Купить мерч «Эха»:

Без посредников - 2010-01-10

10.01.2010
Без посредников - 2010-01-10 Скачать

А.ВЕНЕДИКТОВ: 17 часов и 12 минут в Москве, еще раз добрый вечер. У микрофона Алексей Венедиктов. Напомню вам, что программа «Наше все-2» выйдет 24 января первый раз, ее будет вести Евгений Киселев. И там мы посвятим эту программу людям – всю программу, я имею в виду, не конкретный выпуск – людям, которые занимались государственной политикой в России в XIX веке или определяли ее в XIX веке. Как и почему эти люди принимали решения, чем они мотивировали свои решения. На мой взгляд, это очень интересно. Вести будет Евгений Киселев, напомню, 24 числа. Пока же сегодня я решил провести программу «Без посредников», потому что есть много вопросов, связанных с работой «Эха Москвы» и с работой сайта «Эхо Москвы». Может быть, я, собственно, с сайта и начну.

Вот, обращаю ваше внимание как история с блогами, небольшими блогами, которые ведут разные люди на «Эхе Москвы», выливается в эфир. Вы знаете, вот, собственно, через блоги, через обмен мнениями, которые у нас на сайте, обменялись Андрей Илларионов, Владимир Милов и Евгений Гонтмахер выросла предыдущая передача. Очень неудобно, конечно, дистанционно разговаривать. Это радио. Если какой-то гость не в городе, значит, нужно соединяться по телефону. Поэтому мы будем продолжать развивать блоговую систему, где люди смогут высказывать свои точки зрения, а вы сможете их обсуждать.

Вы обратили внимание, наверное, на то, что у нас в конце года появились новые блогеры. Часть из них пишет для нас, часть из них с их разрешения мы перепечатываем, вернее, переносим на наш сайт, чтобы организовать дискуссию. Это и Владимир Соловьев, ведущий «Серебряного дождя», это и Татьяна Юмашева, дочь первого президента России Бориса Ельцина. И уже там началось между... Там уже Владимир Соловьев откомментировал, соответственно, то, что пишет Татьяна Юмашева. И думаю, что мы получим и обратную историю, потому что Юмашева Татьяна Борисовна пишет и о Березовском, и Лужкове, и так далее. И о Минкине.

Поэтому нам кажется это важным, нам кажется важным, чтобы вы, наши слушатели и посетители сайта знакомились с их точкой зрения. Кроме того, мы будем развивать, еще раз повторюсь, блоги наших слушателей, наших слушателей, которые готовы писать профессионально блоги. Там у меня спрашивают: «А почему мне нельзя?» А вы в чем профессионал? Мы хотим профессиональные блоги, мы хотим, чтобы, условно говоря, военные писали или отставные военные писали нам о своем видении ситуации в российской армии, там, врачи о ситуации в здравоохранении, жители того или иного города о том, что происходит в городе.

Я хотел бы отдельно поблагодарить наших слушателей из города Пермь, которые в момент трагедии, и кто-то и предложил описывать то, что было, Выступили, собственно, вашими корреспондентами, описывая и события, и свою точку зрения, потому что там были и знакомые люди, и среди пожарных, и среди погибших. И это очень важно для того, чтобы понять.

Вы говорите: «Вот, простые люди, дайте слово». Вот мы и дали им слово. Мы им дали слово, возможность писать и я всячески это поддерживаю. Но когда мне пишут люди, там, типа «дайте мне тоже блог, я хочу вести патриотический блог». Вы меня, конечно, извините, патриотизм – это не профессия, понимаете? Если вы там военнослужащий, можете писать про армию – пишите. Если вы врач, можете писать с точки зрения патриотизма о здравоохранении, пишите. Но, вот, патриотический блог... Вот, профессиональные патриоты так же, как профессиональные другие товарищи – они могут отдыхать.

Мы будем развивать эту историю. Сейчас мы возобновим нашу историю с Ванкувером, потому что приближается Олимпиада, и вы знаете даже, что в наших передачах «Ванкувер-2010» принимают участие блогеры по телефону. Мы связываемся с нашими слушателями и посетителями блога в Ванкувере, и мне кажется, что это правильное направление. Повторяю, мы будем развивать.

Конечно, некоторые, начиная писать блоги, отказываются и отказываются исключительно из-за тех комментариев безобразных и отвратительных, которые не по сути там появляются, с личными нападками, личными оскорблениями, просто репликами. Мы будем вести более жесткую политику в отношении этих людей, которые нарушают правила посещения наших блогов максимально. Мы наймем модераторов – до сих пор у нас их не было – но которые по строгим правилам будут вычищать тех посетителей сайта, которые себе позволяют вместо того, чтобы по сути не соглашаться, если они не согласны, предпочитают переходить на личности – ну, до свидания. Интернет большой – найдите себе ту помойку, в которой вы привыкли жить. А мы не хотим превращать наш сайт в помойку и не дадим вам это сделать, некоторым из вас.

Далее что еще у нас? Да, я напомню, что поскольку это программа «Без посредников», мы говорим прежде всего о радиостанции и политике радиостанции. Напомню, телефон для SMS +7 985 970-45-45. Ну, и, естественно, телефон 363-36-59 – это московский телефон, он работает.

Тут мне приглашают того позвать в «Особое мнение», сего позвать. Значит, у нас есть редакционная политика, вы ее знаете. У нас на 19 часов и на некоторое время в 17 часов стоят постоянные приглашенные. А, вот, в то время, когда их не бывает или когда они не могут прийти, или когда они просят их заменить, мы приглашаем других людей – это наша редакционная политика.

Значит, служащий из Москвы говорит: «Большая просьба пригласить Григория Алексеевича Явлинского». Он приглашен, но не приходит. Это не наш вопрос. И Григорий Алексеевич приглашается, и другие руководители «Яблока» и лидеры «Яблока» приглашаются. Кто хочет, тот приходит. Кто не хочет, тот не приходит. Дальше дело выбора любого политика, приходить в те средства массовой информации, в которые он считает правильным приходить. Мы знаем многих политиков, которые – к сожалению, в России это так – ну, это такие, я их называю «недополитики», которые ходят только туда, где им комфортно, где стоит подставка для микрофона. Ну, это их выбор, понимаете? Я здесь что могу вам сказать? Я здесь могу пожать плечами и сказать... Что я могу сделать? Ну, не приходят, и не приходят. Потом приходят. Потом, когда их увольняют, они приходят, да? Ну, пусть приходят – у нас много таких историй было. Мы не закрываем для них наши двери, мы, повторяю, площадка для дискуссий и информационная площадка, и здесь представлены кроме фашистской все точки зрения. Так оно и будет.

Далее. Ну, про Веллера я уже говорил. Нет никаких ограничений на его приглашение кроме времени. Далее что у нас тут еще такое есть интересное? Значит, видеорадио. Из Тбилиси Лена пишет: «Требуем Ларину и Петровскую на видеорадио». Знаете, проблема с видеорадио, я имею в виду с видеотрансляцией для меня чрезвычайно непроста. Во-первых, потому что из-за нее, из-за этой видеотрансляции подвисает сайт, что не хотелось бы делать. Во-вторых, ведущие сами решают, садятся они на видеотрансляцию или не садятся на видеотрансляцию. В-третьих, одновременно видеотрансляцию на сайте «Эха» может смотреть всего 249 человек. Хочу вам напомнить, это максимальное число.

Вот сегодня Наталья Фатеева – вот, я не мог зайти на видео, потому что 249 человек ее смотрело постоянно. Я прорвался только к концу эфира, беспрестанно набирая, соответственно, пытаясь включиться в видеотрансляцию. Это проблема, которая находится только в зачаточном состоянии. Я, честно говоря, больше ориентируюсь на ведущих. Если ведущий хочет транслировать, то несмотря даже на подвисание сайта, я, в принципе, даю разрешение.

Я, честно говоря, не очень вижу возможности заставлять кого-то из ведущих включать видеотрансляцию, ну, кроме тех передач, которые изначально у нас транслируются по телевидению, я имею в виду по RTVi – тут очевидно, что видеотрансляция на автомате должна стоять, хотя, я бы не стал уделять им большое внимание.

Файлы звуковых старых передач – сейчас я перейду к SMS +7 985 970-45-45, и после новостей через 10-12 минут я перейду к телефону. Знаете, мы уже не справляемся, честно говоря. Если вы обратили внимание, то посещаемость нашего сайта сильно выросла. Мы уже – вот, история с модерацией, то есть профессиональных модераторов мы не нанимали до сих пор, имею в виду людей, которые занимаются только этим. Этим занимались от случая к случаю я и редакторы. Дай им Бог справиться с тем потоком материалов, которые мы сейчас ставим на сайт.

Мы, конечно, выложим архивный звук, но это не приоритет нашей радиостанции, хотя, мы понимаем, что то, что творится у нас с подкастом, то, что мы практически все передачи очень быстро выкладываем в звуке, то, что масса людей слушает эту передачу в звуке, там, скачивая, перегоняя или слушая на сайте, это вполне для нас важная история и мы ее будем продолжать.

Что касается. Вот мне говорят: «Хорошо бы послушать у вас Бориса Натановича Стругацкого, но это из области фантастики». Почему? Это не из области фантастики. «А вот у него есть оффлайн-интервью, можно ссылочку прикрепить» - это правильно, уважаемый Валера из Саратова, надо будет сделать. У него очень хорошее оффлайн-интервью, я с вами абсолютно согласен.

Дальше Эхоман пишет: «Около повторяемых передач пишите прямо в сетке слово «повтор» большими красными буквами». А почему не зелеными, уважаемый маляр? (он пишет, что он маляр) Вам, конечно, виднее, что вы маляр, но мне кажется, что слово «повтор» там стоит. Если не стоит, то вы, тем более, правы.

«Хорошо бы после передачи вывешивать ее аудиофайл». А мы, по-моему, так и вывешиваем, Слава, строитель. По-моему, так оно и есть. Так, что у нас тут еще интересно? «Больше передач об истории». Слушайте, по-моему, достаточно. У нас 3 передачи в субботу и 3 передачи в воскресенье. Мне кажется, что 6 передач для радиостанции информационной, дискуссионной, хотя, история – тоже дискуссия, это вполне достаточно. Хотя, если будет какая-то идея, почему бы и нет?

Так, дальше. «Клинч такой-сякой» - это к Сергею Александровичу. «Нельзя ли уменьшить перепад громкости в передачи «Грани недели»?» Нет, нельзя, уважаемый наш слушатель из Лобни, потому что «Грани недели» изначально пишутся не здесь – это изначально передача RTVi, мы лишь ретранслируем. Это, пожалуй, единственная передача за все 144 недельных часа, которую мы ретранслируем от наших коллег, и там это пишется вот таким образом.

Давайте я посмотрю, что у нас пришло на SMS. Вы готовы модерировать? А вы знаете, это вопрос такой, тонкий, что является необходимостью для модерации, какой пост – это всегда такая история, сложная. Поэтому я вам должен сначала абсолютно доверять.

Дальше. Что еще? «Можно расширить «Футбольный клуб» по времени?» Нет. «Вернется ли Ирина Воробьева в дневной «Разворот»?» Только на замены. «Шендерович один раз в неделю – это хорошо, но мало». Найдите, где больше. Мало просветительства в культуре, Марина из Саратова? Найдите, где больше. Так. «Спасибо, радио», - из Иркутска. Пожалуйста. «Можно вернуть Доренко?» Нет, это к Кремлю вопрос. «Дайте песню Кобаладзе» - уже было. Стоит на сайте, между прочим, Евгений из Самары: зайдите и послушайте песню Кобаладзе.

Так. «Обсуждение заявления президента Ирана о компенсации от СССР и Британии в Цене победы». Я передам, Марсель. «Почему правозащита – профессия, а патриотизм – нет?» А вы подумайте, Николай. Дальше что еще? Не подписано. Так. Чего? За «Осторожно, Россию», наверное. Евгений из Самары. Пожалуйста. Так. «Почему анонсировали Сергея Зверева, потом убрали и включили какую-то запись?» Значит, не мог прийти.

Вы знаете, у нас же так бывает. Вот, история с Петриком, история с водой. У нас же как была? Мы готовы были дать эфир и договорились. Буквально за несколько часов, как я понимаю, позвонили и сказали, что господин Петрик заболел и все. И чего мы можем сделать? Да ничего. Поэтому когда идут замены, они, уверяю вас, идут не от нас, а от гостей, которые по какой-то причине не могут в этот момент прийти. Мы переносим.

Так. «Как мне послать статью в блог «Связемания»?» К сожалению, Евгений, скажу, что наш первый блогер – это студент из Швеции Андрей, который вел «Связеманию» – он погиб. Он там попал в ДТП и, к сожалению, ушел от нас. Очень жалко его – он первый был и талантливый парень. Поэтому никуда вы уже послать не можете, к сожалению.

Дальше. «Dura Lex» будет продолжен». Почему нет? Вот про Петрика я ответил Сергею Владимировичу из Екатеринбурга: появится и появится. «Почему в этом году не было рождественской игры?» Я мог бы сказать так: «А почему она должна была быть?» Но я могу сказать сразу, что не собрались мы.

Так. «Куда делся Михаил Бергер?» Михаил Бергер теперь генеральный директор конкурирующего радио, поэтому было бы странно его постоянно видеть у нас. Так. Владимир, Санкт-Петербург: «Уберите из эфира пустейший «Кейс». Я думаю, Владимир из Санкт-Петербурга, что вам легче пропустить этот час. Сотни тысяч людей слушают «Кейс». Почему в угоду вам я должен эту программу убирать? Почему вы не можете этот час занять какими-то более полезными делами, чем слушать эту программу «Кейс»? Тем более, что вы, как я понимаю, слушатель в Санкт-Петербурге, у вас это тянет довольно сильно много затрат, я бы сказал так.

Иван – подкаст передач. Дальше: «Пригласите ученых и инженеров-электронщиков из Зеленограда. Пусть расскажут о состоянии нашей силиконовой отрасли». Абсолютно с вами согласен. Так. Компакт-дисками можно, но это не наш бизнес, все-таки. Все-таки, компакт-диски только когда кто-то нам предлагает, как это было сделано в программе «Говорим по-русски» или в программе «Все так» издавать такие компакт-диски или аудиокнигами – не наш бизнес.

Так, Виктор из Волгограда: «Пикуленко называет не имеющих авто лузерами». Значит, вот это точка зрения Пикуленко, если вы его правильно цитируете. Так. «Обсуждение доклада Тальявини по войне в Южной Осетии». Он висит на нашем сайте. Вы сначала с ним ознакомьтесь. Так. Дальше рекламации.

Ксения Басилашвили, я думаю, она вернется в марте – она сидит с маленьким ребенком, поэтому мы будем считать, что давайте приоритет семье. И это правильно. Я как главный редактор поддерживаю, чтобы наши сотрудники, которые рожают детей, этих детей выращивали нормально, а не бежали на работу, оставляя детей, там, неизвестно на кого, на нянь каких-то непонятных. Я – сторонник того, чтобы детей воспитывали родители.

Так, что у меня теперь здесь? Так, это, извините, не вопрос в нашу программу. Ну, хорошо, я думаю, что в блогах за сутки... «Когда можно услышать в блогах за сутки дочку Горбачева?» Ну, я думаю, что дочка Горбачева, уважаемый музыкант из Москвы, должна сама захотеть писать блог. Вы ей задайте вопрос. Наша задача... На самом деле, я обратил внимание. Вот мы ищем блогеров – их не так много блогеров, которые были бы интересны нашим слушателям с точки зрения того, что они пишут, я имею в виду существующих блогеров. Поэтому мне кажется, что просто так предлагать от нечего делать... Мы же видим, как люди начинают, загораются, а потом у них не хватает пороху. Зачем мы будем себя обманывать? И вас в том числе.

Ну хорошо. Сейчас мы сделаем небольшой перерыв на новости. Напомню, что SMS работает +7 985 970-45-45. И соответственно телефон, как я обещал, 363-36-59. Напомню, что это программа «Без посредников», отвечать я буду только на вопросы, касающиеся работы радиостанции в 2010 году, в 2009 году, в 1990 году. Но не по политике – для этого есть другие передачи, спасибо вам большое. До встречи через 5 минут.

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: 17:35 в Москве, Алексей Венедиктов у микрофона. Это программа «Без посредников». +7 985 970-45-45 – это для SMS. И телефон 363-36-59, сейчас я буду включать телефон, я только отвечу на вопрос. Народ пишет: «Хочу Фурсенко в «Народ против». Будет. Будет вам. Будет вам министр в «Народ против». Готовьтесь. Но я еще раз хочу вам сказать. Как только наши слушатели попадают в эфир не по телефону, не анонимно, а, вот, садятся напротив человека, который принимает решения, сразу как-то это все оказывается ласково. Хотя, мы специально набираем и говорим: «Вот, те, кто считает, что это неправильно, всегда в «Народ против», те, кто считает, что этот тезис будущий гостя – он нечестный, неправильный, несправедливый, ошибочный, какой хотите». Да-да-да, да-да-да. Приходят в эфир – дальше вы все слышите сами. И сами можете оценивать. Поэтому нечего на «Эхо» пенять, коли голос хриплый.

363-36-59 – это телефон прямого эфира. Вижу-вижу, вижу тут людей, которые хамят в эфире. Спасибо, ребята, я вас сейчас отсоединю, всех. Вот, нечего вам с этих телефонов звонить. И не надейтесь. А вот это мы возьмем. Алло, здравствуйте, алло, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Вас беспокоит Владимир, город Омск, врач по профессии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так, Владимир, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, хочу вам выразить свою признательность. Уже несколько лет являюсь вашим Эхоманом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Во-вторых, хотелось бы слышать побольше передач, связанных с проблемами народного здравоохранения. Потому что, в общем-то, ситуация в здравоохранении очень жесткая, сложная, проблемная, чтобы так освещалась.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Хочу сказать, что вы попали в некую точку. Мы сейчас, во-первых, будем пытаться и мы пытались, но это было понятно, с чем связано – сначала со свиным гриппом. Но мы будем пытаться – это наш следующий ход – найти людей, которые могут писать на сайт, действующих врачей, действующих людей, работающих в системе здравоохранения, что, на самом деле, происходит. Потому что, в общем, правильно говорил Андрей Илларионов: когда ты сталкиваешься со здравоохранением на узкой тропинке, что называется, у каждого есть свой опыт. Но обобщить это можно только цифрами и статистикой – это чрезвычайно тяжело. Вот, мне написали тут, что «Зачем вы даете объявления, что надо собирать деньги на лечение детей заграницей? Пусть лечатся здесь, у нас медицина не хуже». Послушайте. Да мне все равно, где они будут лечиться. Я даже не знаю, что там происходит. Я знаю, что это вопль о помощи. Вы что, сначала, прежде чем помочь человеку, будете выяснять его родословную, что ли? Или, там, тянуть его из болота, да? Или утопающего. Вы будете спрашивать «А сколько лет? А какая у вас собственность? А где вы проживаете?» Как так вообще можно?

Еще пришло сообщение: «Почему у вас дети только украинские?» Видимо, имеются в виду украинские фамилии. Совсем больной человек. Вот этому человеку нужна медицинская помощь, на мой взгляд. Причем, срочная. Понимаете? Мы реально не знаем.

Поэтому мы хотели бы, чтобы те врачи, которые практикуют сейчас или работают в системе здравоохранения – не только врачи, видимо – во-первых, могли бы писать на наш сайт для того, чтобы обозначить проблему. Во-вторых, с точки зрения экономики здравоохранения, безусловно, нам нужно понимать, что происходит, каким образом медицинские услуги доходят до каждого.

Вот я завидую в данном случае. Вот в этом случае я совершенно завидую американским медиа, которые развернули широкие дебаты по поводу реформы системы медицинского страхования в США, как вы знаете, да? Общество разделилось. Главный вопрос выживания Обамы как президента – это будет это работать или не будет это работать. Это, смотрите, зависит судьба президента не от того, как он действует в Ираке, не от того, как он действует в Иране, не от какого-то СНВ, а от того, как будет работать медицинское страхование.

Вот, мне кажется, что в этом смысле вы абсолютно правы. А теперь вопрос: а где найти специалистов, которые об этом могут рассказывать? Я приведу вам министра и сотрудников министерства. И когда мы приводим, нам тут же говорят: это чиновники вот это самое, пятое-десятое, все врут. Потом врач нам говорит: «Ну, это только в его больнице такое», да? Экономист говорит, который занимается экономикой: «Ну, это только для больших клиник», понимаете? Это, действительно, чрезвычайно... Мы выстроили систему освещения образования, как вы знаете. У нас образованию уделяется очень много времени и на уровне министров, и на уровне учителей, и на уровне родителей, и «Родительское собрание», и просто приглашение в эфиры и ректоры, и преподаватели, и дети, собственно. Вот как бы так выстроить передачу и передачи о здравоохранении? Потому что это такая болезненная тема, потому что каждый может вспоминать свое столкновение с болячками и как на него работала эта система.

Не знаю. У меня пока нет ответа на этот вопрос. Но я понимаю вас, Владимир, и вы абсолютно правы. Если я придумаю как это сделать так, чтобы наши слушатели в большей части этим передачам доверяли, тогда в это имеет смысл ввязываться. Если нет, ну, это на уровне новостей, приглашенных гостей так и останется.

363-36-59 – это телефон прямого эфира. Слушаю вас, алло, здравствуйте, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Это «Эхо Москвы»?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, это «Эхо Москвы». Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей, здравствуйте. Это Владимир Алексеевич Черных из Омска.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так. Омск чего-то пошел. Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Я долгое время пытался дозвониться...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну вот вы дозвонились, давайте не тратить время.

СЛУШАТЕЛЬ: На связь с президентом и премьером, неоднократно предлагал идею о том, чтобы оставить все эти передряги и заняться серьезно символами России.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, по-моему, они занимаются, вы знаете? По-моему, они... Смотрите, за последние 10 лет у нас гимн, военные флаги, штандарты, звезды. По-моему, они занимаются символами России.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей, Алексей, подождите, я не это имел в виду. Дело в том, вот, скажем, взять где-то на Руси Георгий Победоносец – этот миф создан...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так, все. Это не ко мне. Это, действительно... Ради Бога извините, это все, вот, миф, Георгий Победоносец – это все в геральдическую комиссию. От меня вы чего хотите? Это не ко мне, это, действительно, президентская комиссия геральдическая. Это вот туда в Петербург к господину Велинбахову. Честно говоря, вся история в этом смысле содержит массу мифов. Каждый период истории содержит массу мифов, и в каждой стране это так происходит. Я честно считаю, что если у нас останется вопрос только о символах, ну, значит, у нас в стране все в порядке и тогда можно не делать передачу о здравоохранении, а делать передачу о символах. Или радио сплошное о символах.

Алло, здравствуйте, алло, вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Рад вас слышать. Алексей Алексеевич, у меня, вот, единственное коротенькое пожелание. Меня зовут Гурам, извините, я забыл представиться. Вот ваша радиостанция в сегодняшнем информационном поле в нашем государстве – это знаете как? Луч света в темном царстве.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Замечательно, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо вам большое, что вы есть. Всего вам доброго.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо. Ну, на самом деле, просто я считаю, что мы, конечно, не луч света в темном царстве, хотя все это приятно слышать. Мы – профессионалы, мы работаем профессионально. И совершаем ошибки как профессионалы. И выигрываем информационные споры как профессионалы. Поэтому мне приятно это слышать: кому-то, значит, помогаем. Ну и хорошо. Так это же хорошо? Кому-то нравится. Мы работаем для них. Так, что у нас пошло здесь? «Футбольный клуб», дальше «Спасибо большое», Махачкала, спасибо большое.

Алион пишет: «Если Газпром перестанет вас содержать, к кому просить пойдете?» Алион, вы как-то по себе меряете. Видимо, вы ходите, постоянно у кого-то просите денег. Мы зарабатываем. Более того, Алион, если вы зайдете на сайт Газпром-медиа, что является предметом нашей гордости, то вы увидите, что мы еще платим дивиденды Газпрому. Мы зарабатываем не только на себя, но и на своих акционеров. Советую вам начать жить так, чтобы не попрошайничать, не ходить с протянутой рукой, не бомжатничать, а зарабатывать своим трудом, Алион. Тот человек, который подписался Алион и чей телефон заканчивается на -818.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так. «Какого Соловьева блог на «Эхе»? Владимира Соловьева с НТВ?» Владимира Соловьева с НТВ, совершенно верно. Так. «Когда в эфире появится Михаил Леонтьев? Валерий из Санкт-Петербурга» - это вопрос к Михаилу Леонтьеву. «Довольны ли вы Еленой Афанасьевой?» Доволен. «Когда у вас суд с Джугашвили?» 29 января, Анна, у нас суд с Джугашвили. Значит, Валентина Николаевна каждый раз у меня спрашивает, куда ушел тот или иной журналист. Не буду говорить, просто не буду. Зачем? Они ушли и ушли.

Дальше. «Нет ли возможности вернуть «Все на выход?» Хорошая была передача». Ну, Максим, она, скажем так, слегка размазана стала по эфиру. Но мы сообщаем, где чего идет, поэтому пока я эту передачу возвращать не собираюсь, все на своем месте.

Алло, здравствуйте, алло. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло? Алексей Алексеевич?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Борис.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Борис.

СЛУШАТЕЛЬ: Город Москва.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Борис?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы затрагиваете очень серьезную тему нашей медицины.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это затронул наш слушатель, извините. Это не я затронул.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Посмотрите, пожалуйста, на сайте «Подари жизнь» фонда...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я знаю, я являюсь членом наблюдательного совета этого движения.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот на этом сайте все видно, что такое наша медицина по отношению к детям.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я все это знаю, поскольку, повторяю, вхожу в попечительский совет этого фонда, знаю все эти страшные истории. Знаю, каким образом работают фонды или каким образом им не дают работать частично. Знаю, что происходит. Но это маленький сколок того, как работает наша медицина. И меня же просят по радио это говорить. Сайт и радио – это разные вещи, как вы понимаете.

Алло, здравствуйте, алло. Вы в прямом эфире. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Максим, я из Москвы, работаю геологом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, убедительная просьба. Прихожу в 8 часов вечера после работы – я работаю в поле – и слушаю передачу про гельминты у престарелых кошек. Так портят аппетит. Извините, пожалуйста.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В 8 вечера?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, примерно в 8 вечера идет повтор передачи, ну, про собак, кошек.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А, ну это рекламная передача, да, правда.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, не повышает аппетит.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, пропустите. Нет, это не 8 часов, это, по-моему, в 7:57. Ну, пропустите. Знаете, я вам скажу, Максим. Смотрите. Ну, есть передачи разные, которые вам не нравятся, может быть. Ну, пропустите это время – вы же его точно знаете, этот отрезок времени. Ну вот эти 3 минуты пропустите. У вас нет кошки и собаки?

СЛУШАТЕЛЬ: Есть и кошка и собака.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вы знаете, сколько у нас благодарностей за эту передачу, несмотря на то, что она рекламная? Вы себе даже не представляете! Нас люди благодарят: «Вот мы узнали, вот это узнали, вот это узнали». Вы знаете, Максим? Спасибо большое, я понимаю. Мне, например, аппетит часто портят новости. Вот, не про кошек и собак, а вообще новости. Вот, иногда так, да? Ешь, в это время что-то происходит и там не только аппетит портится, да? Жизнь портится. Так вот я вам хочу сказать: я к рекламе отношусь, сразу вам скажу, положительно.

Потому что, что такое реклама? Это информация о положительном в этом продукте. То есть это не полная информация, но это информация. Я вам могу сказать, что... Ну, вот этой программой, поскольку у меня нет ни кошки, ни собаки, я не пользуюсь, но я очень часто, я лично очень часто пользуюсь, услышав в эфире ту или иную рекламу, пользуюсь этими рекламными сообщениями, конечно изучая вопрос, но относясь к этому как к информации. Это касается и рекламы, скажем, культурных событий, это касается и экономической рекламы, это касается и медицинской рекламы. И вот для меня это важно.

Но при этом я хочу вам сказать – теперь возвращаясь к вашему – что есть передачи, которые не по мне. Да, и на «Эхе Москвы». Ну, не мои они. То есть они сделаны профессионально, классно, но они не мои, они мне не нужны, не интересны, сейчас не нужны, сейчас не интересны. Я просто знаю, когда они выходят, я не включаю. И вам советую то же самое.

Я совершенно не являюсь сторонником того, что нужно быть монополистом и 24 часа слушать одну и ту же радиостанцию и смотреть один и тот же канал. Как вы знаете, я сторонник конкуренции. Честной конкуренции, но конкуренции. И конкуренция нам помогает. Вот если вам какие-то 3-5-10 минут кажется, что это не ваше, ну, пропустите. Не мучайтесь – пропустите. А в 20 часов включите и слушайте новости, а затем и так далее.

Мне пишут: «Вам надо брать пример с такой-то радиостанции. Яша». Нет. Нам надо брать пример с самих себя, Яша. Нам надо себя сравнивать с собой, а не с другими радиостанциями – это неверно, Яша. Просто неверно – тогда у вас ничего не будет.

Так, Юлий Гусман вернется в «Кейс». «Спасибо за «Дифирамб» с Фатеевой». Спасибо Бунтману в первую очередь. Ну, давайте телефон. Алло, здравствуйте, алло. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Александр из Перми.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да что ж такое, одни мужчины! Женщины есть? Александр? Звонят одни мужики, мужская программа «Без посредников». Да, давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, видимо, не могут дозвониться.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не настойчивые. Понимаем.

СЛУШАТЕЛЬ: Хочу продолжить тему то, что геолог говорил. Вот, портит аппетит, там предыдущий слушатель говорил, что «Кейс» нужно убрать. Ну, ведь, понятно, что все люди разные, интересы разные, да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, конечно, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: Но я по-другому. Вот, в сравнении с передачей «Кейс» перерыв на новости – он очень даже благоприятен, и разные события освещаются, благотворно влияют. И человек может сходить ненадолго. Но, вот, к примеру, сегодняшняя встреча с Илларионовым. Значит, суть-то вопроса моего? А нельзя ли вот такие встречи, особенно когда человек не присутствует в студии, а связь по телефону, не прерывать на новости, если новости не экстренного характера?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, нет, понимаете в чем дело? Спасибо большое. Тут очень трудно разобраться, какие прерывать, какие не прерывать. Но вы же сами сказали, что есть люди, которые ждут половину часа, чтобы получить новости, Тем более, сегодня воскресенье и новостные каналы практически не работают, никто новости не дает. Значит, мы становимся единственным источником новостей для многих. Поэтому... Там же случилось другое, там завис компьютер, через который входит телефон, и поэтому слетел наш слушатель. Он мог слететь и в середине беседы, и дело не в перерыве на новости. Я держал его на трубке, но реально завис компьютер, который вводит телефонные линии – а их много, я говорю их 5 – в пульт. И поэтому пока мы перегружали... Ну, как компьютер перегружают? Вы сами понимаете, да? Пока мы поняли, что он завис.

Он мог зависнуть посредине любой фразы любого слова – так бывает. Редко, но бывает. Поэтому мне кажется, что новости – это, знаете, те кости, тот скелет, который держит эфир и, кстати, придает ритм эфиру. Потому что когда ты знаешь, что твое время не безраздельно и не безразмерно, ты начинаешь более четко говорить, более точно выбирать слова, не растягивая, понимая, что время твое ограничено, не растягивая мысль, не размазывая ее. Мне кажется, что отказываться от новостей не стоит – я бы счел это неправильным, скажем так.

Еще один телефонный звонок, может быть, даже последний сейчас. Алло, здравствуйте, алло, вы в прямом эфире... И что это было, 915? Что это было с окончанием на 36? Непонятно, ну, не хотите, как хотите – у меня есть другие.

Так, 20-летие «Эха» как собираемся отметить? Хорошо собираемся отметить. Спасибо, Рита. «Предлагаю новых ведущих на «Эхо» из слушателей». Понимаете, это же профессиональная работа. У нас есть замечательные слушатели, которые профессиональные слушатели. Но это не значит, что профессиональный слушатель может стать профессиональным ведущим.

Так. Дальше. «Уберите программу о кошечках», - вот, Маша пишет. Не уберу, Маша. «Расскажите о географии «Эха». На сайте, Андрей. Что я вам, 43 города буду перечислять? Так. «Жалко, что вы убрали Константина из Щелково». Его никто не убирал, Олег из Коканда. Слушатель свободен. Как же вы не понимаете главной вещи? Что вы абсолютно свободны слушать это радио, любое, уходить на другую волну, уходить на то радио, которое, как вам кажется, уже не удовлетворяет вашему интересу. Может быть, радио...

Вот, знаете, история с «Маяком» очень показательная. Ребята переформатировали «Маяк» на более молодую аудиторию, и значительная часть их аудитории пожилой ушла на другое радио, на радио России. И когда появляются новые программы вместо старых, слушатели старых программ тоже уходят. Вот это была моя программа единственная, я приходил на «Эхо Москвы» ради, там, не знаю, ради Леонтьева. Вот Леонтьев ушел, и не будем слушать «Эхо Москвы». И так может быть, и я это понимаю. И я понимаю ваши проблемы. Но что мы должны? Привязывать людей к аппарату? Ну, мне кажется, что это смешно. Мне кажется, что, уж, в радиовещании конкуренция существует, продукты существуют разные. Они разные по людям, они разные по ритмам, они разные по настроению: вы сегодня можете послушать радио Джаз, а завтра уйти на Ностальжи, например, если говорить о музыкальных.

Потому что у вас такое... Вот, у вас такое настроение. И мне кажется, это нормально. Мы, конечно, стараемся вас удержать. Мы, конечно, стараемся предложить вам новые продукты, новые голоса или как-то модернизировать и инновациинировать старые. Но я лично считаю, что вообще радио – это очень консервативная медиа. Люди привыкают в определенное время слушать определенные передачи с определенными людьми.

Мне кажется, что в радиоделе это одно из самых главных. Поэтому нет никаких резких движений, поэтому массу нареканий вызывает любое новшество. Вот вы не поверите, вот, все, что угодно, тронуть маленькую передачу, большую передачу, ведущего переместить, сразу возникает громадное возмущение. Я помню, как народ возмущался, что Михаил Барщевский будет вести «Dura Lex». Вы знаете, сколько народу слушает эту программу? Масса! Значительное количество людей.

Пришли новые люди, которым интересен разговор юристов, такой, на своем птичьем языке или полуптичьем языке. Та же история была, когда я, там, ставил наших девочек на серьезное ведение. Когда я ставил там Тоню Самсонову, Иру Воробьеву, Таню Фельгенгауэр, Алину Гребневу, Иру Меркулову, Олю Журавлеву. Что это такое? Вот, а теперь просто толпы людей за ними ходят по эфиру: «Где? Куда сняли? Куда передвинули, почто тронули?» Мое – вот и тронул, да?

Поэтому отношусь к этому спокойно, желаю вам того же. Мы с вами встретимся через час в программе «Дым Отечества. Осторожно, история». Мы будем говорить о начале войны в Афганистане с Леонидом Млечиным. А затем Геннадий Онищенко, как и обещал, придет к нам в эфир в 20 часов, будем говорить о табакокурении, алкоголеварении и о бешенстве. Ну, укусах, в общем.