. То есть здесь я не могу говорить, не обладая фактами, честен, нечестен, но о том, что избирательный подход, об этом свидетельствуют факты.

К. ЛАРИНА – Минуточку. Все-таки я хочу тебя поправить. Тут есть факты, которые обнародованы, которые ты никуда не спрячешь. Сначала вываливается куча каких-то денег, которые якобы у него забрали, 500 тысяч, миллион, потом выясняется, что вроде бы дочка прятала, потом выясняется, вообще не у него нашли, а у соседа. В итоге протокол обыска, в котором нет ни слова ни про какие деньги, вообще. Но все же уже ушло, уже сделаны все передачи, все НТВ уже построились, на всех программах уже все показали. И деньги какие-то пересчитываются крупным планом. А денег нету. Ты понимаешь, что они делают? Абсолютный подлог. Еще до всего, до собственно фактуры нам уже какую-то выстраивают историю. Потом выясняется, что ни дочка никуда не бегала, ни денег никаких не изъяли. У него по протоколу изъят один мобильный телефон. И все. Где деньги? Но деньги уже витают в воздухе.

Н. СВАНИДЗЕ - Ты меня спрашиваешь, где деньги.

К. ЛАРИНА – Поэтому я тебе говорю, ты говоришь, фактов нет. Факты есть.

Н. СВАНИДЗЕ - Нет, фактов нет ни тех, ни других. Откуда я знаю, честный он человек или нет. Я еще раз повторяю, ты смотришь в мои кристальные глаза, ты же не знаешь, честный я человек или нечестный.

К. ЛАРИНА – Это они должны доказывать, что он нечестный.

Н. СВАНИДЗЕ - Несомненно. Несомненно. И, несомненно, наваливаются в данном случае на человека, то есть никто не убедит не то что меня, никто не убедит рядового обывателя в том, что дело не связано с его партийной принадлежностью или наоборот непринадлежностью. Никто не убедит. Потому что у нас полно городов, в каждом городе есть по мэру, и никто не убедит в том, что единственный человек, который ворует он именно Урлашов, который не представляет партию «Единая Россия», а те, кто представляет партию «Единая Россия», у них глаза кристально честные, как у меня. Вот никто не убедит.

К. ЛАРИНА – А там потерпевший ты понял кто у него, который на него написал…

Н. СВАНИДЗЕ - Да.

К. ЛАРИНА – Кто такой, кто этот потерпевший?

Н. СВАНИДЗЕ - Да, он как раз представляет то, что надо представлять.

К. ЛАРИНА – И регулярно выигрывает тендеры.

Н. СВАНИДЗЕ - Да, все в порядке абсолютно у потерпевшего. Вот эта сама по себе ситуация она конечно очень сомнительно пахнет. Это абсолютно однозначно. Хотя доказать сейчас можно в нашем суде и посадить человека, как показывают все процессы, которые мы с тобой обсуждаем в том числе и сегодня, кого угодно. Что угодно можно доказать и кого угодно посадить. Это, несомненно. Поэтому докажут и посадят.

К. ЛАРИНА – Ты веришь, что человек, который в открытую идет против партии власти, как ты сказал, тот, который собирался идти возглавлять список «Гражданской платформы» на выборах в областную думу, кто собирался идти от «Гражданской платформы» в губернаторы…

Н. СВАНИДЗЕ - От прохоровской партии.

К. ЛАРИНА – Чтобы он до такой степени был идиотом, что он занимался буквально накануне выборов он решил, а возьму-ка я 45 миллионов отката. У этого чувака. Ты в это веришь?

Н. СВАНИДЗЕ - Верю я или нет, я не знаю. Я тебе честно скажу. У нас люди разные и есть много людей…

К. ЛАРИНА – Он тогда бы не занимался этим, он сидел бы спокойно в «Единой России» и эти 45 миллионов как ты правильно сказал, взял бы безболезненно.

Н. СВАНИДЗЕ - Я повторяю еще раз, есть много людей, которые бескорыстно любят деньги. И идиотически даже любят деньги. И большие и маленькие деньги. Но в данном случае я повторяю, я не знаю господина Урлашова, но я вижу, что почему-то достается тем, кто не представляет партию власти. Я продолжаю танцевать на этом тупом тезисе. Но он очевиден. Он просто режет глаз.

К. ЛАРИНА – Как ты считаешь должен поступить теперь Михаил Прохоров.

Н. СВАНИДЗЕ - Я не буду подсказывать Михаилу Прохорову, что ему делать. Но насколько я видел, по-моему, он где-то уже если мне память не изменяет, на вашем сайте по-моему выступил по этому поводу.

К. ЛАРИНА – Да, достаточно резко сказал.

Н. СВАНИДЗЕ - Да.

К. ЛАРИНА – Ну хорошо. Пойдем дальше. Следующий эпизод сегодня.

Н. СВАНИДЗЕ - Чего-то ты меня таскаешь по судам.

К. ЛАРИНА – Судим мертвых. Теперь пошли трупы таскать. Труп Александриной Ольги признан виновным.

Н. СВАНИДЗЕ - У нас запрещено, по-моему, уже это, у нас множество вещей запрещены. Вот в том, что касается отношений с разными социальными группами. А вот это запрещено?

К. ЛАРИНА – Некрофилия?

Н. СВАНИДЗЕ - Да, да. Тоже?

К. ЛАРИНА – Извините нас, циничный юмор, но доводит ситуация до абсолютно черного абсурда уже. Сегодня Ольга Александрина, погибшая в ДТП признана виновной. Что за этим последует, я не знаю.

Н. СВАНИДЗЕ - Это действительно черный юмор, потому что это абсолютная некрофилия. Мы уже проходили это с Магнитским. Даже не проходили, продолжаем проходить. Когда несчастного погибшего в том, что касается Магнитского, замученного в тюрьме человека, что касается этой дамы, убитого человека, объявляют преступником. После смерти это, на мой взгляд, ужасно.

К. ЛАРИНА – Ну и что дальше за этим последует?

Н. СВАНИДЗЕ - Это хуже, меня не осудят сейчас, это хуже, чем гомосексуализм. Можно я это скажу у вас в эфире? По-моему. Я прошу прощения у наших слушателей.

К. ЛАРИНА – Потом я не очень понимаю с точки зрения человеческой этого человека, как его звали, который сидел в другой машине в Мерседесе.

Н. СВАНИДЗЕ - Забыл его. Лукойловский.

К. ЛАРИНА – Барков, спасибо, оператор подсказывает. Ему как-то самому не противно…

Н. СВАНИДЗЕ - Я помню, поэтическая фамилия.

К. ЛАРИНА – Вот ему не противно?

Н. СВАНИДЗЕ - Я не знаю, это вопрос к господину Баркову. Но тут дело не в нем, а в тех людях, которые судят, которые принимают решения.

К. ЛАРИНА – То есть сейчас она у нас эта женщина погибшая мертвая является…

Н. СВАНИДЗЕ - Главная виновница. Врач, по-моему.

К. ЛАРИНА – Ей что должны теперь предъявить обвинения мертвому человеку. Как по процедуре дальше происходит, я хочу понять.

Н. СВАНИДЗЕ - Нет, тут даже не в этом дело, Ксюш. Предъявят ей обвинения или нет, но это плевок на могилу.

К. ЛАРИНА – Ее близкие, которые сидят сейчас в состоянии абсолютного тупого горя, они должны будут что еще деньги выплачивать что ли, штраф этому человеку.

Н. СВАНИДЗЕ - Очень богатому человеку кстати. Это абсолютный плевок на могилу, очень циничный. В общем, развратный я бы сказал. Я неслучайно, это можно принимать за дурацкую шутку, да, то, что я несколько минут сказал, что лучше, что хуже. Но вот это разврат, это. Не когда девочка с девочкой или мальчик с мальчиком, которые делают что хотят, что им нравится, пусть то и делают, меня это не интересует, а вот эти публичные действия, плевки на могилу погибших людей, вот это разврат. Несомненно.

К. ЛАРИНА – Последние минуты. Два слова про Египет надо сказать. Поскольку тоже событие какого-то грандиозного масштаба, когда на ходу история меняется. Ее меняют люди, которые вышли на улицу. Какие чувства у тебя были, когда ты смотрел за тем, что происходит в Каире.

Н. СВАНИДЗЕ - Ты знаешь, я не востоковед, не специалист, у меня на самом деле…

К. ЛАРИНА – Какие-то эмоциональные впечатления должны быть.

Н. СВАНИДЗЕ - Послушай меня. Это начало фразы. Но, тем не менее, я политолог и историк. И я просто не специалист по региону, у меня такое впечатление, что, в конечном счете, это позитивно. Я тебе скажу, почему. Потому что было очень серьезное опасение, что в регионе приходят к власти ультрарелигиозные силы. Вот теперь выясняется, что нет. Вот по мне военные, они кому-то нравятся, кому-то нет, есть, которые любят военных, по мне военные это лучше, чем радикальные исламисты.

К. ЛАРИНА – А я люблю военных, красивых здоровенных.

Н. СВАНИДЗЕ - Совершенно верно.

К. ЛАРИНА – Спасибо большое. Николай Сванидзе, Ксения Ларина. Пока.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024