Купить мерч «Эха»:

Без посредников - 2006-10-22

22.10.2006

А. ВЕНЕДИКТОВ – 15 часов и 13 минут в Москве. Еще раз добрый день. У микрофона Алексей Венедиктов. Это программа «Без посредников». Напомню, что телефон, который будет работать, по которому я буду отвечать на ваши вопросы – это 363-36-59. Это конечно московский номер телефона. 363-36-59. Пять линий, которые дают нам возможность. Может быть, прямо так тупо и начать, предположим. Итак, поехали, наверное. Пока мы начнем с вопросов, которые у нас пришли по Интернету. Итак. Ада из Петербурга, педагог, спрашивает: «Пожалуйста, выскажете свое мнение по ситуации с положением нелегальных эмигрантов в России. Ваше видение разрешения напряжения в обществе. Спасибо», - и т.д. Ну, смотрите. Первое, что надо сделать – надо признать, что нелегальная эмиграция существует, что она массовая, что миллионы людей находятся как нелегальные (мы говорим сейчас о нелегальных эмигрантах) в России. Надо признать, что это проблема для всех индустриальных стран, для всех стран Европы, для Соединенных Штатов Америки. Надо признать, нужны ли нам рабочие руки, в каком объеме и т.д. Дальше надо признать, откуда и каким образом они попадают на территорию Российской Федерации, через какие границы, через какие коррупционные истории. Все это надо признать. И, наконец, мы видим последнее, что надо признать – это надо признать, что нужно принять массу мер законодательного и силового характера, чтобы упорядочить эту проблему. Вы знаете, что сейчас в Америке промежуточные выборы. Я вам сразу могу сказать, что основной темой этих выборов является как раз отношение к нелегальной миграции. Сейчас будет избираться треть сената и палата представителей, и треть губернаторов, и дискуссии идут, что делать с нелегальными эмигрантами. Иными словами, рецепта нет. Просто нет рецепта. Первая позиция, которая мне кажется, чрезвычайно важной, она следующая: что делать с теми, кто уже находится внутри страны; легализовать, не легализовать; на каких условиях легализовать, дать время на легализацию; кому дать время на легализацию, для чего это нужно. Это первое. Второе. Перекрыть пути, по которым нелегальные эмигранты попадают в Россию; каким образом делать их легальными и перекрывать для тех, кто связан с криминальным бизнесом. То есть это некий огромный пакет, на который еще ни одна страна не нашла ответа. Вот сегодня сообщения с пометками «срочно»: «Еще 400 нелегальных эмигрантов выселились в Италии. Их там сейчас остановили» - и т.д. То есть проблема существует. Никакими депортациями ее не решишь. По разным оценкам в России до 4-х миллионов нелегальных эмигрантов. Ну, депортируйте их. Да? Попробуйте. Сколько это стоит депортация одного? Это же наши с вами деньги. Что вы предпочитаете: повышение зарплаты или нет, ну, и т.д. То есть на самом деле должен быть сформулирован пакет целый предложений прежде всего законодательного характера. Ну и самое главное – это должно быть политическое решение. Если страна нуждается в рабочих руках, это одно, если страна не нуждается в рабочих руках, страна закрытая, то это другое. В любом случае власть должна для себя это дело определить. И никакими кампаниями с этим не справишься. Вот сейчас вы знаете, что наши корреспонденты едут на поезде от Калининграда до Владивостока. И тот корреспондент, который поедет на Дальний Восток, он уже изучает пакет документов, что там с эмиграцией, легальной, нелегальной. Поэтому мне кажется, что это длинная сильная политическая задача, на которую нет однозначного ответа. И важно об этом говорить, важно об этом дискутировать, важно, чтобы политики, которые принимают решения, публично перед нами об этом говорили. Надо понимать, что люди, которые используют труд нелегальных эмигрантов, работодатели тоже это понимали. И т.д. Длинная история, от которой мы не избавимся. Это мы с вами будем долго изучать. Поэтому мне кажется, что должна быть создана межведомственная группа представителей всех силовых политических сил и естественно общественных сил для того, чтобы заниматься этой проблемой.

РЕКЛАМА

А. ВЕНЕДИКТОВ – 15 часов 19 минут. Дальше следующее. Вячеслав Степашкин, переводчик: «Товарищ глав. ред., вы забыли про мой вопрос про значки. Наряду с нашивкой «я – грузин», обязательно должны появиться значки «я – осетин» и «я – абхазец». Ну и носите на здоровье. Кому это мешает? Вячеслав, меня только удивляет, почему вы это до сих пор не сделали. Носите. Или вы у меня спрашиваете разрешения? Я переводчикам разрешений не даю. И не могу запретить вам это делать. Айрат Нигматулин, преподаватель из Казани: «Ваши рабочие контакты с РЖД и интервью с господином Якуниным наводят на мысль о том, что вы заранее стараетесь наладить отношения с будущим хозяином земли Русской». Мне не нужно налаживать отношения с господином Якуниным, чтобы у вас не было никаких сомнений, уважаемый Айрат, у меня есть отношения с господином Якуниным. И я хотел бы вам сразу сказать, что действительно это человек, который руководит РЖД и обладает огромным влиянием в политических кругах, мне интересен, как любой другой. Так же, как тут меня тут поздравляет Геннадий, говорит: «Соловьев заполучил Медведева в свою воскресную программу, вам есть к чему стремиться». В смысле, к Соловьеву или к Медведеву? Безусловно, было бы интересно взять интервью у Медведева. Я не сомневаюсь, что в свое время я это сделаю, особенно ближе к выборам. Поэтому как-то и Медведев, и Сергей Борисович Иванов – все видные деятели Российской Федерации – мне кажется, должны приходить даже не ко мне, а к вам – к вам, слушателям – отвечать на ваши вопросы. Поэтому мне это как-то все равно. Лев из Москвы, рекламщик, спрашивает: «Уважаемый Алексей Алексеевич, религиозный вы человек?» Нет. В вашем понимании нерелигиозный. Геннадий из Соединенных Штатов: «Вы изменили картинку сайта, очень плохо: шрифт мелкий». Там есть возможность увеличить шрифт, уважаемый Геннадий. Так что вы посмотрите и увеличьте шрифт. Виктория из Ростова-на-Дону, экономист: «Как вы думаете, простое совпадение, что Путин общается с народом в дату ареста Михаила Ходорковского?» Я думаю, что простое совпадение. И вообще не стал бы связывать. И гораздо интереснее: «А» – какие будут вопросы, и «Б» - как он будет на них отвечать. Мне это кажется интересным. Щелково, Галина, художник: «Как вы относитесь к отъезду Илларионова в США на работу?» Во-первых, это его личное дело. А во-вторых, я отношусь к этому негативно. Я думаю, что в России ему достаточно работы. И я Андрею Николаевичу это сказал, и сказал, что его отъезд может произвести такое впечатление, не очень правильное. Но это его выбор. И к сожалению(я подчеркиваю, к сожалению), мы должны это признать, что человек, который долгое время являлся помощником президента, он отъезжает. Видимо, президент считал его компетентным, и хотелось бы конечно, чтобы компетентным он высказывал свои компетентные мнения и в России прежде всего. Но не получилось.

РЕКЛАМА

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я все-таки возвращаюсь на старые телефоны. Там у нас что-то зависло в цифровой линии. Все ненадежно. 783-90-25 – это наши телефоны для москвичей, 783-90-26 – не для жителей Москвы. Я возвращаюсь на старые телефоны. Если у вас есть вопросы, можете звонить. Я пока ухожу на пейджер, пока вы набираете номер. Повторяю телефоны старые: 783-90-25 и 783-90-26. Ольга пишет: «Вы обещали передачу о проблемах школы: «Учителя преклонного возраста». Состоится ли она?» Я передал Ксении Лариной эту историю. И она будет решать. Я ничего не обещаю. Потому что у меня такой передачи нет про это. Но я передаю ваши пожелания ведущим, безусловно. «Как продвигается создание клуба «Эха»? сколько уже членов?» Мы высылаем пароли сейчас 566-ти людям, Алекс. «Осенью…» Эфирное время «Особого мнения» не нравится. Время переносить не буду. Валерий Иванович пишет: «Очень неудачная рубрика «Народ против Барщевского». - А я считаю это очень удачно. - Было бы удачно «Проханов против «Эха Москвы». А я считаю, это неудачно, Валерий Иванович. Вот так и разошлись. Дальше «Эфирная сетка… изменения… Спасибо за исторические передачи. Что за чехарда с телефоном?» Ничего страшного, я назвал, звоните по этим. «Рекламу...» Про рекламу я уже отвечал. «Алексей Алексеевич, вы никогда не приглашаете Виктора Милитарева, потому что он еврей. Это антисемитизм». Саша, я даже не знаю, кто это, а раз я не знаю, кто это, то он не заслуживает вашего внимания. Надо подрасти этому неизвестному мне человеку для того, чтобы быть приглашенным на радио «Эхо Москвы». «Как будет выложен звуковой архив?» Мы над этим работаем. Что дальше? «Кто стал у вас…» Господи, боже мой! «Страшновато вступать в клуб». Ну, страшновато – не вступайте. Хотя 21 год. Наташа. Вы присылайте анкету, Наташа, заполняете. Страшновато – так страшновато. «Перед легализацией эмигрантов надо предложить им хотя бы послужить в армии», – говорит Ольга. Особенно женщинам и детям, правда, Ольга. «Нелегальная эмиграция дорого обходится экономике». Это правда, это во всех, Николай, странах это так. С одной стороны – дорого, с другой стороны – дешево. Списки клуба будут вывешены после 1-го числа, я же уже говорил. Что еще? Радиоверсия «Гадкие лебеди» - пока все застыло. «От вашего радио, - пишет Леонид Григорьевич, - слышишь один негатив, одно раздражение. Почти все ведущие неуравновешенны, просто психи. Вы главный редактор, в чем дело? Объясните?» Мы стараемся соответствовать вам, Леонид Григорьевич. Стараемся под вас лично, Леонид Григорьевич. Дальше. «Получается, что Путин…» Это я не слышал. «Код доступа» у ней в руках» - Почему «у ней», а не «у нее»?» - Алексей. Потому что это реклама. «Позвоните мне на номер…» Нормально. «Рискованный вопрос. Как вы относитесь к предложению Европы лишить Путина Ордена почетного легиона?» - Марина. Во-первых, это предложение не Европы, а «Репортеров без границ». Во-вторых, члены ордена не комментируют предложения по ордену. А я член ордена. Так что это вопрос некорректный. Дальше. «Будете ли вы задавать вопрос президенту?» Через «Комсомольскую правду» я его уже задал. «Вместо значков «я – грузин» предлагаю значки «я – Штокман», - Саша. Смешно. Носите, кто мешает. «Очень интересно узнать ваше личное мнение. Вопрос: является ли Бандера предателем?» Предателем чего? Предателем какой страны? Бандера родился в Австро-Венгрии, был гражданином Польши. Предателем какой страны? Австро-Венгрии, Польши? Наверное, он предатель Польши, я так думаю, если там участвовал в покушении внутренних дел Польши. Наверное, так. Подкастинг готовится. «Почему работает Ганапольский в эфире?» - спрашивает Тамара. Потому что я его пригласил в эфир, Тамара. Знаете, главный редактор пригласил в эфир, потому и работает. «Почему в вашем эфире никогда не было Анны Политковской?» – Таня. Анна Политковская последний раз, Таня, была у нас 20-го сентября – за две недели до своей гибели трагической. Так что вы просто не правы и не в курсе. Давайте по Интернету доберем до новостей, а дальше уже только телефон. Александр из Москвы: «Расскажите, пожалуйста, как идет подготовка к «Русскому маршу». Собирается ли ваша радиостанция принять в нем участие с целью объективного освещения происходящего?» Когда мы освещаем, уважаемый Александр, полет корабля на Марс, то мы не участвуем в этой экспедиции, мы это объективно освещаем. Поэтому мы вообще не участвуем в политических событиях, мы их освещаем. Это правило. Во-вторых, как идет подготовка к русскому маршу. Насколько ля знаю, на сегодняшний день мэрия Москвы не дала разрешение. И это шествие на сегодняшний день не разрешено в Москве. Вот так идет подготовка. Будут новости, будем вам сообщать вполне объективно. «На сайте «Эхо Москвы», - пишет Георгий из Санкт-Петербурга, - в разделе «Сотрудники» отсутствуют электронные адреса сотрудников. Собираетесь ли вы исправить этот недостаток?» Я не собираюсь исправить этот недостаток, уважаемый Георгий, потому что сотрудники имеют право сами публиковать свои электронные адреса или не публиковать их. Это их право. Это не их служебные адреса, я не могу навязывать им такую частную переписку. Вот из города Лахти из Финляндии Елена пишет: «Где Сванидзе и Болтянская со своими передачами?» Значит, Коля Сванидзе, насколько я понимаю, уехал снимать кино в Венгрию к 50-летию венгерских событий. Поэтому его нет. Он вернется. А Болтянская в отпуске на месяц. Поэтому вот ее замечаем по мере слабых сил и возможностей. Владимир Горячев, студент из Москвы: «Некоторое время назад, отвечая на вопрос слушателя о возможности создания на вашем радио передачи о фантастике, вы обещали подумать. Продвигается ли идея такой передачи?» Она, к сожалению, не продвигается. К сожалению, она неплохо придумана или то, что придумывается, пока это плохо. Поэтому извините, Владимир, когда придумаем, тогда и сделаем. Я сам, как вы знаете, Большой читатель и почитатель. Но даже меня на это хватает. Борис Обухов пишет из Королева: «Вы стали проводить 660 и т.д., дозвониться невозможно» Мы занимаемся этим, Борис. Это все. Как вы видите, мы экспериментируем с новыми телефонами. Во-первых, для того, чтобы люди не могли злоупотреблять и оседлать номер и висеть на нем. С одной стороны. С другой стороны, чтобы не было повторов. С третьей стороны, мы хотим расширить за счет межгорода. Поэтому может быть сейчас временные неудобства, но эти неудобства действительно временные и мы надеемся, что с телефонами у нас все будет в порядке. Мне так кажется. «Очень много стало голосований в «Разворотах». Количество голосующих невелико». Людмила, количество голосований в разворотах будет определяться ведущими разворота, а количество голосов – теми, кто голосует. Мне совершенно все равно, сколько голосует. Можете мне поверить. «Зажали. Выиграл книгу о ТЭФФИ. Что за бардак на «Эхе»?» Не бардак, Николай а бордель. Надо русский язык знать лучше. Леонид (НЕ РАЗБОРЧИВО): «Почему не пригласите главного редактора?» Можем и пригласить. «Почему у вас не бывает журналиста-эксперта? Что вы думаете об этом журнале?» Хороший профессиональный журнал, а Александр Привалов работает на другой конкурирующей радиостанции, как вы знаете. И это его право выбора. Но я надеюсь, что Валерий Фадеев к нам будет приходить чаще, скажем так. Поехали!

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ну вот, и давайте остальное время «Без посредников» (25 минут) проведем в приятном телефонном общении. Я напомню наши телефоны 783-90-25 – это для жителей Москвы. 783-90-26 – это не для жителей Москвы. Уважаемые самарцы, поосторожнее, пожалуйста, у нас идут выборы, а поскольку мы вещаем в Самаре, давайте не будем нарушать законодательство. Алло. Здравствуйте. Вы в прямом эфире. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день, Алексей Алексеевич. Огромное спасибо за беседу с Владимиром Якуниным.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬ – Александр. Москва. У меня возникло по этому поводу такое соображение. У нас чуть что, мы сразу президент. На железной дороге не так провезли – здесь президент, президент. А на самом же деле политику делает команда президента, люди, которых мы называем «серыми кардиналами». У метя такое предложение, может, какой-то цикл передач чтобы мы больше знали об этих людях.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Разрешите доложить, да?

СЛУШАТЕЛЬ – Можно секундочку еще?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Не только о публичных политиках, а…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я понял, разрешите доложить.

СЛУШАТЕЛЬ – …их мировоззрение…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я понимаю. Разрешите доложить. Спасибо Александр. С 8-го декабря у нас будет выходить новая программа Евгения Киселева, называется «Власть с Евгением Киселевым». И центром этой программы будет кремлевский двор. Двор – в широком смысле этого слова. Не дворик, а двор. Где подробнейшим образом команда Евгения Киселева будет готовить портреты людей, которые находятся вокруг Владимира Путина, которые могут быть наследниками Владимира Путина или теми кукловодами, которые движут эту историю. Мы надеемся, что это получится. Но мы понимаем, что в предвыборном цикле программы очень важно, нашим слушателям во всяком случае, представлять себе действительно, какие взгляды у тех или иных людей, которые находятся на вершине власти в России. Это правда. Поэтому мы опережаем Александр, вашу просьбу. И сейчас ровно занимаемся тем, что разрабатываем с Женей технологию, историю. Вы знаете, что у нас появилась программа «48 минут», которую мы ведем с обозревателем журнала «Коммерсант. Власть» Наргиз Асадовой. Она очень хорошие рейтинги имеет, она, может быть, еще в чем-то нами недоделана, но принцип такой: вот личность и вот событие – разное отношение к этой личности, взгляды личные политические. Нам показалось это удачным. И когда мы с Киселевым об этом говорили, он тоже отметил достаточную удачность нашей программы. Мы начали думать о том, что программы о политике нужно персонизировать. Все-таки персона стоит за теми или иными решениями со своими вкусами, со своими представлениями, со своими интересом, со своим воспитанием, со своими взглядами: и политическими, т личными. Интересно. Попробуем. Напомню, 8-го декабря по пятницам (начиная с 8-го декабря) с 20 до 21 часа «Власть с Евгением Киселевым».

Наши телефоны 783-90-25 и 783-90-26. Другая линия. Алло. Здравствуйте. Да, у нас межгород, видите, тут. Ну а мы все равно его попробуем. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Александр. Томск. Я, к сожалению, не слышал передачу с Якуниным. И хотел бы, чтобы вы побольше рассказали о цели поездки сотрудников по регионам. И если это не только те города, в которых «Эхо» вещает, хотя бы просто посоветовать, чтобы те, кто отправляются по Сибири, заехали в город Новокузнецкий Кемеровской области, потому что мне кажется, один из гигантов промышленности металлургической стоит, чтобы заехать и в связи с экологической обстановкой тоже.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сейчас попробую рассказать. Значит, проект родился у меня в кабинете на коленке вместе с главным редактором «Гудка», моим другом Володей Змеющенко. Мы думали, а что бы такое нам вместе с делать. И я сказал, газета принадлежит «Железным дорогам». Давай воспользуемся РЖД как инструментом и отправим наших корреспондентов от Калининграда до Владивостока. Во-первых, это приключение для ребят, никогда больше они вот так не проедут. Во-вторых, это знакомство с немосковской жизнью для московских ребят и девчат. И, в-третьих, они потом приедут и расскажут, какие проблемы больше всего, сравнят проблемы, волнующие жителей тех или иных городов. Конечно время очень небольшое – световой день стоит поезд в том или ином крупном городе. Вы слышите репортажи в наших 18-часовых программах. Но не это главное. Главное будет потом, когда в программе «Своими глазами» наши корреспонденты, которые проедут часть маршрута здесь, часть маршрута здесь, часть маршрута здесь, будут приходить, рассказывать, отвечать на вопросы. И более того, мы будем включать там, где есть «Эхо», наших местных коллег, местные редакции в те программы. То есть это проект – этот такая часть совместно с «Гудком», с РЖД, с «Профилем». Она такая предварительная. А на самом деле дальше… кстати, разговор идет. Готовится, например, Женя Тен, которая поедет на Дальний Восток. По-моему, в Красноярск она едет до Владивостока – это ее часть. Она готовится поехать, поговорить в этих городах, какая ситуация как раз с миграцией китайской. По Сибири – своя история (я имею в виду по Западной Сибири). Там у нас, по-моему, Марина Максимова. Сейчас у нас в Поволжье Таня Фельгенгауэр. То есть, иными словами, это некая картинка. Никаких особых целей, таких странных, мы не собираемся достигать. Мне кажется, что это важно и интересно, потому что представлять Россию, которая вот там далеко, надо на нее посмотреть свежими глазами, глазами наших корреспондентов-москвичей. Потому что все, кто сидит в Москве, о Москве говорит особо, все, кто сидит в Новосибирске, о Новосибирске говорит особо. А вот приезжий человек журналист профессиональный, он что-нибудь да подметит. И мне кажется, что те репортажи, которые до сих пор делала Таня Фельгенгауэр, они достаточно интересны. Мне было интересно слушать. Поэтому особых, Александр, таких идей нет. Нет встретиться с губернаторами – нет таких идей. Есть задание – потолкаться на рынках. Есть задание – потолкаться, если это возможно, в университетах. Есть задание проехать на общественном транспорте. Есть несколько таких заданий, они специфические для разных городов. Но в принципе, это награда журналистам, которые получили такое право. Там была драчка за право на этом маршруте. У меня три девушки: Таня Фельгенгауэр, Марина Максимова и Женя Тен. Это заслужить надо было такую поездку. Я считаю, что это очень обогащает московских корреспондентов, такие поездки. Мне так кажется, поэтому вот такая цель, то есть много целей. 783-90-25 – это московский телефон, 783-90-26 – это телефон для не жителей Москвы. Алло. Здравствуйте. Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Михаил меня зовут. Алексей Алексеевич, убийство кандидата, главы администрации в Приморском крае, Фотьянова, как вы считаете, что это: криминальные разборки, политическое убийство, как сказал Грызлов, или это такие вот новые технологии вводятся теперь?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Знаете, если честно, не знаю. Спасибо большое, Михаил. Но я посмотрел за это время очень много на блогах (то есть в Живых Журналах) людей, которые там рядом и пишут об этом. Смотрите, все три кандидата: первый, второй, третий номер – практически принадлежат к партии власти. То есть политическая разборка, убили первого – так второй из той же партии, третий – из той же партии. Значит это не вопрос политических взглядов. Это вопрос, видимо, контроля над городом. И контроля над городом кого? Кто поддерживал Фотьянова, кто поддерживал других кандидатов. А вот сейчас меня насторожило заявление губернатора Дарькина, что надо назначить соперника, который проиграл Фотьянову, который вообще, по-моему, пришел на третье место, если я не ошибаюсь (Теребилова), на исполняющего обязанности мэра. Это такая история непростая. Поэтому я думаю, что город на Дальнем Востоке, бизнес. Политики там, в смысле политических взглядов, нет, потому что, повторяю, что все кандидаты, которые занимали первые три позиции, принадлежали к партии власти. Другое дело, что там есть разные фракции, и видимо, представляют разные экономические интересы разных слоев общества, но вот такой чистой политики, что враги загубили, я не вижу. Я не знаю, я не вижу. Мне очень понравилось то заявление первого заместителя генерального прокурора господина Александра Буксмана, во всяком случае, как оно излагалось агентствами, что мы теперь знаем мотивы, по которым убили Политковскую, теперь надо найди заказчиков и исполнителей. То есть мотивы есть, а заказчиков и исполнителей нет. Такая история смешная, если бы не было так грустно на самом деле.

783-90-525 – это телефон для москвичей и 783-90-26 – это телефон для людей, живущих не в Москве. Теперь слушаем не Москву. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Михаил. Я из Питера. У меня комментарий интервью с Якуниным. Я из Интернета на пейджер уже отсылал, но сейчас повторю, что очень жалко, что не было задано крайне важных для пассажиров вопросов острых. То есть, например, как повальная фирменизация поездов с увеличением цены проезда в полтора раза.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Скажите, как я могу задавать вопросы, когда тарифы устанавливает правительство? Причем здесь Якунин? Михаил, извините, пожалуйста, я понимаю, что каждый слушатель лучше всех берет интервью. Какая ситуация – я знаю, поскольку очень много моих корреспондентов ездят, я знаю тарифную политику, и вы ее тоже знаете. Если бы он был в прямом эфире, вы могли бы дозвониться, как сейчас, и задавать эти вопросы. Обсуждать в «Без посредников» вопросы тарифной политики и позиции правительства я не буду. Вы меня извините. У вас какие-то свои собственные соображения внутри. Ну и ради бога. Наша задача самая главная – понять, каким образом тарифы соотносятся с затратами; обманывают меня как налогоплательщика и потребителя или не обманывают; доходно ли РЖД или недоходно; как растет это. Мне кажется, для страны это важно. Алло. Здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Москва. Леонид Иванович. Вчера утром начали обсуждать вопрос, что ответил по вопросу Грузии президент. И я считаю, что сказали: «Вот! Смотрите! Что он заявил! Ой! Ой!» Ничего он не заявлял! И когда обсуждали, два человека выступили, и я в том числе и считаю, ничего нового он не сказал. Зачем из ничего подымать такой шум? Причем…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Скажите, Леонид Иванович. Леонид Иванович! Выключу! Все. Вас не слышно, Леонид Иванович. Леонид Иванович, скажите, пожалуйста… Леонид Иванович, скажите, пожалуйста. Леонид Иванович скажите, пожалуйста…

СЛУШАТЕЛЬ – Почему так делают?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Потому что президент заявил новое. Потому что президент заявил, что Южная Осетия и Абхазия должны искать общую тональность в разговорах с Грузией и должны строить общее государство с Грузией. Вот что сказал президент дословно.

СЛУШАТЕЛЬ – А и раньше было примерно так сказано!

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ну так и хорошо.

СЛУШАТЕЛЬ – Я понимаю. Ну, зачем же это разводить, что все изменилось? Ничего не изменилось.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ну, хорошо. Так радоваться надо: ничего не изменилось. На самом деле конечно изменилось, потому что президент дал сигнал тем политикам, которые выступали за то, чтобы принимать Абхазию и Осетию в состав России, президент показал, мы не будем ссориться с мировым сообществом из-за Осетии и Абхазии. Не будем – сказал президент этим заявлением. Если для вас это очевидно, чего же вы возмущаетесь, Леонид Иванович? Все отлично, все нормально. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Алексей Алексеевич?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, это я. Как вас зовут.

СЛУШАТЕЛЬ – Дмитрий из Петербурга.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Петербург активизировался. Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ – Хотел задать такой вопрос по поводу регионального вещания. Как-то отслушиваются ли программы регионального вещания, потому что очень, к сожалению, расстраивает низкий уровень в Петербурге вещания?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я могу сказать вот что. Тут вопрос довольно сложный. Он состоит из двух вещей. Первое. Регионы имеют право создавать свои программы. Первая позиция. Вторая позиция. Мы как общаемся с регионами? У нас есть регионы, которые вещают по нашей лицензии, есть регионы, которые вещают по своей лицензии. У нас партнерские отношения. Мы не отслеживаем, и не можем это делать, мы можем советовать и говорить. О чем мы говорили, кстати, на региональной конференции о качестве программ, о стилистике программ. Но понимаете, даже внутри Москвы я на пейджер получаю, какая скучная программа такая-то, такая-то. Я гляжу, все больше и больше людей ее слушают. Слушайте, могут слушать плохую программу, но скучную слушать не будут. Значит это все вкусовщина. И то, что вы сказали, Дмитрий, и то, что я скажу, вкусовщина. Какие программы мне нравятся, какие программы мне не нравятся. Мы говорим об одном, что регионы не должны перекрывать половину программы. Вот об этом мы договорились. Они могут делать свои программы. Делайте свои программы, пожалуйста, но перекрывать половину «Разворота», или половину интервью, или половину «Без посредников» регионы не могут. Вот наши взаимоотношения с регионами и не более чем. Но регионы сейчас, например, сами запросили, чтобы наши ведущие журналисты поездили, провели мастер-классы, мы будем идти навстречу, присылать своих ведущих. Но я еще раз представляю, мне представляется, что вкусовщина. Вот Леонид Иванович – зачем там это скучно… Почему скучно? Если было скучно, зачем же было так кричать? Понимаете. Но это опять вкусовщина. Я могу поставить любую программу на голосование сейчас, сказать, скажите, хотели бы вы, чтобы мы сняли эту программу. Я вас уверяю, что найдутся и сторонники, и противники, и защитники, и нападающие – и все равно это ничего не показывает, поэтому редакции на мой взгляд, должны быть заинтересованы в качестве программ, как мы заинтересованы в качестве программ, потому что качество программ – это рейтинг, качество программ – это реклама, качество программ – это самоокупаемость, качество программ – это престиж, это репутация. И естественно, нет такой редакции, которая не хотела бы репутации, рейтинга и рекламы. Поэтому мне кажется, Дмитрий, что лучше звонить напрямую в данном случае в местное вещание, предлагать, объяснять, что конкретно вам по качеству не нравится. Пишите. Я, например, письма, которые я получаю по «Эху Москвы», я их внимательно изучаю. Такие инвективы, типа, зачем это нужно, – это я конечно в мусорное ведро сразу. Ну что объяснять, зачем это нужно? Раз стоит, значит нужно. Раз солнце входит, значит это кому-то надо. Раз звезды зажигают – ну, понятно. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. «Эхо Москвы»?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да. Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Галина. Москва. Выключила радио. У меня такой вопрос. Занимаются ли ваши корреспонденты или может быть те, кто связан с вами, случаи когда у грузин были такие… ну промелькали сообщения в эфире, что у них изымают документы, уничтожают…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете это от нашего радио.

СЛУШАТЕЛЬ – Какое-нибудь расследование по этому поводу ведется?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет. Расследование, Галина, не ведется, потому что радио не проводит расследования. Я уже объяснял свою позицию. Расследование может вестись, когда мы можем расследовать, показывать документы. По радио это невозможно. Мы об этом сообщаем в эфире. И об этом сообщают в эфире наши слушатели, которые звонят, о конкретных случаях. Вот замечательный случай, по-моему, Виталий Дымарский рассказал. И я могу рассказать, что в городе Дубна, если кто-то не слышал, был такой замечательный случай. Там живет студент. Он уже не студент, он уже довольно взрослый человек, но учится. У него жена – этническая грузинка. Но поскольку она приехала в Дубну уже женой этого человека, имя у нее Нина. Она в Дубне, условно, Нина Константиновна Воробьева. Условно. И вот этому человеку звонит участковый и говорит, как у вас там с женой все в порядке, документы в порядке. Он говорит, послушайте, а с чего вы решали, что она грузинка, национальности в паспорте нет, российское гражданство: Нина Константиновна Воробьева. На что участковый сказал, милый, соседи позвонили. Вот так.

783-90-25 – это телефон прямого эфира, 783-90-26 – это тоже телефон прямого эфира, но для людей из другого города, не из Москвы, который мы, оный телефон, и вызываем. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день, Алексей. Это Константин из Щелково.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Здравствуйте, Константин. Да.

СЛУШАТЕЛЬ – У меня два вопроса. Первое. Это нелегальных эмигрантов надо высылать за их счет, то есть пусть они зарабатывают себе выезд на принудработах. И второе.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ни у одной страны это не получилось. Константин. Понимаете, вот не получилосль. Можно достать Луну рукой. Вы мне можете сейчас предложить, а достаньте-ка мне, Алексей, Луну рукой. Я говорю, конечно, Константин из Щелково. Не получится. Это утопия. Вы прекраснодушный человек. Их придется охранять, чтобы они не сбежали. 4 миллиона, сколько охранников построим?

СЛУШАТЕЛЬ – У нас в этом смысле богатый опыт.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Абсолютно верно, Константин.

СЛУШАТЕЛЬ – Богаче, чем у других.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Абсолютно верно. Поэтому я и говорю, не получится. Давайте дальше. Второй вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – И второй вопрос. Мне кажется, вы распустили своих соплеменников, сотрудников радиостанции, они превратились в радиохулиганов. Вам регулярно звонят на этот счет. Вот, например, Ганапольский и т.д.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И чего? Ну, распустил. Ну, я главный редактор, я могу распустить своих сотрудников!

СЛУШАТЕЛЬ – Без сомнения. Но…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я их и распустил.

СЛУШАТЕЛЬ – Это наносит вред радиостанции, мне кажется.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, Константин, что вы заботитесь о радиостанции, о ее вреде, не вреде. Я вам очень признателен. Но уж позвольте мне самому оценивать вред и пользу для радиостанции. Поэтомму своих сотрудников безусловно я распустил и дальше собираюсь распускать. Вперед – назад. Алло. Здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да. Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Игорь. Москва. Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Единственный вопрос. Часто бываю в Украине или на Украине. Хотелось бы знать, когда будет радиостанция «Эхо Москвы»…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Проблема, Игорь. У нас, проблема (спасибо, я понимаю) с нашими партнерами возможными. Там все не так просто. Там политическая жизнь бурно меняется. Заопасались наши возможные партнеры, что приход очень мощного инструмента информации на киевский рынок, во-первых, положат русскоязычные радиостанции, имея в виду «Эхо Москвы». А во-вторых. В прямую говорят, что мы будем голосом Кремля, потому что мы голос «Газпрома». Нормально? Мы относимся к этому философски. Не сегодня – так завтра. Не завтра – так послезавтра. Мы над этим работаем. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло. Добрый день. Это «Эхо Москвы»?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Алексей Алексеевич?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Я бы хотела вопрос задать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Задавайте.

СЛУШАТЕЛЬ – Я бы хотела… вы же Венедиктов?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это я. Задавайте вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – Алексей Алексеевич, меня зовут Алла. Меня очень интересует ваше мнение. В «Вестнике образования» напечатан проект документа «Нормативное подушное финансирование образовательных учреждений». Что это такое? И еще дальше новая система оплаты труда работников образовательных учреждений.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мне кажется, это вопрос совершенно не ко мне, а вопрос в «Родительское собрание» к специалистам министерства. Давайте позовем – нет вопроса. Но это точно вопрос не ко мне. Я уже давно не являюсь экспертом таким строго профессиональным в системе организации. Образования, да я им и не был никогда. Это вообще такая финансово-чиновничья история. Давайте позовем еще раз, расскажут подробно. Но это вопрос точно не ко мне. Алло. Здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алло.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Здравствуйте. Вы в прямом эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Меня зовут Иван. Вот знаете, тут сейчас звонил гражданин из Украины и говорит, что там желательно слушать бы радиостанцию «Эхо Москвы». А вот есть такой простейший выход, Но я не знаю, насколько простейший – диапазон длинных волн, он покрывает в радиусе 2,5 тысяч километров.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я понимаю. Вы знаете, Иван, там история какая. Это же законы Украины по распространению сигнала, как вы догадываетесь. И там же надо будет работать, собирать рекламу. Там нужно будет делать местную редакцию, это длинная история. Петр: «Венедиктову. Леониду Ивановичу вам нужно было ответить: потому что мы антироссийское радио, потому что мы так работаем, это наше кредо». Да, Петр, я-то думал, что сегодня дураков у нас в эфире не будет, но вы все-таки нашлись. Мы поддержали президента, это вы против президента. Мы согласились с президентом, который сделал это заявление. Это вы антироссийский слушатель, Петр. Поэтому брысь с волны! Антироссийские слушатели, брысь с волны! Остаются только пророссийские. Алло. Здравствуйте. Алло. Ничего не понял. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Ксюша. Я из Москвы. А долго еще будет теплая погода?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Теплая погода – недолго, только неделю, Ксюша. А дальше все – зима. Зачем на теплая погода? Нам нужен снег, нам нужны санки, коньки, лыжи, в снежки играть, на конках кататься. Зачем нам теплая погода уже? Давайте уже на зиму скорее переходить. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – Эдуард. Петербург. Алексей Алексеевич, у меня от частного к общему вопрос. Я его начну с того, что когда я задавал вам вопрос по поводу ведущих. Но… не по поводу ведущих…

А. ВЕНЕДИКТОВ – У вас минута осталась.

СЛУШАТЕЛЬ – Да, хорошо. Просто о том, что вы говорите, что они вам приносят рейтинг и т.д. Но на самом деле у вас же существует только две передачи, в которых существует мнение не либералов. И вот они превращаются в бой. А все остальные мирно разговаривают. Понимаете, это общее. А то, что…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я не понимаю, это кто у нас либерал? Латынина у нас либерал?!

СЛУШАТЕЛЬ – Конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Латынина у нас либерал?! Доренко у нас либерал?! Который Чечней предлагал залить (НЕ РАЗБОРЧИВО). Доренко либерал?! Латынина либерал?! Да вы чего? У вас какие-то там, видимо, этикетки: либерал, не либерал. Вы почитайте, если вы не слышите, распечатки. Ничего себе, либералы! У вас какие-то превратные представления о либерализме. Я должен сказать, у вас представления о либерализме, о котором говорит Леонтьев. Так Леонтьев о либерализме не говорит вообще, он вообще не знает, что это такое. Он вообще не понимает. Он видит красное, и кричит, синее. Тут ничего не сделаешь. Ну, пусть кричит. Нас это забавляет. И вас это должно забавлять. Я с вами прощаюсь до 20 часов. В 20 часов мы продолжим эти разговоры о либерализме в программе «Без посредников». Счастливо оставаться с Мариной Старостиной. Она сейчас вам покажет длинный красный раздвоенный язык!