Купить мерч «Эха»:

Алексей Венедиктов - Без посредников - 2008-01-12

12.01.2008

А. ВЕНЕДИКТОВ: 21 час и 4 минуты в Москве. Это программа «Без посредников». Прежде всего, я хотел бы сказать несколько слов про Геннадия Бачинского. Я, от имени радиостанции «Эхо Москвы», конечно, выражаю соболезнование друзьям, родственникам и радиостанции «Маяк», нашим коллегам, потому, что Геннадий Бачинский был одним из основателей вот такого направления в радио-ведении, наш коллега Геннадий Бачинский, которое развивается сейчас, находит всё новые и новые формы. И в этом году его переход с радио «Максимум» на «Маяк» является свидетельством того, что эти формы проникают в государственные, респектабельные, в разных смыслах этого слова, радиостанции. Я хочу сказать, большие радиостанции, респектабельные без иронии, радиостанции, которые уделяют много времени вопросам культуры и спорта. И уход Геннадия Бачинского – это потеря, прежде всего, для его семьи, для его детей, партнеров и, конечно, для наших коллег с радиостанции «Маяк».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я хочу сказать, что очень жалко человека. У меня был ряд телепередач, в которых он принимал участие на телеканале «Мир». Очень профессиональный, со своей точкой зрения, замечательный человек. Жалко его. Это говорит о двух вещах. Давайте выполнять правила дорожного движения и что, конечно, радио-эфир, а он был истинно радийным человеком, вместе со своим коллегой Стиллавиным, это была пара и я особо хочу сказать его партнеру Стиллавину, что это для него просто потеря. Много лет люди работали вместе. Очень прискорбно и всем наши соболезнования. Вот, наверное, так.

Ну что, давай, как-то мы с тобой экспериментируем. Сейчас у нас будет «Табель о рангах». Присылайте свои вопросы г-ну Венедиктову и мне, он всё продолжает меня сюда чего-то звать. 363-36-59 – телефон для звонков. 7-985-970-45-45 – для смс-сообщений. Плюс интернет-вопросы тоже передо мной.

ТАБЕЛЬ О РАНГАХ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Радиостанция «Эхо Москвы». «Без посредников» с Венедиктовым и, в какой-то степени, со мной. Если что-то именно ко мне, потому, что главный редактор отвечает на вопросы. Давай, предлагаю тебе блицем, потому, что очень много вопросов. Первый. Почему нет Шендеровича? 500 вопросов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потому, что он в отпуске.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Алексей Алексеевич, вычислите ту сволочь, которая оскорбила сегодня Юлию Леонидовну. Накажите, чтобы другим было неповадно».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это профессиональный риск журналиста, который работает в прямом эфире и слушает звонки без отслушки. И этому риску подвергаемся мы все.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «С кем будет вести утром «Разворот» Ксения Басилашвили». Ольга.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет еще решения.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Нельзя ли перенести «Футбольный клуб на другое время?» Таня. Ижевск.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы обсуждаем вопрос движения «Футбольного клуба», но если он и будет перенесен или сдвинут, то это на час.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень смешной вопрос. Я сначала не понял, потом понял и вдруг меня заинтересовало, зачем? А теперь говорю вопрос. «Возможно ли обнулить счетчик по телефону 363-36-59?» Как машина старая, выдаешь за новую. Он не хочет, чтобы видели, что он позвонил сюда 2500 раз.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я считаю, что это правильное предложение, я попрошу наших программистов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Почему?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потому, что новый год, мы обнулим и все заново пошли. Ничего страшного в этом нет. Я знаю, что будет! Вот новый главный редактор, который будет избран в феврале, как новый президент, должен провести амнистию. Я считаю, что все списки красные, вот пусть следующий главный редактор проведёт амнистию, а я этого делать не буду.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Алексей Алексеевич, мне кажется, очень интересная мысль – пишет Елизавета – нельзя ли, когда идут анонсы повторяемых программ, сразу называть время повтора. Очень часто хочется записать для друзей».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, я не могу заранее сказать, когда будет повтор. Мы на сайте разместим сетку ночных повторов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А у нас нет регулярно?

А. ВЕНЕДИКТОВ: У нас есть регулярно, если приходит хороший, сильный гость, они слетают, поэтому мы не можем сказать. Что это будет повторено тогда-то. Мы не можем взять гарантию и сказать, что в 17 часов это будет повторено в 2 часа ночи, потому, что может случиться так, что там будет другая программа.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вопрос сейчас тебе скажу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Скажи.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас. Вот вопрос.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ответ.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подожди!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я не тороплюсь никогда!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тут приходят сообщения. «Вы уже выбрали героев будущих передач «Всё так»?»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Следующая передача Игнацио Лайола будет в это воскресенье, потому, что на этой неделе иезуиты выбирают своего нового генерала, первый генерал Игнацио Лайола. Затем у нас в этом месяце будет Император Юстиниан. Папа Григорий VII в гостях. Там длинный список, хорошо, что вы присылаете. Мы увидимся с Натальей Басовской завтра, мы с этим списком ножовкой по нему пройдемся.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Как дела у Тони Самсоновой?». Кстати, как?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ждём.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Уже?

А. ВЕНЕДИКТОВ: нет. Сразу узнаете.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алексей, что случилось в эфире у Матвея, почему Леонтьев ушел?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пусть Матвей и отвечает. Я, к сожалению, видел только картинку, у меня был выключен звук, но на экране это все видел. Я увидел мельтешение и как-то странно, поскольку я проводил совещание, посмотрели, там забегали люди, Ганапольский замахал руками, потом Леонтьев сделал два шага назад, два шага вперед, Миша, и потом он вдруг появился уже в коридоре. Вот я не знаю, что случилось, посмотрите на сайт, там есть распечатка и звук.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это идеальный ответ. Просто два гостя не хотели разговаривать друг с другом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сказать, как это случилось. В папке у наших продюсеров, которых я накажу в понедельник, было записано, что Михаил Леонтьев не будет в Москве 2 недели и поэтому его надо заменять на «Особом мнении». Все было хорошо до без двух минут до начала передачи, когда Михаил Леонтьев влетел с криком: «Я не опоздал?». Пока отпаивали Матвея, было предложено и Лимонову и Леонтьев два варианта. Первый вариант – сейчас идёт на своем месте Леонтьев, а Лимонов идет в 20 часов с Матвеем, я переезжаю на 21 час со своей программой, меняющей Киселева. Или второй вариант – вы садитесь оба к Матвею и попробуйте, а мы вам на следующей неделе добавим по часу. Они выбрали, они! Леонтьев и Лимонов, выбрали этот вариант – сесть вместе. «Особое мнение». Хотя несостыковки произошли по вине радиостанции «Эхо Москвы», за что девушки поплатятся своим невинным видом, я бы сказал там. Теперь Матвей. Это было за. А теперь, что было внутри.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не хочу повторять их слова, я имею ввиду Леонтьева, просто, знаете, это вот такая часть…

А. ВЕНЕДИКТОВ: …жизни.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: …жизни, когда нет нормального диалога. Вот как одна партия высокомерно не хочет разговаривать, а другая бьётся в истерике. И понятно, почему, например, тот же Медведев, я не представляю Медведев – Жириновский.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы перешли на политику, Матвей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, нет. Я просто говорю о манере. Короче говоря, один не захотел говорить с другим, встал, стал выходить, я его стал уговаривать, чтобы он остался, потому, что моя задача, как ведущего, максимального человека сохранить в эфире. Он все-таки ушел и я разговаривал со вторым. Вам судить, кто был прав в этой истории.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Зайдите на сайт, посмотрите, послушайте. Там есть звук и если нам удастся завтра получить картинку от наших коллег из RTVi, мы на сайте поместим картинку.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Алексей, как Вы относитесь к джазу?» - спрашивает Сергей. Плохо он относится к джазу, он его не понимает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я его слушаю дома.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот смотри, интересный вопрос, только я уберу город, из которого он пришел. «Уважаемый г-н Ведениктов, хочу возглавить редакцию «Эха» в таком-то городе».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это не мой вопрос.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подожди!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наши партнеры.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Неееет, ты дальше послушай, там интересно, если все бы это было так просто.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Этот человек пишет мне каждый день, чего я буду с ним в эфире разговаривать, я ему все уже ответил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А! Ты отвечал?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конечно! Это не мой вопрос! Это вопрос редакции того города.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А те говорят, что решается всё здесь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Пригласите Гейдара Джамаля». Будешь приглашать?

А. ВЕНЕДИКТОВ: У нас нет никаких запретов на это.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Интересный вопрос. «Алексей! Почему Басовская гость, а не ведущая?».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потому, что она ведущая.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Непонятный ответ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Непонятный вопрос.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Идем дальше. Передача…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это я гость у Басовской. Я с Игнацио Лайолом буду гостем у Басовской.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Опять про Ксению и Доренко. «Учитывается ли голосование при подсчете звонков каждого слушателя?».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это я вообще не понял вопроса.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Подсчитывается. Каждый позвонил и подсчитывается.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я не знаю, это работает система компьютерная, я в этом ничего не понимаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Пригласите в студию чиновника, который может ответить на вопрос, почему у нас такие цены на бензин».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Понятно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Будет?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас нам список членов Государственной Думы, коронованных или некоронованных особ, если вы считаете, что кого-то нужно пригласить, пришлите смс.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас еще три вопроса по смс.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты интернетчиков не обижай, моих любимых.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас еще 13 минут есть. «Когда будет web-сайт?» - спрашивает Сергей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я рассчитываю, что серия выйдет 5 февраля, серия сервисов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Елена пишет: «Аплодирую таланту Антона Ореха».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо! А я плачу зарплату. Она алодирует, а я плачу зарплату.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Можно ли передвинуть передачу «Кухонные тайны» с 0 на 22 или 23 часа?»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, чтобы её передвинуть на 2 ночи.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень хорошо! «Руки прочь от «Футбольного клуба», лучше перенесите «Спорт-канал» на 22 часа». Не понял, но ты это понимаешь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, я тоже этого не понимаю, потому, что никто не собирается закрывать «Футбольный клуб». Мы обсуждаем с Сергеем Бунтманом, где точнее время, когда Уткин может приезжать, не на половину передачи, а на всю. Только в этом вопрос. А то, что футбол будет расширен в преддверии Чемпионата Европы, это очевидно, это даже не только у меня, у ёжика можно спросить, он даст тот же ответ.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Гаврил пишет. У него два вопроса. «Расшифруйте по-русски RTVi».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Расшифруй.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Русское Телевидение Международное.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вот вопрос тебе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я английский не знаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: На вопрос, занимается ли «Эхо» пропагандой, вы ответили мне оскорблением. Некрасиво. Нервничаете? Понимаю! Будьте же мужчиной!».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отвечаю. «Эхо» пропагандой не занимается, Гаврил. Вы этот вопрос задаете приблизительно 6 раз каждый час. По-моему, это свидетельствует о вашем глубоком душевном потрясении. Чего вы 6 раз задаете вопрос? Нет, не занимается «Эхо» пропагандой.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Смешно. Марина пишет: «Хотя и пенсионеры, но очень скучаем о Сакене. Вы представляете себе, что только девочки 13 лет должны о нем скучать? Очень обаятельный ведущий, когда появится в эфире в роли ведущего?»

А. ВЕНЕДИКТОВ: О Сакене сейчас скучает Нино Бурджанадзе, он сейчас в Тбилиси, если говорить о девочках. Он уже ведущий, он соведущий передач многих уже на «Эхе». Если вы обратили внимание, то в этом году, это я ставлю в заслугу команде «Эха Москвы», мОлодежь поперла!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Поперла?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Поперла! Просто, как ведущие. Они, конечно, не все еще равноценны, не все еще стоят на морозе, но, тем не менее, я считаю, что сам факт переноса программы «Особый взгляд» на прайм-тайм на 21 час на воскресенье, программу, которую делают Тихон Дзядко и Женя Бунтман, это признание их заслуг. Зарплату не поднимаю, а передачу поднимаю в рейтинге. Вот такой я хитрый лис.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, они смотрят, собственно, на зарплату.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, они смотрят… Вот неправда, Матвей! Они смотрят на место в эфире и очень этим гордятся. И поэтому вопрос о ведущих, он правильный, потому, что резкий подъем в социальном статусе.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты узнаешь о том, на что они смотрят, при выборе нового главного редактора.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потягаемся с тобой. Матвей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Со мной – нет, не рассчитывай.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А я рассчитываю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Только за огромное бабло!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я и себе зарплату не повышаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Будете ли вы вести программу утренний «Разворот»?»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы на заменах.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Норкиных не будет?» - спрашивает Таня.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они отказались, если они захотят вернуться – мы вернемся к этому разговору.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Идем дальше. Теперь давайте Интернет. Данияр: «Хотелось бы, чтобы вы освещали взаимоотношения России и Казахстана. Кстати, помню, у вас была передача о Назарбаеве в программе «48 минут» и вы хотели сделать еще одну передачу».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу сделать передачу с ним, прежде всего, а не о нем. Я хочу сделать интервью, большое, двойное интервью с Назарбаевым, как мы это делали, с поездкой туда и совместно с RTVi, я считаю, что к этому человеку надо очень внимательно присматриваться. Я считаю, что Назарбаев вполне историческая личность, со всеми плюсами и минусами, которые можно обсуждать. Про Казахстан вы правы, надо больше уделять ему внимание в новостях. Это правда.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я буду читать сообщения, где хвалят моих коллег, потому, что, когда ты видишь «Без посредников», это я говорю, моя мысль, тебе западло всегда кого-то хвалить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я всегда хвалю в закрытом кабинете!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Ольга Журавлева – идеальный ведущий для «Особого мнения». Умная, сообразительная, достаточно въедливая и тактичная, полный набор качеств».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я ее учил в школе, Матвей, мне это приятно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Она вообще, моя дочь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, она моя ученица. Оля Журавлева обладает уникальным качеством, надо ее попросить как-нибудь сделать в RTVi, она умеет двигать ушами. И когда им нужно было…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это уже видели на блоге.

А. ВЕНЕДИКТОВ: …сорвать урок, обычно она сидела на 4 парте, ее сажали передо мной на 1 парту, она начинала двигать ушами. Я ржал и убегал из класса.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не знал, надо будет в следующий раз… А ну смотри на мои уши!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нееет, Матвей, даже рядом не стоял!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Пожелание Ганапольскому прислушиваться к голосу слушателей. Его вопросы гостям часто не интересны, а его надрывный голос неприятен на слух»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот и похвалила! Не разделяю, Ольга, вашего мнения.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, разделяю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То, что я разделяю мнение – это само собой разумеется, но я же должен как-то показать, что я прав.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Антон, студент: «Почему в эфире «Эха» не появляются новый джинглы, вроде «Мягкой посадки вашим батарейкам».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Потому, что руки не доходят, скажу вам честно. Это надо делать, но это надо заменять весь парк джинглам, но самое главное – радио очень консервативно и джингл – это опознавательный знак, это все равно, как сменить логотип звуковой. Я к этому отношусь супер-осторожно. Я не МТС, чтобы менять логотип. Это реклама.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Михаил пишет: «Сергей Бунтман, Юлия Латынина – это профессионалы и гордость «Эха». Напрасно вы не хотите вынести рейтинг всех журналистов «Эха» на сайт. Полагаю, боитесь объективности и имеете сомнения на свой счет». В смысле, ты тоже боишься. «Других причин не видно. А это важно и слушателям, и самим журналистам».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Слушателям это совершенно неважно, потому, что слушатели слушают своих журналистов, если вы считаете, что от того, что у Ганапольского будет высокий рейтинг, все рванутся его слушать, если цифра будет вывешена. Вы ошибаетесь. Так же вы ошибаетесь, что если у Венедиктова будет маленький рейтинг, все перестанут его слушать. Нет. Мне кажется, что вы привираете.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мда…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это не профессиональная постановка вопроса.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну да… Кстати, я вам хочу сказать, что одно из таких достоинств менеджирования «Эха» заключается в том…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну похвали меня!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А я не знаю, это ты делаешь, но через силу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: нет, если достоинство – то это я делаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: нет, ты пытаешься все время это обрушить, а это дано нам Богом. Понятно, да?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо всем.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это то, что у нас никоим образом не поддерживается, что кто-то лучше, кто-то хуже. У нас нет такой категории. Все ведут свои передачи.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дело не в этом. Я хочу сказать, что каждый сильнее в своём. Например, если поставить меня читать новости, я буду самым плохим новостником. Один раз меня поставили читать новости, помню я этот позор. Понятно, что я там буду самым плохим журналистом. А что касается интервью, извините, я самый сильный журналист. И не только на радиостанции «Эхо Москвы». Я имею ввиду информационное интервью. По очень простой причине. Ссылок на мои интервью гораздо больше, чем ссылок на любого другого радиожурналиста в РФ. Приведу вам пример. Один известный журналист из известной компании, который еще на телевидении работает, делал интервью с Владимиром Кожиным, управделами президента. Причем делал он интервью сначала на радио, потом на телевидении. 4 ссылки в агентствах. Я делал интервью с Владимиром Кожиным – 18 ссылок в агентствах. И здесь я сильнее, это очевидно. Никто лучше на «Эхо» не может вести шоу, чем Матвей Ганапольский. Не может, не выросли пока. И он сильнее. Но пойди, поставь его читать новости. Матвей, не хочешь прочитать новости?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да я могу всё, что угодно читать!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это понятно. Но как!?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Отдельное бабло просто. Ты же не можешь мне..

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы слышите, с кем я работаю!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: …на две копейки повысить зарплату.

А. ВЕНЕДИКТОВ: С кем я работаю!!!? Вот так, Антон.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не могу читать новости, потому, что стою, на баяне играю между эфирами, в подземной переходе по Новоарбатскому.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты можешь там читать новости. Представляешь, ты стоишь в Новоарбатском и читаешь новости в динамик. А мы тебе в ухо говорим. Очень смешно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Идем дальше. Анна пишет: «Эхо» славно тем, что можно услышать Каспарова и Зюганова, Леонтьева и Новодворскую, но, к сожалению, такой похвальный плюрализм только касается политики и исчезает в специальных передачах, например, в ГМП вы с одной стороны выставляете целый фронт Барановых, генетически модифицированные продукты.» Аааа!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я даже не знаю, о чем идет речь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я думаю, что там как-то…

А. ВЕНЕДИКТОВ: По ГМП я сразу могу сказать. Что если нужна дискуссия, значит будет дискуссия. Я считаю, что правильно дискутировать по этим проблемам и не считаю, что здесь мы пристрастны. У меня нет позиции по ГМП.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здесь много вопросов: «Хотим предложить вам хорошую передачу».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Оставишь мне.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Идем дальше. Теперь у нас много тут сообщений, давай мы с тобой через три минуты уже пойдем на звонки.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, пожалуйста, ты ведёшь. Я твой гость.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Обожаю всех»

А. ВЕНЕДИКТОВ: И это правильно!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Матвей Юрьевич, за что вы обозвали Машу идиоткой?». Какую Машу? Майерс? Господи! Вы бы её так любили, как я её люблю! Кого любишь – того и ругаешь. Вот Путин любит оппозицию, он ее и ругает. Смешной вопрос Аркадия. «Господин Венедиктов…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: …вы постоянно подчеркиваете. Что ваша радиостанция рассчитана на высокообразованную аудиторию. А почему вы не хотите ее расширить, привлекая в ваши ряды малообразованных радиослушателей?».

А. ВЕНЕДИКТОВ: А я вам скажу. Малообразованные радиослушатели у нас тоже есть, они образовываются, благодаря нам, потому, что мы самая образовательная радиостанция. Представляете, сколько у нас образовательных программ! Ни одна радиостанция не может похвастаться. Даже «Культура».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я здесь хочу нанести смертельный удар Николаю. Он всегда пишет одно и тоже сообщение.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как Гавриил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он думает, что он нас этим уязвляет. «Сравнивать вас и Познера неловко. Познер на три головы выше вас». Я почему вспомнил, потому, что он всегда пишет «на три головы».

А. ВЕНЕДИКТОВ: А никто и не сравнивает!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это просто выскочило из него.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пусть затолкнёт обратно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не надо писать! Потому, что мы все признаем, что Познер не просто на три головы, а на сколько? На 33 головы выше нас.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это констатация, это как отдел новостей. Чего нам!

А. ВЕНЕДИКТОВ: И курс доллара тоже известен.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хороший вопрос от Анны. «Означает ли присутствие в эфире главного редактора то, что Ганапольский преемник Венедиктова?»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Гениально! У нас, к сожалению, нет возможности самовыдвижения на пост главного редактора. У нас любые 5 журналистов могут выдвинуть любого человека на пост главного редактора. Я вот подпишусь под Матвеем. Я первый журналист, который выдвигает Матвея на пост главного редактора.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Именно, как преемника?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как журналиста!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Неееет! Я так не согласен! Я не буду участвовать в конкуренции.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А это твои трудности.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты мне обеспечь лучшие эфиры, с лучшими гостями.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Главному редактору это не обязательно, Матвей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты не понял. Ты должен всё сделать, как сделал президент. Вот тогда. Более того, когда я уже буду новым главным редактором, ты должен стоять за моей спиной…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тогда ты здесь вообще не причем, и твое место известно у чего. У меня же два первых заместителя – Бунтман и Варфоломеев.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ааааа!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Иванов и Медведев! А тогда помучаетесь, а я найду Валентину Ивановну.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тогда послушайте. У нас гениальная ситуация. Бунтман и Варфоломеев, а вы думайте, кто из них будет. А ты загадочно молчи. А я – Шойгу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А ты Шойгу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кнопкодав.

А. ВЕНЕДИКТОВ: (Удивленно) Что он сказал?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кнопкодав.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А! Кнопкодав! Бывает… Сергей Кожугетович, он немножко больной, не обращайте внимания, не обижайтесь, я знаю, вы слушаете.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Я тащусь от Ганапольского. Помочь ему бросить курить?». Сережа! Я не курю вообще, поэтому…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так что, помогайте. Дурацкое дело не хитрое.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тут миллион вопросов по поводу RTVi. Отвечаю. К сожалению, везде RTVi закрытый. Он открытый только на спутнике "Хеллас-Сат", есть такой. Он открытый в виде эксперимента, почему-то начали на нём вещать. Поэтому те, кто понимает в спутниковом телевидении, посмотрите на сайте http://linksat.com/, посмотрите, открыт ли он на «Хеллас-Сате», но для этого вам нужно иметь поворотную антенну, мучиться. Но у меня такое ощущение, я вот всё время прошу Венедиктова, чтобы он узнал, потому, что он общается с руководством RTVi, что…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я узнаю в начале февраля.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: …принято решение закодировать вещание. И это, конечно, прискорбно для тех, кто…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я узнаю в начале февраля.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я просто тебе говорю, что огромное количество зрителей поставили себе тарелки специально.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я поеду и переговорю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понимаю. И ещё вопросы. Через 3 минуты начнём принимать телефон. Илья из Москвы. «Я тоже умею двигать ушами. Возьмите меня на «Эхо»»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Илья! Пришлите свой адрес.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Уши, нет, пришлите ваши уши.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И фотографию ушей, а лучше видео. Ольга когда двигает, у неё наушники двигаются, тоже смешно. У тебя так не получается.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Вот мне нравится. Дмитрий! Вот я сейчас только понял, когда второй раз посидел с тобой в эфире, вот в этой грёбанной передаче.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наконец-то ты понял!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты комфортно читаешь для себя только чтобы выпятить себя. А вот смотри, какие сообщения! «Матвей! Венедиктов говорит, что вы радиостанция для высокообразованных людей. Но все понимают, что вы самая беспринципная радиостанция и слушают её только потому, чтобы узнать, в какой степени на сегодняшний день вы будете хулить Россию». Почему ты никогда не читаешь такие сообщения?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я отвечу. А зачем вам знать, в какой степени мы будем хулить Россию, Дмитрий?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Человеку интересно!

А. ВЕНЕДИКТОВ: А зачем?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он неотрывно слушает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А зачем?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А у него хулимер стоит.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ха-ха! Ну знаешь, таких много. Я должен сказать, Дмитрий, что вы не одиноки.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хулимеров?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дмитрий, поднимайте нам рейтинг, нас это устраивает. Вы нам приносите рекламу и сможете, может быть, повысить зарплату Матвею таким образом. Продолжайте хулимерить.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вообще, честно говоря, давно пора разобраться с этой радиостанцией. Всё. Московское время 21 час 33 минуты. Наденьте, пожалуйста, наушник.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я их и не снимал. Я в нём шёл по коридору.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Вырвал из того места. Дорогие друзья! 363-36-59. Культурно, как принято…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Культурно развлекаемся.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: …задавайте вопросы и давайте послушаем, что вы хотите спросить у господина Венедиктова и, частично, у меня. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте, Матвей и Алексей Алексеевич. Евгений, Москва. Алексей Алексеевич, я тут полгода назад вам звонил. Я так и не понял, можно по некоторым вопросам, по голосованию разделить. Как голосуют регионы, как голосует Москва?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отвечу. Спасибо большое, Евгений. Я же ответил вам. Нет, технически это невозможно. Это программа, которую делает посторонняя фирма, которую мы закупили. Там две точки – «да» и «нет». Потому, что три телефона объявлять в эфире… Это был мой заказ, чтобы не было 100 телефонов в эфире. Наши голосования не носят научный социологический характер. Это просто голосование для понимания того, кто в эту секунду как думает и не более чем.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здесь пришло сообщение. (Смеётся)

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что с тобой? Что ты хрюкаешь?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Останкинскую – в президенты!» (Хохочет)

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это Матвей.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кирилл из УрГУ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отвечу. Это пусть решает следующий…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: …уже Дмитрий Анатольевич Медведев.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я предлагаю другое. Найти человека с фамилией Останкинский.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Николай Владимирович Останкинский.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Легко! Дмитрий Анатольевич Останкинский.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет! Дмитрий Анатольевич Медведев. Это святое!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я посмотрю в справочнике.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Следующий телефонный звонок. Слушаем вас, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте. Я из Петербурга. Скажите, пожалуйста, у меня не вопрос, у меня предложение. Зачем Юлия Латынина отвечает на вопросы нацистов?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А почему вы говорите «нацист»? Кто-то позвонил?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы же слышали.

СЛУШАТЕЛЬ: Оскорблять женщину, извините, я не…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно! То есть, это тот, кто её оскорбил. Вы это имеете ввиду?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Просто я не понял, какой нацист.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ведущий отвечает на те вопросы, на которые он считает нужным отвечать. Один ведущий на один и тот же вопрос может отвечать, другой – не отвечать. Один может это счесть оскорблением и отключить, другой – не счесть и не отключить. Мы все разные. У Юлии Латыниной в руках пульт, так же, как он сейчас в руках у Матвея, как у Серёжи Бунтмана, когда он ведёт. Это его абсолютное право, отвечать или не отвечать. Зачем она отвечает? Это её надо спросить, это её решение и выбор. Может не отвечать. Может вообще не включать телефоны. Это опять её право. Хотя я рекомендую прямые телефоны, но это право ведущего отключать или включать. Мы звонки не отслушиваем, мы их не фиксируем и это имеет свои плюсы и немного минусов. Я считаю, что плюсов пока больше.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас у Венедиктова будет удивлённый взгляд. Извини. Можно я немножко поглумлюсь?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Рискни!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дело в том, что у него своя специфика, история и т.д., а тут мне присылают вопросы, чтобы меня наклонить. Отвечу. Сейчас я тебе объясню, что это обозначает. «Ай-ай-си, ай-ай-си-плюс, а-ви [эй-ви-ай]» [англ. IIC, IIC +, AVI] и т.д. Где передача об этом?» - спрашивает Эр Си Эй некий. Вы забыли самое главное. Новый формат – это звуковые форматы, форматы сжатия, как МР3.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я знаю, как не странно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И сенсация, которая была и на нашем сайте и на сайте всех мировых агентств, знаменитая немецкая фирма «Франкхофер» разработала новый формат, который называется «о-джи-джи» [эу-джи-джи, англ. OGG], короче говоря, файлик совсем маленький, если сохранить, а качество значительно выше, чем на CD. Это сделали для Айподов [англ. ipod]. Вы говорите, где передача об этом? Нет, эту передачу только в 2 часа ночи можно. Для нескольких людей. Понимаете, в чём проблема? Потому, что это клубная передача для знатоков форматов аудио.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я не исключаю, что я, Матвей, поговорю с тобой, мы, может быть, будем записывать 10-минутки. Это же не обязательно… Так же, как делается «Эхонет» и ставить её в 2 часа ночи. Почему нет? Это нужно придумать. Я считаю, что вопрос очень серьёзный. Мир так быстро технически развивается, что мы слышали от Гейтса недавно, что, может быть, мы до этого додумаем.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Значит так. Идём. А! Телефонные звонки. 363-36-59. Не смотри на Буша, отвернись. Слушаем вас, добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это говорит Владимир из Тамбова.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень приятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел узнать, куда пропал Доренко? Вы слушаем только «Эхо Москвы», даже не смотрим телевизор, а слушаем «Эхо Москвы».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо. Мысль понятна. Где Доренко?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Доренко с понедельника выходит на утренний «Разворот». Доренко попросил у меня три недели, он должен был уехать, я составил сетку, потом он приехал, у него там не сложилось, но у меня уже люди другие стояли. Поэтому утренний «Разворот» вели другие люди, я их уже ангажировал. Он выходит на утренний «Разворот» с понедельника, всю неделю. И, кстати, замечу я, что по понедельникам в 19 часов в программе «Особое мнение» он там же будет, на месте. Ничего не потерялось, просто человек попросил отдохнуть.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Какой кайф вас слышать! Жжёте, мужики! Ржу, не могу!» - пишет Кирилл.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И я не могу!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Следующий звонок. Пожалуйста, слушаем вас, добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте! Лариса. Хочу сказать. Матвей Юрьевич, получила в ночи большой кайф от «Особого мнения», вчера в прямом эфире не слушала, а слушала в ночи.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это с этими двумя отщепенцами?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну кайф! Замечательно! Супер!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял! Давайте вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, а куда делся Сакен Аймурзаев?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ха-ха-ха-ха! Гениально! Слушай, Сакен – это у нас наш Клуни, ты понимаешь?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сакен в Тбилиси с Бурджанадзе.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так что, девушка, он отправлен туда, к Нино.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но Сакен вернётся и будет вести. У нас же нет…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Извини, я нажал уже. Подождите у телефона.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу объяснить, что у нас нет специально разъездных корреспондентов. Те, кто работает корреспондентами или ведут передачи, ездят и в командировки. У нас их не так много. Сакен сейчас в Тбилиси, он сменил Тихона Дзядко.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Говорите! Сидел человек, слушал тебя, когда ты закончил, он повесил трубку. Алло! Говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Татьяна, я из Москвы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, последние несколько лет очень много передач очень серьёзных, очень нужных на радио «Это Москвы». Но вопрос в том, что совсем не стало передач, как были «Буриме» или с Тамразовым, шуточных, интерактивных. Их совсем больше не будет?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, пока я главный редактор, эта зона расширяться не будет. Но это недолго, это ещё месяц. Эта зона расширяться не будет.

СЛУШАТЕЛЬ: По-моему, при вас были эти передачи.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я их породил, я их и….

СЛУШАТЕЛЬ: Как жаль!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, породил их не ты! Ты уж смотри, прямо!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я их велел породить! «Эхо Москвы» специализируется на другом. «Эхо Москвы» специализируется на информации.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: На пропаганде.

А. ВЕНЕДИКТОВ: На дискуссии.

СЛУШАТЕЛЬ: А как же пропаганда искусства?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я считаю, что их вполне достаточно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. То есть, вы поняли, какое будущее у весёлого на «Эхе Москвы»? Я отомщу тебе. Ты же это никогда сам не прочитаешь. Гавриил, помнишь, который писал про пропаганду? «Г-н Венедиктов! Вы солгали дважды. Я не задавал свой вопрос 6 раз. Это первое. Второе – «Эхо» ведет самую махровую и изощренную пропаганду…» И дальше фраза, которая буквально нож втыкает в тебя. «Доказать это элементарно» - пишет Гавриил.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И всё?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хватит! Больше строчек не поместилось.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я же говорю – сильное душевное волнение. Это всё описано в учебниках.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хамский ответ. Вместо того, чтобы объяснить, в чём отличие.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Если человек так считает, зачем я буду его убеждать? Пусть слушает пропаганду.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он призывает тебя к ответу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не надо меня к ответу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это тебе не надо, а ему надо. Он не уважает вас, послушайте меня. Когда будет голосование за нового главного редактора, первые два заместителя у нас есть, мы их заставим опубликовать программы. Слушай! Надо придумать нацпроекты какие-то. Или есть уже?

А. ВЕНЕДИКТОВ: У Варфоломеева информационный нацпроект, у Бунтмана программный. А у тебя какой?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А я вообще… Я не…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты уже один голос получил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я Шойгу, я спасаю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кого?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тебя! От справедливого гнева радиослушателей. Следующий звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте, «Эхо Москвы», это Александр. Москва. Алексей Алексеевич, скажите, планируется ли пригласить на «Эхо Москвы» Наину Иосифовну?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я разговаривал с Наиной Иосифовной, но она сейчас не будет давать интервью. Я, естественно, говорил. Не будет она сейчас давать интервью.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здесь очень справедливый вопрос от Юрия. «Почему вы никогда не повторяете шедевров Шендеровича? Из зависти?». Юрий, это по моей просьбе. Я не умею писать смешно и это меня так достало, что я попросил, чтобы не повторяли.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Более того, я его пригласил на «Эхо», чтобы насолить Матвею. Если вы думаете, что есть какая-то польза от Шендеровича, что мы смеемся над его шутками, нет. Это не смешно. Но то, чтобы Матвей подпрыгивал каждый раз – вот для этого и пригласили Шендеровича.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это меня просто колбасит.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И поэтому ты сидишь именно в то время, когда должен идти Шендерович. А так, что? Ну, Шендерович…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, сейчас он должен был идти?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конечно!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ррррррр! Плющит и колбасит!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Плющева не трогай, это святое.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Следующий звонок, говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте. Меня зовут Лев, Нижегородская область.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень приятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, нет ли у «Эха» плана возобновить нормальное вещание в нашей области?

А. ВЕНЕДИКТОВ: У «Эха» есть такие планы. К сожалению, пока конкурсы не объявлены. Я напомню вам, что мы для этого должны выиграть конкурс. Я смотрю на это дело достаточно пессимистично, если говорить реально. Но всяко бывает. Чудеса бывают. Если в этом году будут выдвигаться Нижегородские частоты на конкурс, мы будем идти на конкурс и пытаться вернуться в Нижний Новгород. Это наш приоритет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Из Екатеринбурга: «Скажите, Матвей, если Венедиктов в ходе реинкарнации, превратился бы в зверя, какого зверя он выбрал бы?». Вы подписались Дмитрий Хоботов. Вот в этого зверя, только в волосатого такого.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мамонт!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мамонт такой. А мы бы из него дергали и носки делали.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, мы плотоядные, мы хищники.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот замечательное, хочу тебе сказать, прислали сообщение. Вообще, они сегодня жгут, радиослушатели. Прислала женщина сообщение. Нет, Василий прислал из Москвы. Я не понимаю, это комплимент, или он нас «мочит».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну давай.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слушай внимательно фразу. «Латынину, Плющева. Больше их эфиров». Слушайте…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Если без подъема зарплаты – нет вопросов!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, да! Без подъёма зарплаты. Мне платить надо за то, что я есть!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так тебе только за это и платят, за работу, что ли?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слушаем вас, добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я из Петербурга, но сами из Сургута. Я бы хотел поинтересоваться, вы вещание там не планируете открывать?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сургут в списке городов, на которые мы должны выйти тоже. Но повторяю, какая технология. Город выставляет радио частоту, мы идём на конкурсную комиссию и радостно его проигрываем неизвестным радиостанциям. Почему мы проигрываем? Потому, что мы не конкурентоспособны. Мы во всем конкурентоспособны, кроме того, чтобы выиграть частоту.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я тебе сенсационное сообщение прочту. Юрец. Я только ваш город не назову. Он пишет: «RTVi у нас смотрят на кабельном телевидении».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Назови город, мне интересно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А если потом закроют?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Все всё знают.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, Саратов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я знал, что в Уфе смотрят.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В Саратове смотрят свободно на кабельном ТВ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Позвоните своим родственникам из Саратова и скажите, чтобы искали.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Офигеть!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Офигеть. Действительно. Пиратство. Безобразие! Я возмущен!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А! Вот вопрос задают. Я хотел этот же вопрос задать. Кстати, вот хорошо, что я тебе задам этот вопрос непосредственно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что ж ты так долго водишь его?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не понимаю, зачем ты это делаешь?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я ещё не знаю что, а ты уже говоришь «зачем»!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас я тебе расскажу. Заук пишет: «Почему радио «Эхо Москвы», как демократическое радио не приглашает воров в законе со снятыми судимостями, они же люди авторитетные». Заук, я ваш вопрос переверну и задам Венедиктову, как его коллега. Потому, что я удивлён этим его шагом. Есть г-н Луговой, который стал депутатом Государственной Думы, но от многого отказывается. Человек под общественным подозрением. Не судебным, а общественным. Он у нас чаще других значительно. Почему? Я задаю вопрос. Чтобы пиарить собственную радиостанцию? Чтобы желтизна здесь была? Зачем ты это делаешь?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Во-первых, по поводу демократической станции. Мы никакая не демократическая радиостанция, мы профессиональная станция. Я на этом настаиваю. Мы не коммунистическая, не либеральная, не нацистская, не консервативная, не путинская, не антипутинская, мы профессиональная радиостанция. И именно профессионализм нам диктует призывать людей, которые находятся в центре интереса и в центре событий. Если бы у нас была передача о людях трудной судьбы, грубо говоря, сложной судьбы. Есть же премия. Я член жюри премии им. Высоцкого. И там каждый год мы смотрим на номинантов премий, лауреатов, людей, с фантастическими судьбами. Я всё время мучаюсь, куда бы их всех позвать, потому, что это люди, которые реально совершают очень маленький подвиг, с точки зрения опускания на дно Ледовитого океана или полёта в космос, а на самом деле настоящий человеческий подвиг. Нужно придумывать передачу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Перейди к ответу на мой вопрос.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я отвечаю Зауку еще, извини. Поэтому я вполне допускаю, если в рамках этой передачи человек, которого вы называете «вор в законе», пошел и рассказал бы, что это такое, это было бы интересно. Теперь твой вопрос. Я на него практически ответил. Господин Луговой является в центре не только российских, но и международных событий. Он та самая иголка, которая воткнулась в российско-британские отношения.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Секунду! Последний эфир на какую тему был?

А. ВЕНЕДИКТОВ: «Народ против» Лугового. Это известная фигура, не информационная, известная фигура. Если мы скажем, что к нам придёт вор в законе Иван Иванов, про которого ничего не известно и скажем «Народ против», все будут говорить вообще о ворах в законе, а не об Иване Иванове. Это неправильно. Должны приходить люди известные. Такая передача. Поэтому вот эта иголка, которая воткнулась между двумя ядерными державами, между двумя державами «Восьмёрки», естественно, к этому прикован интерес.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот тебе воткнут иголку во время выборов главного редактора за эти твои эксперименты.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, воткнут и воткнут. Я готов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Говорите. Слушаем вас!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Добрый вечер. Евгений, Москва. Я много езжу по регионам, нельзя ли в Новостях передавать частоту, где я могу переключить…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что это мы сайт должны.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я просто езжу…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, в Новостях невозможно, все регионы, 40 регионов, как вы считаете, будет зачитка каждые 15 минут. Это невозможно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слушаем вас, добрый день. Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Тащусь от вашей станции и особенно от Ганапольского.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это замечательно!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это приятно. А материально помочь?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот он такой жадный!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А сколько вам лет?

СЛУШАТЕЛЬ: 27.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: 27… Спасибо вам большое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Наш человек.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Знаешь, я хочу сказать, что здесь несколько сообщений от ребят, которым 18 лет и т.д. Они называют фамилии разных людей, которые им нравятся.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пусть, на здоровье.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Важно то, что вот такие молодые люди и тащатся.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да потому, что они нормальные. Нормальные и тащутся. А ненормальные, у них сильное душевное волнение.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Их мало, хочу тебе сказать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кого?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Таких людей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Их много! Их большинство! Понимаешь, большинство! Я в этом убеждён! Да!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, следующий телефонный звонок. «Всё наполнено ложью и лицемерием».

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как обычно.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сергеева Валентина с Монино. Скажите, когда будут у вас Норкины, Андрей и Юлия?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Андрей и Юлия отказались пока работать на «Эхе», они заняты другим. Это их выбор.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слушаем вас, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте, Алексей Алексеевич и Матвей. У меня предложение. У вас очень много, не много, конечно, но есть, передачи, посвященные актерам, писателям. Но ведь есть же еще выдающиеся спортсмены. И они же представляют нашу страну. Например, та же Шарапова гораздо больше известно, чем…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отвечаю вам. У нас есть каждый день с этого года «Спортивный канал», никто не мешает нашим спортсменам делать там портреты и представлять нашим спортсменов. Это так они организуют свой «Спортивный канал», позвоните и предложите им это. Я не могу навязать внутри передачи какие-то там технологические вещи. Они достаточно свободны в выборе.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Олег из Самары пишет: «Ганапольский от скромности не помрет». Олег! Не помру от скромности, потому, что знаю себе цену, а журналист, между прочим, должен знать себе цену. Я не подставка для микрофона. Проституция в журналистике бывает двух видов. Первый, когда журналист продажный, второй, когда он не профессионален. Непрофессиональный журналист, который не умеет подать материал, который не умеет поговорить с гостем, который не равен гостю. Понимаете? Вот я считаю, что это такая же проституция своей профессии. Продаёшь не то, что имеешь. Силиконовые сиськи. А они должны быть настоящие, как и все другие органы. Поэтому, кстати, и благодаря вашему доверию, я спокойно разговариваю с гостями. Я даже не про себя говорю. Вот молодые здесь ребята, о которых говорил Лёша. Они тоже приходят, садятся в эфир и они уже привыкают. Понимаете, в чем проблема? Проблема в том, что когда приходит важный, статусный гость, важно не просесть под него, важно помнить роль, которую ты выполняешь в этом эфире. А это очень важная роль. Ты должен вытащить из него какие-то новости, которые должны пойти, ты должен быть на равных. Да, ты не равен ему, потому, что ты дилетант, а он, например, из ОБСЕ и он только что вернулся и т.д. Но робеть-то не надо! Поэтому я вам говорю, что я от скромности не помру. И журналисты не должны помирать от скромности. Но, с другой стороны, говоря о других радиостанциях, мы здесь никого не учим жить. Понимаете? Вот это мы не делаем. А другие мессии. Вот это наше очень важное и хорошее качество.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И потом, Олег, есть столько способов умереть, зачем же их добавлять?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Видите, умно сказал, научил! Слушаем вас, добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Это Нина, я из Москвы. Я хотела бы возразить Алексею Венедиктову, я очень его уважаю, но готова сказать, что г-н Луговой не может быть иглой в отношениях между Россией и Великобританией. Я слушала эфир с Луговым, это чрезвычайно ограниченный человек. И такого человека приглашать на радио – это просто мне кажется, что это не достойно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот знаете, Нина, я знаю очень много ограниченных президентов. И это не значит, что их не надо приглашать на радио, потому, что ту роль, которую они играют в современном обществе, в независимости от их ограниченности, она велика. И г-н Луговой, был он ограничен, не был он ограничен, это ваше мнение, вы имеете на него право, является той иглой, и это факт, которая заморозила эти отношения. Поэтому вы что думаете, когда сюда приходят известные вам спортсмены, актёры, политики, они не ограниченные люди? Как вы себе это представляете? Вы представляете, что приходят сюда идеалы? Сюда могут приходить только умные люди? Сюда должны приходить люди, от решения и от жизни которых может зависеть и ваша жизнь. Люди интересные и важные, не только интересные, но и важные. Важные по их месту. А что касается ограниченности, вы знаете, я ничего не хочу сказать плохого про президента Буша, но рядом с Луговым они как-то хорошо смотрятся.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Есть за границей очень много президентов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да нет! Это просто подход не правильный.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давай уже дальше я почитаю и прокомментируем. «Я первый раз был на «Эхо Москвы» в 1991 году во время путча. До сих пор вспоминаю эту встречу с теплотой»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Идём дальше. «Прямой эфир? Я только включил. Когда будут выборы главного редактора?» Женёк.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В феврале, в конце февраля. У нас с Владимиром Владимировичем одновременно истекает срок.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, да. Истекает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У меня чуть раньше.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Только одного ждёт славное продолжение его деятельности, а другого – большие сложности.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ты зачем так обижаешь президента?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не сказал, кого. «Глонасс» чем не угодил?»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кто?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну это вот это джи-пи-эс.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это отдельная история.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не угодил, потому, что «Глонасс», потому, что спутников должно быть столько, чтобы определялось не 20 метров, а метр, полукилометров.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы сделаем про эту передачу, если интересно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: (с южным акцентом) «СдЭлайте так, чтобИ «Эхо» лАвилось и в горах» - Мансур из Махачкалы. Мансур! Мы тут не можем, чтобы в долинах было слышно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но мы очень рады, что нас слышат в Дагестане, в Махачкале. Это очень приятно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: О! Вот тут ты знаешь и на этом я бы закончил. Вот это лучшее сообщение!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Оскорбил всех, кто до этого присылал! Разом!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я поясню радиослушателям.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Какой ты хамоватый, все-таки.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Трамвайный хам.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Трамвайный?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подожди, дай сказать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я тебя пытаюсь сбить.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну зачем?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Чтобы не осталось времени отвечать.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «Предлагаю организовать именные «Интернет-кошельки» на каждого ведущего и мы будем подкармливать их по возможности.»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, они жрут, как сурки!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: «У меня есть «Яндекс-деньги», только они, там лежит 22 рубля. Я опубликую в Интернете, не объясняя, что это, номер этого кошелька. Пожалуйста! Добро пожаловать, сбрасывайте деньги.» А Венедиктову не надо, потому, что он подворовывает, он крадёт. Раньше воровал магнитофонную плёнку, а сейчас живет на «Останкинской». Всё! Давай, прощайся и мы идём бай-бай.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Всем до свидания. Я буду завтра в 13 часов в программе «Всё так». Мы говорим о первом генерале ордена Иезуитом Игнацио Лайоло, мы с Игнацио Лайоло будем гостями у Натальи Басовской.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И это замечательно!

А. ВЕНЕДИКТОВ: А ты?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я буду в понедельник. Много всего там. Если не поезду в Куршавель, я ещё не знаю, я ещё не решил.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Куршавель сейчас не модно, Матвей. Сейчас Сен-Мориц.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Объяснишь, где это и я туда поеду.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Там налево от Куршавеля, сразу за гору зайдёшь.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: До свидания!

А. ВЕНЕДИКТОВ: До свидания!


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024