Купить мерч «Эха»:

Без посредников - 2007-02-04

04.02.2007

А.ВЕНЕДИКТОВ: В Москве сейчас 20.03. У микрофона Алексей Венедиктов, и я начинаю передачу «Без посредников» - безусловно, мы будем отвечать, я буду отвечать на ваши вопросы - их пришло много по Интернету. Пейджер 725-66-33, также телефон прямого эфира 783-9025 - для москвичей, и 783-90-26 – не для москвичей, и СМС - 970-45-45. Буквально через несколько минут мы свяжемся с Генри Резником, который в курсе того, что сейчас происходит в аэропорту Домодедово – напомню вам, что завтра в Чите должно быть предъявлено новое обвинение Михаилу Ходорковскому, и группа адвокатов, которая должна была вылететь в Читу, в Домодедово неожиданно была не допущена к регистрации, и была уведена в отделение милиции – мы сейчас пытаемся связаться и там, и выяснить, что происходит, потому что предъявление обвинения М.Ходорковскому без московских адвокатов - странная история. Сразу после рекламы.

РЕКЛАМА

А.ВЕНЕДИКТОВ: 20.05 в Москве, у нас на прямой телефонной связи Генри Маркович Резник, глава Московской коллегии адвокатов, да, Генри Маркович?

Г.РЕЗНИК: Глава Московской палаты адвокатов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что произошло в Домодедово, что вам известно, и ваша реакция?

Г.РЕЗНИК: Мне позвонил Е.Бару, сообщил, что их задержали, ничего не объясняя – это было где-то полчаса назад. Я попросил, чтобы меня соединили с кем-то из старших, но никто не брал трубку, и такое впечатление было, что там полная неразбериха. Затем со мной связался Ю.Шмидт, и опять Е.Бару, и стало известно, что там все это дело возглавляет некая Мушнина Ирина Валентиновна, она полковник юстиции, старший следователь УВД на воздушном транспорте, и якобы готовится досмотр – причем, личный досмотр. Я разъясняю, что такого рода досмотр может проводиться только по постановлению начальства – ну, вот тогда международный вылет, это должен быть руководитель Таможенной службы, а здесь должно быть вынесено постановление определенное о проведении вот этого досмотра. И то, что происходит сейчас - ну, у меня однозначно вызывает такую реакцию, что эти действия, по всей видимости, конечно, незаконны просто. Потому что им ничего не объясняют абсолютно. И учитывая, что они завтра должны быть в Чите, поскольку предъявление обвинения Ходорковскому и Лебедеву - в общем-то, конечно, напрашивается сам собой вывод о том, что стремятся воспрепятствовать, просто-напросто, их появлению вовремя. Потому что они выезжают - у них на руках предписание из генпрокуратуры о том, что будут проводиться вот такие следственные действия.

А.ВЕНЕДИКТОВ: ну хорошо, а в отсутствии московской группы адвокатов могут ли быть предъявлены обвиняемому обвинения?

Г.РЕЗНИК: Знаете, дело в том, что ведь всяко возможно поэтому делу. И поэтому могут, собственно говоря, адвокаты по назначению – это предусматривает УПК. Правда, конечно, это будет безусловное нарушение по той причине, что если нет адвокатов, с которыми заключено соглашение, то обвиняемым предоставляется право пригласить других адвокатов, и для этого дается 5-суточный срок. Но на практике могу вам сказать – сейчас приходится сталкиваться с такими нарушениями, когда без соблюдения этой нормы просто-напросто в дело входят адвокаты по назначению.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я так понимаю, что это группа адвокатов, что это не индивидуально показался подозрительным г-н Шмидт или г-н Бару, а это целенаправленная группа людей, которая вылетает в Читу по предписанию, полученному от генеральной прокуратуры?

Г.РЕЗНИК: Это правильно. Но нам неизвестно сейчас все-таки, подозрения в отношении конкретного лица, не конкретного лица - задержана вся группа. Я все время говорю – вам должны предъявить постановление.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот эта г-жа Мушнина Ирина Валентиновна, полковник юстиции, старший следователь – она может выписать это постановление?

Г.РЕЗНИК: Вы знаете, она это постановление выписать не может.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

Г.РЕЗНИК: Потому что следователь действует в рамках возбужденного дела. Если нет никакого возбужденного дела, то в таком случае никакого постановления следователь составить не может.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А кто может – скажем. В аэропорту?

Г.РЕЗНИК: В аэропорту это постановление может принять, скажем, начальник милиции, которая там находится.

А.ВЕНЕДИКТОВ: начальник отделения милиции.

Г.РЕЗНИК: Да, начальник отделения милиции.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Спасибо большое, Генри Маркович, мы, безусловно, будем следить за этим делом, и по мере поступления сообщать вам. Вообще, конечно, такое производит впечатление такого трагифарса – но это со стороны, потому что когда к подсудимому не приезжает его адвокат, задержанный в другом городе, а ему предъявляется обвинение – конечно, для подсудимого любого это не является трагифарсом, но в принципе, группу людей, в возрасте, с именами, с уважением – причем, не индивидуально - позвонили и сказали, что адвокат такой-то пытается провезти запрещенный товар, а группа людей, задержанная именно на этом направлении. Собственно, я думаю, что мы сейчас позвоним в аэропорт, попытаемся получить информацию – что там происходит и какие предъявлены обвинения, или постановления группе адвокатов Михаила Ходорковского. Безусловно, мы пригласим в эфир Ирину Валентиновну Мушнину, если кто-то ее знает из наших слушателей, может ей передать официальное приглашение главного редактора – если ей это интересно, мы готовы предоставить ей эфир для того, чтобы она рассказала, в чем возникла история, которая, безусловно, будет очень громкой историей – если без адвокатов г-на Ходорковского будут предъявлены обвинения. Тут как бы к гадалке не ходи. И не пойдем.

ОТБИВКА

А.ВЕНЕДИКТОВ: А.Венедиктов у микрофона. Когда будут новости, мы, безусловно, будем вам их сообщать. Сейчас же я вернусь к вопросам. Напомню, что у нас - телефон прямого эфира 783-90-25 - для москвичей, и 783-90-26 – не для москвичей, и СМС - 970-45-45. У меня работает пейджер, но при первой же оскорбительной, невнятной заметке я его отключу, чтобы не было никаких сомнений – назову, от чьего имени пришло сообщение - рука не дрогнет, что называется.

Елена Родина спросила у меня про программу «Кейс», но у меня болел Женя Бунтман, поэтому мне, к сожалению, программу «Кейс» не удалось сделать, но я думаю, что через неделю мы ее восстановим на этом самом месте, где я сейчас, собственно говоря, и нахожусь.

Меня спросили по поводу дискуссии по поводу силовиков – видимо, продолжаются дискуссии, и вот мое мнение, пишут:»Вы ходите в Кремль, вы все знаете» - ну, относительно моих хождений в Кремль особо вам заблуждаться не приходится – я езжу вокруг Кремля часто, но вот туда, внутрь – как-то редко бывает. Но при этом у меня есть свое представление. Безусловно, я здесь считаю, что вопрос гораздо сложнее и тоньше, чем просто деление на силовиков во главе с Игорем Сечиным и, условно, на питерских юристов во главе с Дмитрием Медведевым. Или на питерских экономистов во главе с Анатолием Чубайсом. Безусловно, существует некая единая путинская команда. То, что называется «экип», командой, и где-то на 87,36% члены этой путинской команды хотели бы, чтобы Путин воспроизвелся на третьем мандате. И в этом смысле, на мой взгляд, вся путинская команда является «партией третьего срока» так называемой. И все мои разговоры, иногда веселые, иногда невеселые с этими товарищами, они показывают и доказывают мне, что желание такое – знаете, эмоциональное желание - вот пусть оно все продолжается. Вот оно идет. И идет, и для команды все хорошо, и команда расцветает пышным цветом, занимает новые посты, получает новые дивиденды, усиливает свою власть, и так далее - зачем менять? И вполне в откровенных разговорах люди - те, кого принято считать и силовиками и либералами, и юристами – они говорят это не скрывая - так похохатывая, я бы сказал. Это первая позиция.

Но есть вполне прагматические соображения, и в первую очередь, позиция самого президента, который на сегодняшний день своей команде, - подчеркну: своей команде - подчеркивает, что он собирается уходить. Это он не людям говорит, а своей команде, и объявил такой внутренний «праймериз», первичные выборы между кандидатами в кандидатах от путинской команды. Есть люди первого уровня, которые очевидно – все из путинской команды – это и, конечно, Дмитрий Медведев, Сергей Иванов и Борис Грызлов, и Владимир Якунин, и в известной степени, г-н Миронов, и вполне возможно, что г-н Трутнев и г-н Гордеев, есть люди второго уровня, которые там в запасе находятся, есть люди третьего уровня – в любом случае нет единого кандидата пока, хотя официально внутри команды принято решение, что сейчас закрывает площадку, извините мне эту терминологию, Дмитрий Анатольевич Медведев, и в дублерах Сергей Борисович Иванов - вот пока «тчк», что называется – точка. Ну, конечно, там присутствуют и М.Фрадков и С.Нарышкин. Можно долго о каждом говорить, и я буду рекомендовать, скажем, программе «Власть», Е.Киселеву, если он захочет, ровно это сделать. Поэтому деление их на силовиков и не на силовиков заключается, во-первых, в некоторых подходах к экономическому развитию России, изоляционистскому или глобалистскому, я думаю, что здесь лежит главный раздел, имперскому и пост-имперскому – это то, что у них в головах. При этом нет никакой фиксированной группы – ни одной, ни другой, они там по разным вопросам сливаются, разливаются, обнимаются. Расходятся, ссорятся, делятся – я бы не стал этому уделять такое значение. Но действительно, уж точно не по принадлежности к наличию погон, советских или не советских, погон или не погон - вот это точно они не так делятся. Заключаются временные альянсы, распадаются союзы, по разным вопросам - по Грузии была одна история, по отношению к Страсбургу – другая история, по выходу из Совета Европы, имеется в виду. По противостоянию с Ираном, в смысле, по поставке ракет в Иран – третья история. По косовской проблеме четвертая история, по монетизации льгот пятая история - все это временные союзы. На самом деле путинская команда вполне до сегодняшнего дня едина в том, что желательно каким-то образом ничего не менять, каким-то образом не менять фигуру президента. Но каким – непонятно, неизвестно – поэтому эти разговоры важны для того, чтобы оттаптывать площадку, снимать реакцию общественного мнения, снимать реакцию партнеров - имею в виду, в первую очередь, «Восьмерку», плюс Евросоюз – это чрезвычайно важно. Вот, собственно говоря то, что я хотел сказать по этому вопросу.

ОТБИВКА

А.ВЕНЕДИКТОВ: опять возвращаемся к пейджеру. Олег спрашивает: «Почему вы заранее боитесь оскорбительных сообщений по пейджеру – есть предпосылки?». Во-первых, я не боюсь, я просто предупреждаю, что пейджер будет выключен – вся история. На пейджер, как вы знаете, посылают бесплатно, без идентификации, скажем, вот ваш «Ай-Пи» я вижу, телефоны на СМС я вижу, здесь люди подумают дважды, потому что у нас есть контригра по поводу СМС и «Ай-Пи», а по поводу через оператора такой контр-игры нет. Поэтому проще легче всего я пойду на это, и сказал всем слушателям и говорю ведущим – если вы увидите хоть одно оскорбительное сообщение на пейджер – по отношению к гостю. В первую очередь, но и по отношению к ведущему – просто отключайте экран. Он там будет идти, но это будет такое помойное ведро - там сыпется, а мы его видеть не будем. В прошлый раз, неделю тому назад, я с большим удовольствием пользовался пейджером, были нормальные вопросы, под конец слушатель по имени Николай что-то прислал, я последние 5 минут просто выключил экран. И все. И сейчас, если придет хоть одно сообщение подобное, просто выключу экран, и вся история. Можно формулировать неприятные вопросы, но если будут оскорбления – до свидания – привет, разбежались, будем жить друг без друга совершенно замечательно. Мне тут присылают телефон линейного отдела милиции Домодедово. Вот спасибо, большое - передаю их в информационную службу.

Дальше смотрю на экран - дорогой мой Коля, ты мне свой «Ай-Пи» прислал, он записан, теперь аккуратненько вносится в реестр, и больше он мне не показывается - вот по «Ай-Пи» это просто. Все. Коля, я вас больше не вижу – до свидания. С вашего «Ай-Пи» мне больше никогда ничего не придет.

Андрей пишет на пейджер: «Так как нелюбовь президента к Москве очевидна, то в связи с постройкой «Газпромовской» башни у меня такое впечатление, что ему и Санкт-Петербург родной не нравится – как вы к этому относитесь?». Во-первых, я не вижу нелюбви президента к Москве. На мой взгляд, наоборот, В.Путин сильно полюбил Москву, собственно, и дал это понять на своей пресс-конференции. Что касается башни «Газпрома», последняя шутка, которую я слышал по этому поводу – понимаю, что петербуржцам не смешно – «Башню надо сохранить, но положить, пусть будет такая же, но лежать. И все хорошо». Кстати, мне кто-то рассказал, что недавно был во Вьетнаме, и там мост через реку Меконг - если кто-то был, мне тоже пришлите сообщить - так вот мост через Меконг – это точная копия Эйфелевой башни - лежащей. И как выяснил этот человек, это Эйфель строил этот мост тоже. На самом деле в истории с башней «Газпрома» - я абсолютный сторонник референдума для петербуржцев. Вот здесь не важно, кто проводит - думаю, что это та самая история. Я знаю, что в «Газпроме» по этому поводу ведутся дебаты, знаю, что в правительстве Петербурга, в заксобрании ведутся дебаты, и мне кажется, что пусть это решает город. Я плохо себе представляю точку, ландшафт Петербурга там, где эта башня, поэтому у меня точки зрения нет. Но если петербуржцы - мне представляется, сейчас есть такие механизмы – на референдуме ли, еще каким-то образом – если учтут мнение петербуржцев – думаю, что Валентине Ивановне надо задуматься. При этом, в чем согласен с теми, кто является сторонниками башни вообще, что конечно, мир строится сейчас, архитектура другая. Я не вижу, кстати, в отличие от многих москвичей - ничего страшного, когда в Москве бетон-стекло-металл –как Высоцкий пел. Есть изумительные, на мой взгляд, вписанные здания стеклянные, и есть высотки, которые мне представляются любопытными, как минимум. Я не сторонник того, что город должен превращаться в музей. Но это должно быть в руках жителей города, безусловно. Почему я был и остаюсь противником назначения губернатора Санкт-Петербурга и мэра Москвы, например - ровно потому, что эти люди отвечают перед теми, кто их назначил, а не перед жителями. Если бы Валентина Матвиенко знала бы, что она будет избираться, и что абсолютное большинство города поставит ее избрание в зависимость от позиции, которую она займет по вопросу башни - губернаторы бы очень осторожно принимали решения. А если вы отвечаете таким образом, что - я отвечаю перед президентом - ну так и до свидания.

Кстати, должен вам сказать, что очень интересная история заключается в том, что вот сейчас назначен президент Адыгеи новый, решен вопрос о доверии – это человек, который на прошлых президентских выборах в Адыгее получил вокруг 3% голосов. Вот 3% голосов ему доверяют. А президент ему доверил. И он теперь президент народа Адыгеи, получивший на выборах 3%. Это нормально? Вот вы мне скажите? Он чей губернатор - Адыгеи, или полпред президента? Вот пусть президент назначает своих полпредов. Вот история такая, как мне кажется - в этом.

Теперь немножко телефонов. Напомню – телефон прямого эфира 783-90-25 - для москвичей, и 783-90-26 – не для москвичей, и СМС - 970-45-45. И по вопросам работы радиостанции, и по вопросам политическим, готов с вами разговаривать. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Николай, я звоню из Москвы. Знаете, я по поводу этой истории в аэропорту с людьми, которые сидят – я не понимаю одной вещи – если их надо досмотреть – это делается автоматически, без всяких документов, на проходе при посадке в самолет – любого из соображений безопасности могут досмотреть. Зачем надо все это кино устраивать?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Абсолютно. Разрешите доложить, что называется. Если я правильно понял. Все очень просто - их не зарегистрировали на рейс. И это означает, как вы догадываетесь - им не дали сдать багаж, они не прошли регистрацию – это означает, что самолет улетит, пока их досматривают. Если вас досматривают на проходе – вы зарегистрированы, и сдали багаж – без вас самолет с багажом не улетит. И вообще, если идет досмотр, самолет, как правило, не улетает, потому что сообщается - идет досмотр. А если вы не зарегистрированы на рейс, то для компьютерной системы и экипажа вы не существуете - ну, не явились люди, не пришли. Ну, в пробку попали, раздумали – билеты куплены, а они не явились. Поэтому, мне кажется, что если цель не допустить их в Читу, то это правильно - самолет улетит. Кстати, хорошо бы узнать, когда там самолет, во сколько – думаю, что сейчас моя информационная служба это должна узнать, и рассказать нам - может, он уже улетел. Поэтому, вставая в данном случае на сторону полковника юстиции, или подполковника юстиции – опять забыла, как ее зовут – Ирины Валентиновны, все правильно - не допустить до регистрации, чтобы самолет не был связан этой самой проверкой. Мне представляется, что если бы я был на месте Ирины Валентиновны и получил такое предписание – я бы сделал ровно так же - не допустить до регистрации. Цель же не провести досмотр - чего там досматривать? Ну, досматривать всех надо, безусловно, и тех, кто много летает – как я - мы безропотно проходим проверки всякие-разные и некоторым они кажутся унизительными, а мне они кажутся нормальными. Но если задача другая – не безопасность полета, а недопущение адвокатов до Читы – то вы меня извините, тут как раз все правильно, Николай. Так что чуть-чуть мы с вами поразмыслили, и нашли ответ на такой, казалось бы, сложный вопрос. Телефон прямого эфира 783-90-25 - для москвичей, и 783-90-26 – не для москвичей, и СМС - 970-45-45.

. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Константин, Подмосковье. Я позволю себе вернуться к старой теме, вопросу еще прошлогоднему - я просто ответ еще не слышал - по программам. Скажите, пожалуйста, вы намерены в разные студии в одно время размещать Сергея Доренко и г-на Леонтьева?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему в разные? Я намерен это в одной студии устроить. Я помню этот вопрос - про еженедельный формат: «а вот и не подеретесь» - но это можно и в одной студии. Знаете, я вам так скажу – у нас будут большие сильные предвыборные баталии. Мы с вами знаем, что формально - я говорю формально - г-н Леонтьев является членом «Единой России», а г-н Доренко – членом КПРФ. Почему бы им не провести дискуссию предвыборную о судьбах России? Сделаем предложение. Важно, чтобы они захотели. У меня, Константин, нет никаких противопоказаний против таких дискуссий – никаких. Я вообще считаю, что чем дискуссий больше, тем лучше.

Телефон прямого эфира 783-90-25 - для москвичей, и 783-90-26 – не для москвичей, и СМС - 970-45-45. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Галина, Москва. У меня такой вопрос - у нас сейчас много идет дебатов и суждений по поводу того, что в Эстонии собираются перенести памятник. А я хочу сказать такую вещь – я из семьи репрессированных, и почему у нас не проводится дискуссия по такому поводу - что вот эта организация на площади Дзержинского, которая периодически вывески меняет на входе - почему эта организация, которая спаяна общим преступлением, убийством миллионов невинных людей, на которых нет срока давности – она не проводит ни суд над этой организацией?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Какая организация должна проводить суд?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот я об этом и хочу сказать. Поскольку они у нас пронизали все наши структуры правоохранительные и силовые, то сами себя они судить не будут. И получается, что у нас…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите, вы сейчас занимаетесь декларациями. Ответьте на мой вопрос - кто должен это делать?

СЛУШАТЕЛЬ: У нас есть резолюция ПАСЕ, которая требует осудить…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кто должен это делать?

СЛУШАТЕЛЬ: Если они сами этого не делают, если это не делает Дума…

А.ВЕНЕДИКТОВ: То?

СЛУШАТЕЛЬ: То это должны делать граждане.

А.ВЕНЕДИКТОВ: каким образом?

СЛУШАТЕЛЬ: Объявить им импичмент.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Импичмент объявляется не гражданами, а Госдумой. Что значит – «им» - как это вы объявите постовому милиционеру импичмент? Я этого не понимаю. Я очень не люблю деклараций – любых деклараций. У нас не было закона о люстрации. У нас не было закона о недопуске на правительственные посты, или на верхние посты, людей, принадлежащих той или иной организации - КПСС ли, КГБ ли, МВД ли, ветеринарной службы – не важно. Такого закона у нас не было. Поезд ушел, и жить с головой, вывернутой назад, наверно, на мой взгляд. Вот есть факт – есть такое общество. Я, когда голосую за депутата, я, конечно же, смотрю, чем он занимался в прежней жизни. Ну, голосуйте правильно. Импичмент в вашем понимании – это вопрос голосования. Если вы считаете, что люди, которые служили в КГБ СССР - все - не должны занимать посты – не голосуйте за ту партию, где эти люди. Н е голосуйте за этого кандидата в президенты, мэры, не знаю, куда. Вот граждане и выскажут свою точку зрения. Другого механизма не существует, и обсуждать отсутствие этого механизма можно – это закон о люстрации, закон о недопуске определенных чиновников за свою прошлую жизнь, что называется, к государственной власти. Такого закона у нас в России нет. Законы у нас принимает Госдума. Давайте, выберите такую Госдуму, которая примет этот закон - вот и вся история, весь механизм. Другого механизма нет и не будет.

ОТБИВКА

А.ВЕНЕДИКТОВ: Наталья пишет: «На днях мы слышали замечательное интервью с мэром Тбилиси, а нельзя ли сделать передачу по типу «48 минут» о мэрах разных городов, которые работают в каком-нибудь замечательном направлении?» Мне кажется, что есть такая мысль у нас – сделать интервью с мэрами крупных городов - российских и столицах – в основном столицах, скажу вам честно. Потому что проблемы приблизительно одни. Задать вопрос, как проблема с бездомными собаками решается в Париже, Лондоне, Бангкоке и Токио - мне кажется интересным такой проект. Но его надо технологически сделать. Проблема, как растут тарифы ЖКХ, или как живут бездомные, или как организовано школьное питание - что во власти муниципалитетов разных крупных городов, мне кажется правильной. Но пока как это сделать, я не знаю. Едем дальше. Телефон прямого эфира 783-90-25 - для москвичей, и 783-90-26 – не для москвичей, и СМС - 970-45-45. . Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Это Галина звонит. Мне очень хотелось бы знать, почему Ольга Романова у вас давно не выступает?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что Ольга Романова находится сейчас… как бы это сказать – на отдыхе - вот как я скажу.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. А Проханова почему не слышно?

А.ВЕНЕДИКТОВ: А он отъехал на неделю. Что же это у вас - нет Проханова, и сразу земля упала. Я понимаю - Ольга Романова, которой несколько месяцев нет. А Проханов на одну неделю – все будет вам. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Александр, Томск. Два вопроса, если можно. Первый по радиостанции – нельзя ли через сайт, может быть, распространять, за деньги, может быть, джинглы «Эхо Москвы», заставки музыкальные?

А.ВЕНЕДИКТОВ: за деньги мы ничего пока на сайте делать не будем, но может быть, мы их разместим. За деньги делать не будем - мы обсуждали этот вопрос со специалистами – нам представляется, что российская банковская система не готова к платежу через Интернет. Понимаете? Поэтому я ваше предложение переформулирую так - а ну-ка, разместите ваши джинглы?

СЛУШАТЕЛЬ: Это не предложение, это требование будет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: будет исполнено, хорошо.

СЛУШАТЕЛЬ: Второй вопрос - как раз по губернатору и косвенно - Санкт-Петербургу - не в курсе ли вы закона, позволяющего референдумом отстранить губернатора? И если его нет, то, может быть, имеет смысл его принять?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тут боюсь соврать, потому что не знаю, но, по-моему, нет. Потому что в законе нет права отзыва, и самое главное, что отстранение губернатора- это, по-моему, недоверие, теперь, по новому закону – выраженное президентом. И если я не ошибаюсь – двумя третями законодательного собрания. Но не гражданами. Нет там граждан никаких – забудьте, все уже.

Идем дальше. Тут меня спрашивают: «а вот в таком месте башня», «а вот здесь вы не видели». Я рассказал обычную историю - о том, что общая тенденция мирового строительства в крупных, столичных городах сейчас – по-прежнему это высотное строительство.

Дальше. Я уже против люстрации - уже против. Дальше - «не надо ходить на выборы» - не надо, ну и не ходите.

«Информационник Д.Борисов с Первого канала – это ваш бывший кадр?» - это наш настоящий кадр, это не наш бывший кадр. Это внедренный человек.

Алексей пишет по Интернету: «Аудиозаписи программ надо выкладывать побольше» - мы будем расширять количество аудиофайлов, безусловно, и подкастово вы сможете, конечно, скачивать.

Михаил из Санкт-Петербурга: «Почему вы не используете М.Леонтьева в качестве берущего интервью?» - потому что он плохой интервьюер, с моей точки зрения. Это отдельная работа. Одно дело давать интервью, писать статьи, высказывать мнение, другое дело – брать интервью. Плохой интервьюер, с моей точки зрения. М.Леонтьева. Знаете, как у Райкина было? «Художник – это, прежде всего, человек, который берет нужную краску и кладет в нужное место – получается картина». А если ты берешь нужную краску и кладешь в ненужное место, получается мазня. Так вот «Эхо Москвы» это картина, а вы хотите, Михаил, чтобы оно было мазней. Не будет этого.

Марианна пишет: «Несколько слов о скандальчике Невзлин-Радзиховский-Рыклин-Пархоменко-Москва – тут есть несколько вопросов по этому поводу». Для меня все понятно. Л.Б.Невзлин развел журналистов как маленьких. Причем, как мне сказали, в своем личном «живом журнале» по этому поводу еще и поиздевался, сказав, что о ни «повелись». Я сегодня говорил с Леней Радзиховским. И попросил его договориться с г-ном Рыклиным, и вернуться в авторы «Еженедельного журнала», «Ежа». Что касается комментариев по этому делу, включая мой и С.Пархоменко ,отношение к этому может быть любое, и вполне разное. Но самое главное, мне кажется, чтобы разные точки зрения были представлены, чтобы из-за мелких разводок люди не уходили с площадок. И нас с Леонидом Радзиховским пытались некоторые товарищи здесь, в этой замечательной студии, развести – не удалось. Просто я уже старый седой волк, и Акела не промахнулся. А Леня Радзиховский и Саша Рыклин не привыкли иметь дело с этими зубрами - вот надо просто проще быть. Я надеюсь, что они договорятся, и вы сможете читать Л.Радзиховского по-прежнему в «Еже».

Андрей из Санкт-Петербурга: «Почему на «Эхо Москвы» нет программы о сексе? По-моему, любая программа, в том числе и эта – она, безусловно, о сексе.

Дмитрий: «Скажите, вы за то, чтобы в школах и госучреждениях ставили «Линекс» и «Оупен офис» - на мой взгляд, то более правильный шаг. Извините, что смеюсь - потому что не понял два слова из четырех, но при Министерстве образования сейчас создан общественный совет, который возглавил В.Г.Лошак, главный редактор «Огонька», заседание совета было позавчера, и вопрос об Интернете и школах там стоял – я член этого совета, и собираюсь, как вы догадываетесь, высказываться. Кроме того, там встал вопрос об истории с дарвинизмом и преподавании религии, или основ религии - на следующем заседании совета, в начале марта – думаю. Мы подробно будем обсуждать и тот, и этот вопрос. Но то, что касается «Линекса» - давайте оставим специалистам. Не знаю совсем, вообще не знаю. Поэтому, извините меня, Дима.

«Когда можно будет услышать Ирину Богушевскую в программе «Аргентум»? Саша, вы знаете, естественно, передвинули на неделю, скончался Илья Кормильцев, я думаю, что очень многие его знают, слышали его песни, читали книги, которые он издавал, читали переводы, которые он делал, в том числе, Толкиена и Стопарда, и конечно, сегодня Саша Плющев принял правильное решение – он меня проинформировал днем, что сегодня они перенесли Ирину Богушевскую, и поставили повтор беседы с Ильей Кормильцевым, который был у нас в студии в 2004 г. - кстати, А.Плющев и как раз тот самый кадр Д.Борисов, о котором Маша спросила – вели эту передачу. Сегодня вы услышите ее повтор – это правильное. Безусловно, решение Саши Плющева, и я, как главный редактор, это поддерживаю.

Дальше. «Планируете ли вы обсуждать грядущие изменения пенсионной системы? « - безусловно, Софья Ивановна, только не выдуманные вещи, а те, которые будут внесены, или написаны, во всяком случае. Потому что послухам очень много всего.

Далее. Ничего себе, Ольга: «Ваши прогнозы развития витка конфликта на Ближнем Востоке?» Вообще прогноз негативный, на самом деле. Потому что там обостряются противоречия между абсолютно разными силами – как внутри отдельных государств, где радикалы борются с не-радикалами, так и на внешнем контуре. И я с таким беспокойством слежу, потому что если там рванет, здесь отольется. Волна ударная дойдет досюда, и довсюду, что называется. И никаких рецептов поэтому поводу, на мой взгляд, не существует. Можно только микшировать процесс. Единственное только что, конечно – это объединение усилий великих держав - я имею в виду, прежде всего, «Восьмерки», плюс Китай, Индия и Пакистан – то есть, ядерного клуба, плюс Евросоюз, плюс Совбез, которые должны гарантировать всем странам этого региона их безопасность. Но это звучит как поставить под мандат ООН и утрату суверенитета – на это они не пойдут. На это не пойдет ни одна сторона, ни другая сторона – это такой трендовый ход, а вот как этого достичь, как убедить, условно говоря, тот же Ливан, что мировое сообщество гарантирует целостность, безопасность и свободу – то же самое Тегерану, то же самое Тель-Авиву, то же самое Триполи, Алжиру – это история такая - уровень доверия слишком низок. Но я не вижу другого пути там – иначе все это кончится достаточно печально, на мой взгляд. Для нас, прежде всего. Не там – там само-собой, там война идет, и она латентная, то замирает, то возникает. А вот в странах «Восьмерки» это кончится печально, поверьте мне.

ОТБИВКА

А.ВЕНЕДИКТОВ: Телефон прямого эфира 783-90-25 - для москвичей, и 783-90-26 – не для москвичей, и СМС - 970-45-45.

Галина Александровна на пейджере: «Предложу две темы на обсуждение - об изменении европейского рынка труда при выдавливании среднего класса и о том, как учат детей в начальной школе Англии». Вообще сравнение в разных странах – можно учиться на опыте. Надо же учиться на опыте любой страны, допустим, Индии – каким образом там сделан рывок – это, мне кажется, перспективным. Это не значит, что мы должны перенимать этот опыт, но знать, как и почему там, как там работают дворники, тоже важно. Поэтому, когда я говорил о мэрах крупных городов - таких тем я могу сам изначально накидать штук 20 – где можно сравнить. Поэтому вы абсолютно правильно нам говорите, мы об этом будем думать.

Светлана: «Представьте себе башню «Газпрома», возведенную в центре Рима около Колизея - не всегда в столицах уместны высотки». Не всегда в столицах уместны высотки, а не везде в столицах уместны высотки, Светлана - я вас поправлю. А вот где – это ваше дело, в Санкт-Петербурге. Согласитесь.

Андрей: «Почему не подаете в суд на такой-то сайт, публикующий…» - господи, боже мой.

Вера пишет: «Я верю, что задержание в аэропорту - недоразумение. Сейчас все прояснится, и принесут изменения, и все будет хорошо» Я тоже, Вера, оптимист, и всегда считаю, что все будет хорошо. Но вот последнее сообщение - вот действительно начинают отпускать их, правильно - Ю.Шмидт говорит: «Нас освободили из милиции благодаря той шумихе, которую мы подняли» - заявил он, обращаясь к РИА-Новостям. Что будет дальше? - «Теперь нам нужно бежать на регистрацию, чтобы успеть на самолет» - вот вам и роль прессы. Знаете, втихую могло быть все что угодно. А здесь передает не только «Эхо Москвы», но и государственное агентство РИА-Новости, и «Интерфакс» передает – это значит, что многим журналистам стало известно. И втихую ничего не удастся. Но потом мы все равно узнаем, как проверяли, что проверяли, почему не зарегистрировали - я тоже Вера верю, что все будет хорошо . И если они успеют на регистрацию, все будет хорошо, и вообще все будет хорошо. Все, в коцне концов, должно быть справедливо. Но, к сожалению, как мы с вами и знаем, справедливости не существует - во всяком случае, в этом мире.

Следующий звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня Андрей зовут. А почему вы отказались от услуг пейджинговой компании для передач прямого эфира?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я уже ответил по этому вопросу. Потому что пейджинговая компания не позволяет нам идентифицировать негодяев и хулиганов, которые портят нам эфир. Я не отказался от услуг, я говорю о том, что как только появляется оскорбительное сообщение, я отключаю экран пейджера. А вы посылайте. Но я предупреждаю всегда все, отключаю пейджер - говорю я.

Галина пишет: «У нас работники спецслужб и евреи заключили внегласный договор» - понимаете? Это глупость, и из-за этого я пейджер не обсуждаю. Ну, если женщина глупа, я же не могу ничего сделать, я же не могу ее лечить – она должна сама как-то это делать, как мне кажется - понимать это.

Дальше. «А вы сами читаете блоги журналистов «Эхо Москвы» на сайте? И есть ли какие-нибудь ограничения на темы, их интерпретацию?» Я читаю – да, ограничений - нет, ограничения обычные - без мата и разжигания. Они пишут, иногда я принимаю в этом участие сам, под своим именем, замечу. Поэтому блоги - да, форумы, которые приоткрыли на «Эхо Москвы» - да, приходите.

Петр Мамонов, если мне память не изменяет, Вадим, он приглашен на понедельник.

Анастасия Гелиевна: «С вами лично я бы с удовольствием распрощалась, но после того, как вы бы признались в своих делишках и убрали бы жучки из моей квартиры». Уважаемая Анастасия Гелиевна, не могу признаться - нет, это не мои дети у вас родились. Поэтому если вы это называете «делишками» - нет, не имею к ним никакого отношения. Хотите в чем-нибудь другом признаюсь. Вот это пейджер - ну, зачем? мусор, правда? Телефон прямого эфира 783-90-25 - для москвичей, и 783-90-26 – не для москвичей, и СМС - 970-45-45. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Михаил, Подмосковье. У вас интереснейшая передача Ганапольского «Кухонные тайны», ну почему бы нельзя немножко пораньше? Ну, ноль часов – никто же… извините, конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, как вам сказать? Вот если честно – это передача клубная. То есть, это передача интереснейшая, но она для тех людей, которые этим интересуются. Есть передачи общие - от школьного образования или реформы пенсионного обеспечения - они интересуют больше народ, чем «Кухонные тайные рецепты» - это правда. Поэтому она там и стоит. Она хорошая и интересная, но она там будет стоять пока.

«Когда будут передачи про мировую закулису, подлинные правительства мира?» - спрашивает Максим из Абакана. Так мы, по-моему, каждый день об этом говорим, дорогой Максим – вы просто слушайте внимательно, и все узнаете. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Сергей. У меня такой вопрос – в последней пресс-конференции нашего президента он бросил такую фразу, что сейчас в России период такой перехода от стабилизации – по-моему, он так сказал - к процессу развития. А я хотел бы спросить у вас, у человека, который, как я понимаю, во многом определяет информационную политику вашей интереснейшей станции – собственно говоря, я только из-за информации и слушаю - а почему бы вам не пригласить на эфир такого Юрия Крупнова на эфир - он как раз и ввел уже несколько лет назад в российский обиход термин «развитие», терминологию развития.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понял. Во-первых, не по терминам. Если вы хотите его пригласить в передачу «Говорим по-русски», то это другой вопрос. Что касается развития - думаю, что эта проблема может быть исследована - что имел в виду президент, и с г-ном Крупновым, которого я не знал, но вы мне назвали, и я запомнил – действительно. Мне кажется, что здесь нет никаких проблем. Что касается развития – мы как раз сегодня обсуждали с Е.Киселевым – надо посмотреть за 7 лет - 2000-2007 гг. - семь лет есть рост ВВП . Одновременно инфляция. Одновременно можно выделить здесь тарифы ЖКХ, продуктовой корзины. Одновременно - рост заработной платы. И посмотреть, как это все работает. Это достаточно интересно, на мой взгляд. И не исключаю присутствие неизвестного мне г-на Крупнова – еще надо понять, как он говорит - одно дело ввести термин, а другое дело - говорить, и говорить популярно. Повторяю – не исключаю этого. А сама тема поднята вами абсолютно правильно.

Далее. Эрих пишет: «Сами только что хамили даме, что она глупа» - конечно, глупа: «евреи и спецслужбы заключили соглашение» - кто от имени евреев, кто от имени спецслужб? Если человек так считает, он глуп. Может быть, и хотели бы – но невозможно. Поэтому она глупа, это никакое не хамство, а констатация, уважаемый Эрих. Что касается «главное качество для главреда радиостанции «Эхо Москвы» - это обеспечивать бесперебойное функционирование этой радиостанции» - что я и радостно делаю. Так что у вас облом.

Идем дальше Телефон прямого эфира 783-90-25 - для москвичей, и 783-90-26 – не для москвичей, и СМС - 970-45-45. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Андрей, Москва. Вчера была передача с президентом Академии наук, я огорчен этой передачей очень.

А.ВЕНЕДИКТОВ: ну, что я могу сделать?

СЛУШАТЕЛЬ: Ему задавали вопрос – что лучше - утверждать президента государством, или чтобы академики его выбирали – ведь есть актуальнейшие вопросы у Академии наук, самый главный – почему академия не выступила с инициативой создания системы экспертной оценки качества принимаемых решений на государственном уровне.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А почему это должна делать Академия, Ане Общественная палата, скажем? Или Госдума? Спасибо большое, я с вами не буду входить в дискуссию по поводу этой передачи, просто президент Академии у нас был один раз за 10 лет, и масса вопросов - мы об этом говорили после передачи – была не поднята. И мы, в принципе, договорились продолжить это дело - так что вы не расстраивайтесь. Но при этом есть два вопроса - вопросы внутреннего функционирования академии, а мы все-таки масс-медиа, это не собрание академиков, которые сидят у приемников и слушают, как президент считает. Это люди, которые интересуются судьбой науки, научного потенциала, вопросами преподавания. И мне кажется, что гораздо важнее говорить об этих вещах общих, а не частных. Но, тем не менее, передача с Юрием Сергеевичем – во-первых, мы договорились, что передачи будут продолжены, тем много, во-вторых, мы договорились с ним, что попытаемся организовать дискуссию между ним и министром А.Фурсенко по главным вопросам. Но еще раз повторяю – внутренние вопросы реформ организации меня волнуют в гораздо меньшей степени. Они могут волновать академиков, членов их семей, и так далее. Гораздо более волнуют содержательные вопросы, согласитесь - вот на что надо смотреть. У нас тоже сегодня люди звонили и говорили, что не удовлетворены, передачей, вернее, мне писали про гей-парад: «я гей, а вы мало осветили» - опять же - это не передача для геев, это не передача для академиков, это не передача для мужчин. Это масс-медиа.

Дальше. Тут со мной Эрих вступил в переписку – друг мой, заходите на мою он-лайн ветку, не через эфир – я с удовольствием с вами пообщаюсь. А есть у вас облом или нет – это вопрос, мало интересный истории.

«Вчера в Иерусалиме встретился с бывшим вашим учеником, очень тепло о вас отзывался, передавал вам привет» - пишет Роджер. Знаете, когда ученик отзывается хорошо – это плохо, на мой взгляд. Что-то я не то сделал, наверное. Я должен быть строгим и суровым. И был таким. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Полина. Вы слышали передачу Мосиенко в 23 часа на этой неделе?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, это была такая омерзительная передача…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все. А я получаю замечательные отклики. Не надо мне стучать на моих журналистов с оценками. Если там были перевраны факты, если там, соответственно, люди не давали друг другу говорить, если вы ничего не поняли – тогда да. А вот омерзительная или восхитительная - у каждого своя точка зрения. Поэтому бессмысленно это говорить, и бессмысленно это говорить в эфире. Мне придется после вашего звонка поставить ее на повтор, чтобы послушать, чтобы еще большее количество людей послушало, и высказало свою точку зрения – повторить. Вы добиваетесь этого? Вы добились, хорошо.

Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Виктор, я из Ростова-на-Дону. Нельзя ли сделать такую передачу – после того, как вертикаль власти внедрили, чиновники местные вообще перед народом не отчитываются. Скажем, раньше глава администрации мог бы с народом встретиться в своем районе, городском, мы смогли бы задать вопрос. А сейчас – ничего.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, правильно, Виктор - абсолютно правильно, вас поддерживаю. Только что делать передачу? О чем? Известная история. Когда люди говорят - вот, подумаешь, отменили выборы – ну, зона ответственности перед вами. Тогда и не жалуйтесь, раз вы это поддерживаете. Там же другая история еще, очень важная - не просто отменили выборы, а еще вы, Виктор, теперь не сможете стать губернатором, даже если захотите, или если ваше окружение, ваши друзья, коллеги, жители вашей области захотят – вы не можете им стать. У вас отняли право избираться. Не только избирать, но и избираться. Вас почему-то лишили права стать губернатором. Вот и вся история. Оно у вас было, а теперь лишили. Вот история какая. Я уже не говорю про отчетность. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Игорь Викторович. Я вот по какому поводу – в свое время Иванов, министр обороны, сказал, что пара ребят прочитали книжку-детектив, вышли и убили милиционера.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я помню.

СЛУШАТЕЛЬ: Я просто хотел высказать мнение – тираж книжки 50 тысяч, значит, по идее…

А.ВЕНЕДИКТОВ: да, маловато перебили, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот именно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: ну, сболтнул Сергей Борисович, была такая история. Но это примитивное видение, безусловно - вот прочитали книжку, 19-летние парни, пошли и убили. Хотя, конечно, хорошая литература и хорошее кино показывают, безусловно, влияние, но тут, конечно, Сергей Борисович спрямил – мягко говоря. Неудачно, с моей точки зрения. Не делает ему чести. И его аналитическим способностям.

Алена из Одессы мне пишет: «Что вы знаете о так называемом «огурце разума?» - ничего. А что это такое? Ну, я прочитаю что-нибудь.

Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Григорий. У меня действительно сложилось такое мнение, что о преемнике, я, в основном, конечно, оппозиционных журналистов слушаю, но, например, Киселев на это упирает, и фактически отказывает, что Касьянова могут избрать. Как ваше мнение?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас отвечу. Речь идет о том, кого путинская команда, в широком смысле слова, выдвинет в наследники Путина. И что-то я сомневаюсь, что путинская команда выдвинет бывшего премьер-министра М.Касьянова. Я считаю, что шансы ничтожны. А шансы Д.Медведева быть выдвинутым путинской командой – повторяю, речь не идет о тех, как проголосуют, а о тех, кого выдвинут - это разница все-таки - я считаю, что у Дмитрия Анатольевича на сегодняшний день большие шансы, что именно на его кандидатуре сойдется путинская команда. Хотя, безусловно, это еще не конец пьесы. Но при этом повторяю - когда вы пойдете на выборы, у вас будет список кандидатов. Кого-то не допустят, и мы с вами узнаем, почему не допустят. Кого-то испугаются, и не допустят. А кто-то придет. И вот тогда вы свой уникальный и драгоценный голос пойдете, и положите в эту самую урну для голосования. Мы говорим о другом. Говорим о том, что есть некая путинская команда, и у нас внутри редакции тоже есть разные точки зрения по тому, кого она выдвинет. Скажем, С.Бунтман, Матвей, покойный А.Черкизов считали, что Д.Медведев – это дымовая завеса, что его не выдвинут, что он сейчас отрабатывает номер. А я считаю, что это не дымовая завеса. Что на сегодняшний день есть некий консенсус - ну, такой, относительный - внутри путинской команды - что «пока мы пробуем Диму» - это цитата. И мне кажется, что в этом я прав. А ребятам кажется, что они правы. Мы за этим будем наблюдать в любом случае, но я вам хочу сказать, что кто бы ни был от команды В.Путина, в общем, не ждите особых изменений в политике – мне так представляется. И это просто такое понимание, каким образом внутри команды Путина принимаются решения - вот в зависимости от того, кто выдвинется – понимание, каким образом внутри команды принимаются решения.

И меня спрашивают по Интернету: «Ознакомились ли вы с ситуацией вокруг экранизации «Хоббита»? – нет, еще не успел, но сейчас у меня будет два отпуска, я уеду на два с половиной дня, и обязательно ознакомлюсь - мне это тоже чрезвычайно нравится.

Оставляю вас в объятиях М.Старостиной, уж она прижмет, так прижмет, готовьтесь - сели поудобнее. Как Тетя Валя говорила в «Спокойной ночи, малыши» - сели поудобнее, прильнули к радиоприемнику, и слушаем голос М.Старостиной.

НОВОСТИ.