Купить мерч «Эха»:

Без посредников - 2007-01-07

07.01.2007

А. ВЕНЕДИКТОВ: 15 часов 12 минут в Москве. У микрофона Алексей Венедиктов. Это программа «Без посредников». Сразу: меня очень многие благодарят за подкастинг, который появился на нашем сайте, где вы можете слушать некоторые наши передачи. Напомню вам, что пока это все находится в таком, я бы сказал, экспериментальном состоянии. Пока там какое-то железо не довезли, не донесли, не докупили, не установили, поэтому подкастинг делается вручную. Но, безусловно, мы будем стараться, чтобы максимально популярные передачи можно было слушать через Интернет, в первую очередь.

Александр Николаевич, военнослужащий из Петербурга, мне пишет: «У вас не возникло желание в связи с возникшим газово-нефтяным спором взять интервью у президента республики Беларусь А.Г. Лукашенко?». Вы знаете, несколько недель мы разными ходами пытаемся добиться этого интервью, и когда Александр Григорьевич был в Москве, и когда он в Минске. Поверьте мне, мы делаем все, что мы можем. И как только такая возможность… как только президент решит, что «да», мы возьмем это интервью, если президент решит, что «нет», то мы не возьмем это интервью. Сейчас наша задача – попробовать взять интервью у премьер-министра Сидорского, который прилетает в Москву на переговоры. Вот. Праздники. Никто же не работает, господи, кроме нас.

Дальше что у нас тут еще было. Владимир, участковый врач: «Онищенко про ВИЧ. Вы что-то поняли?». Да, я все понял. Господин Онищенко утверждает, что у нас ВИЧ-инфицированных вокруг треть миллиона – 370 тысяч. Вот так, это статистика и мнение властей, Владимир. Для того и приглашаются представители властей, чтобы вы знали их мнение, их позицию, их мотивацию. Иначе какой смысл их приглашать?

Так, что у нас дальше здесь отмечено. «Нельзя ли тематически дифференцировать на сайте список программ или архивов? Случайно налетел на интервью астрофизика Курта. Пытался искать на сайте что-то подобное. Без успеха». Нет, ну невозможно, уважаемая Вера из Новгорода, преподаватель Вера Сергеева. Это единичная была передача. Ее никак не кодифицируешь.

Дальше что еще было. «Онищенко не Геращенко…» Рамстор спрашивает, из Москвы: «Сколько стоит вступить в Клуб привилегированных слушателей? Чем знамениты люди, поступившие в этот клуб?» Тем, что они заполнили анкеты и дали согласие на раскрытие свои выходных данных, своих телефонов, своих адресов. Для нас, я имею в виду. И дали согласие быть привлеченными в эфире «Эха Москвы»… Кстати, сегодня вам сразу скажу, что у нас сегодня в 23 часа как раз оба члена клуба у Нателлы Болтянской «Есть ли в России веротерпимость?» Дмитрий Узланер и Александр Мраморнов. Это молодые люди, которые стали членами клуба и которые вот написали в своей анкете, что их очень интересуют вопросы религии, развитие религии. Их мы позвали в эфир. Вот они такие же, как вы, но, повторяю, они раскрыли нам свои подлинные имена, адреса, телефоны. Мы, естественно, их проверили, переговорили с ними. Вот и все. Так что ничего не стоит, уважаемый Рамстор.

Дальше что еще? Ленчик из Нижнего Новгорода хочет «игрушку по преемникам, рулетку или голосовалку на сайте, итоги и призы по итогам забега не исключаю».

Так. Николай Чинков из Свердловской области пишет, что «нужно переводить в подкастинг вечные программы – история, философия, наука – «Не так», «48 минут». Именно эти программы. Остальное неактуально». Нужно и то, и другое, Николай. Вы правы в том, что есть там, как говорят профессионалы, нетленка, которую можно повторять в любой момент, а есть тленка. Но я думаю, что и те, кто не слышал, скажем, «Разворот» или не слышал Юлию Латынину, вполне возможно, хотят послушать. Это тоже надо ставить. Почему одно вместо другого? Вместе с другим.

Олег из Москвы пишет: «Дело прошлого года. Убедительная просьба, объясните ситуацию с уважаемым ученым Жуйковым, выступавшем на «Эхе» в программе Соловьева. То он пишет письмо на «Эхо», обвиняя Соловьева в цензуре, то он пишет письмо Соловьеву с извинениями, что не имеет к нему претензий». Значит, ну и чего вы от меня хотите? Вот, все документы доступны, все письма доступны. Читайте. Господин Жуйков остается членом Клуба привилегированных слушателей. Мы с удовольствием, собственно говоря, по его предложениям и будем приглашать его в эфир. Кстати, напомню вам, что именно он впервые в нашем эфире говорил об этом и только через неделю после этого был приглашен в воскресный эфир господина Соловьева.

Так, что у нас еще тут? Так, давайте посмотрим, что у нас на пейджере и на Интернете, и на сайте, и так далее. Здесь очень много вопросов… А, вот Иван пишет: «Ксения Ларина сказала, что вы переходите на sms. Как же можно выплеснуть эмоции пенсионерам?» Я вообще не понимаю, что, пейджер для выпуска эмоций для ведущих существует? Ведь то, что вы пишете на пейджер, это вы выплескиваете свои эмоции сначала на оператора, а потом на ведущего. Я категорически против, чтобы ваши эмоции выплескивались на ведущего, Иван. Я думаю, что средства связи совсем для другого. Они как раз вот для того, чтобы задать вопрос или высказать мнение, а не выплескивать эмоции. Поэтому эта мотивация меня не устраивает. Вот меня лично не устраивает. Понимаете, да?

Дальше. Нет, звонки на пейджер не отменяются. Более того, я могу вам сказать, что сегодняшних победителей в игре «Все так» из 13 человек у меня 5 человек было взято с пейджера. Речь идет вот о чем. На пейджер очень много идет спама. То есть люди без подписи пишут всякую ерунду и тем самым отвлекают ведущих от ведения эфира. Потому что sms – это все-таки деньги. Кто посылает sms, он платит деньги, он подумает, платить ли за то, чтобы послать некое сообщение, или все-таки свои трудовые копейки поберечь. Ну, например, сегодня во время программы «Все так» на пейджер мне пришло сообщение: «Венедиктов, посмотрите, сейчас на РЕН-ТВ идет такая замечательная передача…» Слушайте, ну больной человек прислал. Да? Ну он же не платит за это, что он присылает. Поэтому я своим говорю, вашим ведущим говорю: «Не обращайте на это внимание». Да, на пейджер будем меньше обращать внимание, потому что мы провели анализ: за три месяца – декабрь, соответственно, ноябрь и октябрь – приблизительно две трети, 62 процента, сообщений – это спам. Это спам, это сообщения, не имеющие никакого отношения ни к теме передачи, ни к ответам на конкурс, ни к чему не имеющие. Вот просто человек взял, и как вы пишете, Иван, выплеснул. И если это будет продолжаться, конечно, я его отключу. Конечно, я его отключу. Слушайте, КПД 38 процентов для эфира невозможно. Пока он работает. Он работает пока, но больше внимания… повторяю, я сказал, обращать внимание ведущим на sms. Именно так и больше никак. Тем не менее люди, которые тут начинают сразу мне писать, что «а, мы перейдем на другое радио». На здоровье. На здоровье. Вот только не надо нас шантажировать. По-моему, вы как-то до сих пор не поняли, что шантажировать совершенно меня бессмысленно в этом вопросе. Значит, весь спам отсекается, все не относящиеся к эфиру замечания отсекаются. И так будет. Sms остается и будет развиваться. Интернет остается и будет развиваться. Телефон остается и будет развиваться. Но все, что касается, повторяю, помехам не по теме передачи, а в этом замечен только пейджер… sms не по темам практически нет, меньше одного процента, а пейджер – 62, вот вся разница. И те люди, которые хотят слушать передачу, те люди, которые хотят принимать участие в передаче и высказывать свои мнение по теме передачи, на здоровье. Остальные – до свидания. Вся история.

ОТБИВКА

Мне тут пишут: «А что, за Интернет мы разве не платим?» Платите. Платите. Это остается. Вот вы мне сейчас прислали. Это остается. Именно это и остается. И у меня, знаете, на самом деле есть три значка, которые показывают на мониторе, откуда приходят сообщения: пейджер, Интернет. Через пейджер, совершенно верно, и sms. Так вот, мы всегда можем проверить, каким образом вы послали свое сообщение. Естественно, по Интернету спама практически нет, практически нет. Люди платят за него. И sms практически нет.

Тут меня спрашивают: «А нельзя ли просто банить тех, кто шлет вам на пейджер. Технически возможно?» Невозможно, потому что человек, Дмитрий, посылает это через оператора, он по телефону. Оператор же не знает, что там идет в этот момент на «Эхо Москвы». И что, каким образом мы это будем банить? Тем более, что люди не оставляют своих телефонов.

«Куда делась Лена Ситникова с садом и огородом?» – спрашивает с пейджера Людмила Петровна. Ну, как всегда, в Новый год Лена Ситникова готовится к новому сезону садо-огородному. Через неделю она появится со своим садом, эх, и со своим огородом.

ОТБИВКА

Переходим к телефонным звонкам. Напомню, что… Я ответил на тот вопрос. Розыгрыши призов по пейджеру остаются, Михаил Семенович. Я вам только что сказал, что у меня сегодня было там из 13 призов 5 взято с пейджера. Остаются, потому что это по делу, безусловно. Но я тем не менее даю право ведущим не обращать на это внимание, на пейджер. Просто даю такое право. Это будет их решение. 783-90-25 и 783-90-26 – это телефоны. Давайте по телефонам. Начнем с этого. Слушаем первый звонок. Алло. Здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, нельзя ли было пригласить на вашу передачу Перельмана, человека, парня, который затоптал…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нельзя. Нельзя. Он не дает интервью никому.

СЛУШАТЕЛЬ: Ай, как жалко.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Очень жалко. Спасибо. Мы пытались это сделать. Нельзя. Мы будем и пытаться это дальше, но он не дает никому интервью. То есть пригласить можно, он не приходит. Еще раз давайте попробуем. Еще раз. Но вы знаете, что он не дал ни одно интервью ни одному средству массовой информации, к сожалению. Как только появится где-нибудь интервью, мы вцепимся и поедем. Алло. Здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Михаил.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, Михаил.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, ну

вы понимаете, пейджер ведь тоже платный для межгорода.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Значит, я уже… Для межгорода все… А, я вам сейчас скажу.

СЛУШАТЕЛЬ: Для межгорода он платный.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Послушайте меня. Вот из межгорода спам-то не идет. Мы же не отказываемся от пейджера. Я еще раз объясняю. Для межгорода он остается, он остается для тех, кто не спамит, кто подписывает свои сообщения. Понимаете? Конечно, остается, остается. Вот из Казани у меня сегодня по пейджеру были, я читал. Я еще раз повторяю, мы будем бороться со спамом. И мы будем бороться с этим для того, чтобы передачи звучали лучше, чтобы ведущие не отвлекались на разную ерунду. Они вынуждены это делать. Вот мы должны, извините меня, все время читать, что происходит.

Вот Георгий пишет: «Можно ли остановиться спам в эфире в виде постоянных звонков Константина…» Нельзя остановить.

Оксана: «Мы же слышим, что спама по телефону идет никак не меньше». Идет. Телефоном пользуемся, Оксана. И я еще раз повторяю, вы же подписываете. Вы даже свой телефон оставляете. Вы же не видите мой экран: сколько здесь анонимок грязных и гнусных по отношению к ведущим. Вы хотите, чтобы мы и телефон выключили или стали отслушивать звонки? У нас было голосование слушателей по этому поводу. Слушатели решили, что звонки лучше не отслушивать. Вот такая история.

Пишут мне: «Как можно устроиться на радио «Эхо Москвы»?» На радио «Эхо Москвы» можно устроиться следующим образом. Когда объявляется вакансия на нашем сайте, уважаемый Абдулла, если вы соответствуете тем, как бы сказать, правилам, имею в виду – тем навыкам, на какую должность объявлена вакансия, вы присылаете заявку. Вот так вот и можно. Поехали дальше. Но я еще раз повторяю, я оставляю право нашим ведущим отключать монитор. Вот как только они видят какую-нибудь ерунду, скажем… Да?

Зинаида Прокофьевна пишет: «На пейджере женщины обязательно спрашивают, как меня зовут». Да, вас спрашивают, а других, видимо, не спрашивают. А других не спрашивают. Потому что идут анонимки, еще раз подтверждаю. Я более того вам скажу, более страшную вещь: вот была игра, и я вот вижу, что даже в игре люди, отвечая, они не оставляют своих… Например, Неля мне прислала про Ягайло. Она телефон свой даже не оставила. Понимаете? Ну как так можно? Поэтому это порядок. И порядок будет наведен. Поэтому мне даже говорить об этом не хочется.

«На sms, - пишет Нина из Перми, - почти не обращается внимание». Вот, Нина, я обратил ваше внимание.

783-90-25 и 783-90-26. Алло. Здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Алексей?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Людмила. Вот я вообще постоянный слушатель «Эха Москвы». Вот с самого начала вас слушаю и очень вас люблю. А у меня такой вопрос. У вас в «Новостях» была передана новость о том, что на Би-Би-Си, русская служба, там какие-то проблемы у них происходят. Может, пригласите кого-нибудь из московской службы?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они нам дали такой комментарий: обращайтесь в Лондон.

СЛУШАТЕЛЬ: Все понятно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы меня услышали. Естественно. И первое наше движение… Спасибо за вопрос, Людмила. Первое наше движение – то, о ком говорят или кто говорит, позвать в эфир. Это просто, знаете, автоматически на уровне рефлекса у наших продюсеров. Ну и обращайтесь в Лондон – комментировать не будем. Я с большим удовольствием это делаю.

Николай пишет по пейджеру: «Венедиктов, не надо плакать и ругать радиослушателей. Каков поп, таков и приход». Значит, больше сегодня, Николай, благодаря вашему этому посланию, я на пейджер внимания не обращаю. Ни плакать, ни ругать я никого не буду. Я просто буду игнорировать. Вы, как говорят молодые люди, у меня в игноре теперь, Николай. И до свидания. Пошли дальше. Вот я так хочу, такой у меня каприз. Алло. Здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это говорят из Тольятти. Владимир меня зовут.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так, Владимир, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Я посылал это письмо… Короче, оно не…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я помню. Я же вам ответил, что мы проведем такую передачу. Про Белоруссию, правильно?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Нет…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я же вам ответил.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, про Афганистан. Я могу… Моей матери, вот она рядом со мной, 90 лет. А все документы, которые мы прошли, кучу судебных инстанций…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Этого письма… Владимир, я знаю… Извините, вы мне письмо, видимо, не прислали. Потому что я помню ваше сообщение, если вы тот же самый Владимир из Тольятти, про Белоруссию. Что касается Афганистана, пришлите мне письмо на мое имя, потому что про Афганистан, честно говоря, не упомню. Не упомню это письмо. Ну или повторите его, если по электронной почте, или пришлите почтой. Просто не помню сейчас. И в эфире сказать, конечно же, не могу. Повторите, пожалуйста. Алло. Здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну скажите, пожалуйста, вы совершенно не терпите критику?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я? Я ее обожаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы обожаете?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну я не думаю. Мало кто любит критику.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Если вы не думаете, вы зачем звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, минуточку.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы зачем звоните, я вас спрашиваю?

СЛУШАТЕЛЬ: Да не надо класть. У вас… Алло?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да-да. Вы зачем звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: У вас, кроме (неразборчиво) ну столько говна, даже в вас!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Громче, громче про говно, громче.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну вот и все! Я сказала вам.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Громче. Интеллигентная женщина.

СЛУШАТЕЛЬ: Что же вы не видите? Какой хам у вас работает!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы считаете, что вы интеллигентная женщина, которая вторглась…

СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что вы не интеллигентный.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы умный, образованный, но не интеллигентный.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы плохо воспитаны. Понимаете? Вы критикуете других.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А вы?

СЛУШАТЕЛЬ: А уж о Ганапольском и говорить не приходится!

А. ВЕНЕДИКТОВ: А про себя не хотите, про любимую?

СЛУШАТЕЛЬ: О Ганапольском я говорю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А про себя не хотите сказать? Вы, которая в эфире говорите эти грубые слова.

СЛУШАТЕЛЬ: Грубые, правильно. Да потому что вы не слушаете никого, вы отключаете всех!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так, если человек у меня в эфире…

СЛУШАТЕЛЬ: Разве можно так?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Если человек у меня в эфире такой, как вы, говорит слово «говно», как вы сказали…

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да. Наряду с умом еще и это.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так это же вы говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Потому что вы не видите в своих этих… подчиненных. Но Ганапольский – это же кошмар!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Какая дама! Какая дама! Если он кошмар, пусть он вам приснится.

СЛУШАТЕЛЬ: Необразованный человек!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пусть он вам приснится.

СЛУШАТЕЛЬ: Неинтеллигентный человек!

А. ВЕНЕДИКТОВ: А вы кто? Кто же вы? Откуда такая хамка вылезла-то, а?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот именно. Что вы еще можете мне сказать?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ничего. А человек, который в эфир говорит «говно» - хамка. Вы – хамка. Вы – хамка и хабалка. Положила трубочку? Вот. Ну вот такие у нас интеллигентные слушатели. Понимаете? Ничего страшного. И такое бывает. Вот видите, и на пейджере такого очень много. Вылезла, наговорила грязных слов и сама положила трубку. Ну, бедная одинокая женщина, видимо, не с кем поговорить. Только с нами, с любимыми.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну и чтобы закончить, тут две реплики. Одна: «Бабуля жжет…» Смешно, это правда. И вторая реплика от Василия из Канады: «Как приятно сказать вот это слово, какое сказала дама, и получить хорошее настроение на весь день». Ну пусть ей будет хорошо, Василий. Вот она сейчас, наверное, в танце кружится по своей квартире: «Я позвонила им. Меня слышал весь мир! Я им все сказала. Тра-ля-ля». Пусть. Здоровья ей, счастья, мужа хорошего, доброго, человечного.

ОТБИВКА

Так, меня спросили: «Куда пропала Оксана Пашина?» Вышла готовить следующий выпуск новостей, как я понимаю, как мне представляется.

Так, что у нас еще было такое интересное? Я просто смотрю по Интернету, было много вопросов. Но эти вопросы по политике, по политике я отвечал вчера. Сегодня я отвечаю все-таки по работе радиостанции. Ну вот, то же самое, про пейджер меня спрашивают. По-моему, я все объяснил. Это средство никуда не делось. Но вот тут тоже много той консистенции, о которой говорила наша уважаемая слушательница.

«Куда подевался Черкизов со своей «Кухней»?» К сожалению, приболел, и приболел сильно, уважаемый Анатолий, инженер. И сегодня вот мы уже готовили передачу, буквально приходится на ходу заменять повтором. Те, кто не слышал сегодня замечательную передачу про происхождение фамилий, вот сегодня вместо «Кухни Андрея Черкизова». Пожелаем ему выздоровления. Вы услышите повтор этой передачи с Михаилом Горбаневским.

Далее. Что-то тут еще такое было наше. «Не могли бы вы пригласить, - Александр Жирновский, инженер из Москвы, - «орлов» Чайки в связи с появлением новых данных из Лондона об убийстве Литвиненко?» Я вам скажу замечательную историю. Вот они не ходят, они не дают интервью, тайна следствия. Вот Скотланд-Ярд - нет тайны следствия, а здесь тайна следствия. Ну тайна следствия. Что я могу сделать? Я вам еще раз хочу сказать, что мы приглашаем всегда людей, которые находятся в центре событий или эти события могут прокомментировать. Это наш интерес и это ваш интерес, в первую очередь. Но не всегда они ходят.

«Правленый сырок» в отпуске в рождественском, как было сказано Виктором Шендеровичем. Наверное, на следующей неделе, надеюсь, появится.

На следующей неделе же появится, то есть уже на неделе начинающейся, вернется в эфир программа «Власть» с Евгением Киселевым, которого вот я заменял на этой неделе.

Так. 783-90-25 и 783-90-26. Алло. Здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Мухаммад. Я из Подмосковья. Я звоню по поводу… Я уважаю ваше радио, слушаю давно. Я хочу сказать, чтобы вот когда чего-нибудь говорите, комментируете, чтобы немножко точность была. А то вот Матвей Ганапольский вел передачу какую-то, и он говорил, что он перед этим говорил, что 80 процентов россиян дают взятки, берут взятки, а потом после минуты сказали, что почти 70 процентов россиян исповедуют христианство. Как это понимать?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну это очень просто. Одно не мешает другому. Это все очень просто. Я за цифры отвечать не могу, потому что надо смотреть, откуда источник. Но действительно опросы показывают, что большинство дает взятки - дает взятки ГАИ, дает взятки врачам, дает взятки учителям, дает взятки в ЖЭКах и так далее. Это правда. И 80 процентов, видимо, относят себя к православной религии. А что вы от меня хотите? Вот есть такие цифры. Это люди сами себя относят… А как вы религиозность людей вычислите? Только так, как человек сам себя идентифицирует. Более никак. Не вижу здесь никакого противоречия. Сравнивайте. Вот один наш, например, слушатель-врач приводит цифру, что в России полтора миллиона ВИЧ-инфицированных, ссылаясь на Организацию Объединенных Наций. А главный санитарный врач Онищенко говорит о 370 тысячах. Вот две разные цифры. Я не знаю, где правда. Мы вам даем и то, и другое. И вы уж дальше сами как-то. Не за ручку же вас водить. Вы человек, видимо, опытный, в возрасте, сами решайте, кому вы больше верите. Вся история. Алло. Здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло? Это Галина из Подмосковья.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, Галина.

СЛУШАТЕЛЬ: Уважаемый Алексей Алексеевич, во-первых, вас с праздниками. Спасибо вам за ваше радио.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо. Вас также.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу спросить вас. Бывают ли… Может быть, я пропускаю. Бывают ли у вас программы, посвященные инвалидам и многодетным семьям?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Отдельной программы, конечно, у нас не бывает. Что такое «бывает ли у нас программа, посвященная инвалидам или многодетным семьям»? Если вы имеете в виду, скажем, о проблемах инвалидов в нашей стране, такие программы у нас были и будут, но они не являются еженедельными. То же самое по многодетным семьям. Потому что… А бездетным семьям? У них другие проблемы. Таких программ, как вы знаете, у нас нет. У нас есть программы, которые отвечают на то, что происходит сегодня. И вот мы сейчас, наши журналисты занимаются вопросами в новом году, каким образом обеспечиваются лекарства, льготные, нельготные. Возможно, в январе мы будем делать программу, но когда мы наберем материал. Вот вся история. Алло. Здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Я бы хотел, Алексей Алексеевич…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А как вас зовут, сначала скажите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Игорь Иванович.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, пожалуйста, Игорь Иванович. Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло? Игорь Иванович…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Игорь Иванович – это вы к себе обращаетесь. Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Замечательно. Меня зовут Игорь Иванович. Я хотел вам задать следующий вопрос. У вас есть передача, которая называется «Утренний обход». Она анонсируется как рекламно-информационная передача.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Абсолютно верно, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Значит, в этой передаче рекламируются всякого рода биологически активные добавки с дистанционным способом продажи. При этом еще передача маскируется под живую передачу журналистов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ничего не понимаю. Что такое «маскируется»? Значит, если вы еще раз позволите себе это, я вас выключу, Игорь Иванович. Несмотря на то, что я очень уважаю Игоря Ивановича Сечина. Так вот, слово «маскируется». Ничего не маскируется, все в эфире. Наш журналист Татьяна Лябзина ведет эту передачу. Какая маскировка? Где вы увидели маскировку?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, я вам задам другой вопрос…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, вот другой. Значит, этот вопрос снимается с «маскировкой». Отлично. Задавайте другой вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Другой вопрос.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте, давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы, наверное, знаете или должны знать, что распространение биологически активных добавок с помощью дистанционных продаж не соответствует санитарным правилам.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Значит, я ничего не должен знать, кроме одного – является ли данная реклама нарушением закона. Нас проверяла Федеральная антимонопольная служба – ФАС – на предмет соответствия закону этих передач. Нарушений закона Федеральной антимонопольной службой не найдено. Дальше что? Я не специалист ни в БАДах, ни в дистанционных продажах, ни в законах. На это есть юристы и контролирующие органы.

СЛУШАТЕЛЬ: Я вам скажу, дальше что.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что значит дальше? Я вам ответил.

СЛУШАТЕЛЬ: Этим биологически активным добавкам в ваших передачах приписываются лекарственные свойства.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще раз повторяю, нас проверяла и по содержанию Федеральная антимонопольная служба. Никаких нарушений закона по поводу рекламирования тех или иных вещей. Дальше что?

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо, Алексей Алексеевич. А нравственность этих передач? Бог с ним, с законом. Как вы считаете, насколько это нравственно?

А. ВЕНЕДИКТОВ: «Бог с ним, с законом» - никогда в жизни. Только по закону. Вот я «бог с ним, с законом» отбиваю, Игорь Иванович, сразу. Не принимаю это, да. Вот мы…

СЛУШАТЕЛЬ: Закон гарантирует минимум нравственности.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это вопрос… Скажите мне, пожалуйста, а иглоукалывание – это что?

СЛУШАТЕЛЬ: Иглоукалывание – это некий способ лечения…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да? А очень много людей считают это шарлатанством на самом деле. Вот например. Как мы будем с этим разбираться? Только в соответствии с законом. Есть лицензирование, дает ли государство лицензирование или не дает государство лицензирования.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Однако вы не можете не согласиться со мной, что ваша передача…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Могу.

СЛУШАТЕЛЬ: А, можете не согласиться?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конечно. Почему я должен с вами соглашаться изначально?

СЛУШАТЕЛЬ: Ваша радиостанция, весьма уважаемая, и эта передача помогают распространителям, незаконным распространителям вот этих БАДов обманывать людей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще раз повторяю. В соответствии с решением Федеральной антимонопольной службы это законно. Почему вы решили, что это незаконно? А контролирующие органы решают, что законно.

СЛУШАТЕЛЬ: Я сейчас вам объясню, что незаконно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, секундочку, это в суде. Да? Это Федеральной антимонопольной службой… Извините, Игорь Иванович, вот этот разговор для меня бессмыслен, потому что я не определяю законность или незаконность. Да? Есть специальные органы. Я знаю массу людей, которые этим пользуются и это им помогает. Поэтому разговор абсолютно бессмысленный. Если бы «Эхо Москвы» каким-то образом нарушало закон, нам бы было вынесено предписание это устранить. Нам вынесут предписание, мы это устраним, если это нарушает закон. Бессмысленный разговор. Понимаете? Одни не верят в иглоукалывание, а другие верят в «живую» воду. А я не знаю, помогает иглоукалывание или нет. Это вообще не моя функция. Нас тут обвиняли, вот когда мы сделали передачу про иглоукалывание, знаете, сколько нам приходило. «Шарлатаны»… А вот, например, во время исторической передачи о князе Ягайло нам тут написали, что никакой Литвы не было, Фоменко и Носенко, и Носовский, уже все объяснили. «Зачем вы делаете передачу про это, чего не было?» Вы что хотите, чтобы я был судьей в этом вопросе? Нет, так не будет. Есть юридическая история, совершенно жесткая и четкая, Игорь Иванович. Далее точка. Федеральная антимонопольная служба. В данном случае я верю государственным органам. Алло. Здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Алексей Алексеевич?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это я. Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Кустов Магомед из Чечено-Ингушетии. Я сам инвалид первой группы по зрению.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, Магомед.

СЛУШАТЕЛЬ: Я прежде всего, Алексей Алексеевич, хотел бы вам выразить свою самую искреннюю благодарность за то, что… вот я имею в виду свой звонок от 29 октября, вот где, значит, я там пожелал проводить передачи об инвалидах. Вот. Значит, сказать вам огромное спасибо, что вот вы сразу откликнулись, что прямо буквально через день вышла передача.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, да, вспомнил. Так и было.

СЛУШАТЕЛЬ: И действительно то, что вот и с Михаилом Юрьевичем Барщевским вы обсудили вопрос о легализации проституции. И что был действительно настоящий, без всяких маскировок, как некоторые слушатели…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну пусть они так считают. Неважно. А я думаю, что они ошибаются. Надо просто быть более благожелательным. Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот. И поэтому, Алексей Алексеевич, вам еще раз огромное спасибо. Единственное у меня вот пожелание к вам будет. Женщина тоже вот звонила насчет инвалидов, вопрос поднимался. Да?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну ведь надо же конкретно…. Понимаете? Вот что значит «насчет инвалидов»? Надо что-то конкретное.

СЛУШАТЕЛЬ: А вот… Нет, конкретное…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот проблему назовите. Проблему.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот смотрите, конкретно я вам говорю. Значит, проблемы инвалидов по зрению. Так?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: И, значит, я хотел просто выразить такое небольшое пожелание, просьбу. Чтобы когда передача вышла, она вышла уже вот после 11 вечера, чтобы все-таки в дневное время, когда, по теории вероятности, больше людей…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю. Нет, по теории вероятности, нас слушают больше вечером. Но тем не менее конкретно проблему. Вот что конкретно беспокоит сейчас? А что надо обсуждать?

СЛУШАТЕЛЬ: Конкретно я вам могу сказать. Например, вот человек незрячий, когда переходит дорогу, водители, значит, не останавливаются, ездят по тротуарам. Почему вот… Вот, кстати, Пикуленко же, да вот, Александр?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Например, я ему задавал этот вопрос, и он, кстати, со мной даже согласился, что действительно надо вот конкретно, вы правильно говорите, вот штрафовать, например, как-то таких водителей…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понял. Хорошо. Я понял. Спасибо большое. Мы, конечно, время от времени, когда накапливаются проблемы, возвращались и будем к этому возвращаться. Но все-таки вот… Не вообще передача о том, как живут, а о проблемах. Надо поднимать проблемы общие для, скажем, всех инвалидов по зрению, для всех инвалидов. Это важно. На дорогах и дома. Все правильно. И я вот… я придумаю, как это сделать. Спасибо за звонок. Следующий звонок у нас. Алло. Здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Рада, впервые дозвонилась вам.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Раиса Семеновна, Москва. Я пожилой человек, инвалид второй группы. Но я постоянный ваш слушатель. Я вас всех люблю и уважаю. Мне все нравится, все у вас очень нравится. Сотрудники нравятся. Радуюсь, когда случайно увижу кого-то по телевизору на каком-то шоу. Но, простите меня, пожалуйста, у меня такая просьба. Мне так хочется приобрести ваш календарь. А я почти не выхожу из дома. Можно ли где-то его купить? Я так хочу вас всех видеть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас. Раиса Семеновна, не кладите трубочку. Сейчас мы чего-нибудь придумаем. Не кладите трубочку.

Так, а теперь мы посмотрим, что у нас здесь происходит на экране. У нас очень много sms. «2007 год – год Китая в России. Сделайте передачу, посвященную этому событию». Дорогой Александр, что значит передачу, посвященную этому событию? Ну вот, мы Раисе Семеновне… Сейчас связались с ней, и отправят календарь наш. И все. Сейчас записали ее выходные данные. Вот. Какому событию? Год Китая в России? Никакое не событие. Вот посвященных экономике Китая или олимпиаде в Китае – событие. А Год Китая в России – извините. Что это за событие такое? «Передачу, посвященную событию».

Так. Игра пока не предусматривается. Так. «Сделайте телефонное интервью с руководством Би-Би-Си в Лондоне», - Александр. Смешно. Вы думаете, мы в Лондон не позвонили? Нам в Лондоне сказали: у нас было небольшое интервью, читайте наши пресс-релизы. Вот такая история.

783-90-25 – это телефон для москвичей, 783-90-26 – не для москвичей. Это программа «Без посредников». У нас еще есть 10 минут для ответа на ваши вопросы по работе «Эха Москвы». Алло? Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, добрый день.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Андрей. Ваш постоянный слушатель. Такое пожелание. Вот, может быть, я подключился поздно. Вот тоже инвалид по зрению. Чего-то сегодня в основном много таких людей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ничего страшного.

СЛУШАТЕЛЬ: И такое пожелание. Скажите… Пейджер как раз очень удобен.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А я уже ответил по этому поводу.

СЛУШАТЕЛЬ: Я, к сожалению, вот…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я отвечу. Если человек подписывается, если человек оставляет свой телефон, который спрашивают… Вот сейчас я вижу, у меня идут на пейджер, человек подписывается. Вот Олег подписался… Я же вижу. Да? То тогда мы это будем принимать. Если же это идет, вот вал анонимок и… понятно, мы это принимать не будем. Вот вся история.

СЛУШАТЕЛЬ: Все понятно. Ну и тоже присоединяюсь, Алексей Алексеевич, к предыдущему звонящему. Тоже присоединяюсь… С инвалидами по зрению очень сложная ситуация в Москве. Очень сложная. То есть надо… Та организация, которая занимается прежде всего этим, должна заниматься прежде всего реабилитацией слепых как таковой.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я уже придумал, каким образом сделать передачу. Спасибо большое. Я представляю себе. Может быть, не сразу это, не на следующей неделе, потому что это потребует нахождения очень правильных специалистов, естественно, прежде всего социальных специалистов городских. Я предложу, может быть, даже Сереже Бунтману в программе «Город» это сделать, если он захочет эту тему взять – «Инвалиды в городе». И по зрению, и не по зрению.

Татьяна вот пишет. Вот смотрите, вот можно это на пейджер послать? Вот вы, те, кто сейчас слушал передачу. «Странные люди. Своей инвалидностью они буквально хвастаются. Хвастаться этим не надо». Вот что делать с такими Татьянами? Вот откуда такое жестокосердие? Вот она думает, что она никогда такой не будет. Она думает, что это все ее минет. Вот именно жестокосердие. Понимаете? Вот почему я должен все это читать на пейджере? Вот почему я должен, даже не вслух, а проглядывая пейджинговое сообщение, почему? Вот объясните мне, пожалуйста. Да? Я не понимаю этого. А вы обижаетесь, что я рекомендую ведущим это отключать. Да. Потому что, если бы Татьяна это послала по sms, она бы подумала, что она за это деньги заплатит. Понимаете? Вот за такое. Нет, она посылает это бесплатно. Поэтому я и говорю, что мне это не нравится. Вот я отдаю право ведущим пользоваться теми средствами связи, которые они считают правильными. Вот и все. Вот вам, пожалуйста, вот вам пример. Только что рассказал пример. Вот такого на sms вы никогда не получите. Не знаю, с чем это связано. Но вот ни на sms, ни по Интернету такого, вот той консистенции, о которой говорила наша предыдущая слушательница, вы никогда не получите, как вот от Татьяны. Понимаете? Алло. Здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: «Эхо Москвы»?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Нижний Новгород. Яков Исаевич.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, Яков Исаевич.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот передача «Особое мнение». Слишком много мнений у ведущих, особенно злоупотребляет этим Ольга Бычкова.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это же… Мы же не говорим, чье это особое мнение, Яков Исаевич. По-моему, очень важно, чтобы это был разговор и диалог между приглашенным гостем и журналистом. Такова роль журналиста в этой передаче. Это не интервью журналиста с журналистом. Это обмен мнениями. Это такое правило. Да, в этом смысле вы правы.

Так. Что еще у нас здесь? Так. Паша мне Гайденко пишет: «В основном спам на пейджер идет не от звонящих через операторов, а тех, кто пишет на пейджер через Интернет-службу». Нет, Паша Гайденко. У меня вот значок через Интернет-службу другой, нежели пейджер на экране. Я вас уверяю. Вот вы и те, кто пишет через Интернет-службы, вполне соблюдаете все правила обращения.

Так. Дальше что. «Родительское собрание…» «Выложите как-нибудь коллекцию перлов с пейджера». Василий, вот тогда точно «Эхо» закроют. Вот если я выложу коллекцию перлов с пейджера, даже с сегодняшнего, точно закроют просто за нецензурщину, за разжигание, за анонимность. Нет уж, пусть они там варятся в своей консистенции. Давайте еще звоночек. Алло. Здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Григорий.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, Григорий.

СЛУШАТЕЛЬ: У меня, во-первых, два вопроса, если можно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте. Только у нас 5 минут до конца.

СЛУШАТЕЛЬ: Короткие вопросы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Первый. Вот если бывают ошибки в новостях, там случайные или нет, потом, например, исправляются, но не говорят «извините, в предыдущем была ошибка». И второй вопрос…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это неправильно. Надо извиняться. Здесь я с вами согласен, Григорий.

СЛУШАТЕЛЬ: И второй вопрос. Вот было интервью с Алиевым. Я согласен, что оно хорошее. Правда, вот многие звонили, хвалили, но не объясняли, чем оно хорошее. Я считаю, что просто достаточно много интересного сказал сам Алиев…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: Большой заслуги у интервьюеров не было, хотя я вам благодарен за это интервью. Не считаете ли вы…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ошибаетесь. Знаете, почему?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я вопрос задаю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, секундочку. Так я не пропущу. Значит, Алиев в течение этого года дал 7 интервью средствам массовой информации. Семь. Когда я готовился к интервью, я все их прочитал, шесть до меня.

СЛУШАТЕЛЬ: То есть они были более слабыми.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дело не в этом. Дело в том, что только наше интервью, оно было распечатано всеми азербайджанскими газетами, а российские средства массовой информации, российские агентства дали 23 ссылки на это. То есть вы меня, конечно, извините, я защищать буду. Мы все-таки готовились.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Спасибо большое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так что я не согласен. Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос следующий. Не считаете ли вы, Алексей Алексеевич, что после интервью Алиева вы просто обязаны обратиться к армянским властям, президенту или кому-то? Спасибо большое.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Обратились! Григорий, дорогой, обратились, уже обратились. Естественно. К армянским властям обратились. И неоднократно мы просили интервью и до Алиева у господина Кочаряна. И мы готовы выехать были в любой момент и продолжаем быть готовыми вылететь в Ереван, принять его здесь, нам, собственно, все равно. Ни ответа, ни привета. Почему? Не наш вопрос. И еще раз вот через эфир обращаюсь. И даже нам пытался содействовать Ара Абрамян, который является, как вы знаете, главой армянской диаспоры в России. Не дает господин Кочарян интервью российским средствам массовой информации. Почему не дает? Не знаю. Не мой вопрос. Но по Алиеву вы меня обидели. Неправильно. Есть показатели: вот самое ссылаемой интервью, Алиев все тот же, интервью, которое цитировали в зарубежных средствах массовой информации, интервью, которое цитировалось в российских средствах массовой информации, а предыдущие нет. Неправильно, Григорий. Обидеть художника может каждый. Нехорошо. Обидно. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Это из Оренбурга. Меня зовут Виктор Григорьевич.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, Виктор Григорьевич.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот вы сейчас об инвалидах первой группы. Я сам инвалид первой группы по зрению. Не просто, а который 50 лет отработал успешно, ветеран труда и так далее. Но действительно проблема назрела сейчас, о нас надо говорить. Я тотально слепой, сейчас на тротуарах не пройдешь, везде стоят машины, ездят даже машины, разбиваемся о них. Думаешь, ну тротуары для нас, вроде наше уже, все. Нет, идешь – бух, о бампер ноги перебиваешь, валяешься. Ужасно все.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Понимаю. Сделаем, я уже сказал. Видите, сколько людей с неполным зрением, с неполным здоровьем нас слушают. И, конечно, в этом смысле вот сегодняшняя передача еще раз убедила меня, что, несмотря на мнение таких, как Татьяна, этому надо уделять особое повышенное внимание. Алло. Здравствуйте. Алло? Так, здесь все. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Эдуард. Петербург.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, Эдуард, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Я бы хотел вопрос по поводу редакционной политики в каком плане…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: У вас очень сильный кризис «Особого мнения». Он выражается в том, что у вас только два человека не выражают точку зрения либеральных кругов. И вот…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это кто у нас не выражает точку зрения?..

СЛУШАТЕЛЬ: У нас не выражают точку зрения либеральных кругов господин Проханов и господин Леонтьев.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы хотите сказать, что господин Кучер выражает мнение либеральных кругов? В этом… Ну, началось…

СЛУШАТЕЛЬ: Дайте закончить, пожалуйста.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Понимаете…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, понимаете, только им двоим постоянно затыкается рот.

А. ВЕНЕДИКТОВ: О, нет. Все. Вы извините, даже слушать не буду. Глупости это на самом деле. Вот это просто глупости. У меня даже… У нас либеральные круги, оказывается, Доренко уже выражает. Вот уж либерал из либералов, который напалмом призывал Чечню покрыть. Вот уж либерал из либералов! У нас Кучер, оказывается, стал либералом. Когда? Чего-то я не успел заметить, когда у нас господин Кучер стал либералом. Пропустил, наверное, видимо. Глупости все это. Это вкусовщина. Да? Мне она не интересна. Один говорит, что этот хорош, другой хорош. У нас нет кризиса «Особого мнения». Это высокорейтинговая передача, одна из самых популярных на «Эхо Москвы». Засим я с вами прощаюсь. Целую, Вася. И передаю всем привет. Знакомым. О, это я, я передаю привет. Вот вернулась Пашина, которую вы так хотели. Хотели – получите.