Купить мерч «Эха»:

Без посредников - 2007-11-29

29.11.2007

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: 22 часа и 13 минут в Москве. У микрофона Алексей Венедиктов. И вопросы, которые пришли ко мне по интернету, их много. Вот продолжают идти смски. Конечно же, телефон 363-36-59 будет чуть позже. Давайте пока даже не будем занимать телефоны. Я сейчас хочу вот с бумагой и с экраном разделаться, потом все остальное Вам. Первый вопрос, он довольно любопытный, мне он пришел на смс. почему… Николай его подписал. "Почему Вы уделяете такое внимание аресту Гарри Каспарова, его содержанию под стражей. Ведь сотни людей подвергаются административным арестам каждый день. Нет митингов и т.д. и т.д.". Значит, первое. Для меня совершенно очевидно, что Гарри Каспаров никакой не хулиган. И что Гарри Каспаров был задержан за высказывание своих политических взглядов. Вот у меня такая точка зрения. Это моя точка зрения. И, как принято говорить, я ее разделяю. А во вторых, очень интересная история. Смотрите, если действительно, предположим, что Каспаров нарушил административный кодекс. Если действительно те, кто так считает, к нему применено было правильно законодательство, то почему законодательство не было применено к нему в плане рассмотрения его дела. Почему, например, он был отправлен в суд, которому не подведомственна та сторона улицы? Вы скажите, пустяк? Не пустяк. Это другой мировой судья должен был видимо рассматривать это дело. Если Гарри Каспаров был задержан не в том месте, в каком это было написано. Почему судья отказался выслушать свидетелей защиты? Он выслушал свидетелей обвинения, это его право Вы скажите. А почему судья отказался от того, чтобы видео, которое снималось, рассмотреть и просмотреть? Почему? Если все законно, если там он действительно нарушил. И доказательством служат только слова задержавших, да и то путающихся в показаниях. Почему судья не настаивал на том, чтобы проверить, действительно ли приказ о задержании Каспарова был дан до того, как было так называемое нарушение Каспарова. Почему, наконец, не допускали адвоката? Вот передо мной конституция статья 48 пункт 2: "Каждый задержанный, заключенный под стражу обвиняемый в совершении преступлений имеет право пользоваться помощью адвокатов, в скобках защитников, с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения". Вы слышите? Это конституция, это статья прямого действия. А почему, если действительно Гарри Каспаров совершил хулиганский поступок, и его, как, Вы считаете, справедливо замели, почему тогда все остальное не гражданин Каспаров, а государство совершает нарушение за нарушением. В чем причина этого? А причина этого в политической позиции Каспарова. Мне легко говорить, потому что Гарри не баллотируется, и в этом смысле как-то даже совсем легко стало говорить. Дальше Максим, радиослушатель из Москвы спрашивает меня комментарий о скандале в эфире Альбац – Павловского. Что вы скажите? Я скажу, что на сайте выложен полностью текст и звук этого скандала. Я считаю, что Глеб Олегович совершенно немотивированно покинул эфир, абсолютно немотивированно покинул эфир. Это не значит, что с нашей стороны ему каким-то образом заказан вход на "Эхо". Каждый имеет право на истерику, я считаю, гость, тем более. Я не считаю, что ведущая Евгения Альбац совершила что-то криминальное, по которому можно вдаваться в истерику и покидать эфир. Но в конечном итоге он ушел от Вас, а не от нас. Каждый случай нуждается в разборе. Вот этот случай, любой может сделать по нему свой вывод. Кто-то считает, что так, кто-то считает, что так. Вы спросили меня, я Вам ответил, Максим. Я считаю, что Глебу Олеговичу, на вопрос, который ему задала четырежды Евгения Альбац, ему нечего было сказать. Поэтому он и покинул эфир. Она его поймала, грубо говоря, за ту статью, которую он написал 2 года назад. Она его поймала. А поскольку в основном мы видим споры на телевидении между Павловским и Миграняном – Путин великий или совсем великий. Или между Глебом Павловским и Михаилом Леонтьевым, он солнце наше, или одновременно солнце и луна. Ну, люди не привыкли к тому, что они ловятся. Не привыкли к тому, что их ловят за то, что они когда-то сказали, когда-то написали. А теперь им это вспомнили. А чего тут такого? Ну, написали. А они должны помнить, что все, что они написали, все остается. А уж в интернете теперь… И поэтому их можно спросить: слушай ты ведь 2 года назад писал совсем обратное. Мы же не знаем, правильно или неправильно, но обратное. Поясни. Поэтому я, Максим, не вижу здесь никаких проблем для радио "Эхо Москвы". Тут Александр, студент говорит: "Прикинул: Иларионов – Барщевский блестящая пара для программы "Клинч"". Да, по программе "Клинч" вообще много хороших идей. Дальше Людмила из Уфы пишет, что не хватает лаконичных и точных реплик Черкизова. И предлагает другие кандидатуры. Вы знаете, Андрея никто заменить не может. То, что делает Сережа Бунтман… (НЕ РАЗБОРЧИВО) Черкизовские делать мог делать только Андрей Черкизов. Нам тоже его очень сильно не хватает. Дальше. Хорошо, что выкладываете звуковые файлы на сайте. Заметил, что в последнее время это делается гораздо быстрее. Да, совершенно верно. Кстати. Александр из Санкт-Петербурга, программист, именно коллеги Ваши радиослушатели из Санкт-Петербурга подсказали мне, что не надо дожидаться расшифровок. И это правильно. Мы сначала вешаем теперь звуковые файлы. И можете слушать и не ждать. Так, посмотрим, что у нас смс тут. Так, дальше, рекламу обсуждать не буду. Травин на другом радио. "Моя бабушка всегда слушает Ваше радио. Поздравьте ее, плиз, с днем рождения". Дорогая Майя, я думаю, что Вы очень молодая бабушка. Замечательная, если Ваш внук посылает на радио такую смску, чтобы сделать Вам приятное. Вы хорошо воспитали своего внука, или внучку, я не знаю. Я поздравляю Вас с днем рождения. Так, "Можно ли скачать mp3 отбивку "Футбольного клуба" с сайта "Эхо"?" Так скачайте, а в чем проблема? Разве ее нет? Она, по-моему, там есть. "Куда пропал Доренко?" Доренко никуда не пропал. Просто не его неделя. Его неделя. По-моему, его неделя, следующая, Денис. Так, дальше, рекламация, рекламация. Сегодня г-н Барщевский говорил удивительные вещи. Вы знаете, я не слышал, что говорил Михаил Барщевский, но я прочитал конституцию, вот зачитал, Наталья, Вам ее поэтому. "Почему власть считается с "Эхом"?" Спросите власти. Откуда же я знаю. Дальше: "Я заберу на выборах бюллетень с собой. А что говорит закон?" – Юра из Нижнего Новгорода. Закон говорит, что Вы можете со своим бюллетенем сделать все, что угодно просто. Вы можете даже не приходить на выборы, хотя я считаю, что это неправильно. Ну, забирайте. Так, "Что для Вас первично, бытие или сознание?" – Серж спрашивает. Сильный вопрос. Серж, скажем так: мое бытие и Ваше сознание. "Будет ли Доренко вести "Разворот"?" Доренко будет вести "Разворот" в соответствии с той сеткой, которую я утвердил. Так, дальше мне тут пишут: "Что такое план Путина?" Объясняют мне неразумному. "Откройте тайну закрытия Плющев - Самсонова в утреннем "Развороте". Тоню в декрет? Очень расстроена. Ева". Ева, Вы расстроены за кого? За Плющева или за Тоню? Дальше что у нас еще тут? Это ответил, Дальше. А вот у меня спрашивают: "Вы не переменили свое восхищение губернатором Санкт-Петербурга, - спрашивает Михаил, - после разгона марша несогласных? Опуская мелочи типа здания Газпрома и прочее". Во-первых, Михаил, откуда Вы взяли, что я восхищен? Я же говорил Вам. Я к политикам отношусь функционально. Когда я считаю, что политик поступает правильно и с пользой для моей страны, я считаю, что он поступает правильно и с пользой. Когда я считаю, что политик поступает неправильно, и во вред моей страны, я точно так же считаю. А вопрос восхищения любви или ненависти оставьте прыщавым подросткам, если так можно сказать. Потому что это вообще не разговор в политике. И по зданию Газпрома я высказывался, и по маршу несогласных я высказывался и т.д. Пошли дальше. "Не думаете ли Вы о новых рубриках?" Думаю. Думаю, думаю. Это я смотрю пока смски. "Примите на работу. Никита. Прекрасно обучаемый". Ваш телефон я зафиксировал, Никита. Марк из Нью-Йорка: "Как Вы считает, кто в России принимает решения?" Это хороший вопрос. Не знаю. "Зачем надо, чтобы на Вашем радио работали дурачок и пионерка", - спрашивает Женя. Для того чтобы Вы, Женя, их слушали и меня про это спросили. Так, глупости я читать не буду. Дальше: "Почему журналисты не ведут…" Там не было, там было. Питерское "Эхо". Настоящего масона. Могу позвать настоящего масона. Могу позвать не настоящего масона. Вы, конечно, задаете основные вопросы. Личностью поинтересуйтесь. "Почему Наргиз ведет передачу из Вашингтона?" Потому что Наргиз командирована в Вашингтон, как спец. корреспондент и обозреватель агентства РИА Новостей и "Эхо Москвы" на 2 года. "Что Каспаров предлагает?" Спросите Каспарова. Он сейчас придет, и спросите его. "Сегодня на "Эхе" Барщевский…" а, Наталья, я Вам уже ответил. "Чуров переиграл ведущего". По-моему, там нет никакой игры. Мне нравится: "На подпись всегда не хватает места в смс и подпись Юрий". Это сильно, Юрий. 363-36-59. Давайте немножко телефона. А то у меня получается монолог, а затем снова будем остатки Ваши принимать. Ало, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Василий.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Василий, пожалуйста, Вы в эфире.

ВАСИЛИЙ: Я просто хотел высказать свое пожелание.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Выскажите.

ВАСИЛИЙ: Я автомобилист, профессиональный водитель. И очень интересно слушать Пикуленко. И если есть возможность, чтобы побольше рассказывал про автомобили.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понял. Я думаю над этим в следующем сезоне. Давайте мы выберем их всех. Я бы добавил к чертовой матери. Освободится эфир немножко от политики. И я попробую что-то сделать. Хорошо, Василий?

ВАСИЛИЙ: Отлично. Спасибо большое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я имею это в виду, кроме шуток. Действительно мы уже перегрузили политикой. Но интерес сейчас больше туда. Мы же замеряем наши истории. Слушаем дальше телефонный звонок. Ало, здравствуйте. Ало.

СЛУШАТЕЛЬ: Сергей беспокоит. Вы скажите, в чем смысл присутствия Плющева и девушки, которая есть…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А в чем смысл существования радио? А в чем смысл самой жизни, Вы задаете вопрос? Я не знаю. Я только знаю, что когда утром в эти часы порядка 250 000 москвичей слушают эту передачу, Вы у них спросите, в чем смысл, чего они слушают то? Чего мне задавать вопрос? Я главный редактор. Я создал путем проб и ошибок эту пару. Кстати, Самсонова беременна не от Плющева, чтобы не было никаких разговоров тут. Поэтому я просто хочу сказать, что были же и другие пары. И ошибки. И получилось удачно на взгляд тех людей, которые слушают постоянно именно вот эту пару. И таким образом "Эхо Москвы" в момент, когда ведут передачу Плющев и Самсонова, правда, и когда Доренко тоже, тем не менее, ставят "Эхо Москвы" на первую позицию. Она занимает верхнюю строчку рейтинга по Гэлопу в 9 и в 10 утра. Важно? Важно. Людям интересно? Интересно. В чем смысл? Да бессмысленно все. Какая разница, в чем смысл. Ало, здравствуйте. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Александр.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как-то Вас очень хорошо, подозрительно хорошо слышно. Это здорово. Вы из Москвы, да?

АЛЕКСАНДР: Да, я из Москвы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, значит, московская связь восстановилась. А то у нас с Москвой шли шумы бесконечные. Давайте.

АЛЕКСЕНДР: Можно сказать, что я хотел?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, Вы в эфире. Не знаю, зачем Вы звоните. Нет, скажите, что я хотел.

Александр: Да, нет, Алексей, знаете, что я Вам хотел сказать. Я внимательно слушаю Ваши новости. И очень нравится контент, но вот новость одна недавно произошла, которая мне кажется очень значимой для нашей страны.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Говорите.

АЛЕКСАНДР: 15 ноября дума приняла закон – поправки об образовании. Из федерального стандарта были исключены нормы о национальных языках.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Чего-то я пропустил, честно говоря.

АЛЕКСАНДР: И Совет Федерации этот закон недавно одобрил.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, Александр. Начались шумы. Я Вам обещаю, что я вернусь к этому закону, это я пропустил, наверно. У нас какие-то шумы идут. Это у меня, что в ушах? Или это в эфире шумы? Нет, нет. Это не телефон. Это не телефон. 363-36-59. Это телефон прямого эфира. Странные какие-то идут наводки. Ало, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Роман из Москвы. Постоянный Ваш слушатель. Очень Вас люблю. Хочу сказать немножко о формате.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Скажите.

РОМАН: Понимаете, в чем дело. Наблюдение. Люди вообще с трудом могут понять Вашу аргументацию, вообще смысл общий. У меня мать, вот ей 70 лет. Как-то ей поставил Вас. И мы слышали вместе. Очень интересно, хорошо. Она послушала и сказала: почему они так не любят Путина? Вот все эти аргументы, все это прошло мимо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, что я могу сделать? Роман, понимаете… Что такое любовь? Я вообще не понимаю вопрос Вашей мамы. Она должна любить Вас. А не Путина. Вы меня извините, ей 70 лет. Я не могу ее учить. Но, мне кажется, постановка вопроса в том, чтобы любить сына. А не президента.

РОМАН: Я хочу сказать, что формат, к сожалению, не подходит для большинства населения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да.

РОМАН: Отсюда электорат не может в массе понять…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю, отвечаю Вам. Спасибо. Не будем упрощать. Да, Вы правы. 100% правы. Вы правы потому, что именно пропаганда требует простого языка. Именно пропаганда требует обращения к эмоциям любви и ненависти. Геббельс об этом все уже написал, понимаете. Чем проще аргумент, чем большая глупость, тем легче она воспринимается. Называется, изучайте классиков. И учебники по этому поводу написаны. Именно это отличает нас от других, скажем, тех, которые занимаются пропагандой. Мы ею не занимаемся. А информация и комментарии, это гораздо более тонкая материя. И мы не будем для того, чтобы овладевать массами, упрощать язык. Да, сложный язык, да, действительно, на "Эхо Москвы" грузящее радио. Это знают абсолютно все. Да, мы грузящее радио. И в этом проблема. Почему у нас верхняя грань, я бы сказал, рейтинга такова. Ну, что же делать? Да, на "Эхо Москвы", извините меня, 83% слушателей в Москве имеют высшее образование. Вот такая наша целевая аудитория, которая требует непростого языка, не реагирует на лозунги. Это правда. Можно приводить. Знаете, вот есть такие аргументы простые. Вот для пропаганды, скажем. В 2001-м году восемь главных, первых, богатых людей российских, которые входили в список ФОРБС. Их всего 8 миллиардеров. Значит, контролировали 12 миллиардов долларов. Сейчас 8 первых российских миллиардеров, входящих в список ФОРБС, а их уже не 8, контролируют 111,4 миллиарда долларов. Это в 9 раз больше, чем это было при начале Путина. Вот что сделал Путин. Вот как обогатились миллиардеры. А разве Ваша зарплата выросла в 9 раз? Но эта пропаганда уже не наша. Понимаете? Это коммунистическая пропаганда. Хотя это правда. Это правда. Поэтому, да, язык непростой. Да, и у Латыниной язык непростой. И у Сережи Пархоменко язык непростой. И у Виктора Шендеровича язык непростой. И у Сережи Бунтмана язык непростой. А какой непростой язык у Матвея Ганапольского. Мало не покажется. Здесь ничего не могу сделать. Ничем не могу помочь, Роман. Значит, будьте рядом с мамой, все, что я могу Вам сказать. И пытайтесь ей объяснять, что это не вопрос любви, или не любви. Если Вы считаете, что вот это президент сделал правильно, отлично. Если Вы считаете, что это президент сделал неправильно, тоже отлично. Пытайтесь в этом разобраться. А уж мама Ваша, которой 70 лет, которая прошла, слава Богу, сами понимаете что, родилась в 1937-м году, тоже я думаю, с помощью сына в этом разберется. Новости. Потом продолжим.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: 22 часа 35 минут в Москве. У микрофона Алексей Венедиктов. Вы слушаете "Эхо Москвы". Мы продолжаем "Без посредников". Я еще раз отвечу Вам на Ваши многочисленные вопросы. Меня Ира спрашивает. Напомню смс 970-45-45, +7 985 это код. "Чья позиция Вам ближе: МБХ, Илларионова?" – спрашивает Ира. Ну, я иду на выборы. Ира, я решил идти на выборы. Поэтому в данном случае, если Вы так ставите вопрос. Мне ближе позиция ВВП и МБХ, которые зовут идти на выборы, скажем так. Пошли дальше, что у нас еще? Дальше. Бред какой-то. Так, "Сильно урезали эфир Ильинского в Питере". Ничем не могу помочь. Это с Питером. Дальше меня спросили: "Кто заменит Плющева и Самсонову?" Плющев останется. А кто заменит Самсонову, услышите в эфире. Понимаете, в эфире. "Почему Вы не выкладываете на сайте реплики Антона Ореха и Сергея Бунтмана?" Потому что, Александр, Вы не на тот сайт заходите. Все реплики выложены на сайте. Они у них в блогах. Сетку мы будем менять после выборов естественно. Но уже могу Вам сказать, это я отвечаю Женьку из Омска. Задает грамотные вопросы. Что вот сейчас закончилась серия "Есть такая партия". У нас 2 часа как бы освободилось от этого проекта. Я имею в виду проект Виталия Дымарского, прежде всего. Это воскресенье 19 и понедельник 21. Мы с Виталием находимся в переговорах. Я думаю, мы решим все позитивно. Так. Дальше. Ну, дальше тут началось обсуждение того, сего. Про Доренко меня спрашивают. "Что Вы думаете про появление Доренко на Первом канале в агитационных роликах", - спрашивает Василий. Я ничего не думаю, я напомню, что Сергей Доренко – член КПРФ и не является штатным сотрудником "Эхо Москвы". Потому что на "Эхо Москвы" те, кто входит в штат, им запрещено быть членами партий нашим уставом. Любой. У нас нет партийных штатных сотрудников. И поэтому когда компартия решила использовать образ Сергея Доренко для своей агитационной кампании, что Вы хотите? Чтобы я отвечал за ролики КПРФ что ли? Нет, как я отношусь? Негативно отношусь. Не считаю правильным, но это дело Сергея. Напомню, кстати, что Сергей находится с Борисом Немцовым в судебном процессе, который мы тоже будем освещать, как говорит Немцов с особым цинизмом. Ну, такова работа. 363-36-59. Это телефон прямого эфира "Эхо Москвы". Ало, здравствуйте. Ало.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей. Меня зовут Михаил. И я звоню из Москвы. У меня вот какой вопрос. Я "Эхо" слушаю чаще всего в машине, потому утренние "Развороты", они мои. И почти каждую неделю. Ну, там от недели зависит. Плющев и Тоня у меня, никаких претензий нет. Они мне нравятся. Но это я не о всех ведущих могу сказать. Соответственно с этим вопрос в связи с этим. Вы какой-нибудь рейтинг ведущих свой строите, проводите?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конечно. И я думаю, что Вы прекраснейшим образом видите, как они меняются. Вы же видите. Поскольку это решение принимаю я, то Вы и видите, что это мой рейтинг ведущих.

МИХАИЛ: Ну, хорошо. А Вы опираетесь на свою какую-то интуицию, или там какие-то соображения, или пользуете какими-то данными со стороны.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо. Попробую сейчас объяснить, отключу, слушайте меня по радио. Значит, смотрите. Конечно, интуиция играет в этом деле главную роль. И бывают ошибки. И бывают неправильные решения у меня. Я тогда их исправляю. И Вы видите, с каким, в общем-то, достаточно трудом подбирались пары на "Разворот" дневной, например. Да и на утренний тоже. И когда встал вопрос заменить Тоню Самсонову, у меня встал вопрос, мы с Сашей обсуждали, менять целиком пару или подбирать ему другую пару или пары и будут эксперименты. То же самое касается ведущих других. Но в принципе, значит, первое, это интуиция. Затем идет обсуждение с коллегами, с опытными коллегами я общаюсь по этому поводу. Я не скрываю. И с Володей Варфоломеевым, и с Мариной Королевой, и с Сергеем Бунтманом, с Матвеем Ганапольским, с Лешей Воробьевым, с Олей Бычковой, с Нателлой Болтянской, т.е. с ведущими, которые давно в эфире. Про кого-то забыл, извините. Лев Гулько, да. И я пытаюсь, там, где парное ведение, сконструировать пары, что оказывается самым непростым делом. Потому что здесь механическое объединение ничего не дает. Потом какое-то время ведущие работают. Это, как правило, два месяца. После чего изучаю рейтинги. Т.е. какое количество людей их слушают, уходят, приходят и т.д. Произвожу коррекцию. Ну, такой длинный, нудный технологический процесс. Честное слово его объяснять даже тяжело, потому что в основном, конечно, вот ощущение выполнения тех задач, которые радиостанция ставит перед собой, создание нового продукта посредством ведущего. И сам, если Вы помните, я перебрал массу партнеров и партнерш, прежде чем остановился на ком-то, с кем я могу везти, так знаете, от щелчка. Это ведь очень важно, плечо товарища, который в эфире понимает выражение глаз, что называется. А поскольку это прямой эфир. И здесь не делается: подожди секундочку. Мы сейчас переговорим. Так остановили эфир. Чего-то у нас тут не ладится. Так не получится. Это очень сложный процесс. И он будет продолжаться. Он будет совершенствоваться и корректироваться. Мне кажется, что это живой процесс. Что касается Саши Плющева, то Вы знаете, что концепция утреннего эфира, это, так сказать, "дефки", т.е. в отличие от дневного эфира, где все-таки ведущие равноправные, я считаю, и в этом концепция дневного парного ведения. То утренний - это "деффка". Причем не девка. Т.е. это так поменьше ростом и поменьше опытом. Такой немножко наивняк. Ну, пионерка. Как Тоня Самсонова выбрала пионерку. Как Ксюша Басилашвили выбрала восторженную барышню. Это образ естественно, раскрываю Вам уже все тайны. Поэтому будем посмотреть. Не уверен, что все будет правильно. Но не все будет неправильно. Я бы сказал вот так. Не все будет неправильно. Вы понимаете, о том, что мы сейчас, если обратили внимание. Немножко теснимся. Я уже вообще ушел из эфира так, как Вы понимаете. Ну, что у меня осталось? У меня осталось "Все так" с Натальей Басовской и у меня осталось "48 минут" с Наргиз Осадовой. У меня нет своего эфира. Я вот на заменах и подменах. Уступаю место молодым. "Супервласть" отдал. Сейчас вот ребята создали Тихон и Женя Бунтман создали свою передачу в пятницу в 23. Обращаю Ваше внимание. Думаю, что это пока удачный эксперимент. Сейчас заменяют в "Развороте" завтра в пятницу Андрея Норкина, который уехал. Будет заменять Таня Фельгенгауэт и Сакен Аймурзаев. На сей раз сами, уже без меня. Т.е. мы пробуем, экспериментируем, и уже не боимся экспериментов. Ало, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей, здравствуйте. Это Алексей из Москвы. Я бы хотел вопрос один такой один из самых главных задать. Вы не боитесь, что очень было бы, конечно, жалко. Но у меня такое ощущение, что к этому все-таки идет. Не боитесь, что могут закрыть радиостанцию?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, спасибо большое. Слово "боитесь" опять относится к таким, я бы сказал, эмоциональным вещам. Непростое положение. Непростая ситуация. Ходят, жалуются на нас там разные идеологи. Ходят и к Владимиру Владимировичу Путину жалуются. Ну, чего мы тут можем сделать. Мы работаем. Знаете, я как-то 2 года тому назад уже говорил, что первые два года я действительно боялся, что радиостанцию закроют, я имею в виду с 2000 по 2002 год. И все предпосылки к этому были. А потом мы как-то собрались, выпили пива и решили. Слушайте. Вот это от нас не зависит. Вот превращение "Эхо Москвы" в сервильную радиостанцию, радиостанцию позитивных новостей, от нас зависит. Но она не будет ни сервильной. И мы не понимаем, что такое позитивные новости. Вот этого не будет. А остальное. Ну, как, вот они там собрались. Что-то там решили. Им показалось, что что-то не то сказал Шендерович. И чего? И чего делать? Не пускать Шендеровича? Не пускать Доренко? Не пускать Киселева? Не пускать Альбац? Не пускать Ганапольского? Не пускать Бунтмана? Не пускать Каспарова? Не пускать Лимонова? Не пускать Касьянова? А потом пенсионер Владимир Владимирович Путин куда придет? Его же тоже никуда не пустят, как не пускают, скажем, Михаила Юрьевича Зурабова, а мы пустили. Поэтому мы под пиво поняли, что мы друг друга сильно уважаем. А больше всего уважаем сами себя. Поэтому не боитесь? Да нет, какое-то это другое чувство. Предусматриваю такую возможность? Ну, не в прямую закрытие. Но за неправильный переход улицы, наверное, да. Так это же опять не от нас зависит. Мне тут пишут на пейджер. Сегодня там футбольные болельщики прошли по Санкт-Петербургу 3000, перекрывая движение. Ни один не задержан. Ни одному не сделано внушение. Наверное, переходили улицу в том месте. Я себе представляю. Шли исключительно по тротуару в указанной полосе. Смешная история. Тут, знаете ли, не застрахуешься. Поздно, знаете ли, как говорила бабушка, грустить о потерянной девственности. Да, поздно, девушки. Выбрали такую работу нормальную, профессиональную работу, извольте профессионально, нормально работать. А если кому-то хочется изменить, ну, пусть они это делают. Почему мы за них будем делать эту работу. У нас другая профессия, на самом деле. 363-36-59. Это, конечно, все грустно. Да, это я понимаю. Но, на самом деле, ничего грустного нет. Работаем… Да, никакого подвига… Вот важно. Никакого подвига в этом нет. Вот как не было подвига, как я считаю, в 91-м году, когда был путч, и мы работали, не смотря на то, что нас закрывали, отключали. Как не было подвига в 93-м году, когда я там сидел в Белом доме с Руцким, а кто-то сидел в Кремле, там Петя Журавлев, по-моему, сидел в Кремле. Какой подвиг? Профессиональная работа. Профессиональные риски. А есть люди, которые не захотели рисковать вместе с нами. Это их право, я считаю. Здравствуйте, ало.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ирина Сергеевна. А Вас Алексей Алексеевич? Да?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, я Алексей Алексеевич.

ИРИНА СЕРГЕЕВНА: Думаю, правильно отчество, может, перепутала

А. ВЕНЕДИКТОВ: Алексеевичи мы.

ИРИНА СЕРГЕЕВНА: Очень рада, что дозвонилась. И именно Вы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо, Ирина Сергеевна. Слушаю Вас.

ИРИНА СЕРГЕЕВНА: Алексей Алексеевич, Вы знаете, что хочу Вам сказать. Вот я слушаю регулярно Ваше "Эхо Москвы", мне очень нравится. И я сегодня звонила, ну, я уже не раз звонила, но дозвониться практически невозможно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Трудно.

ИРИНА СЕРГЕЕВНА: Просто проведение какое-то Я дозвонилась, наконец. Знаете, я вообще врач. Но я уже на пенсии. И я хотела бы, чтобы Вы когда-нибудь, может быть, если это Вас заинтересует тема, вот поговорили бы об отношении сегодняшних врачей, ну, которые трудятся, вот об их отношении к больным врачам, которые уже оставили свой пост.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ирина Сергеевна, извините ради Бога, я думаю, что отношения, как у всех людей, разные. Говорить об этом, конечно, можно и нужно, наверное, но все люди разные. И когда мы говорим, вот отношения этой профессии к тем, кто уже ушел. Да, разные люди. По-разному относятся. Вот у нас в "Развороте" сегодня по военкоматам были звонки. Может, Вы днем слушали про взятки в военкоматах и т.д. Звонили разные люди в том числе, которые служили в военкоматах, абсолютно разные. И очень много зависит от того, извините, как Вас там родители воспитали. Как Вы не поддавались всеобщей панике или коррупции, или что-то еще, или поддавались. Поэтому вот так, как бы объединять, я понимаю, о чем Вы говорите, я бы не стал, честно говоря. Хотя, наверное, обидно Вам. Ало, здравствуйте. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, меня зовут Маргарита Ивановна. Я пенсионерка, из Хотьково, из провинции. Я просто хочу сказать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А где это?

МАРГАРИТА ИВАНОВНА: Хотько – это под Сергиевым Посадом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Какая же это провинция? Это же Мо... Хотьково! Не разобрал.

МАРГАРИТА ИВАНОВНА: Да, это святые места.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, я ездил туда сто раз.

МАРГАРИТА ИВАНОВНА: Я знаете, что хочу сказать. Я просто даже плакать сейчас хочу. Я обожаю Вашу передачу…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Все, все. Спасибо большое. Не надо плакать. Мы с Вами. Мы с Вами и с Вами и будем. Плакать не надо. Ало, здравствуйте. Вы в прямом эфире. Как Вас зовут.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотел вопросик Вам задать. Это Андрей из Санкт-Петербурга.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте, Андрей.

АНДРЕЙ: Я хотел спросить. У Вас рекламируется, или ведется агитация только за партию "Яблоко". А "Единую Россию" Вы вообще не агитируете. Сколько они Вам заплатили за это?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Значит, отвечаю, Андрей, во-первых, "Единая Россия", как Вы знаете, отказалась приходить на "Эхо Москвы". Это было принято решение политсовета. Аргументация: мы не задаем те вопросы, которые задают в других местах. Так что это вопрос к "Единой России". Так что это вопрос к "Единой России", пожалуйста. По "Единой России". Второе. Если Вы сейчас откроете наш сайт, да, Вы обнаружите, что сегодня у нас был Никита Белых от СПС, г-н Барщевский Михаил, от "Гражданской силы", да, действительно был сегодня Сергей Адамович Ковалев от "Яблока". После меня будет Гарри Каспаров от ОГФ. Вчера была Светлана Горячева из "Справедливой России". Почему? Это второе, разные партии. Я бы сказал. Да, был Богданов из Демократической партии вчера, если мне не изменяет память. Поэтому у Вас как-то представление про "Яблоко" странное. И третье. Все расценки в соответствии с законом на нашем сайте. Вы заходите и смотрите.

АНДРЕЙ: Хорошо. Понятно, спасибо большое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не за что. Вы, кстати. Андрей, задали нормальный вопрос. Я Вам дал нормальный ответ. К величайшему сожалению я могу Вам сказать, что вот 17 функционеров, даже те люди, которые в личной жизни являются, я хотел сказать друзьями, да, друзьями, наверное. Леша, ну, ты понимаешь, ну, это решение. Ну, что делать. Да мы бы пришли. Да, нам есть что сказать. Мы готовы дебатировать, но это там вот эти, они показывают наверх, имея в виду свое руководство. Они запретили. И я знаю прекрасных полемистов в "Единой России", прекрасных полемистов. А что Андрей Воробьев не прекрасный полемист? А что Владимир Михайлович Платонов не прекрасный полемист? А что Андрей Макаров, адвокат, не прекрасный полемист? Им что нечего сказать? Им есть что сказать. А этот самый… из головы вылетело. А Косачев, а Маргелов? О чем мы говорим? Просто есть запрет. Ну, и ладно. Это они к Вам не приходят. Потому что привыкли люди жить в обстановке, когда журналисты их обслуживают, когда им задают вопросы такие, знаете ли, с дружеской улыбкой. Нет, ребята, так не пройдет. Еще они вопросы нам присылать будут согласованные по инстанции, гуляйте, называется, мы переживем. 363-36-59. Здравствуйте. Ало.

СЛШАТЕЛЬНИЦА: Ало, добрый вечер.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Таисия, Москва.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, Таисия, пожалуйста. Какое редкое имя.

ТАИСИЯ: Да. Мне очень нравится Ваша передача "Все так" с Натальей Басовской.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо, мне тоже нравится.

ТАИСИЯ: Единственное, мне очень жалко, что эта передача проходит только раз в неделю. Ну, как бы было хорошо, если бы это было раза два и по вечерам. В вечернее время.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вместо чего? Например?

ТАИСИЯ: Вместо… Вы знаете, это уже трудно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мне тоже. Спасибо большое. Вот смотрите, Таисия. Мы собираемся выпустить книгу, в том числе аудиокнигу с Натальей Ивановной Басовской. Я думаю, что, ну, это конечно, процесс, такой в самом начале, но мы уже в принципе практически договорились с издательством, и аудио издательством. Поэтому мне очень приятны Ваши слова. Я, как любой автор, тщеславен. Хотя я там только подвякиваю у Натальи Ивановны. Тем не менее, все равно. Передачу-то придумал кто? То-то. Ало, здравствуйте, ало.

СЛУШАТЕЛЬ: День добрый.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Толмачев Павел. Москва. Очень бы хотелось пожаловаться на Вашу восторженную даму. К несчастью, очень часто она вместо ведения передачи…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А кто восторженная дама? У меня столько дам. И все восторженные.

ПАВЕЛ: Ну, которая ведет днем передачу с приглашенными гостями. И чаще всего политические партии либо экономисты.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я не понимаю. Фамилия?

ПАВЕЛ: Буквально 5 минут назад Вы сами назвали ее персонаж восторженной дамой.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, извините, Павел, я не понял. Честно говоря, вот какой-то бессмысленный разговор. Вот Вы хотели мне пожаловаться на то, что кто ведет политические… У меня нет специалиста по политическим партиям. А у меня есть график работы ведущих. И кто к ним приходит, кто к ним попадает, тот и ведет. Попал там вот министр иностранных дел Сербии туда, он туда и попал. Попал Григорий Алексеевич Явлинский туда, он и попал к человеку, который стоит на смене. Никаких специальных политических ведущих на "Эхе Москвы" не существует. Поэтому я просто, мне трудно идентифицировать. Вы хотите пожаловаться на человека, чье имя Вы вспомнить не можете. Ну, согласитесь, Павел, это какой-то такой сюр для меня. Вспомните, пришлите мне смс. Я как-то попытаюсь понять. 363-36-59, на кого Вы жалуетесь. Так дальше. Николай пишет: "Да, к политике интерес выше". Сегодня, например, впервые буду слушать с интересом "Спортивный канал"" Ну, и напрасно, Николай, я считаю, что "Спортивный канал", который мы завели в 23 часа, это наше достижение. Это наше достижение. Он такой крепкий, я бы сказал. Конечно, есть куда совершенствоваться. Но он крепкий. Ну, а то, что сегодня действительно матч Карпов-Каспаров – это такой сюр, который тоже ничего. Так, дальше: "Отдайте "Своими глазами"". Мне самом жалко, что "Своими глазами" у нас как бы немножко исчезло, но некуда пока поставить. Дальше. Что у нас в Липецке? Пока у нас ничего нет. Наталья говорит: "Какой там член КПРФ Доренко?" Ну, у него партбилет. А как Вы делите членов партии, на кого? Вот у меня только так. Формальный признак. "Только сейчас подключился с работы. Путин-то сегодня выступал", - спрашивают меня. Выступал Владимир Владимирович. Призвал голосовать. "Почему Вы перестали озвучивать телефоны слушателей? Вася". Могу Ваш озвучить, Вася. Вот у Вас на 647 заканчивается. А зачем озвучивать телефоны слушателей? Вот негодяев можно озвучивать телефоны. А слушателей то зачем? Ало, здравствуйте. Ало.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер, Алексей Алексеевич. Светлана Васильевна, Москва. Ну, единственное, чем я расстроена, что дурачок и пионерка…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, дайте родить девушке то! У Вас дети есть, Светлана Васильевна?

СВЕТЛАНА ВАСИЛЬЕВНА: А как же.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И Вы что работали и рожали на производстве? У меня тут Геворкян чуть не родила прямо в эфире, понимаете. Я весь трясся.

СВЕТЛАНА ВАЛЬЕВНА: Я очень рада за Тоню. Я ее поздравляю с бракосочетанием.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да. Да, все будет в порядке. Не расстраивайтесь, Светлана Васильевна, главное, держите пальцы за Тоню, чтобы все хорошо, чтобы у нее родился мальчик, скажем, Алешенька. Чем плохое имя, я не знаю. Слушаем дальше. Здравствуйте. Ало. Здравствуйте. Вы в прямом эфире. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, добрый вечер. Это Вадим из Санкт-Петербурга.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, Вадим.

ВАДИМ: У меня одна просьба небольшая. И вдобавок еще небольшое наблюдение жизненное.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте, только время у нас мало уже.

ВАДИМ: Очень быстро. Первая просьба к Ирине (НЕ РАЗБОРЧИВО) через Вас, чтобы в 12 ночи по Питеру давали в программах, что ночью, какое будет повторение.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Анонс Вы имеете в виду?

ВАДИМ: У нас этого не делают. И очень неудобно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я передам Ире, хорошо.

ВАДИМ: Бывают хорошие программы, хочется послушать, но нельзя же всю ночь слушать, правильно? А наблюдения жизненные, я рыбак. И по жизни радио постоянно Ваше слушаю по работе. И часто звоню. Вот за последние 3 месяца 4 раза не мог дозвониться. Телефон был блокирован. Все четыре вопроса были связаны с Путиным, при голосовании…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А это, знаете, все знаю. Это у нас что-то с Мобайлом. Мы с коллегами из Мобайла… Это Мобайл, телефон, который функционирует нормально. Но у нас бывают вечером срывы. У нас возникла вот какая история. Это наивное объяснение. Но оно, мне кажется, заслуживающим внимание. После того, как 20 часов у нас телевизируется по RTVI, у нас пошло масса звонков, в том числе по голосованию из дальнего зарубежья. И система зависает. Из дальнего и ближнего зарубежья. Система зависает. Это происходит не только потому, что там возникает "Путин" фамилия. А потому что просто вот она возникает на экране эти телефоны. И начинают звонить с Украины массовые звонки, из Грузии массовые звонки, из Германии массовые звонки. Нам говорят: посмотрите, просто система. Может быть, это наивное объяснение, но мы попросили наших друзей из Мобайла все-таки прислушаться к тому, что возникает как бы политически нехороший привкус. И они вняли. Я надеюсь, что все будет в порядке. Давайте у нас еще есть 2,5 минуты, как я понимаю. Я успею принять еще, как минимум, один звонок. Ало, здравствуйте. Ало.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Доброй ночи.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Добрый вечер.

ССЛУШАТЕЛЬ: Это (НЕ РАЗБОРЧИВО) из Перми Вас беспокоит. У Вас уже, конечно, вечер. А у нас уже ночь. Я Ваши передачи слушаю уже больше года. Очень нравится все. У меня к Вам просьба такая была бы. Вы не могли бы как-нибудь на своей передаче организовать встречу с митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, я уже его позвал. Тоже владыка Кирилл, с которым у нас очень приличные отношения личные, он знаете тоже привык к тому, что все ведет вежлевенько. Что на других радиостанциях и телеканалах он говорит, его никто не перебивает. Знаете, такое комфортное существование. Не одного острого вопроса. Знаете, это вот стоит людям привыкнуть, им уже идти к нам неуютно. А там кто-нибудь чего-нибудь спросит, какой-нибудь Ганапольский или Бунтман. Понимаете? Поэтому с удовольствием видел бы Кирилла, да. "Сегодня на родительском собрании настойчиво попросил классный руководитель прийти и проголосовать, а то будет нагоняй от завуча", – говорит Сергей. А как, Сергей, завуч, как классный руководитель будет обзванивать места работ родителей? Вы как себе это переставляете? Или как там по месту жительства? Слушайте, хватит пугать себя и пугать других. Я Вам говорю: взял, пошел и проголосовал, как захотел. И никто Вам не указ. Свободный человек. А, имеется в виду Басилашвили восторженная. Она про политиков вообще не берет интервью, Павел. Она вообще не ведет интервью с политиками, Басилашвили. У нас в основном Третьяковка у нее. Поэтому не клеится. Басилашвили у нас восторженная барышня. Она создала себе этот образ. И на здоровье. Так. "Не трогайте "Спортканал""! Да кто же его тронет. Он не руки же оторвет, этот "Спортканал". Итак, я напомню, что сегодня в "Спортканале", мы сегодня смещаем, Сергей Бунтман его ведет. Мы ждем буквально через несколько минут в прямом эфире Гарри Каспарова, руководителя ОГФ, Анатолия Карпова, члена общественной палаты, Владимира Рыжкова, депутата государственной думы. Что происходит? Что объединяет всех этих трех людей? Почему они вместе могут говорить в одной передаче? Вот об этом через несколько минут.