Купить мерч «Эха»:

Без посредников - 2006-09-16

16.09.2006

А. ВЕНЕДИКТОВ – Здравствуйте. Программа «Без посредников». Отвечаю на ваши вопросы. Елена из Москвы спрашивает: вы как-то сказали, что есть лишь три передачи, где звонки предварительно отслушиваются. Две я знаю - с Лабковским и «Контрудар». А третья? А третья как раз и была программа «В круге Света». Это была программа совместная с телеканалом «Домашний», которая прекратила свое существование с прошлой субботы, выйдя в эфир всего 4 раза. Но там действительно это некое условие телевидения, сегодня тоже будут звонки, безусловно, редактор будет их слушать. Это вопрос по Интернету. Игорь, преподаватель из Москвы пишет: заметили ли Вы, что уровень вопросов от радиослушателей, поступающих в прямой эфир, заметно снизился, очень легко дозваниваются одни и те же отморозки с бранью. Ну что вам сказать. Обострение как всегда осень-весна. Именно у отморозков бывает настойчивое параноидальное желание звонить неизвестно с чем. И очень трудно людям, которые пробиваются с нормальными человечьими, как говорит президент Лукашенко, вопросами, пробиться по нашим телефонам. Это правда. Но отмечу и другое. Что поскольку впервые аудитория «Эхо Москвы» по исследованиям КОМКОНа перевалила за 1 млн. человек ежедневно в августе месяце. Один миллион 7 тысяч, по-моему, то я думаю, что если больше людей нормальных будет звонить, тем больше будет нормальных вопросов. А меньшинство бывает такое, которое неадекватное, вы сами все это слышите в эфире, чего их обсуждать. «Г-н Венедиктов! Почему на Вашей радиостанции упорно защищают кавказцев, заполонивших нашу страну в то время, как более половины населения России негативно к ним относится». Мне кажется, уважаемый Станислав из Москвы, что, наверное, вы не были сторонником Масхадова, Дудаева, Басаева, которые хотели, чтобы Чечня отделилась. Вы хотели, чтобы Чечня была в составе России. Вы были против этих людей. Поэтому чеченцы граждане России, и я не понимаю, что такое слово «кавказцы». Также как не понимаю слово «тамбовцы». Или граждане России, или не граждане России с одинаковыми правами. По-моему, это совершенно очевидно. Или вы сторонник Шамиля Басаева, который хотел отделения Чечни. Так и скажите. Чтобы они были иностранцами с ограничениями в правах. Тут же все очень просто на самом деле. Либо граждане, либо не граждане, все остальное не имеет никакого значения. Sms пишет Диана из Саратова. «Как «Домашний» объяснил свой поступок?» Диана, мы знаем объяснение генерального директора этого канала господина Роднянского, который он дал «Интерфаксу». Где было сказано, что уровень и амбиции канала «Домашний» не соответствуют передаче или передача не соответствует уровню канала «Домашний». Вот такое объяснение, которое мы узнали вчера из «Интерфакса». Это вопрос не нашей биографии, это вопрос не моей биографии, это вопрос их биографии. Семен пишет: «ТВ откликнулось на просьбу телезрителей, но, к сожалению, убрали Сорокину, вы подпортили ей карьеру». А вы, Семен, звоните туда на «Домашний», требуйте вернуть Сорокину. Лариса спрашивает: «Объясните, наконец, смысл появления программы «Все так». Абсолютно бессмысленна» Лариса, я люблю вести бессмысленные программы. Вот какой смысл в программе. Вообще никого смысла нет. Зачем вам нужно объяснять смысл. Вы бы слушали или не слушали. Вся история. Смысл какой-то. Телефоны 783-90-25 для москвичей и 783-90-26 – не для москвичей. Если у вас есть вопросы, вы можете мне их задавать. Темы естественно не ограничены. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Меня Никита зовут. Я хотел поделиться своим наблюдением. Много слушаю. Мне 30 лет и когда начинается реклама про всякие болезни очень подробно минут на десять, я радио выключаю. Потому что мне реально это не интересно. Даже чуть неприятно. Это у Фоменко: я знаю о прокладках все. Мне кажется, что тоже о многих болезнях очень много даже может быть, лишнего узнал.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, спасибо большое, я просто вам, Никита, напомню, вы человек в самом соку - 30 лет. Прочитайте, пожалуйста, если вы не читали книгу «Трое в лодке, не считая собаки». Там есть замечательная история о том, как друзья начинают читать медицинскую энциклопедию многотомную, находят у себя признаки всех болезней, которые упомянуты в медицинской энциклопедии. За исключением, по-моему, родовой горячки, поскольку они были мужчины. Или послеродовой горячки и, по-моему, водянки. Один из них даже обижается, как это так, все есть, а водянки нет. Это так. Но я обращаю ваше внимание, что со следующей недели так называемый «Медицинский час» будет раскассирован в разные участки эфира и может быть такая концентрация, на которую если говорить об эфирной политике, мы пошли, была не очень важной. Но я отмечу, что у этой передачи довольно много слушателей, потому что да, это часто рекламные передачи, это обозначено, здесь я с вами согласен. Может быть надо делать лучше, интереснее. Но я вам должен сказать, что некоторые мои знакомые пользуются тем, я знаю их имена, они мне говорили, тем, что рекламировалось на «Эхо Москвы», к счастью опять не буду делать дополнительную рекламу, это им помогло. Я думаю, что к этому надо относиться спокойно, философски. Люди все здоровые, кто не здоровые, просто иметь это все в виду. Но с вами согласен, что вопрос в форме и здесь мы над этим работаем. С понедельника этот час раскассирован, там будет сначала «Экономический час», в общем, в 11 будет у нас – Экономика, одна медицинская программа будет в 11.45 – 13 минут и другая медицинская программа будет в 13.17, еще 13 минут и все. И вопрос конечно к ведущим, они должны внятно и четко это делать. Здесь я с вами согласился. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Константин из Щелково.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Что-то вы давно не звонили, Константин.

СЛУШАТЕЛЬ – Так меня ж Бунтман, ваш радикал отмахнул от эфира.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Так Бунтман-то может отмахнуть только в своем эфире. Это его право. Мне-то вы давно не звонили. Я уж испугался, не заболели ли вы.

СЛУШАТЕЛЬ – Он сказал по всем радиостанциям…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Так у нас не бывает. Задавайте свой вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ – Вы знаете, мне чинят препятствия при попытке позвонить на «Особое мнение».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Одну секундочку. Как вам могут чинить препятствия? Расскажите мне.

СЛУШАТЕЛЬ - По-видимому, у вас есть аппарат, который ставит…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет.

СЛУШАТЕЛЬ – Или звукорежиссер там балуется.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет такого аппарата, нет такой возможности у звукорежиссера. Вы же слышите в нашем эфире разных отморозков и просто тупых, которые звонят, выкрикивают чего-то. У нас нет такого фильтра и быть не может. Если вы позвонили и начали говорить ерунду, тогда вас могут выключить. Но для этого вы все время попадаете в эфир. Поэтому уж вы-то нормальный человек не заболевайте паранойей. А то придется увеличить количество медицинских передач к неудовольствию Никиты. Просто на самом деле стало звонить больше, мы знаем это реально, и очень трудно пробиться в «Особое мнение». Вообще «Особое мнение» огромное количество людей прибавилось на эту передачу. Идет одновременно и по каналу RTVi и «Эхо Москвы». И как-то стало трудно дозваниваться. С другой стороны обидно, когда идет передача, серьезные темы, и звонит какой-то там, не в смысле лидер Южной Осетии Кокойты а какой-то человек, который сбивает передачу. Просто люди не готовятся. Сейчас я придумаю вам вопрос. Но это невозможно. Надо готовиться к звонку. Вы же звоните не только двум людям, которые в студии, вы звоните десяткам и сотням тысяч людей в этой передаче, которые в этот момент слушают. Что же вы не готовы к вопросу. Не вы лично, Константин, я имею в виду, а некоторые слушатели. Поэтому мы, конечно, сократили количество звонков. Нам неинтересно ломать передачу. Просто пусть слушатели лучше готовятся. Вот и все. Если вы хотите публично задать вопрос на сотни тысяч людей. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алексей Алексеевич, добрый вечер. Андрей, ваш постоянный слушатель. Такое пожелание. Как-то больше и лучше анонсируйте, пожалуйста, программу Бориса Алексеева.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Он анонсируется нормально, хорошо и много. И вы прекрасно знаете, когда выходит. Вот сейчас вы мне собьете, вот тоже к вам замечание. Ну что вы сейчас мне говорите. Когда нас слушают сотни тысяч людей больше, лучше. Сейчас мне скажут: больше лучше анонсируйте программу Латыниной. Если постоянный слушатель – знает заранее. Все. Точка. Вообще анонсировать не надо. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Алексей Алексеевич, добрый вечер. Ирина. Я из Твери. Скажите, пожалуйста, я абсолютно согласна со слушателем, который ругал ваш лечебный час…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я ответил ему.

СЛУШАТЕЛЬ – Он идет сразу после «Разворота».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я вам ответил, что он не будет идти сразу после «Разворота». В 11 часов начинается экономическая не рекламная позиция.

СЛУШАТЕЛЬ – Скажите, а Ольга Романова у вас ведет еще программы?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ольга Романова в декрете.

СЛУШАТЕЛЬ – А-а, очень жалко.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Как жалко? Что вы такое говорите. Все. Отключил. Даже обидно стало. Да нет, все нормально. Очень жалко, я понимаю, что она не в эфире. Ольга Романова придет и все будет хорошо. Она наш сотрудник. Обратим свой взгляд, бросим свой взгляд на Интернет. Игорь из Екатеринбурга. «Подскажите, проходят ли непрерывно гневные демонстрации, стоят ли пикеты наших коммунистов у посольства Судана. 300 тысяч мирных граждан погибло, и нет тому конца». Ну, вот это та самая история. Вы абсолютно правы, Игорь, когда речь идет о США, Израиль, Ливан, боль за ливанцев, а вот 300 тысяч, вернее 200 тысяч в Дарфуре погибло в резне, - не стоят. Это вопрос о политической целесообразности, а отнюдь не со слезами на глазах. Бертольд из Москвы: «Вас не коробят опросы типа: вы используете труд иммигрантов на своей даче, и затем заявления типа: вот вы и виновники нелегальной иммиграции». Нет, не коробят. Вопрос использования труда иммигрантов на своей даче, а чем он вам должен коробить. Нам звонили люди и объясняли, почему они используют, как они используют. И это правда, это факт. Вас не коробит вопрос мужчин или женщин. И меня не коробит. А дальше вывод: мужчин больше, чем женщин. Это правда. Поэтому не вижу здесь в вашем пафосе ничего такого. Владимир из Чикаго: «Не кажется ли Вам, что если бы в России были независимые суды, то покушения и убийства госчиновников, бизнесменов было бы редкостью». Не готов так связать на самом деле эту историю. Роберт, студент из Москвы: «Слышал, что в сентябре на Эхе намечается пересмотр сетки вещания. Коснутся ли изменения ночного эфира, - нет, - в частности музыкальных передач, - нет. Какова доля их в рейтинге?» К сожалению, очень мала, Роберт. И я уже говорил о том, что моя замена в прошлом и позапрошлом году, сдвиг музыкальных передач на более позднее время была связана, прежде всего, с тем, что их слушало маленькое количество людей, я их не закрыл, но сдвинул. И те, кто хочет их слушать, те их слушают. Что у нас на пейджере и sms. Людмила Евгеньевна: «Наргиз Асадова прекрасный специалист и культурный собеседник». Что вы хотите, чтобы я ответил. Да, нет, может быть. «Ура, усилили мощность передатчиков в Казани». «Эхо Москвы» слышно в Чувашии. Алексей, спасибо за информацию. Газетный час, нет, пока не планируем. «Программа «Бабник», – пишет Людмила Георгиевна, - вызывает во мне бурный протест». Любимая, ну не слушайте вы ее. Что же делать. «Алексей Алексеевич, - пишет Ирина, - по аналогии с крупными промышленными компаниями инцидент с «Домашним» повысит вашу капитализацию рыночную». Я надеюсь, что вы понимаете, что я сам все это придумал и сам себя и закрыл. «Не считает ли главред, что стоит устроить промежуточную конференцию слушателей по поводу сериала «Цена победы»». Александр, я думаю, что я передам ваше предложение ведущим. Я как главред не влезаю внутрь программы никогда. Вы, по-моему, это хорошо знаете. «Вы говорите, - пишет Андрей, что аудитория «Эхо Москвы» перевалила за миллион человек, вы представляете, какому количеству людей вы морочите голову. А слушаем вас только потому, чтобы знать, какие методы вы при этом применяете». Отлично, видимо вам голову я совершенно заморочил, судя по всему, что вы прислали. Это и была цель радиостанции. Все 16 лет мы думали: вот есть такой Андрей. Как ему блин, заморочить голову. И так не морочится, и так не морочится. Ну, вот заморочили. Слава богу, задание выполнено. Задание партии и ЦРУ выполнено. Демократической партии США или республиканской. Выполнено, Андрей, вы заморочены. Алла мне пишет: «Не водянка, а вода в колене, имеется в виду «Трое в лодке». Совершенно верно. Спасибо большое, Алла. Действительно не водянка, а вода в колене. Не нашли у себя. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Светлана. Я хотела бы выяснить насчет программы, которая идет в воскресенье в три часа «Розыгрыш». Он только по sms, а на пейджер не планируется?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это программа, которая сделана не нами, она сделана определенной, мы пробуем… Там есть голосовая почта. То есть вы звоните и оставляете голосовое сообщение. А на пейджер не планируется. И сейчас объясню, почему. Во-первых, это не предусмотрено технологией этой программы. Это конкретно. Во-вторых, пейджинговые опоздания очень значительны. То есть уже программа закончилась, они все идут. Поэтому не планируется. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Сергей. Я из Подмосковья. Раменского района. Скажите, пожалуйста, а по поводу национальных отношений, почему нет в стране, допустим, сильных антицыганских или антикорейских настроений.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Антицыганские есть очень сильные. Мы об этом сообщали. Обращаю ваше внимание. Во-вторых, потому что цыган относительно меньше, чем тех людей, которых называют кавказцами. Вообще дагестанца от осетина отличите? Я – нет. На улице.

СЛУШАТЕЛЬ – Дело не в этом.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, дело в этом.

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, не в этом.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этом. Вы меня спросили, я вам отвечаю, Сергей. Есть регионы, где против цыган, цыган выгоняли, я не помню какая область, если кто-то мне подскажет, есть настроения такие. Это настроения, которые, на мой взгляд, связаны, как говорит Касьянов: с утерей лидерства страны. С поиском другого, иного, с обвинением в бедах человека не похожего, не так одевающегося, который ест не ту пищу. Это обычная история. Если вы думаете, что Россия это первая страна, которая это проходила. Нет. И даже в 20 веке нет и ничего тут нового нет. И эта болезнь давно продиагностирована мировым опытом и не надо выдумывать колесо. И известно, к чему она приводит, если ее вовремя не вылечить. Поэтому есть такие настроения, вы ошибаетесь, Сергей, просто. Я уж не говорю о специальных группах людей, которые 10 лет назад это были евреи, теперь это кавказцы, потом это могут быть украинцы. Вы вспомните, какая была свистопляска против украинцев в Москве, когда шли выборы два года тому назад. Выгнать их всех, запретить им работать. Они заняли наши рабочие места. Вы забыли? У вас память коротка? А я помню, как звонили сюда люди и говорили, что появляется человек с украинским паспортом, все, милиция как кавказцев их здесь, когда шли выборы президента Украины. Забыли вы. А я вам напомню. Всяко бывает. Но болезнь эта не новая, Сергей. К сожалению. Для нас с вами к сожалению. Мы-то будем расхлебывать и наши дети результаты этой болезни, если ее вовремя не залечить. Вернее не вылечить. Залечат без нас. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Это Марина из Москвы. Я хотела бы такого вопроса коснуться. Некоторые ваши сотрудники, которые конечно глубоко эрудированны и, в общем, все на своих местах, но позволяют себе иногда такую непристойную брань…

А. ВЕНЕДИКТОВ – А что вы называете непристойной бранью?

СЛУШАТЕЛЬ – Например, кретины, тупые.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ну если человек тупица, ему надо это сказать. И все должны знать, что звонит тупица. Это моя позиция. Спасибо большое. Это моя позиция. Дело каждого сотрудника ответить. Ничего непристойного. Ну, тупица человек, ну тупой он. Но если он тупой, ну что сделаешь. Это вопрос факта его биографии. Понимаете. Тут ничего не сделаешь, Марина. Я не считаю эту брань непристойной. Это даже не брань. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Ирина. У меня просьба. Когда идут игры, и часто ваши ведущие не повторяют правильный ответ. Потому что как мы были дремучие, вот я, например, не знаю ответ правильный, и я его также и не знаю.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Что же вы себя так называете. Непристойная брань. Я – дремучий.

СЛУШАТЕЛЬ – Плохо слышно…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ирина, вы абсолютно правы. Выйду сейчас из эфира, еще раз напишу инструкцию, хотя мой приказ уже весит, повторять правильный ответ. Придется, видимо, штрафовать, грубо говоря. Виталий Никифорович пишет: «Я военный пенсионер, как вы относитесь ко второй пенсии. Профессиональная плюс трудовая». Я считаю это правильным. Человек заработал на пенсию, и он ее обязан получать независимо от того, работает он или нет. Я считаю это правильным. Пенсия трудовая плюс профессиональная. Считаю правильным. Вот мой ответ, Виталий Никифорович. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Александр, Томск. Тут пока к вам дозвонишься, вопрос актуальность потеряет. Я хотел про «Кейс» спросить.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Отвечу. «Кейс» это та программа, которую мы пробовали два раза. Мы выбираем три дела, юридически-политико-нравственной проблемы, которая происходит в мире за неделю. И затем я приглашаю не юристов в эфир. Первый раз был Алексей Волин, потом Сергей Зверев, потом будет Сергей Пархоменко завтра в 20. Мы проводим голосование, обсуждаем. Не эту конкретную ситуацию, а из-за чего она произошла и как бы она в России отражалась. Пока времени у этой передачи постоянной нет. Не знаю, останется ли она. Мне эта передача мила, мне кажется, что в ней что-то есть. И я ее пробую. Но завтра в 20 послушайте, а в следующем «Без посредников» вы мне расскажете, понравилось вам или нет, и что надо изменить. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Валентина Ивановна из Химок. Я уже говорю…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, вы говорите на всю страну.

СЛУШАТЕЛЬ – Я хочу спустить вас на землю.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я на земле. Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ – Я как-то задала Латыниной вопрос о том, что наши овощи дороже испеченного хлеба. А собственно поля Московской области пустые и Московская область может заполнить всю Москву овощами дешевыми.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А вы слышали, только что звонил Сергей из Московской области, и говорит: вот про кавказцев. Может быть лучше Сергею начать засаживать поля.

СЛУШАТЕЛЬ – Подождите.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, ждать не будем. Вопрос задавайте…

СЛУШАТЕЛЬ – Вы кушаете…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо большое, я кушаю овощи. Но если вы не хотите задавать вопрос, хотите прочитать мне лекцию, Валентина Ивановна, то это не в прямом эфире. Спасибо большое. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Меня зовут Света. Алексей Алексеевич, я хочу вам рассказать очень курьезный смешной случай, который недавно произошел на «Эхо Москвы». Я до сих пор вспоминаю. Это приятный случай. Шла какая-то передача, по-моему «Разворот» и участвовали, не помню кто, Бунтман, Тоня, кто-то, но не Доренко. И вдруг телефонный звонок из Омска, какой-то мужик спрашивает, очнувшись, через неделю после передачи: у меня вопрос к Сергею Доренко.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Бывают такие люди.

СЛУШАТЕЛЬ – Наверное, так поразил его Сергей Доренко и он только додумался до ответа ему.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Бывает. Спасибо большое. Смешное часто бывает. Вот Лариса из Твери пишет: «Всех люблю, кроме Тины». Ну, еще бы Лариса любила Тину. Лариса, я надеюсь, что вы любите нормальных мужиков. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Сергей, г. Барнаул. У меня к вам, если позволите просьба или предложение, не знаю, как воспримете. У вас три больших передачи о телевидении. Коробка передач, «Телехранитель» и «Человек из телевизора». Но в последнее время большее количество людей меньше смотрит телевизор. Смотрят большое кино. И в связи с этим хотелось бы раз в неделю большую часовую программу о кино.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, во-первых, я вам скажу, что больше людей смотрит телевизор, чем кино, тому есть вполне официальная статистика посещения кинотеатров. Огромное число людей смотрит кино именно по телевизору и по-моему в «Коробке передач», да и в программе «Ищем выход» в частности Ксения Ларина часто обсуждает проблемы, связанные с кино. Это первая позиция. Я просто не согласен с вашим анализом. Во-вторых, эти три программы слушает очень много народу, а в субботу-воскресенье две программы, которые стоят на первом, втором месте среди всех программ, - это Петровская и Латынина. Чтобы не было никаких сомнений. Утренняя телевизионная. Кто в субботу утром должен слушать, объясните мне, где эти 200 тысяч в Москве, которые включают ради Ирины Петровской про телевидение. Значит смотрят. Мы говорили с Ксенией Лариной про программу о кино такую, и пока не нашли точек и форм. Потому что, что такое программа про кино. Что такое радийная программа про кино. Это вопрос. Это же не просто про, это как еще сделать. Кто, как, чего. Непростая история. Но с вашим посылом, что больше смотрят кино, чем телевизор, я категорически не согласен. Наташа пишет: «Очень интересует ваше мнение о римском скандале. Как вы думаете, чем это закончится. Манера постоянно обижаться и грозить убийствами и разрушениями». Самое важное, что надо понимать, что это стало модным. Сказал что-то Римский Папа, и это стало модным. Угрожать. Убить, взорвать. И мне кажется, что мировое сообщество и, прежде всего, настоящие мусульмане должны этому противостоять. Они должны бороться с тем, чтобы ислам не воспринимался людьми, не исповедующими ислам, как радикальная религия. Они должны внутри себя навести порядок, как мне кажется. В том числе. «Будут ли читать «Трудно быть богом», - Александр из Самары. Я получил вопрос, я как раз обсуждаю это. Евгений пишет: «Цыган гоняли в Калининградской области». Спасибо большое. «Что с ночными эфирами в Екатеринбурге». Всем тем, кто сейчас слушает нас в регионах. 28-29-30 числа представители региональные приедут в Москву к нам на конференцию, мы с ними будем совещаться. Поэтому если у вас есть конкретные замечания, пожалуйста, вот, - ночные эфиры, - не понимаю, Лиля. Если у вас есть Интернет как у Лили, пожалуйста, там есть такая форма как он-лайн интервью с главным редактором. Она закрыта. То есть я получаю в закрытом эфире ваше письмо. Конкретно претензии. Всем региональщикам. Если можно до конференции. Вот с такого-то по такое перекрывают интересные передачи. В общем, стучите, товарищи. То есть, какие вопросы на самом деле реально надо мне поднять. Я же не слушаю, что в регионе и как вещает. Только не вообще. Вот плохой ведущий - выкидываю сразу в ведро. А конкретные претензии ко мне через он-лайн редакцию, через наш сайт www.echo.msk.ru, в правом верхнем углу - он-лайн конференция с главным редактором. Это придет в закрытом режиме, я их распечатаю, сложу в папочку, и затем буду обсуждать, если коллеги найдут регионщики проблемы, заслуживающие внимания, если я найду эти проблемы, я их буду обсуждать и решать в конце сентября с конкретными людьми. Поэтому у вас есть, сегодня 16-е, десять дней, давайте используйте эту возможность. Татьяна Николаевна: «Алексей Алексеевич, понятно, почему Доренко рычит. Потому что он тяжко болен. «Зачем вы тяните звук «а», подражаете Березовскому». Что могу сказать, Татьяна Николаевна, у вас тоже обострение. Все, что я могу сказать. Вот что человек это написал. Объясните мне. Вы можете объяснить Татьяне Николаевне. Нет? Она не знает, что в Москве «а» говорят, она не знает, что когда одновременно читаешь пейджер и говоришь, нужно тянуть время, она этого не понимает просто. Ну, вот обострение значит. Вот и Павел мне тут прислал. Павел тут ваш IP высветился, спасибо вам большое. Повтор «Плавленого сырка» как раньше пока не предусматривается. За Проханова, против Проханова. Евгений из Казани: «Как переговоры с Парфеновым?» В больнице Парфенов, вы знаете, сломал ногу. И вообще он выходит на Первом канале, поэтому мне трудно говорить о том, что он может что-то делать у нас. 18.49. И «а-а» Татьяна Николаевна, подражаю Березовскому. Телефоны прямого эфира, звоните. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Алексей Алексеевич, здравствуйте. Меня зовут Вадим. Нижний Новгород. Замечательная передача «Цена победы». Когда повтор будет?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо большое. Хорошую тему вы затронули. Когда повторы. Вместо чего, хочется спросить. Никогда пока повторы. Возможно, летом, когда программа уйдет в отпуск, я буду повторять. Но если у вас есть доступ к Интернету, на сайте есть все тексты. Более того, к нам обратилось несколько издательств с предложением издать книгу. Мы думаем. Следующий звонок.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Наталья Алексеевна, Москва. У вас была прекрасная передача про кино «Отдел кадров».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Она была не прекрасной. Как только эта передача начиналась, у нас уходило порядка 80 тысяч слушателей. Оставалось 25.

СЛУШАТЕЛЬ – А я была в 25.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А что мне делать с 80?

СЛУШАТЕЛЬ – Я понимаю ваши трудности. Очень жалко.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Кроме того, я хочу сказать еще раз, любая передача устаревает, потому что она вырабатывает себя. Про кино была замечательная передача, но ее форма. Она была сделана только для этих 25. Мы хотим делать передачу про кино. И я когда говорю хорошая передача, она может быть для десяти человек, а может быть для ста тысяч. Но электронные средства массовой информации, это средства массовой информации. Мы должны понимать, что часть людей вообще первый раз слышат фамилию этого актера и случайно, мы должны это разжевывать. Остальным становится скучно. Или если мы уходим в элитное кино, это тяжелая проблема на самом деле. И как удовлетворить и спрос небольшой группы людей клубной, скажем, и спрос массовой. Вот это для меня проблемы. И я пытаюсь их примерять, вводя некоторые элитные передачи в более поздний эфир, когда остальные люди садятся к телевизору или ложатся спать, а мы для тех, кто хочет, создаем такие клубные, как я называю, они не менее замечательные. Просто для другого количества людей. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый вечер. Меня зовут Андрей. Вопрос такой. Если можно, несколько не по теме. Не по радио.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ради бога, тут нет темы.

СЛУШАТЕЛЬ – Слава богу. Вы как бывший учитель.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Если можно вопрос такой. У меня такая сложилась ситуация в жизни. Я решил своего ребенка перевести в другую школу. Я из Московской области. И понимаете, такой вопрос встал, что за перевод, за оформление устроить своего ребенка в школу надо платить деньги. То есть насколько…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Подождите. Это в Подмосковье? Или Подмосковье Москва?

СЛУШАТЕЛЬ – Это Люберецкий район.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это внутри района?

СЛУШАТЕЛЬ – Извините, я даже более расширенно. Я познакомился с женщиной, я женился, она с региона, с Чувашии. У нее ребенок. 14 лет. Хорошо. Я пригласил ее, давай будем жить здесь, надо устроить ребенка учиться. Мы пошли в школу, чтоб его устроить. С нас потребовали 3 тысячи. Но самое интересное, что я возмутился естественно, и я не знаю, обосновано, не обосновано, потом от друзей от товарищей я узнал, что по месту жительства местные свои люди, которые живут здесь непосредственно в Люберцах, переводят из школы…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Все, я понял.

СЛУШАТЕЛЬ – Требуют деньги три тысячи рублей.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Послушайте меня. У меня к вам просьба. Позвоните, пожалуйста, сейчас в нашу редакцию по телефону 202-92-29. Оставьте свой телефон. Потому что мы сейчас в эфире это не решим. Во-первых, мы выясним, во-вторых, мы решим эту проблему. Ладно?

СЛУШАТЕЛЬ – Да, да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Потому что в эфире я ее не решу. Но история достаточно странная. Интересная история. Для записи в школу деньги. Не знал, не сталкивался. Надя мне пишет: «Алексей, человек сказал, что не любит Тину, ну и что? Вы отвечаете так цинично, что за вас просто стыдно. Неужели были учителем?» Был учителем. Мне не стыдно. А зачем человек написал мне на пейджер, что он не любит Тину. Чтобы я это прочитал в эфире. Без аргументации, без всего. Лариса из Твери написала. Вот зачем? Надя, вы об этом подумали. Вы к ней не хотите обратиться, спросить, а зачем вы это написали. Зачем вы это в эфир потянули? Ну не любишь, не слушай. Почему вы к Ларисе из Твери не обращаете ваш гнев? Скажите, пожалуйста, мне. Алло. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ – Добрый день. Меня зовут Юрий. В свое время был и сейчас естественно тянется скандал с пострадавшими вкладчиками компаний, в том числе были компании «Мастерок», «Социальная инициатива». И как минимум «Мастерок» до последних дней рекламировался на «Эхо Москвы». Отсюда вытекает простой вопрос: вот за такую подставу перед слушателями кто-то извинился?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Еще раз, не понял.

СЛУШАТЕЛЬ – Повторяю. Ваша радиостанция, когда говорит, что вы не очень хорошую рекламу даете, вы говорите, вот не ко мне. Но, тем не менее, серьезная проблема. Людей подставляли на квартиру фактически на огромные деньги для многих. Вы их рекламировали. Кто-то, либо в рекламной службе по голове получил, а перед слушателями за дезинформацию кто-то извинился?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Секундочку. Это вопрос действительно не к нам. Все услуги, которые мы рекламируем, все сертифицированы - внимание – государством.

СЛУШАТЕЛЬ – А репутация как же?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Рекламный бизнес заключается в том, что любое СМИ не проверяет качество товара и не может проверить. У нас нет экспертов.

СЛУШАТЕЛЬ – Согласен с вами абсолютно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Есть специальные государственные службы.

СЛУШАТЕЛЬ – Все понял. Довод абсолютно логичный. Не спорю. Но, исходя из этой же логики, я никоим образом не могу доверяться тем лекарствам, которые рекламируются в вашем «Медицинском часе».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы можете вообще не доверяться никаким лекарствам.

СЛУШАТЕЛЬ – Все понял.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Где бы они ни рекламировались. Потому что самое главное в этой истории в том, что государство, обладая господином Онищенко, таким нашим мощным и другими СМИ, выдают лицензию. Имеет право рекламироваться. Имеет право, сотни экспертов этим занимаются. Как вы считаете, я должен проверять, когда рекламируется качество мебели, я должен держать отдел по проверке мебели? Отдел по проверке банков? Отдел по проверке лекарств? Нет, конечно. Государство лицензирует. Это кстати его обязанность. Поэтому понятно, я говорю это открыто, а дальше ваш уровень доверия или недоверия. Вот и все. Вы должны понимать процедуру. Марат из Тольятти: «Уточните, правый угол там Латынина, где он-лайн с вами?» Надо, выше, выше, совсем наверху. Верхняя строчка. «Вы же категорически против коммунизма, Доренко член КПРФ. Как это понимать?» Понимать очень просто. Во-первых, причем здесь я. В обществе существуют разные мнения о будущем России. И мне представляется, что наши слушатели должны знать, какие существуют мнения. И делать сознательный выбор, примыкая к тем или иным людям, товарищам, влияниям и мнениям. И именно это «Эхо Москвы», Петр, отличает от остальных, что здесь не доминирует одна идеология. Здесь доминирует разномнение. И наша программа, в том числе «Ищем выход», «Особое мнение» и так далее, представляют разные точки зрения, которые совершенно не отражают точку зрения главного редактора. Ваня пишет: «Когда начнете вести передачу на иврите, на идише. Наше радио должно работать и на нашем родном языке, как Дойче Велле». Видите ли, Ваня, или точнее ведь ваше имя еврейское, Иоханан, имя Иван это еврейское имя, а не русское. Есть такие радиостанции, вы можете их слушать, а мы российское радио, будем работать на российском языке. Андрей спрашивает: «Как вы считаете, рейтинги?» Рейтинги считаем не мы, считают социологи. Они нам только присылают. «Остается ли программа «Полный Альбац» и «Проверка слуха»? Остается. Давид из Испании: «Колитесь, что вы собираетесь делать с «Особым мнением». Пока не готов, пока думаю. Мозги шевелятся. «Используя такое понятие как рейтинг, откуда берется…» Это делают социологи. Откуда берется свет в лампочке. Я даже не должен это знать, я должен нажимать на выключатель, что я делаю. Вопрос четыре к одному, не жалко ли вам отдавать целый час? Не жалко. Тамбовские эфиры перекрывают – не сюда. «К раздолбаям и матерщинникам вы относитесь правильно. Поддерживаю, Андрей». Андрей, я сам раздолбай, поэтому естественно отношусь к ним правильно. Но не матерщинник. «Когда в эфире бывает Шендерович?» в 21 час сегодня, через два часа слушайте. Марина спрашивает: «Лариса из Твери, зачем вы задали вопрос Алексею Алексеевичу?» Ну, противно. Эх, Марина, она не задала вопрос. Она прислала утверждение: не люблю Тину Канделаки. И тут же мне пришло: а я люблю Тину Канделаки. И что мне с этим делать. С вашей любовью и нелюбовью. Радоваться. Любите Юлию Латынину. Ровно через час я с вами встречусь, а пока новости.