Купить мерч «Эха»:

Алексей Венедиктов - Будем наблюдать - 2020-05-16

16.05.2020
Алексей Венедиктов - Будем наблюдать - 2020-05-16 Скачать

С. Бунтман

И мы продолжаем. Спасибо Алексею Немерюку, который согласился полчаса поотвечать на наши и ваши вопросы. Мы сейчас продолжаем наблюдать. Второй час, который будет у нас с 13:10 до 14, мы будем строить на ваших вопросах в основном. Я их все замечаю здесь – у меня чат открыт и СМСки тоже открываю я периодически. Ну а теперь вопрос. Та коллизия, которая создалась с двумя газетами знаменитыми и большими – «New York Times» и «Financial Times». Вот что там правда, что там истина, что неправда, что ложь?

А. Венедиктов

В наших разговорах мы, конечно, не будем опираться на мнение Комиссии по иностранному вмешательству Госдумы.

С. Бунтман

А почему не будем?

А. Венедиктов

Потому что их очередная некомпетентность была в этом вопросе продемонстрирована. Очевидно, они забывают принимать таблетки, утром которые они должны выпивать, на мой взгляд. Потому что не разобравшись, в чем дело, не поняв, что опубликовано, они немедленно обратились в МИД с предложением лишить аккредитации журналистов этой газеты.

Кстати, МИД в лице Марии Захаровой сразу заявил: «Мы не собираемся лишать их аккредитации. Мы направив письма главным редакторам этих газет, с тем чтобы показать, где мы не согласны». И я знаю, что наш посол в Лондоне господин Келин разговаривал с главным редактором Financial Times на эту тему. Ну а в New York Times и в Financial Times ушло письмо МИДа. Поэтому вот на это мы опираться совсем не будем.

На самом деле, эта история более простая, чем кажется, потому что речь идет о публикации по поводу смертности от коронавируса. И вот здесь я должен сказать совершенно откровенно, что мы имеем дело, очевидно, с неряшливостью в публикации Financial Times и New York Times, потому что то, что они написали про Москву, BBC написала про Великобританию. Один в один. Правда, не упрекая власти Великобритании, что они намеренно пытаются скрыть смертность от коронавируса.

С. Бунтман

Но там было ведь написано: «Возможно, они намереваются скрыть».

А. Венедиктов

Ну вот понимаешь, эта история заключается в том, что для слушателей «Эха Москвы» вот это вот истерическая публицистика. Я не имею в виду сейчас Financial Times и New York Times, а вообще вот отношение к цифрам и статистике. Понятно, что политики используют ее в разных целях. Это понятно. И истерические визги и вопли имеют место быть у политиков. Просто, для слушателей «Эха Москвы», которые любят ковыряться и копаться в статистике, надо это все дело объяснять.

Грубо говоря, вчера Дима Муратов это попытался сделать. Но я приведу пример не про Москву, я приведу пример про Англию+Уэльс (это так называется). Значит, в лондонском BBC (в настоящем BBC) есть человек, который носит должность – главный статистик. Зовут его Роберт Кафтар. И Роберт Кафтар написал на сайте BBC большую статью о статистике людей, умирающих от ковида, в Великобритании. А теперь вы узнаете про Москву всё, услышите.

Итак, официальная статистика умерших от ковида в Великобритании, то есть в Англии и в Уэльсе, как он пишет, на 1-е мая – 26 000 человек. Это в бумагах о смерти – 26 000 человек во всей Англии и в Уэльсе. Но, пишет он, Роберт Кафтар, если мы посчитаем людей, которые умерли не от ковида, но в связи с ковидом, то есть у которых тоже был ковид (после смерти было проведено вскрытие), то эти 26 000, вернее, 28 000, прошу прощения, вырастают до 36 000. То есть брать людей не умерших от ковида, а умерших в связи с ковидом, то получается…

С. Бунтман

Скажем так, на фоне, да?

А. Венедиктов

На фоне ковида. В связи.

С. Бунтман

У человека неизлечимая болезнь.

А.Венедиктов: Мы имеем дело с неряшливостью в публикации Financial Times и New York Times

А. Венедиктов

Да. Но при вскрытии обнаружилось, что он болел ковидом в момент смерти. Он умер от онкологии, от сердца и так далее. То есть он был записан как альтернативный, как наш Депздрав московский написал. Значит, мы приходим на цифру 36 000 погибших. А дальше, пишет Роберт Кафтар, если мы возьмем превышение за 2 месяца предыдущих 5 лет марта-апреля умерших в Англии и в Уэльсе, то мы увидим другую цифру – 50 000 человек. Превышение март-апрель за 5 лет предыдущих и нынешний март-апрель. Найдите на сайте BBC.

Значит, главный статистик BBC. То есть он очень подробно объяснил, каким образом врачи Великобритании, органы здравоохранения Великобритании и органы, которые ведут статистику вообще умерших в Великобритании, – каждый считает свое.

Теперь мы переходим к Москве и видим ту же самую картину. Если мы берем за апрель месяц, то за апрель месяц от ковида формально в Москве умерло 695, по-моему, человек. А превышение апреля над пятью предыдущими апрелями в среднем составляет 1800 человек. Ну как не посмотреть на 28 000 и на 50 000 британских? То есть, еще раз, нет никакой злой воли. Есть статистика, которая публикуется. Еще раз хочу сказать, что она опубликована на официальных сайтах Москвы. Я говорю сейчас про Москву. Я про Россию не могу говорить, потому что у меня нет, еще не опубликовал Росстат.

И мы видим здесь такую же тенденцию. Есть люди, которые умирают от онкологии, от сердечно-сосудистой системы, но при вскрытии у них обнаруживается ковид. Они не записываются в статистику. И здесь, конечно, появляется некая политика (но тогда какая политика проявляется в Британии?), когда губернаторы, я думаю, отчитываются перед федеральными властями, перед президентом по количеству умерших от ковида. И вот эта минимальная цифра – в Англии 28 000, в Москве – 694. Я не знаю, куда идут в Англии эти 28 000, но в Москве они идут в статистику в эту. Вот и вся история.

Поэтому в моих дискуссиях с разного рода политиками я говорю: «Давайте считать только превышение – вот эти 1800 здесь или 50 000 там». Потому что те же самые коллеги из британских СМИ посчитали превышение в разных странах вообще умерших. Вот вообще умерших от всего.

С. Бунтман

От всего – от ДТП, сбили машины.

А. Венедиктов

Умерших. А превышение от пяти предыдущих апрель-март в процентах. Пяти лет. Кто-то – десяти и так далее. И выясняется картина, что в Москве это превышение, как вы знаете – это посчитала не помню кто – составило 18%. Вот эти 1800 от 9991 – это 18%. Столько же – шведы. У шведов превышение – 18%. У Англии вот это самое превышение – 37%. У Австрии – 12%. У Италии – 90% превышение от умерших. То есть это есть во всех странах. И мне кажется, эта цифра объективная.

Да, мы не всех их можем записать на то, что они умерли от ковида, но давайте скажем честно, что они умерли в связи с эпидемией – не вовремя оказывается помощь, потому что вся медицина – ну, в Италии – бросилась на ковид.

С. Бунтман

Ну да.

А. Венедиктов

Онкология, сердечно-сосудистые. Там просто людям не оказывали помощь вовремя, скорые помощи и так далее. Поэтому если мы скажем, что это нормальное превышение от предыдущих пяти лет (в среднем пяти лет или десяти лет, или двадцати лет – считайте как хотите), то мы свяжем это с ковидом. И тогда никаких споров не будет. И тогда мы увидим, что да, в Москве – 18% превышение. В Москве – 18%, в Англии – 37%, а Австрии – 12%, в Италии – 90%. Вы можете найти это на сайте, по-моему, Financial Times той же самой, где по 13 странам такие цифры даны.

Поэтому нет никакого злого умысла. Да, есть определенная неряшливость. Да, я считаю, что нужно всегда журналисты, так же как вот мы для вас, для наших слушателей, а журналисты – для своих читателей, должны копаться и ковыряться, и понять, в чем причина.

С. Бунтман

Понять, в чем причина. Понять, как считают.

А. Венедиктов

Да.

С. Бунтман

Понять методику.

А. Венедиктов

И, конечно, понимать политическую составляющую, потому что, еще раз добавлю, когда губернатор отчитывается перед президентом умершими от ковида – это его KPI, вот его эффективность. Вот отчитывается Краснодарский край, что у них там каждый день 99 человек заболевает. И вот 99. Верьте, не верьте. Кстати, по поводу заболевания можно я еще, Сережа, скажу?

С. Бунтман

Милана, сейчас я прочту ваш вопрос. Он очень важный.

А. Венедиктов

Не, прочитай, прочитай. Я сейчас себе замечу. Милана важнее, чем я.

А.Венедиктов: Нет никакой злой воли. Есть статистика, которая публикуется

С. Бунтман

Милана: «Чего стоит карантин, если у нас превышение такое же, как в Швеции?».

А. Венедиктов

Смотрите, карантин стоит много чего. Это на 1 мая. Нет ни одной страны, которые бы не признали, что социальное дистанцирование не играет роли. Ни одной страны.

С. Бунтман

Социальное дистанцирование, да.

А. Венедиктов

И в Швеции нет карантина, вы правы.

С. Бунтман

Но там есть социальное дистанцирование.

А. Венедиктов

Там есть социальное дистанцирование. Кстати, между прочим, то, что сказал Немерюк, если вы слышали, 97% носят маски. В транспорте – 99%. Я вчера разговаривал с Максимом Ликсутовым, главой Дептранса и замом мэра. 99% в общественном транспорте носят маски. Да, мы же не знаем, какая доля на сознательность, а какая доля на угрозу штрафов. Ну, в Швеции выше сознательность, совершенно справедливо. Но я вам хочу сказать, что вот это социальное дистанцирование во всех странах мира признано единственным лекарством. И когда меня спрашивают, например… Извини, я сейчас тоже сделаю Милане такой кунштюк. Это приличное слово.

С. Бунтман

Милана, это не больно.

А. Венедиктов

Понимаете, в чем дело, когда ограничения в виде пропусков или в виде штрафов (сейчас не имеет значения), и когда мы видим, что у нас, скажем, в метро вчера – опять я беру цифры, которые мне известны (думаю, и вам) – ехало на 78% меньше, чем 15-го мая 19-го года, это значит на 78% меньше контактов. Это вот что значит. И почему люди не поехали? Потому что они сознательные, или потому что они боятся штрафов, или потому что нужны пропуска? В данном случае для нас с вами, Милана, не играет никакой роли. И результат мы видим.

На самом деле, вот теперь я приду, Сережа, к заражению, я недоумеваю, когда показывают большие цифры заражения – это хорошо или плохо?

С. Бунтман

Не знаю.

А. Венедиктов

Вот.

С. Бунтман

Я не знаю.

А. Венедиктов

Я внимательно тут прочитал большой доклад Института Пастера в Париже, который понятно чем занимается с самого начала (пастеризацией). Они считают, что эпидемия остановится во Франции только тогда, когда 60-65% граждан пройдет через заражение. Так выявление заражения, если есть рост выявления – это хорошо или плохо? Или это плохо? Я не знаю. Вот когда мы говорим: «Ой, у нас пик заражения». Да он у нас хорошо был бы в том виде… Надо смотреть на смертность и на тяжелые случаи, на мой взгляд.

С. Бунтман

Честно говоря, у меня постоянно этот самый коронасчетчик выскакивает в Телеграм-ленте. И я поймал себя на том, что я больше всего заглядываю сейчас… Ну, конечно, обращаю внимание на общее количество заболевших по странам, континентам и у нас.

А. Венедиктов

Выявленных, не заболевших.

С. Бунтман

Выявленных. И поэтому я смотрю на смертность.

А. Венедиктов

На смертность, конечно. В процентах или в абсолютных цифрах.

С. Бунтман

Я смотрю на цифры, как она увеличивается, не увеличивается, какой этот процент идет заболевших.

А. Венедиктов

Вот я бы хотел напомнить нашим уважаемым слушателям… Причем смертность вы можете считать сами, если вы берете за превышение. Можно брать превышение, пожалуйста. Не берите у властей количество погибших от коронавируса, которое они публикуют (по разным причинам мы видим, что они по-разному их публикуют), а берите количество превышения от обычных апрель-март (ну и теперь будет май, наверное) и смотрите. Потому что, на самом деле, мы никак не можем оценить эффективность карантинных мер, которые принимает мэр, президент, король, не знаю кто в этих странах.

А.Венедиктов: Этот год будет трудный для 11-классников, очень трудный

Я смотрю сейчас за Швецией, Милана. Там так загибается наверх, так такое количество смертей сейчас… Потому что вот эти 18%... Сейчас будет больше, в мае будет больше, потому что я вижу, как загибается кривая смертности, количества погибших. Мы в середине процесса. Собянин считает, что мы там в первой трети, а мы в середине процесса, на мой взгляд. И говорить об эффективности мер взрослым, серьезным людям, не крикунам, можно только тогда, если мы хотим по результатам…

Нет, ну когда движется политическая война, мы это понимаем (или публицистическая война). Но это непрофессионально, с моей точки зрения, совсем. Это потеря профессия, если это делают журналисты. А если делают политики, то понятно, они пытаются на этом наварить. Это понятно. Слушайте, это понятно.

Я слежу за дискуссиями, сейчас во Франции которые идут по поводу снятия. Вот, например, мэры четырех крупных городов – Парижа, Ниццы, Страсбурга и, по-моему, Тулона – потребовали от Макрона декрета об обязательном ношении масок. Во Франции они сами не могут. Потребовали. Вот мэры потребовали. Макрон колеблется. Вот это же дискуссия политическая в том числе. Задача понятно какая – не чтобы люди не заразились, извините, а чтобы люди не умирали от этого или умирали меньше. Другая задача.

С. Бунтман

Вот здесь такой статистический вопрос. Светлана спрашивает: «За предыдущие 5 лет смертность год от года увеличивается?». Нет.

А. Венедиктов

Нет, Светлана. Вы можете зайти на сайт Мосреестра. Там колеблется от 9 000 до 10 500 умерших в Москве в месяц в апреле. И среднее, вот то, что говорил Дима, они посчитали за 16 лет. Я имею в виду Дмитрий Муратов. «Новая газета» посчитала за 16 лет апрель – 9 991 умерший в Москве в апреле в среднем. И сейчас – 11 86…чего-то. Вот оно превышение – 1 800. Вот оно превышение. Вот эти 18% от 10 000 – это 1 800, грубо говоря.

С. Бунтман

Ты знаешь, Алеш, если вернуться к внутренней такой идеологии, что вот что хуже и чего б пожелали, понимаешь, вот есть хорошая проверка. Чего бы ты пожелал себе и даже, более того, своим родственникам? Вот чего бы пожелал? Вот сейчас вообще пройти мимо этого ковида вот в эти места и, может быть, сидеть под постоянной опасностью, что он вдруг как-нибудь там у тебя проявится или ты грубо желаешь…

А. Венедиктов

Это не ко мне. Это к каждому нашему слушателю.

С. Бунтман

…Собственным близким. Нет, это я не тебя спрашиваю. Ты абстрактный. Ты сам по себе желаешь или своим родственникам переболеть как-нибудь нетяжело.

А. Венедиктов

Ну, я знаю, что те люди, у которых обнаруживаются антитела, они вздыхают с облегчением.

С. Бунтман

О, да. А не те, у которых постоянно отрицательный тест, предположим.

А. Венедиктов

Да.

С. Бунтман

Я уже не говорю о тестах, об их качестве. Сколько действует этот тест? 10 секунд. Ну, знаешь, вышел и всё.

А. Венедиктов

Поэтому количество выявленных – это не является никаким фактором. Потому что для того, чтобы остановить эпидемию – повторяю, это мнение ученых Института Пастера – нужно, чтобы переболело в легкой форме, конечно, чтоб антитела были, то есть чтобы были выявлены у 60% минимум. Вот вам, пожалуйста, история. Поэтому эти цифры не являются ничем. Тем более сегодня удивительная история. Количество тестов, мы точно знаем, увеличилось. Я точно знаю, вчера увеличилось. А количество выявленных уменьшилось.

Но я, на самом деле, знаю, почему это. Потому что все предыдущие дни те, скажем, военные, в том числе, которые были в военных госпиталях и которые до этого не учитывались московской статистикой, потому что московская статистика не имела к ним доступа, они несколько дней тому назад были по требованию, как я понимаю, президента – а иначе они пропадают из субъекта Федерации – предъявлены Москве, и Москва просто их туда заносила.

И вот сегодня если сравнить Москву, Петербург и Подмосковье вчера и позавчера, потому что сегодняшние цифры – это ведь про вчера, то если в Москве количество выявленных сократилось на 28%, то в Петербурге и в Подмосковье по-прежнему то же количество (в Подмосковье – 947, а было 940; и в Петербурге – 500 с чем-то и было 500). То есть сократилась только Москва. Ну, я не беру регионы, где было 2, а стало 5, или где было 5, а стало 2. Я вам говорю вот 2 и 3 место. Вот чтобы вы понимали.

Это не значит, что меры московские дали неожиданно такое падение в 28% в один день. Ничего подобного. Я думаю, что сейчас Москва на 3 500 (до 4 000) зараженных выходит на плато. И будет до 4 000 еще. Это результат праздников, конечно же, потому что инкубационный период. Опять-таки смотрим то, что говорят врачи. И никакие не 2 недели. 2 недели – это карантин. А инкубационный период – это 5-7 дней. Если ты заразился, то, собственно говоря, образование у тебя ковида и, соответственно, выявление – это неделя. Так, на секундочку. Сегодня у нас что, 16-е? Значит, вот 9-е мая, неделя.

С. Бунтман: 9

е мая, да?

А. Венедиктов

Вот неделя от 9-го мая.

С. Бунтман

От 9-го мая.

А. Венедиктов

Поэтому копаться надо. Если вы хотите понять, в чем дело, то, конечно, читать безумные простыни политиков о том, что вот здесь… Я не беру другие регионы. Я не знаю. В других регионах странность вот этой плоскости истории. Но там, где цифры публикуются, их надо брать и сравнивать. Я всегда говорю, берем и сравниваем. И понимаем, почему это власти так делают. Наблюдаем.

А.Венедиктов: Там, где цифры публикуются, их надо брать и сравнивать

С. Бунтман

Ну да. Только самое главное, что вот искать вот эти…

А. Венедиктов

Сережа, двумя кликами. Послушай меня, я это Кафтара британского нашел двумя кликами.

С. Бунтман

Да нет, это я понимаю. Я про другое говорю – когда в одну или в другую сторону под результат подгоняют.

А. Венедиктов

Ну это политика.

С. Бунтман

Если у меня неделя, то значит это от 15-го апреля вот там какая-то неделя. Если у меня сейчас, то это от 9-го мая.

А. Венедиктов

Слушай, но это не для слушателей «Эха Москвы». Все-таки слушатели «Эха Москвы» в основном серьезно копаются. Они хотят понять, а не хотят повизжать – это разные вещи. Там в защиту или не в защиту.

С. Бунтман:

«Если инкубационный период неделя, то как же заразились французские моряки?»

А. Венедиктов

Есть расследование. Было найдено. Я подготовлюсь и вам скажу, потому что огромные статьи. Есть доклад министра обороны. Совершенно справедливо вы здесь говорили. И там все объяснено. Я его листал. Но если вам интересно, я его прочитаю. Он опубликован в газете «Фигаро». Я найду это – на прошлой неделе было 4 дня назад – и вам перескажу. Нет вопросов.

С. Бунтман

Юлия Казарновская пишет: «Спросите, пожалуйста, про ЕГЭ».

А. Венедиктов

Я ничего не знаю про ЕГЭ. Еще раз, я не устаю благодарить наших слушателей, которые обращают наше внимание на те или иные вопросы. Я хочу обратить внимание, что благодаря вам отменены экзамены в 9-х классах. Даже не сомневайтесь, благодаря вам. Я собирал все ваши СМСки, оформлял их в виде челобитных, отправлял министру, в администрацию президента. Дмитрий Сергеевич Песков ходил с этим к президенту, насколько он мне говорил. Он говорил: «Отстань от меня. Всё уже доложено. Всё будет решено». По 9-м классам. Это мы сделали.

Теперь что касается ЕГЭ. Смотрите, всё в процессе, потому что есть ректоры, которые требуют, чтобы были ЕГЭ и были ЕГЭ очными, и занятия начались бы в сентябре. Это дискуссионная история. Мы уже этим занимаемся. Но вот позиция ректорского сообщества и министра науки и высшего образования господина Фалькова является пока неизменной. Другое дело, что Рособрнадзор начинает сдвигать сроки ЕГЭ на 19-е июня, если мне не изменяет память. Первый шаг. Но я пока ничего не могу сказать. Я не хочу вводить в заблуждение ни родителей, ни детей.

Да, единственное, принято решение, что те, кто не собирается поступать в этом году, вообще могут не сдавать ЕГЭ. Но это потянуло за собой другой вопрос. Были дети из 10-х классов, которые хотели сдать ЕГЭ по русскому, чтобы не сдавать в следующем году его. Готовы были сдать на год раньше. Много. И вроде нет. Понимаете, да? То есть очень много нюансов.

С. Бунтман

Да.

А. Венедиктов

Это оказалось, конечно, гораздо труднее, чем 9-й класс. Но главное было – разделить 9-й и 11-й, чтобы решать хотя бы проблему по частям. Мы это сделали. Часть проблемы решили. Я с коллегами, в том числе с известными вам ректорами, думаю над этой темой. И боюсь, я не найду хорошего решения, и вы не найдете хорошего решения ни радикального, ни нерадикального. Этот год будет трудный для 11-классников, очень трудный. Не для университетов, для 11-классников.

С. Бунтман

И физически, и психологически.

А. Венедиктов

Да. Здесь я скорее пессимист. Но при этом не убираем руки со лба, хотя лоб трогать не рекомендуется, маэстро. Не убираем ладони со лба.

С. Бунтман

Помнишь, в Париже любимая скульптура – голова с такой рукой.

А. Венедиктов

Да, да, да.

С. Бунтман

Друзья мои, мы сейчас прервемся. Кстати, те, кто спрашивают меня, как это мне удается, чтоб у меня очки не запотевали, я вам просто в следующем часе продемонстрирую это дело.

НОВОСТИ / РЕКЛАМА

С. Бунтман

И мы продолжаем. Алексей Венедиктов. Есть sms, отвечаем на ваши вопросы. И продолжаем наш разговор на те темы, которые начали. Плюс еще есть объявление о журнале «Дилетант».

А. Венедиктов

Книжные магазины доставляют бумажные номера. Мы получаем отчеты. И вот этот номер, посвященный 75-летию войны, он доставлен из магазина «Москва» 573 экземпляра. Обычно покупают 700, чтобы вы не сомневались магазин «Москва» с его сайта и Библио-глобус с его сайта и московский Дом книги с его сайта и конечно, магазин «Лабиринт» тоже с его сайта можно заказать и получить бумажный номер, что важно. Я хочу напомнить, мы делали его к 75-летию победы. Там есть приложение – «15 главных битв Второй мировой войны». Вторая обложка. То есть два по цене одного что называется. И поскольку мы думали, что он будет долго лежать – нет, он расходится. Тираж был меньше, потому что заказов было меньше. Поэтому кто хочет эти журналы, скажем, битва при Эль-Аламейне – случайно открылась. Те могут заказать этот номер. Следующий номер, который выйдет 22-го числа, он будет посвящен, конечно же, истории эпидемий. И его тоже сможете в магазинах именно бумажный номер заказать. И мы приняли решение, что номер, посвященный победе, мы сейчас, пользуясь возможностями Биг даты попробуем отправить всем людям в Москве, у кого 65+ и школьникам, то есть те, кто дома. Отправить pdf номера двойного о победе. Попробуем на самом деле. Где у нас есть почта, конечно.

С. Бунтман

Да, это чрезвычайно полезно. Здесь вопрос был за деньги. Артем Легитян за 200 рублей. Вернее рекомендация. «Попросите, чтобы на светофорах там, где они установлены, отключали кнопки для пешеходов. Это лишняя поверхность, которую приходится трогать. Многие не замечают. Из-за чего возникает скопление». Это так и не так.

А.Венедиктов: Песков ходил с этим к президенту. Он говорил: «Отстань от меня. Всё уже доложено»

А. Венедиктов

Я передам ваши предложения Максиму Ликсутову.

С. Бунтман

А я бы ответил вопросом на вопрос как полагается. А что вы тогда спрашиваете, для чего носить перчатки. Демонстрирую маску, которая делается вот так, ребят. Вот так опускается, а здесь прижимается…

А. Венедиктов

Сереж, на радио это не видно.

С. Бунтман

Как следует прижимается. Чтобы слышно было. Вот такая штучка прижимается. Проволочка, которая есть. И опускается нижняя часть маски на подбородок. Ничего никогда не запотевает. Хау, я все сказал по этому поводу. Больше повторять не буду. Детям в «Детской площадке» завтра, например. Идем дальше. Тут вопросы я ваши вижу. Я не знаю, насколько тихой, но громкой сапой. Но большой подарок с новым законом, который относится к системе выборов и голосования.

А. Венедиктов

Да. Абсолютно под шумок принят вполне себе реакционный закон, который резко ограничивает возможность граждан как быть избранными, по еще, по-моему, 50 статьям кодекса, так и голосовать. Очевидно, что отношение к этому закону может быть только негативное. Я бы хотел обратить ваше внимание на сокращение количества подписей, по которым можно отвергнуть кандидатуры. Если раньше нужно было 10% брака иметь в этом, то сейчас до 5% брака сократили господа депутаты. Они охраняют свои рабочие места. Они уничтожают политическую конкуренцию. И это законодательство вот оно было принято в эти дни. Это раз. Они вводят повсеместно электронное голосование.

Я неоднократно говорил, что Россия не готова к электронному голосованию. Что это должно оставаться на стадии эксперимента. Я предлагал оставить это в Москве и в Татарстане. И может быть в Сыктывкаре. История в том, что в Сыктывкаре очень большой процент людей, пользующихся услугами электронными, удаленно. Был, сейчас все пользуются. Но еще раз повторю, что готовности у страны к этому, на мой взгляд, нет. И эта история связана, прежде всего, ускорение этого закона связано прежде всего с попытками быстро проголосовать за поправки в Конституцию. Я так думаю. Голосование по почте тоже понятно. Оно было в некоторых регионах, но совершенно было не востребовано. По-моему, в Санкт-Петербурге, на каком-то голосовании 1600 человек всего проголосовало. Из всего Санкт-Петербурга. Это плохой закон, это токсичный закон. Это закон политический. С целью сохранить нынешнее большинство у власти. Совершенно очевидно так оно и есть. Напомню, поскольку меня спрашивали. Нет, я не являюсь руководителем штаба по наблюдению за голосованием. Именно потому, что и я напоминал об этом в марте и знал, к чему это идет. Я не знал, что это будет на всю страну. Что те поправки, которые вносила ЦИК, не дают возможности нормального наблюдения и контроля за выборами со стороны гражданского общества. Поэтому я ушел с поста начальника штаба. Не занимаюсь бессмысленными вещами. Вообще. При этом сохраняю понимание того, что электронное голосование, электронные услуги это не только будущее, но и настоящее. Но любую реформу надо очень сильно готовить, проверять на прочность, завоевывать доверие. Это сейчас сделано плохо, небрежно. Это наоборот людей отвратит, имея в виду доверие. От этого голосования. В данном случае я являюсь противником этого закона.

С. Бунтман

Вот и ответ вам на вопрос. «Так Венедиктов и проталкивал электронное голосование».

А. Венедиктов

Я проталкивал электронное голосование как эксперимент в Москве. Как вы помните, в трех округах. И результат был вполне удовлетворительный. И мы продолжали работать вместе с разными политическими силами и самое главное, с программистами над совершенствованием этой платформы. Но сейчас они просто так раз и все. Какая есть, такая есть. Ну несовершенная. Ну потом поправим.

С. Бунтман

Плюс еще в наглую абсолютно, помнишь, были разработки поправок по поводу подписей.

А. Венедиктов

Володя Рыжков делал.

С. Бунтман

С точностью до наоборот.

А. Венедиктов

Там ввели, что возможно собирать половину подписей электронным образом. Кстати. Это было предложение, кстати, Ильи Яшина. Илья Яшин предлагал собирать все подписи, дать возможность собирать. Они пошли соответственно пополам. Но зато уменьшили в два раза количество брака, который возможен по подписям. Абсолютное шулерство и жульничество с моей точки зрения.

С. Бунтман

Ну что же, мне нравится, что такие умные ребята. Это так, в сторону. Еще один вопрос. «Учитывают ли иностранных граждан, которые заболевают или не дай бог умирают от КОВИДа».

А. Венедиктов

Не знаю.

С. Бунтман

Это интересный вопрос.

А. Венедиктов

Иностранные граждане – это значит, посольства точно учитывают, я не знаю, где. Но есть же люди с двойным гражданством. Со вторым. Те люди, которые со вторым гражданством, они учитываются как российские граждане, это я знаю точно. Но в принципе количество смертей регистрируется записью актов гражданского состояния. ЗАГСами и регистрируется, грубо говоря, на кладбищах. И в моргах и крематориях. Поэтому статистика она есть.

С. Бунтман

Есть вопрос о том, что ты знаешь об аттестациях студентов. Как они будут выпускаться, переводиться.

А. Венедиктов

Переводиться они, скорее всего, на вечер вчерашнего дня, скажем так, будут решением вуза, где вуз решает, что они переводятся без экзаменов – там без экзаменов. В принципе это отдано на откуп вузам. На вечер вчерашнего дня это было так. Была рекомендация министра, если министерство, если мне не изменяет память, как раз внутри вуза переводить по результатам текущих оценок без экзаменов. Но каждый вуз имеет право эти экзамены восстановить или установить.

С. Бунтман

Иностранные граждане – узбеки, таджики.

А.Венедиктов: Оказывается, мы понимаем, что маски это для нас, а не для города

А. Венедиктов

Есть американцы и французы.

С. Бунтман

Это любые граждане иностранных государств. Узбеки и таджики – точно такие же иностранные граждане, как все остальные.

А. Венедиктов

Это правда. Я даже не понимаю, в чем вопрос.

А.Венедиктов: «Эхо Москвы» расследованиями не занимается. Мы публикаторы в этих отношениях

С. Бунтман

Это вечное презрение к такому так называемому ближнему зарубежью. Это вообще омерзительный термин, который повелся слишком давно. Много вопросов про то, как после 9 мая оцениваешь обстановку в Белоруссии. Есть ли у тебя какие-то сведения.

А. Венедиктов

У меня нет никаких сведений, кроме официальных. Опять количество зараженных, как мы выясняли, не является тем показателем, на который можно, на мой взгляд, ориентироваться. Тем более что мы с вами знаем, что тесты 70% вероятностью, вот эти ПЦР. Поэтому ничего не знаю. Но мы видим, что в окружении президента Лукашенко высших должностных лиц все на работе. Это в отличие от России, где уже 4 министра переболело. Включая премьера, где его пресс-секретарь болен. Где часть аппарата Совета Безопасности на самоизоляции. Поэтому можно судить только по внешним факторам. У меня нет никаких отдельных данных. Таких же, какие вы можете сами найти в сети Интернет. Или в других медиа.

С. Бунтман

Честно говоря, при всей моей любви к отечественному российскому руководству, объявление заболевших для меня гораздо реалистическая ситуация, чем, если бы все такие бодряки и все бы стояли навытяжку и в обнимку. Это бы меня сильно обеспокоило. Гораздо больше, чем обычно. Вопрос. Что там выборы белорусские, вот американские выборы это, во всяком случае, выборы.

А. Венедиктов

Извини, выборы в Белоруссии, зарегистрирована инициативная группа, выдвигающая президента Лукашенко на следующий срок. Это вчера. Судя по всему, Александр Григорьевич, у кого бы были сомнения, выдвигается на следующий срок. И если мне не изменяет память, выборы в августе. Уже назначены. 8-го что ли. Что касается американских выборов, то тут помощник президента Трампа Кушнер прокинул идею о том, что выборы могут быть сдвинуты. Но это конституционная реформа, она не может быть сдвинута без решения конгресса. А конгресс, как известно, двухпартийный и палата представителей, нижняя палата в ней большинство демократов. Поэтому я думаю, что господин Кушнер пустил такой пробный шар. Посмотреть, как политические партии на это среагируют. Как в Польше двигали с 10 мая. Выборы президентские. Несмотря на то, что нынешний президент Польши Дуда имеет последний рейтинг 54%, по-моему. А его оппоненты - 19 и 12. Но что касается американских выборов, то там есть очень интересный нюанс. Сейчас по сумме в среднем рейтингов Байден побеждает Трампа – 48 на 45. Мы с вами знаем, что в Америке проходит слегка не так и речь идет не о том, кто получит большинство голосов. Клинтон получила на 3 миллиона голосов больше Трампа. А кто выиграет большинство штатов, где большие избиратели так называемые. Так вот очень интересный процесс начался, сейчас в США Верховный суд рассматривает следующий вопрос: имеет ли право «большой избиратель» от штата, то есть если ты выигрываешь штат, все «большие избиратели» так называемые должны голосовать за это. Имеет ли право «большой избиратель» поменять свою точку зрения, не подчиниться решению голосования в штате. Потому что за все время с 1816 года 180 «больших избирателей» поменяли, то есть голосовали не так, как им велел штат. Более того, на последних выборах трое выборщиков, как они у нас называются, или «большой избиратель», трое из тех, которые должны были голосовать за Хиллари Клинтон, отказались за нее голосовать. И двое из тех, кто должен был голосовать за Трампа – отказались за него голосовать. И вот сейчас Верховный суд, они были оштрафованы эти избиратели и подали в Верховный суд, опираясь на то, что у них свобода воли. Свобода голосования. И Верховный суд США начал сейчас рассматривать этот процесс. Имеет ли право выборщик не подчиниться голосу штата. Такого не было. Возвращаясь к рейтингам, сейчас Байден выигрывает у Трампа и в 4-х штатах так называемых спорных, в 3-х выигрывает Байден. Неплохо. Но если мы берем букмекеров, то есть 48 на 45, то букмекеры ставят на Трампа 50 на 47. Наоборот. Понятно, что все, что Трамп делает сейчас, он делает, исходя из той кампании, которая есть. Байден не очень виден. Но тут тоже уникальная ситуация, которая никогда не была в США. Дело в том, что кандидат в президенты всегда призывает голосовать за себя. Да, если вы меня не любите, если я кривой, хромой, с хвостом и рогами – все равно голосуйте за меня. Это просто правило президентской кампании в США и все политтехнологи своим подопечным все время советуют. Так вот Байден, который недавно был обвинен в харассменте по отношению к своей бывшей сотруднице тому лет 35, ее зовут Тара Рид. Это важно. Он сделал заявление. Он сказал, во-первых, что ничего не было. А, во-вторых, он сказал: но если вы верите те, кто верят Таре Рид, верят, вы просто за меня не голосуйте и все. И это такая новация. В президентской кампании. Посмотрим, она по-прежнему спорна. Я напомню вам, что одновременно с этим переизбирается вся палата представителей, в которой доминируют демократы. Треть сената. И там идут не менее упорные бои. Но, судя по рейтингам, палата представителей останется под контролем демократов, а сенат – под контролем республиканцев. Вне зависимости от того, кто победит. То есть у будущего президента США проблема с конгрессом все равно.

С. Бунтман

Кем бы он ни был.

А. Венедиктов

Да. С той или иной палатой.

С. Бунтман

Кто-то у нас тут поставил на Трампа, кто-то не поставил.

А. Венедиктов

Рано говорить. На самом деле мы не знаем, как развернется вся история с КОВИДом в штатах и безработицей. Огромная безработица в штатах уже сравнима с 29-м годом и Великой депрессией. И отношения с Китаем – тоже большой вопрос.

С. Бунтман

Обмен бумерангами сейчас.

А. Венедиктов

Для Трампа это предвыборная кампания.

С. Бунтман

Абсолютно.

А. Венедиктов

Даже никто не сомневается в этом. Надо найти виноватого в том, что в Америке заразилось много и умерло много человек. И поскольку сейчас есть сведения о том, что еще в январе разведсообщество направляло доклады Трампу и предупреждало его, что грядет вот это, а он от них отмахнулся, те люди, которые тогда возглавляли разведсообщества, уволены. Они сейчас про это говорят. Ровно из-за этого. То Трампу нужно найти виноватого. В данном случае виноваты для Трампа, конечно, китайцы. Очевидно это самое простое. Чего же нет. Трамп вообще всегда ищет врагов. То у него пресса враги, то у него Голливуд враг. То еще кто-то враг. И вот он сейчас нашел Китай, во всех ваших бедах: безработице, ваших смертях - Обама и Китай. Обама - соответственно Байден, который вице-президент Обамы. Это выстрел в одну сторону. И Китай – дуплет в другую сторону. Обама и Китай.

С. Бунтман

Значит, Трамп считает, что Обама и в Америке тоже в подъездах безобразие…

А. Венедиктов

Это политическое его действие.

С. Бунтман

Какое трогательное единство. Давайте послушаем новости. И потом продолжим.

НОВОСТИ

С. Бунтман

Мы продолжаем. Вопрос: есть ли у тебя знакомые…

А. Венедиктов

Есть.

С. Бунтман

Кроме Дмитрия Пескова, которые схватили «корону»?

А. Венедиктов

Да, конечно.

С. Бунтман

Я думаю, что у всех есть.

А. Венедиктов

Могу только пожелать выздоровления.

С. Бунтман

Есть ли какая-нибудь статистика по профессиям. Например, много ли заразилось водителей общественного транспорта.

А. Венедиктов

У нас есть точное понимание очагов. Очаг в Москве только один – дом для престарелых. Остальные удалось сразу купировать. Очаги в Москве – это больницы. Это медицинские работники в первую очередь. В больницах. И это военные, казармы. Второй очаг. И третий очаг вылетел из головы. Сейчас вспомню. Про таксистов нет. Сейчас очень много заражаются, то есть уже непонятно, они заражаются или выявлены. Как раз одна из задач - установить, через какой контакт человек заразился. Врачи, то есть больницы, один дом для престарелых. А, церковь. Приходы. Вот очаги были. Поздно, на мой взгляд, патриарх принял решение обратиться к пастве и к священнослужителям не проводить массовых мероприятий. Поздно. И мы видим, что известные священники заболевают и умирают. Вот сегодня пришла новость, что Дмитрий Смирнов, который не верил ни в вирус, он помещен под ИВЛ. То есть крайне тяжелая история. Три очага. Так вот по транспорту, отдельно по профессиям – нет.

С. Бунтман

Здесь спрашивают: а почему кассиры не заболевают в супермаркетах.

А. Венедиктов

Потому что в супермаркетах владельцы, это же частные предприятия, они немедленно поняли угрозу, и первыми, кто надел маску и перчатки – были кассиры. В массе. Первыми. Вы абсолютно правы, когда говорите о точках. Но первыми, по-моему, в середине марта, 5 марта первый указ собянинский. Сразу, я говорил с некоторыми владельцами крупных сетей. Сразу маски и перчатки. Всё, закрыли тему. Даже вопроса нет. Потому что, сколько кассир десятков людей за смену войдет в контакт, был огромный.

С. Бунтман

Другие храмы закрыли практически сразу. Иудеи, мусульмане, я уж не говорю о других христианских конфессиях. Достаточно быстро прекратили публичные богослужения. Здесь спрашивают, что не носили кассиры маски. Это квартальные наблюдения. И, смотря, какие супермаркеты. Кто принял сразу меры – тот очень хорошо сейчас выходит из этой ситуации и самое главное – спасает своих сотрудников. РФС разрешил доиграть сезон. Это правильно в пределах нашей страны.

А.Венедиктов: Для бюрократа, для чиновника понимание «хрен с ними» - сложное понимание

А. Венедиктов

Это правильно в пределах нашей страны. В случае, если будут соблюдаться защитные карантинные истории. сегодня начинает играть Бундеслига германская.

С. Бунтман

Без зрителей.

А. Венедиктов

А РФС тоже без зрителей. Там важно, вот я на самом деле не согласен с Алексеем Немерюком, очень долго дискутировали на эту тему. По поводу неоткрытия непродовольственных магазинов. Мы продолжаем дискутировать. И не только с ним, но и с другими руководителями. И я вот выступал защитником книжных магазинов, открыть книжные магазины. Понятно, что это делаю корыстно, потому что журнал «Дилетант». Но новых книг не хватает, и он говорит: ну представь себе, давай построим, мы же строим модели всегда, вот входит человек в книжный магазин. Он берет книгу, он ее листает. Тьфу. Листает. Ставит ее на место потом. Потом берет кто-нибудь книгу. Тьфу – как мы листаем книги. Ставит на место. И так далее. Нужен какой-то протокол. Я согласен, что протокол нужен защитный. Но над ним надо работать, его надо придумывать. Не мы первые открываем книжный магазин. Французы открыли уже в Париже несколько книжных магазинов. Там та же проблема. Но надо думать. Там, правда, книги в основном в пленке.

С. Бунтман

Это дело.

А. Венедиктов

Да, но это удорожит всё. Надо понимать. То есть, нет простых решений.

С. Бунтман

Знаешь, когда я перестал навсегда облизывать палец и перелистывать книги. После «Имени розы».

А. Венедиктов

Были яркие истории. Карл IX… «Хроники времен Карла IX».

С. Бунтман

И в «Королеве Марго» перелистывал все это дело. Так что учитесь на классической литературе, дорогие друзья. «Серьезно кто-то слюнявит палец?»

А. Венедиктов

Полно людей. Вы в книжный не ходите.

С. Бунтман

Слюнявят палец, еще открывая пакет, например. Много. «Вот я протираю салфетками все предметы», - Даниил. Вы молодец. «Расскажите про ситуацию с расследованием по Демьяну Кудрявцеву»

А. Венедиктов

Да, я думаю, что Демьян будет у нас на следующей неделе. Это опять история, эти все недорасследования на самом деле они меня смущают, потому что это может быть, потому что люди сидят на удаленке, это некое отступление от профессии. Если возьмем расследование 4-х медиа про Демьяна Кудрявцева, если вы правильно задаете про это вопрос. Например, вдруг выяснилось, мы не можем проверить, Демьян говорит, что кредит «роснефтевского» банка был закрыт в январе 2020 года. Это станет известно в конце года. Это слово против слова. Мы не видим бумаг. Покажи бумаги. Но, предположим, это так. Тогда почему коллеги это не выяснили. А если это не так, значит Демьян врет.

Но есть другая история, когда, оказывается, Демьян во время последних событий приводил своего друга миллиардера Босова в редакцию договориться о покупке. Это было, когда был назначен новый и.о. главного редактора Шмаров. И шел вопрос о сделке. Он приводит его и 4 дня идет разговор с редакцией. И человек, который от «Ведомостей» расследует всю эту историю, чье имя стоит под публикацией – он про это не пишет ничего в своей публикации. Вы, конечно, извините, но как не написать о том, что шел разговор о выкупе. И вы в нем принимали участие. Вы чего скрываете? Или так: вы почему это скрываете. И сразу возникает элемент не полного расследования. И соответственно недоверия к выводам. Мне сегодня ночью написал Андрей Васильев, который бывший главный «Коммерсанта»: а чего меня не спрашивают. Андрюха, спрошу. Обещаю тебе. В начале следующей недели, я не очень думал, что ты имеешь отношение к «Ведомостям», все-таки это «КоммерсантЪ». Газета. Но раз ты чего-то знаешь, конечно, нужно знать. То есть это очень многих касается так называемых, то есть не так называемое, это действительно расследование. Но они почему-то все время недоговаривают. Не так, чтобы я прочитал и сказал: мне все ясно. Это же в открытых источниках или не открытых. Вы же это делали. Почему вы не написали. Условно говоря, «The Bell» могло про это не знать, но «Ведомости» же про это знали. Или Таня мне Лысова пишет, что я точно не могла знать про этот кредит. Потому что вот с такого-то числа я в отпуске и больнице. Присылает мне это. А потом я не вернулась. Ну, ребят. Даты надо сравнивать. Я всегда сторонник сравнения дат и цифр, может быть я зануден в этом. Поэтому очень многие последнее время расследования часто бывают пародиями на расследование. В том смысле они незавершенные. А незавершенное расследование вызывает чувство недоверия. Я бы сказал так.

Понятно, что история с «Ведомостями» приблизительно понятна. Они находились под тяжелейшим давлением со стороны кремлевской администрации. И больше под давлением И. И. Сечина. Из-за этого Сечин постоянно с ними судился. Мы это видим, знаем. Это публичная история. Но каков был выход, мы видели, что случилось с Лентой.ру. Мы видим, что случилось с «Коммерсантом», когда он был продан Алишеру. И так далее. Мы же все публичные. И если «Эхо Москвы» будет продано другому владельцу, вы просто увидите или не увидите изменения в редакционной политике. Вот было изменение редакционной политики при Демьяне Кудрявцеве, до Демьяна Кудрявцева. В сравнении. Или не было. Это же главное. Мы же продукт получаем. Какие там кредиты, владельцы. Мы публичные. И наши слушатели – вот у вас появился, кто-то написал недавно: вы зачем позвали Шевченко. У нас Шевченко лет 20. А зачем у вас Пархоменко. У нас Пархоменко лет 20. А вот ваша Альбац. У нас Альбац лет 20. Ребята, вы о чем? Это и есть важная история для медиа. Изменение редакционной или не изменение. Мне кажется, судить надо по этому, а не по кредитам.

А.Венедиктов: Эти все недорасследования меня смущают

С. Бунтман

Еще дополнительный вопрос: есть ли расследования, которые тебя полностью удовлетворяли?

А. Венедиктов

Они бывали. У меня были вопросы к расследованию Алексея Навального «Ну и Димон». Но он меня удовлетворил. Я же разговаривал со всеми игроками, кроме Медведева. А Алишером Бурхановичем, я разговаривал, естественно, с Алексеем Анатольевичем Навальным. Я разговаривал с человеком, которого назвали Илья, не помню тогда. И я понял, что в сути да, вот эта штука важная. Для общественного мнения. Притом, что естественно, Алишер Бурханович говорил, что это все не так. Я говорил: «А как, а объясните мне тогда, как это случилось». Мы публикуем расследования, которые являются общественно важными. И серьезными. На первый взгляд. На второй взгляд, мы уже не публикуем расследования. Потому что это уже это превратилось, к сожалению, из профессии в пропаганду. Скажем так. И то, что мы публикуем, тоже вызывает вопросы. Но это ваши вопросы. Мы пытаемся найти на них ответы. Поэтому «Эхо Москвы» расследованиями не занимается. Мы публикаторы в этих отношениях. Но дополнить расследование, если это вызывает ваши вопросы, уточнить и выяснить – этим мы занимаемся. Это правда. И мои журналисты, и я тоже. А как вы думаете.

С. Бунтман

Максим Лопарев спрашивает про «Пять шагов» Навального. Не потеряла ли программа актуальности.

А. Венедиктов

Нет, не потеряла. Потому что это такое видение решения проблемы. Которая у Алексея Навального. Обратите внимание, на дебатах Соболь-Собчак, Собчак несколько раз спрашивала Соболь: сколько это вынет денег из ФНБ. Итоговую цифру. А посчитать очень легко на самом деле. Вы берете население, 20 тысяч, потом 10 тысяч, потом 10 тысяч, вы берете 40 тысяч, умножаете и получаете половину ФНБ за два месяца. 5,5 триллионов рублей. Дальше вы можете говорить, что это сейчас надо делать или сейчас не надо делать. Это разные точки зрения. Но важно понимать, что есть кубышка в ней есть такая-то сумма. Кстати, уже не 11, а 9, 5. Как известно. Потому что нефть не пополняет никак ФНБ. И выплаты берутся же, извините меня, дополнительные может быть сначала небольшие, потом больше. ЦБ, если мне не изменяет память, кто-то мне из замов сказал, что сейчас они выпускают государственные облигации на полтора триллиона. Это эмиссия, грубо говоря. Еще минус полтора триллиона считайте. То есть надо считать все время. И в данном случае я не про Навального, Максим, я как-то внимательнее про экономику читаю. Гуриева, Сонина, Вьюгина, Дворковича. У них разное видение, и я сравниваю то, что мне кажется правильным, я поддерживаю. А то, что кажется избыточным. Я думаю, что вы делаете точно также. Представьте, что вы семья. Вы глава семьи, у вас есть некий запас денег. И вы не знаете, сколько это будет продолжаться и каков будет ваш доход. Как вы будете этими деньгами распоряжаться. Ну да, нужно ребенка отправлять в школу. Значит, ты берешь из этих НЗ покупаешь ему ранец, форму. Фломастеры и так далее. Нужно покупать еду каждый день. И прочее. В театр уже мы не ходим. Мы в кино. Но зато платим за платформы в Интернете. Это вопрос счета всегда. И это вопрос отношений. Поэтому мне кажется, что просто есть люди, у которых есть такое мышление, есть такое. Самое главное – понимать, к чему это может привести. И взвешивать для вашего хозяйства плюсы, доходы-расходы и минусы. Я так, во всяком случае, веду свое хозяйство. Я не знаю, как вы ведете.

С. Бунтман

Я очень подозрительно отношусь к непополняемым фондам. Когда начинаю тратить. Что-то, что не восполняется.

А. Венедиктов

Опять надо считать, а что восполняется. Как можно восполнить. Поэтому на самом деле одна из программ, которая существует, поддержки – «Пять шагов», и она вполне актуальна в этом смысле. Это есть такая точка зрения, она как вы знаете, получила 100 тысяч голосов, сейчас правительственные эксперты должны ее серьезно изучить для того, чтобы либо дать ей старт в какой-то части или полностью, либо ее отвергнуть. Тем не менее, 100 тысяч, 103 тысячи поддержало ее.

А.Венедиктов: Кто принял сразу меры – тот очень хорошо сейчас выходит из этой ситуации и спасает своих сотрудников

С. Бунтман

Как можно прокомментировать пожар ИВЛ?

А. Венедиктов

Никак не могу комментировать. Электричество загорелось. Проводка загорелась в этих ИВЛ. Остановлена была эксплуатация ИВЛ этой партии. И этого завода. Они проходят дополнительную проверку. Я знаю, что в Санкт-Петербурге ИВЛ сейчас закупают в другом месте. И более того, Москва вроде готова помочь. Потому что наши ИВЛ не загружены до конца. В Москве запас. Потому что Собянин стал запасаться ИВЛ в январе. Еще. Но опять-таки страшно: отдашь - а у тебя скачок. Вот вопрос. ИВЛ это же крайняя мера, вы знаете, что из ИВЛ люди в большинстве своем не выходят. И поэтому вначале был дефицит ИВЛ. Крик. А сейчас такого дефицита нет. Есть профицит ИВЛ. Я думаю, что другие регионы помогут Санкт-Петербургу в любом случае.

С. Бунтман

Сообщение о том, что американцы возвращают ИВЛ.

А. Венедиктов

Ну они, да. Во-первых, они справились с кризисом нехватки. У них была нехватка. Они тоже закупали ИВЛ. Создавали и закупали. А, во-вторых, история с пожаром она привела к тому, что российские ИВЛ на бирже, скажем так, теперь спросом, на всякий случай, не пользуются. Ты понимаешь, что если человек в Америке погиб из-за этого пожара от медицинского оборудования, эта больница будет просто разорена. Родственниками. Поэтому понятно, чего они возвращают. Если они возвращают.

С. Бунтман

Про ситуацию «Фуд Сити» нам комментировал Алексей Немерюк в самом начале.

А. Венедиктов

Да, там чуть-чуть времени не было, две минуты говорил. Но там реально все гораздо проще. Огромный рынок. Очень долгое время из Узбекистана не приходили грузовики. Естественно. И владельцы стали закрывать места. Места продаж, которые в аренде. А для того чтобы цены не потерять, начали поднимать цены за место. Вышли вот продавцы, за полдня надо отметить, отдать должное, Алексей Немерюк занимался сам, это зона его ответственности. Он договорился с владельцами этого рынка, что они просто откроют дополнительные места, но не будут повышать цены за аренду. Так разрядили. Вроде разрядили.

С. Бунтман

Один из самых частых вопросов про «Фуд Сити» был: почему там не было задержаний. Я не понимаю, с каким чувством вы это спрашиваете.

А. Венедиктов

Задержаний за что?

С. Бунтман

Не знаю.

А. Венедиктов

За нарушение режима. Половина была в масках это точно. Причем и ЧОПовцы и продавцы. Я смотрел видео. Там были столкновения. Но, понимаете, вопрос же не в задержании, а в том, чтобы очень быстро разрядить ситуацию. Если ситуация, поверьте мне как менеджеру, если ситуацию взрывоопасную разряжает задержание – тогда нужно задержание. А если ты находишь экономические меры разрядки ситуации. Это как в Шиесе. Почему не было задержаний. Ну потому что отступили от Шиес. Хотя там тоже были нарушения. Ничего страшного, не надо все время задерживать. Надо людям объяснять. Вот эта история меня поразила. Что 97,99% москвичей носят маски. И что все эти минимальные штрафы это скорее оружие сдерживания, чем применение. Как атомная бомба. Потому что на самом деле, оказывается, мы понимаем, что маски это для нас, а не для города. Это не для города. Это для каждого персонально для нас. И наших близких.

С. Бунтман

Хорошо, когда есть понимание, что разрядить ситуацию гораздо важнее, чем провести какие-то формальные танцы. Год назад именно отсутствие этого понимания…

А. Венедиктов

Сереж, нельзя сравнивать. Была история в прошлое воскресенье, когда отменили пропуска у «Лизы Алерт» и «Спаса» волонтеров. И буквально реально все воскресенье «Эхо» и Люба моя помощница и я, мы занимались этим на связи с мэрией. И вот тебе, им законно отменили пропуска. Потому что ни Пенсионный фонд, ни налоговая не подтверждала, что этим людям нужны рабочие пропуска. Потому что они волонтеры. И соответственно не получают зарплату и не стоят на учете в Пенсионном фонде. И вот разговор с людьми из мэрии о том, что ребята, а на основании чего мы им выдадим пропуска. Потому что над нами сидят контролирующие органы. Нас обвиняют в том, что мы торгуем пропусками. И мы сейчас нескольким тысячам людей, которых нет в реестре, выдадим пропуска. Ну придумай, ты же умный. И мы на самом деле, спасибо Ире Воробьевой отдельно хочу сказать, которая меня пинала и Любу. Мы, собственно говоря, уже к вечеру воскресенья им стали восстанавливать и сейчас волонтеры имеют рабочие пропуска. По бюрократии нет, не имеют права, более того те, кто им выдал пропуска – должны быть наказаны. И просто надо разговаривать. Мы вчера с Муратовым тут сидели и про это говорили. Что просто да, они не в Пенсионном фонде, ну слушай, ну вот. Никто не должен знать заранее все эти истории. Так же как с восстановлением пропусков по sms. Да, мы нашли 30 тысяч пропусков, которые… Нет, ребята, говорю, а сколько всего пропусков по sms. 900. Значит 870 тысяч вы аннулировали из-за того, что 30 тысяч… Ну, ребят, говорю, посчитать можно урон. Да, а что. Да хрен с ними. Разговор такой: да хрен с ними. И вот для бюрократа, для чиновника понимание, что «хрен с ними» - это сложное понимание. Тут надо понимать. Потому что есть правила…

С. Бунтман

С ними выгоднее, да.

А. Венедиктов

Выгоднее политически… Поэтому на самом деле всегда надо вести дискуссию. Потому что мне эти вопли «долой» или «да здравствует» с любой стороны они, особенно в условиях эпидемии просто бессмысленны, бесполезны и это люди красуются. Для того чтобы завоевать вот вашу любовь. Получить ваш лайк, который вы нам не ставите. Вот понятно, что я говорю неприятные вещи, но я говорю правдивые вещи. Потому что то же самое, как было с ОГЭ для девятиклассников. Не так сразу просто министр и министерство, это долгие длинные занудные телефонные разговоры и переписки. Надо разговаривать. В чем смысл гражданского общества – в разговорах с властью. Мы, журналисты являемся интерфейсом вашим перед властью и интерфейсом власти перед вами. Мы увеличительное стекло. Власть, предположим, она чего-то не видит. Мелочь какая-то. ПФР. «Лиза Алерт». Но, представляя увеличительное стекло, вот мы становимся мелкоскопом. Ой, говорят они, а сколько там тысяч людей. Несколько. Ой, говорят они. Это наша работа. Это ваша работа. Добиваться от власти, еще раз – добиваться от власти приемлемых решений. И вот эти 97,99%. Сереж, минимальное количество штрафов, отмена штрафов, да, штрафы приходят и нам, моему сыну пришел штраф, который его не касается. Грубо говоря. И отмена. И то же самое наш журналист, который Снегов пошел и ему пришло, что идет административное расследование как он прошел… Я абсолютно спокойно написал письмо в адрес этого административного расследования. Что он журналист, что он был послан мной, так же как полицейские посылаются начальником полиции. Он там работал. Проходя по этой «Тройке». И если кого-то штрафовать, если формально, а он формально нарушил указ. Извольте оштрафовать нас, меня. Который подписал командировку местную. И это справедливо. Я заплачу штраф. Но это несправедливо, потому что журналист выполнял редакционное задание. Это все время разговор и это разговор не просто заплевывание экрана, вот я хочу сказать, что все те подвижки, которые нам удалось сделать благодаря вам. Потому что среди вас люди, которые формулируют так, как я не могу сформулировать. Потому что я не нахожусь в этой истории. И это работа медиа. Мы говорим об этом в эфире. И мы говорим об этом чиновникам. Федеральным чиновникам. То же самое с парадом победы. Ну вот по закону не удалось убедить и пришлось убедить со штаба.

С. Бунтман

Но при этом надо стараться. Слишком легкая позиция сказать: а, чего с ними разговаривать.

А. Венедиктов

Не для нас. Это непрофессионально.

С. Бунтман

Абсолютно. Спасибо всем. Я назначаю вам встречу в 15.05. В программе «Вот так» у нас будет прямой эфир.