Купить мерч «Эха»:

Без посредников - 2006-08-20

20.08.2006

А.ВЕНЕДИКТОВ: 19.06 в Москве, добрый вечер. Я действительно у микрофона, я вернулся из отпуска, командировки, поездки – как хотите это называйте. Напомню, что у нас работает пейджер московский 725-66-33, не забывайте подписываться, если вы хотите мне прислать вопрос, СМС люблю получать +7-495-970-45-45, наши телефоны 783-90-25, 783-90-26 для не-москвичей, чуть позже, пока не тратьте силы и время, потому что у меня по Интернету пришла огромная пачка вопросов, которая затрагивает все темы недели -я попробую сегодня немножко по-другому – пока вы формулируете вопросы и присылаете на пейджер или СМС, я сформулирую те темы и вопросы, которые мне кажутся интересными и важными, немножко пробегусь по ним, а затем буду с вами общаться в течение двух часов – Женя Альбац в отпуске, Виктор Шендерович в отпуске, поэтому я сижу, как обычно, заменяю. Время такое, август. Ольга Сурина из Саратова спрашивает, какое мое самое большое разочарование этого года. Хороший вопрос. Знаете, Ольга, я обычно в людях разочаровываюсь, а не в событиях. Слава богу, у меня в этом году разочарования в людях не было, наоборот, познакомился с массой интересных и, как мне кажется на сегодняшний день, правильных людей для моей жизни, поэтому не разочарование, а одно очарование, я бы сказал. И по счастью, оно продолжается – масса людей пришло в окружение моих друзей пришло, вошло в круг моих друзей, и это важно. Татьяна с Урала: «Как вы считаете, те трое молодых парней в 1991 г. погибли зря, и стали бы они защищать тогда свои идеалы, зная, во что это трансформируется сегодня?» Знаете, очень легко говорить за погибших, давайте я более широко попробую ответить на вопрос - мое отношение к событиям 1991 г. Безусловно, это была большая победа для нашей страны, потому что если бы победило ГКЧП , нашей страны, с моей точки зрения, уже бы не было. Не только СССР, которого и так не стало, но инее было бы России в тех границах, в которых она сейчас существует. И вполне возможно, что по периферии пошла вполне бы кровавая гражданская война, как по Поволжью, так и по Сев.Кавказу, и поэтому я должен сказать, что это огромная общая победа тех людей, которые защищали, кстати, вполне законную легитимную власть, олицетворяемую президентом СССР, который им совсем не нравился, как мы помним, это был М.Горбачев, и президентом РСФСР, который им тогда вполне нравился, это был Б.Ельцин. напомню я, что контрреволюционный переворот, или вообще государственный переворот в 1991 г. совершила кучка заговорщиков, которые стояли на разных постах в структурах госвласти, и только благодаря тем людям которые вышли на площадь, не побоялись - остальным – им было либо все равно, либо побоялись - вот только благодаря этому этот госпереворот был сорван, этим надо и можно гордиться. Да. Сейчас это вполне не модно, и мы знаем, что многие стыдятся того, что они делали в 1991 г., так я вам скажу – стыдиться не надо, надо гордиться. И не только, что это были события вашей молодости и абсолютной свободы, а то, что результатом ваших действий было то, что Россия как государство состоялось - самостоятельное государство, РФ. Поэтому можно только гордиться. Да. Не модно. Но не все хорошее бывает модным - чего уж тут говорить. Сейчас не модно, а потом будет модно, а потом будет не модно вспоминать, что это было не модно. Поэтому те, кто сейчас пытается об этом не говорить, стыдятся своего участия – кстати, включая нынешнего президента РФ, который сыграл свою роль - Путин-то в Петербурге поддержал Собчака, вышел из партии тогда, и м ожжет этим гордиться – этим Путин может гордиться – почему-то не гордится, но должен . И будет. А потом напишет книжку, где он будет гордиться этим, я вас уверяю, на пенсии, на глубокой. Мы ее еще с вами почитаем, может быть, даже вслух на «Эхо Москвы». Но сейчас не модно. Сейчас другое время. Ничего страшного. Не обязательно гнаться за модой, тем более, что в России слово «модник» не всегда несло позитивный эффект. Поэтому надо гордиться. И я думаю, что те люди, которые защищали законную, легитимную, избранную народом власть в России, то есть свой выбор защищали – неважно, как они относились к Горбачеву, Ельцину – не имеет никакого значения. Они защищали свой выбор. Эти люди могут с гордостью говорить своим внукам, детям, друзьям, девушкам о том, что – да, я там был. И не ронять крокодиловы слезы. Если уж такие разные люди, как, скажем, Сергей Юшенков и Евгений Примаков находились на одной линии баррикад. А мы помним с вами, что именно Е.Примаков и А.Вольский в то время – все уже подзабыли об этом – являлись сторонниками легитимной власти, сторонниками Горбачева и сторонниками Ельцина – если такие разные люди были вместе, это о чем-то говорит. Это то, что касается 1991г., поэтому нечего тут, как говорит наш президент, «сопли жевать», и здесь опять стоит его процитировать и разделить его позицию, как мне кажется - в этом вопросе. Повторяю – надо гордиться, говорить своим детям и внукам. Я, во всяком случае – ну, насчет внуков рановато, а горд тем, что принимал тогда участие в освещении этих событий, когда остальным это было запрещено. Вообще победить собственный страх – это дело благородное. И опять-таки, нечего этого стыдиться. А танк – такая машина, она, знаете ли, дура, она проехала, и трех людей не стало. Случайность, ДТП – да, реально ДТП, но эти ребята заслуженно получили звезды «Героев России», и правильно сделал Ельцин, что вручил им эти награды. И правильно делают те, кто вспоминают о них сегодня. И последнее, что я скажу в этой части – знаете, была такая в 17 веке, мало описанная в наших учебниках истории, революция в Англии 1688 г., так называемая «Славная революция», когда страна, которая становилась при новом короле, Якове Втором, абсолютно обскурантистской страной, изоляционистской страной, страной, погруженной в мракобесие, где заново в 17 веке людей пытались сжигать за их религиозные воззрения, и вот этого короля свергли практически без капли крови. У него было очень много сторонников внутри, все жалели – как же так, была такая великая Англия, а пришли какие-то голландцы, Вильгельм Оранский, сел на престол, потом Ганноверская династия. Но Англия сделала рывок в своем развитии именно после этого. Так же как Россия сделала рывок в своем развитии после этого, и вследствие этих событий. Поэтому те люди, которые принимали в этом участие, я имею в виду, которые защищали белый дом, который выступали против ГКЧП – они обеспечили будущее России. А будущее России, поверьте мне, прекрасно, и сделали это те люди, которые… да, 15 лет это маленький срок, да, эта победа частично была украдена, а частично мы по собственной глупости ее разбазарили – так бывает: совершается победа, которую крадут другие. По-моему, наполеон говорил о том, что в революции есть два сорта людей – одни те , кто ее делают, а другие те, кто пользуются ее плодами, плодами ее победы. Да, победа была частично украдена, частично была нами с вами разбазарена и отдана. Но, тем не менее, она была. И тем не менее , ее последствия существуют. И мне представляется, что, может быть, мы не все вкусил плоды этой победы, большинство, может быть, даже не вкусило – ничего, дети этим наши воспользуются, а то и внуки. И повторяю, самое главное – стыдиться здесь абсолютно нечего – это наша победа. Победа над косностью, старым режимом, над отставанием СССР, читай – России 0- от других стран. Стремительном отставанием в 70-80-ее гг. И мы остановили этот процесс, и повернули его вспять, воспротивившись планам товарищей из ГКЧП удержать ту ситуацию. Ну и слава богу. Хочется сказать – все свободны.

ОТБИВКА

А.ВЕНЕДИКТОВ: 19.15, теперь несколько вопросов такого мелкого, хорошего разлива, потом перейдем, посмотрим, что мне написали на пейджер и СМС, а затем пойдем дальше. Любовь, преподаватель из Москвы, пишет: «Как Елена Лукьянова, член КПРФ и дочь Лукьянова, может быть арбитром в освещении 19-го августа?» А никто не пригласил Е.Лукьянову как арбитра. Она – сторона. Есть КПРФ, есть «Яблоко», есть «Родина» - вот они и обсуждают. В чем проблема? Мы здесь, на «Эхо» абсолютные противники того, чего хотели ГКЧПисты - они хотели, чтобы страна говорила одним голосом, хотели единомыслия. А мы его не хотим, и в этом заслуга 19 августа, заслуга нашей победы, и мы это используем дальше. Иначе чем мы от них отличаемся? Да ничем. Свободны. Денис из Самары: «Как-то, отвечая на вопрос, вы сказали, что, по вашему мнению, следующий президент будет Медведев. Не изменилось ли ваше мнение?» На сегодняшний день, 20 августа 2006 г. я считаю, что сейчас складываются все предпосылки к тому, что Дмитрий Медведев будем единым кандидатом от правящей элитной властной группировки, и от президента Путина, чей рейтинг, как вы знаете, электоральный 50%, а доверия - 70%, поэтому у него есть все шансы стать президентом . И спросите меня сегодня, я бы сказал, что если бы выборы были через неделю, я думаю, что он. Антон Краев, студент из Москвы: «Пригласили ли Мадонну на «Эхо». Да, пригласили, но она отказалась. Александр Антонов из Петербурга: «Расскажите, пожалуйста, об акциях и акционерах «Эхо Москвы», «Эхо» - акционерное общество открытого, или закрытого типа?» - закрытого. «Сколько приблизительно стоит «Эхо» - «Эхо» не торгуется на рынке, поэтому эти цифры – все, что я скажу, все будет придумано. А те внутренние оценки, которые делаются аудиторами, они известны акционерам, поэтому сказать, сколько стоят акции, невозможно. Дивиденды за 2005 г. - коммерческая информация. «Кто после «Газпрома» самые крупные акционеры?» - самые крупные акционеры – это журналистский коллектив, который контролирует через организованное общество 34% акций. «Как российскому гражданину, не причастному к медиа-бизнесу, купить акции «Эхо Москвы»? Если будет проведено «Ай-Пи-О» «Эхо Москвы», и решат акционеры торговать на рынке, то через биржу можно будет купить. Пока это невозможно. Давайте посмотрим пейджер. Тут нас обвиняют одновременно в том, что мы сионисты, глосс Израиля, и что антисемиты, поскольку даем голос Прохнову и Леонтьеву. Ну, как можно отвечать на такие вопросы? Фома говорит: «Что-то вы не все вопросы озвучиваете». И не собираюсь все вопросы озвучивать, уважаемый, или неуважаемый Фома, потому что пока я говорил 10 минут, мне пришло 73 вопроса. Как я их могу озвучивать? И вообще не мое дело озвучивать вопросы, мое дело на них отвечать - разницу понимаете? «Прошу узнать, куда делась с ТВЦ передача «Очевидное-невероятное». Насколько я понимаю, Сергей, она закрыта, но куда – не знаю. Дальше претензии - «нельзя ли передвинуть..» - нельзя. «Ни за что не убирайте..», «Расписание передач на все дни недели…», «назовите отчество Елены Лукьяновой» - Анатольевна, это дочь Анатолия Ивановича Лукьянова. «Правда ли, что Светлана Сорокина возвращается на первый канал?» - она работает над проектом, который должен быть показан на первом канале, насколько я знаю. «Ну что, какие передачи будут закрыты, или сокращены?» - а вам зачем. Александр? Из эфира все узнаете. На викторине «электронный цветок» ответ нужно отправлять по электронной почте?» - Да. Про «Хезболлу» мы поговорим. «Только что на РЕН-ТВ было интервью с матерью погибшего Крамаря, она заявила, что сначала оба парня были застрелены, а потом уже брошены под танки - это сенсация». Я ее не слышал, Наталья. «Полный текст молитвы ООН…» -понял. «Когда же , наконец, «Эхо « достигнет такого экономического благополучия, что откажется от рекламы». Рассказываю вам, что «Эхо « достигает своего экономического благополучия исключительно за счет рекламы. Федор из Красноярска: «В каком случае вы бы вышли на площадь сегодня?». Вот смотрите, Федор - мы же не вышли тогда на площадь. Ни тогда, ни в 1993. Наша задача была – освещать то, что происходит, освещать от слова «свет», бросать свет на те зоны, которые были закрыты для других СМИ - похожая сегодняшняя ситуация. Что касается частного выхода на площадь, то видите ли, журналисты «Эхо Москвы» еще, к тому же, к сожалению, и граждане. Или к счастью. Но для главного редактора к сожалению, потому что часто – не часто, иногда - журналисты «Эхо Москвы» в частном своем качестве принимают участие в тех или иных политических мероприятиях, что я не одобряю. Но при этом каждый раз спрашивают моего согласия, что правда. И это у нас такая внутри договоренность и правило. Я, например, не могу лишать журналистов-граждан РФ права участвовать в гражданских мероприятиях в свободное от работы время – это их абсолютное право. Но часто их позиция, каждого из журналистов, ассоциируется с позицией всей радиостанции, о чем свидетельствуют некоторые вопросы. Вот Киселев сказал то-то – значит, это позиция вашей радиостанции. Вот Проханов сказал то-то - это позиция… Киселев и Проханов это независимые журналисты, которые не являются штатными работниками «Эхо Москвы» - все равно, да? Вот неважно. Поэтому я, как правило, не запрещаю ходить на митинги, но я предлагаю своим коллегам воздерживаться от выступлений с трибуны. Пожалуй, что единственное, где митинги и выступления –у нас это позволено – связаны с корпоративными… в защиту, прежде всего, свобод – гражданских, свобода слова, свобода получения информации, в поддержку коллег. Вот я вам так скажу, Федор - публичные люди, как мне кажется, это моя позиция, и я ее для себя использую – должны быть ограничены в выражении своих симпатий и антипатий, потому что они обладают определенным кругом доверия и не должны этим доверием злоупотреблять. Хотя это делается налево и направо – не только в нашей стране, а во всех странах, где есть выборы, плюрализм, и так далее. Но для себя я решил -я, как главный редактор «Эхо Москвы», на митинги не ходок. Потому что немедленно моя позиция, вполне частная, которая может быть, будет проассоциирована с позицией радиостанции. А я этого не хочу. Это я вам так ответил, пожалуй что. «Почему Путин не высказался…» - откуда я знаю, почему Путин не высказался? Задайте вопрос ему. Расскажите, пожалуйста, чем сейчас занимается журналистка Трегубова? Она в Москве, недавно мы с ней столкнулись у книжного магазина, она бежала куда-то. Насколько я понял, она пишет новую книгу, сказала, что никуда выходить не будет, интервью давать не будет - работает над книгой. Ну, почитаем. Татьяна: «Когда будет программа «Тамразов-бабник?» - в среду, в час ночи, со следующей недели. Это первое изменение, которое мы вводим в сезоне – это возвращение Николая Шуевича Тамразова, я сделал ему предложение, он дал свое «добро» мне, и первая программа выйдет ровно в ночь со среды на четверг на следующей неделе.

ЗАСТАВКА

А.ВЕНЕДИКТОВ: 19.24, это не единственная новая программа, которая появится в эфире «Эхо Москвы», остальные программы будут более политическими, историческими, и так далее, общественно-политическое вещание «Эхо Москвы» не будет сокращаться - не будет сокращаться, еще раз, а будет расширяться. Еще раз – будет расширяться.

ОТБИВКА

А.ВЕНЕДИКТОВ: «До каких пор М.Леонтьев будет плохо относиться к слушателям?» - это вопрос к Леонтьеву. «Кто съел наш «Плавленый срок»? - сам Шендерович и съел, уважаемый Валерий. Нет, мы не продолжаем вещать на «Арсенале», он перешел к другим владельцам, там идут другие программы. «О ГКЧП говорил Попов, который знает больше, чем вы, о событиях у вас на «Эхе» вчера говорил совсем другое» - Евгений из Санкт-Петербурга. Ничего подобного. О ГКЧП г-н Попов – я вообще о ГКЧП ничего не говорил, я говорил о возможных последствиях. Попов думает так, а я думаю иначе. Да, Максим Рогаленков очень хороший парень был, я его лично не знал, он пришел на НТВ уже в 2001 г., и я довольно долгое время смотрел его у Леонида Парфенова, в первую очередь, он очень быстро рос, очень профессиональный парень, я хотел бы высказать соболезнования его маме. И наши слушатели, которые знают его маму. Людмилу Васильевну, они пишут мне, что на каждом семинаре она говорила о любимом сыне, и наши соболезнования этой великолепной, талантливой женщине - Наталья пишет. И мои соболезнования тоже. Этот парень из тех, которые могли вырасти в настоящего, супер-профессионального журналиста. Пожалуй, один из самых профессиональных из молодой поросли на НТВ- ну, ему 32 года, но молодой, скажем, пост-добродеевский, пост-киселевскиий. Лидия пишет: «У вас прочно в голове засели лозунги коммунистической пропаганды» - ну, что мне сказать вам, Лидия. Вы, видимо, Лидия, еще родились при феодальном строе, у вас там сидят феодальные. «Разделяете ли вы взгляды Пионтковского?» - я не читал. «Если бы победило ГКЧП, в одном государстве Россия остались бы Белоруссия и Восточная Украина точно» - полная ерунда. Вы почитайте документы, позицию региональных лидеров, республиканских лидеров. Они бы побежали со всех ног, и не только бы побежали. Но еще и собственность урвали. Так бы они и смирились с тем, что пришли какие-то дядечки, и отняли у них власть, которую они готовы были получить по союзному договору. Глупости все это. Читайте документы, что называется. «Раньше к Ганапольскому часто приходила Аллегрова» , пишет Колян - по-моему, она была у него один раз. «Ну уж, конечно, «Эхо» будешь слушать не из-за Геращенко, а из-за Проханова» - пишет Семенова. А мне совершенно все равно, ради чего вы слушаете «Эхо». На мой взгляд, уважаемая Семенова, вы слушаете все на «Эхе», иначе бы сейчас не написали фамилию Геращенко. Вы это слушали. Слава богу - мозги развиваете, сравниваете Проханова и Геращенко, Киселева и Радзиховского, Леонтьева и Романову. Сравнивайте. Это самое главное в жизни - сравнивать. «Как, по-вашему, чем закончится шахматная партия между командой Путина-Сечина и командой Ходорковского-Невзлина» - пишет Питон. Вы знаете, партия сыграна, а матч еще нет. «Остается ли в силе предложение «Газпрома» о выкупе у него контрольного пакета акций?» Да, конечно, Владимир, остается. «Не могу дозвониться до референтов по поводу выигранного приза» - не понимаю, Елена. 202-92-29 - отключен не может быть, звоните прямо сейчас, они сидят. «Спасибо за «Развороты» - да, в эти часы отдыхает вся наша семья Поповых и приемник «Филипс». Я очень рад за вас. Сразу хочу сказать, что позвонил г-н Мутко, и сказал, что хочет в «Разворот» - кстати, пришли рейтинги июльские - мы же только с 29 мая начали дневные «Развороты». Начинается рост аудитории, так что, уважаемые Поповы-Филлипсы - можете действительно отдыхать.

Альберт: «Взаимное раздражение Ганапольского и Леонтьева достигло критической точки. Предлагаю Леонтьева Ольге Бычковой» - я думаю, она откажется. «Что вам известно о телеканале «Другой»? – ничего неизвестно. Владислав из Оренбурга: «Как дела у Наргиз Асадовой»? Нянчит дочку. «Своими призывами и инструкциями из эфира. «Эхо», вольно или невольно, виновато в гибели трех парней» - Николай. Мы виноваты в гораздо большем, Николай - по отношению к вам. Сколько времени прошло, а вы все такой же пень.

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: 19.35, тот же Николай вступает со мной в спор: «Вот если бы они сейчас…» вы что за мертвых говорите? Вы за себя говорите. Вы, живой и здоровый, сидите в тепле, звоните на радио. А ребята вышли и погибли за это. Вы еще скажите, что те люди, которые выходили в Великую Отечественную – если бы сейчас их поднять, может быть, они… - стыдно, Николай, за мертвых говорить. За себя говорите. Поехали дальше. Я обещал телефоны - 783-90-25 – это Москва, 783-90-26 – это не для москвичей. В понедельник мы ждем посла Израиля в России Аркадия Мил-Мана, во вторник мы ждем посла Ирана- это все днем, напомню, что 22 истекает срок, по которому Иран сам назначил себе ответить по ядерным программам, и так далее. Поэтому вот, как всегда, две стороны. 19.36 в Москве, и ваши телефонные звонки. Алло, здравствуйте?

СЛУШАТЕЛЬ: Это Абдулл, Махачкала. Я хотел бы, что в сентябре, когда сезон начнется, опять новости шли каждые 15 минут.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Отвечаю. Мы решили делать следующим образом – если новости есть, если есть что-то, мы вводим этот режим. Если новостей нет, то мы 15-минутный шаг неводим, мы уходим на получасовой шаг. Будет зависеть от наличия новостей - я бы так ответил на ваш вопрос. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Аслан, Ингушетия. Я, может быть, не по теме вопрос - нельзя ли рассмотреть мою кандидатуру корреспондента в Ингушетии?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Аслан, для этого вы должны не сюда звонить, в эфир, у нас очень много желающих стать внештатными корреспондентами. Вы должны направить мне письмо. И я с вами созвонюсь, или с вами созвонится наша информационная служба. Конечно, в эфире я такие предложения не принимаю, и на них не отвечаю. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Людмила. Вы знаете, я бы и сегодня пошла по аналогичным поводам в аналогичное место, не знаю, где бы народ собрался.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Людмила, есть люди, которые бы пошли, есть люди, которые бы не пошли. Но это не является темой программы «Без посредников» - в данном случае я отвечаю только за себя, и высказываю свою личную точку зрения, которая никак не ангажирует мнение всех сотрудников, и даже большинства, возможно, радиостанции «Эхо Москвы». Алло, здравствуйте?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич? Я звоню из Екатеринбурга, меня зовут Михаил Семенович. Я обращаюсь к вам от имени многочисленных слушателей «Эха», слушающих еще столичную радиостанцию «Орфей», специализирующуюся на классической музыке, знаете такую. Возможности слушать «Эхо» нас пока еще не лишили, а вот ретрансляция «Орфея» в нашем городе прекращена.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ничего не могу сделать, это вообще, видимо, некая станция, извините Михаил Семенович, ретранслировала «Орфей», и все. Я здесь при чем, при чем здесь «Эхо Москвы». Просто принимаю к сведению, что ретрансляция «Орфея» прекращена. Это значит, что любая из ваших радиостанций, которых в Екатеринбурге очень много, должна по собственному желанию заключить соглашение для ретрансляции с «Орфеем». Мы здесь ничего сделать не можем, извините, Михаил Семенович, этим я заниматься не буду. Алло, здравствуйте?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Олег, я из Москвы. Скажите, пожалуйста – по поводу любителей музыки разных направлений - у вас программы сохранились?

А.ВЕНЕДИКТОВ: У нас ничего не сократилось – пока я вам так скажу, аккуратно. У нас ничего не сокращается.

СЛУШАТЕЛЬ: В частности, программа «Хранитель снов» остается?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Остается. Кстати, знаете ли вы о том, что Игорь Ильинский 25 числа женится? Он во вторник женится, так что в понедельник поздравляйте. Сохранилась программа.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не за что. Видите, людей интересуют разные вещи - и радио »Орфей» в Екатеринбурге, и «Хранитель снов», и 19 августа, и все остальное. Алло, здравствуйте?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Это Подмосковье, супруги Шереметьевы, Светлана Петровна. Мы очень любим вашу программу, нас радует разнообразие, и то, что вы разных людей приглашаете. И конечно, у вас замечательные дикторы, журналисты. Но все-таки лучшие из лучших, извините уж меня, немолодую женщину, назову свою симпатию – у вас есть замечательный артистичный диктор.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это кто?

СЛУШАТЕЛЬ: С уникальным тембром. Сейчас вы догадаетесь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: С уникальным тембром у нас все. Даже у меня. Я, правда, без тембра вообще.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну правильно, каждый человек уникален. Но у него тембр выдающийся.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не буду гадать. Или вы сейчас его похвалите, или я вас выключите.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, вы не выключите.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как не выключу? Выключу.

СЛУШАТЕЛЬ: Муж считает, что у него мужественный голос. Это Александр Климов. Я вас очень прошу - кратко расскажите, пожалуйста, что он заканчивал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, честно – не знаю, не помню. Если у вас есть доступ в Интернет - там есть его биография, у нас есть там страничка «Сотрудники». У Саши Климова чудный тембр, а что, у Бунтман плохой? У Корзуна плохой? А у Тамразова? Это же застрелиться. А девушки? А «девки»? Чума вообще. Поэтому спасибо за добрые слова, тем не менее, давайте мы все-таки вопросы задавать будем. А то хвалить и ругать будем. Не хочу. Но вы мне лучше пишите, я их потом буду наказывать. За тембр. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня Михаил Семенович зовут. Вот хочу ваше мнение услышать – М.Горбачев выступает по всем программам ТВ, а также на «Эхо Москвы» выступал. Ну, воспоминания 1991 г., комментарии, и так дальше. А Борис Николаевич – он сидит в «Горках-9», набрал в рот воды. Невыездной, что ли?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, он как раз выездной. Если я правильно понимаю, он завтра едет в Латвию.

СЛУШАТЕЛЬ: В Латвию-то да. Но пригласить его не могли бы? Ведь он же герой революции, понимаете, а он сидит, набрав…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Михаил Семенович, как вы думаете, мы его не приглашали?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я понимаю, что вы приглашали. Почему такая ситуация?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Попробую вам объяснить, почему такая ситуация. Борис Николаевич человек такой… во-первых, я с ним не согласен по его решению – сразу. Мне это решение кажется неправильным и обидным - не выступать по всем каналам, как вы сказали. Это, видимо, связано с некими его договоренностями с Путиным. Когда он уходил с поста президента, видимо – не знаю, видимо - была договоренность, что на политические темы Борис Николаевич не выступает публично. А 15-летие путча – это политическая тема. Особенно с учетом того, что путчистов приглашают в Кремль, там торжественный прием. На День российского флага не позовут, нет? Будет прием - не знаю. Поэтому я думаю, что Борис Николаевич, уходя… или там не только Борис Николаевич выставлял условия, но и Путин какие-то условия выставлял – тому уже 6 лет, чуть больше, 6 с половиной, и Борис Николаевич держит позицию. К сожалению, еще раз вам скажу - к сожалению, держит позицию. И мне кажется, что как раз Борис Николаевич, как фигура вполне историческая, обязан был, это его обязанность, как бывшего президента – не сидеть, набрав в рот воды, и с вашей позицией я, Михаил Семенович. Совершенно согласен, а выступать и давать политические оценки тому, как нынешняя власть относится к событиям того времени. Видимо, есть обязательства – может быть, есть опасения - мы же видим, как с недовольными поступают, с теми, кто публично критикует власть. Мы это видим и на примере людей из этой команды. Вот сейчас все кричат – Касьянов, Касьянов - 4 года Касьянов был премьер-министром у Путина, 4 года это был второй человек в государстве, по нашей Конституции. Его представлял и назначал лично Путин В.В., и все эти самые «лизы», они, соответственно, ему и лизали. Как только он начал публично критиковать – ну, дальше вы знаете. 6 лет г-н Илларионов был советником Путина по экономической реформе, 6 лет Путин выполнял - мы это знаем, что касается многих решений – те предложения Илларионова, когда даже Илларионов был в меньшинстве. И благодаря Илларионову, в том числе, мы видим вот это то самое развитие, о котором говорилось выше или ниже. Как только он ушел, начинается – чего его звать, и так далее. Может, и Борис Николаевич этого боится? Вполне допускаю.

ОТБИВКА

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Алексей Алексеевич, сообщите процент курящих и некурящих сотрудников» - вам это зачем? Дальше – «Хотелось бы, чтобы местные не осекали последние четверть часа в «Разворотах» - я уже говорил по поводу нашего регионального вещания – мы собираем конференцию в 20-х числах сентября, уже понятно, что это в конце сентября, и будем общаться с нашими товарищами. «Будет ли большая программа «Эхо», которая выходила в 13.00?» Сергей, она в 14.00 будет выходить, начиная с понедельника – то есть, с завтрашнего дня. Без подписи не читаю глупости ваши. Если уже пишите глупости , то во всяком случае, подписывайтесь. «Ваше мнение о новом ТВ-Центре?» - знаете, еще не видел. Владимир пишет: «Как вы полагаете, отреагирует ли российская сторона на разоблачение Израилем использования «Хезболлой» оружия, поставленного России Сирии, если да, какова будет реакция?» Во-первых, мы еще точно ничего не знаем – кому передали эти вещи. Вот завтра придет посол, мы об этом и поговорим. Что касается самого факта, то в данном случае претензии направлять не к России надо, а к Сирии, потому что Россией это оружие было продано в соответствии с контрактом, где наверняка была глава, в соответствии с международными правами о том, что Сирия не имеет права перепродавать это оружие, тем более, даже не ливанской армии, а какой-то милиции. Если такие доказательства будут. А я думаю, что они есть, то я думаю, Россия отреагирует, и мы это увидим, скажем, на, предположим - ну, запишите за мной, через полгода посмотрим – на поставках ракет, которые Россия обязалась поставить Сирии в сентябре-октябре. Если действительно мы увидим, что Сирия продавала оружие «Хезболле», в нарушение всех международных обязательств, то тогда у меня есть большие сомнения, что ракеты «Тор-1» будут поставлены Сирии хотя они должны были быть поставлены, по-моему, Ирану. Но я думаю, что и Ирану тоже, на самом деле. Во всяком случае, мы увидим какую-то реакцию, и в любом случае, только нужно точно понять, что израильская делегация предъявила в Москве, российская делегация… пока единственное, что мы знаем – это сообщение «Франс-Пресс» и сообщение израильской газеты «Маариф». С другой стороны, надо отметить, что давая недавно интервью одной из египетских газет, точно не упомню название, можно найти в Интернете, один из лидеров «Хезболлы» подтвердил, что Иран и Сирия помогали «Хезболле» во время вот этого вооруженного конфликта Ирану, в том числе, оружием и деньгами. Поэтому что тут спорить? Мы что, будем с лидерами «Хезболлы» спорить, что ли? Да не будем, мы им поверим на слово - по-моему, это совершенно очевидная история. Про Воронеж - не понял. Дальше: «В 1991 г. не было никакого сопротивления…» - глупости какие-то пишут в очередной раз. «Футбольный клуб.. . сдвиньте туда, сдвиньте сюда…» «В программу «Без посредников» приходят сотни пейджинговых сообщений, - это верно, пошла вторая сотня - не удается их обработать». Я все распечатаю. Там же есть предложения конкретные. Все пейджинговые сообщения, или СМС, или Интернет, они делятся на несколько частей. Есть предложения по программам - передвиньте, дайте больше, меньше – они все отдельно складываются, мной анализируются. Второе – есть вопросы, почему не получен приз – они тоже отдельно складываются, и мне через неделю докладывается, что сделано, перед следующими «Без посредников», и наконец, есть те вопросы – темы, которые затрагиваются. Это все равно, что по Интернету, вот Дмитрий из Питера пишет: «С большим интересом слушаю программу «Цена победы», но она немного однобока. Может быть, пригласить туда кого-нибудь с другими взглядами? Так будет интереснее». Не интереснее. Это все равно, что сказать – знаете, Сванидзе снимает документальные фильмы, и у него идет сериал по средам. Нельзя ли кого-нибудь другого поставить снимать? Это авторские передачи, авторский взгляд Сванидзе, там авторский взгляд Дымарского и Захарова, и именно этим эти программы ценны. Так… по-моему, по Гюнтеру Грассу Сережа Бунтман сделал все замечательно. Мария, географ пишет: «Представьте, что кровавый убийца типа Чикотило в свое время являлся гениальным художником, писал чудные пейзажи. Можно ли восхищаться его творчеством, следуя принципу «жизнь отдельно, искусство отдельно»?» А если я не знаю, что Чикотило кровавый убийца, автор вот этих самых пейзажей? Их просто вывесили в музее, и написали – Иванов. Мы говорим – какой пейзаж. А потом узнаем – кровавый убийца. Вопрос очень спорный, вопрос философский, Мария – нет у меня на него ответа. И от того, что Бальзак, скажем, в своей жизни совершил немало «подлостев» в отношении женщин, в том числе, я не перестаю восхищаться его произведениями, очень люблю этого писателя. Вот, например, таков будет мой ответ. Дальше. Валерий, пенсионер из Ярославля: «Не кажется ли вам, что «Эхо» выполняет ту же задачу, что «Аншлаг», Петросян и подобные им хохмачи?» Да конечно, мы вас веселим, Валерий, пенсионер из Ярославля. У вас так мало радостей в жизни, а здесь у вас «Эхо» под боком, вот оно вас и веселит, как может. «Что это за дама под именем «Хезболла»?» - «Хезболла» – это «партия Аллаха», или «Партия Бога» - я думаю, что у нас будут по этому поводу несколько передач. Хочу сразу сказать, что одна из передач, которая появится в сентябре, пока без названия, рабочее название «Портрет» - это портрет одного из людей, которые находятся на первых страницах газет. Условно говоря, 7 числа, мы планируем что это будет по средам, выйдет портрет шейха Насраллы – откуда взялся, что такое «Хезболла», и так далее. Поэтому мы будем делать эти передачи – вы правы в том, что нужны такие справки. Наталья пишет: «Вы рассердились на бестактность Николая, но мать Крамаря…» Наталья, мать имеем право на то, на что не имеет права незнакомый дядя, согласитесь. У мамы бестактностей в отношении сына быть не может. Семенова: «Что за общение со слушателями?» Вот как вы со мной общаетесь, так и я с вами, Семенова, общаюсь. И получите. Меня тут называют всякими словами: «Одни вы у нас умные, одни мы - дураки». Вот тот, кто мне это прислал, действительно дурак. Тут есть его «е-мейл», я обязательно отвечу. Обозвал себя дураком, чувствуешь себя дураком, ну и сиди, как дурак. Пошли дальше. «Горбачев в интервью на вашем радио назвал последнюю книгу Гайдара полной чушью. Как это понять? Эту книгу все хвалили» - Юлия Владимировна. Я не знаю, что такое «все хвалили». Мне книга нравится. В книге есть документы, в том числе, подписанные Горбачевым. Ну, если Михаил Сергеевич подписывал полную чушь, чем я могу ему помочь? Он и людей вот так вот назначал, и видя его кадровую политику, все против него 19 августа, его назначенцы – большинство – и вышли. Поэтому Михаил Сергеевич в людях-то особо… не получалось как-то у него. «Срочная новость» – будет возобновлена… «Слабо ли вам отказаться как Солженицыну от награды Франции, проводящей антиеврейскую политику?» - Алексей. Слабо, Алексей. Потому как получил я награду совсем не за политику, а совсем за другое. Поэтому когда вам предложат, вы и отказывайтесь. А слабо вам отказаться советовать мне? Я не помню, чтобы я вас назначал своих личным советником. Сергей спрашивает: «А на вопрос о «Газпром-медиа» ответить страшно?» Так вы его задайте. Что же вы пальцы кидаете, а задать вопросы не можете. «Известно ли вам что-нибудь о смене названия канала РЕН-ТВ?» - нет, неизвестно. «Футбольный клуб- отличная программа» - спасибо. «У вашей радиостанции был хотя бы один из действующих министров правительства РФ?» - Евгений. А как же? Вы, видимо, не слушаете нашу «Эху», дорогой Евгений. Последним был Лавров. Был Кудрин, был Греф, Шойгу, Соколов – сейчас и не упомню сразу всех. «Дорастет ли «Эхо» до телеканала?» - пока не будет этого. «Черкизову - благодарностью за «Кухню» - передам. Очень интересно: «Ведущий не реагирует на просьбу о приглашении…» - почему они должны реагировать на просьбу о приглашении кого-то? На то они и ведущие – они сами организовывают свою программу. «Новая версия сетки на сайте очень неудобна» - понял. «Почему не выпускаете в эфир Латынину?» «Нельзя ли сделать передачу о самых великих вещах в рок-музыке?» - это вопрос к Ильинскому. «Пригласите Константина из Щелкова» - сейчас он сам позвонит, не волнуйтесь. Слушаем телефон. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Сергей Павлович вас беспокоит. На этой неделе была прекрасная передача, в которой выступал Павел Фельгенгауэр, и он, в частности, я немножко остановлюсь на Ближнем Востоке, сослался на свой разговор с израильским министром безопасности Аве Дихтером 23 июля, где тот ему подтвердил, что операция в Ливане готовилась давно, и что израильское правительство ждало повода, в частности, похищения своего солдата. Я сейчас не буду…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Секундочку. Он так и сказал - израильское правительство ждет повода, похищения солдата?

СЛУШАТЕЛЬ: Я даже записал - «ожидая захвата солдата долго готовили ответную операцию».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно. Я вам хочу сказать, что первая попытка захвата была 8 октября прошлого года. Это была не первая попытка, конечно. Просто об этом не сообщают в России СМИ – о том, что не проходило недели, чтобы северный Израиль не обстреливался со стороны «Хезболлы», с территории Ливана, обстреливался именно этими самыми ракетами, иногда самодельными, иногда нет – это на информационных лентах появляется. Если вы имеете доступ в Интернет, вам очень легко это проверить. Естественно, Израиль готовил операцию по уничтожению или разоружению «Хезболлы». Было бы удивительно, если бы израильские спецслужбы не знали о таких… или израильский генштаб не знал о таких попытках – это как-то странно звучит. Ничего удивительного в этом нет, и хорошо, что израильский министр, видимо - я сам не слышал это - подтвердил. Ну а в чем новость? Для тех, кто работает в информационной службе, новость в том, что этого так долго ждали. Новость в том, что на каждую ракету не было ответа. Или, например, в российских СМИ была новость – говорят о беженцах, 900 тысяч из Ливана. А 600 тыс. израильтян из северного Израиля не хотите? Об этом почему-то тоже речи нет. А по сравнению с населением – это как вообще? Поэтому ничего удивительного нет, слушайте «Эхо Москвы», узнаете еще массу нового. Алло, здравствуйте?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Игорь, я из Екатеринбурга.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, вы в эфире, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Подскажите, пожалуйста, может быть, вам что-то известно, почему передачи Соловьева пропали с НТВ?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что он в отпуске.

СЛУШАТЕЛЬ: Подозрительно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, человек работает, отдыхает. Заслужил, наверное. Но вообще я должен сказать, что летом очень многие ведущие уходят в отпуск. Вот В.Познер, например, на два месяца. Правда, он делает новый проект, он сейчас едет по Америке, снимает свою «Одноэтажную Америку», два месяца его не будет. Очень многие ведущие… но они тоже люди, хотя это может быть странно звучит – они уходят в отпуск, и их передачи заменяются. Выйдут. Думаю, что Соловьев в сетке стоит, я не знаю точно, но если бы его передачи пропали совсем, я бы знал абсолютно точно, я в ас уверяю. Выйдет, не волнуйтесь. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Михаил Ветчинский меня зовут. У меня несколько вопросов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Две минуты до новостей.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо, я быстро их задаю. Во-первых, считаете ли вы, как учитель по первой профессии, что радио в какой-то мере тоже выполняет эту функцию?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Какую?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, воспитания.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет. Просвещения, не воспитания. У радио есть три функции - информировать, развлекать и просвещать. Точка.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Я 40 лет проработал на радио. Второй вопрос – мое имя, видимо, вам не говорит ничего. Второй вопрос - грамотность ваших ведущих. «Ведомостей», «туфлей», и прочее. Я просто удивлен, что у вас нет специальной службы, которая бы занималась этим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У нас нет специальной службы.

СЛУШАТЕЛЬ: Это очень жаль, потому что у вас очень квалифицированная Королева, и прочие - это удивительно. И третье, опять же, возвращаясь к вашей первой профессии – возможно ли говорить с людьми тем языком, которым говорят многие ваши ведущие?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не только возможно, но и необходимо. Я так считаю. Разговаривать с людьми надо тем языком, на котором они привыкли разговаривать сами. Иначе есть шанс, что они тебя не поймут. Если они с вами пытаются разговаривать по-английски, вы отвечаете по-английски. Видимо, другого языка они не знают. А если они с вами пытаются разговаривать фамильярно, значит, ивы отвечаете фамильярно. Иначе они не поймут. А вы, наверное, как человек, долго работающий в сфере культуры - а безусловно, радио это культура – помните в замечательной повести Бориса и Аркадия Стругацких «Попытка к бегству» - есть там такой момент - понимаете, это люди неандертальцы. Они тихий голос и вежливость воспринимают как слабость. Вот пусть они воспринимают, что здесь их никто не боится, и что на их хамство они будут получать в рог и в лоб, и отваливать отсюда с огромной силой. И пусть они слушают другое радио, если это радио их не устраивает. Нас оно устраивает. И язык, на котором мы говорим, это язык московской улицы. Так и будем говорить.

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: 20.06 в Москве, напомню, пока в длительном отпуске у нас, более длительном, чем Владимир Соловьев, Виктор Шендерович, и в отпуске Евгения Альбац, передача «Без посредников», я отвечаю на ваши вопросы, в основном, по телефонам 783-90-25 - это телефон для москвичей и 783-90-26 – для не-москвичей, это все московские телефоны. Наш пейджер 725-66-33, телефон для СМС - 970-45-45, и мы к телефонам переходим - чем больше звонков. Тем, я считаю, лучше. Алло, здравствуйте?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Лариса Семеновна. Уважаемый Алексей Алексеевич, в пятницу была передача с профессором каким-то Кабалы. Я первый раз в жизни, хотя мне 68 лет, имела возможность послушать такого человека. Так Доренко во-первых сказал, что передача в 16.30, а она началась в 16.00.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, человек приехал раньше, мы не заставили его ждать. Что вы хотите, чтобы передача была меньше, и человек должен 20 минут сидеть…

СЛУШАТЕЛЬ: Подождите, Алексей Алексеевич…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, секундочку – я вам отвечаю – человек приехал раньше, и это очень хорошо.

СЛУШАТЕЛЬ: А у меня еще одна претензия.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А эту я вашу претензию снимаю.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, хорошо. Алексей Алексеевич, а потом он еще все время перебивал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И правильно. Если бы он его все время не перебивал, я бы Доренко не допустил бы до эфира – это не лекция в институте, это не лекция в научном обществе. Приходит человек, который должен отвечать на вопросы, причем, на вопросы должен отвечать так, чтобы было понятно большинству слушателей, которые, может быть, не обладают необходимым образованием, ибо человек говорил сложно. И я очень благодарен и Доренко и Турковой за то, что они популяризировали это. Видимо, вы женщина образованная, вашего багажа хватает для того, чтобы понять многие вещи, которые он говорил. А есть масса людей, в том числе, молодежи, для которых это нужно, уж извините, упрощать. Кабала это вообще довольно сложное явление. Поэтому не согласен с вами – я слушал это интервью, и думаю, что оно было проведено очень профессионально – и Сергеем Доренко и Ксенией Турковой совместно. Так мне кажется, Ну а гость действительно был замечательный, и здесь ничего не поделаешь - он пришел, и у нас был выбор – либо ждать начала времени, и потерять 20 минут, либо сразу его сажать в эфир. Мы выбрали второе. Я думаю, что это было правильное решение. Алло, здравствуйте?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. «Эхо Москвы»?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. А вас как зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Александр, Екатеринбург.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Александр. Говорите, Александр, вы уже в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Или вы будете говорить, или я вас отключу.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, я говорю.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Я слушаю радио. Алексей Алексеевич, вы меня слышите?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот у меня такой вопрос. По «Плавленому сырку» я уже слышал ответ. Вот мое личное мнение, разделяете ли вы его, и как вы к нему относитесь - значит, человек, который управляет нашим государством, не удовлетворяет требованиям современного времени. Ленин говорил, что там кухарка может управлять государством. Но когда наше государство возглавляет прапорщик, который… ну… я волнуюсь, значит… который ничего не сделал пока хорошего для государства, он умеет договориться с Ельциным, он умеет договориться с думой - ничего не сделал для нашего родного государства.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что вашу точку зрения не разделяет большинство наших сограждан, которые его дважды избрали президентом РФ, и половина готовы избрать в третий раз. Но с другой стороны, я бы с вами согласился вот… сейчас попытаюсь объяснить, каким образом. Вот та команда, которая окружает президента, включая самого президента - они какие-то игроки, знаете, на такую короткую дистанцию. Это тоже важно. Но когда они уйдут, когда их сменят, они никакой длительной политики в самых уязвимых местах не предлагают. Собственно, отобрать ЮКОС с помощью государственного аппарата и его переделить, честно говорить, много ума не надо - можно было обойтись и взводом, на самом деле – что там суды какие-то зачем-то? Взвод пришел, арестовал, завели нужных людей, перекрыли счета – что-то там вводится чего-то, да? А вот то, что, условно говоря, именно при В.путине мы теряем наши бывшие колонии – я имею в виду республики СССР – благодаря неумной политике, на мой взгляд, этой команды – в этом отношении – это абсолютно точно. Второе. То, что мы теряем время на модернизацию производства – абсолютно точно. То, что мы теряем время, имея такие деньги, на пенсионную реформу, реформу образования и здравоохранения – это абсолютно точно. Это потеря времени. И наследникам путина придется делать то же самое, но уже с худших стартовых позиций – когда нефть упадет, когда денежки будут потрачены. А все равно делать придется. Но при этом все-таки давайте сознавать, что мы живем в государстве, где элементы демократии существуют, и президент реально избран большинством наших граждан. И даже если там минус, условно говоря, подтасовки - административный ресурс, то поляна выжжена так, что никакой другой альтернативной программы не предложено. Вспомните - накануне выборов президента, вернее, в день выборов президента была такая передача, на НТВ вел Савик Шустер, как раз и задавался вопрос – будет производиться монетизация льгот? Никто не говорил, с какими лозунгами человек шел на выборы, с какими лозунгами его партия шла на выборы. Просто вот за него. Ну а теперь чего уж тогда? Так оно и случилось. И получили. Получили Грузию, получили Украину, получили Молдову, получили, между прочим, Киргизию, получили Азербайджан, или получим его очень скоро - я думаю, что очень скоро получим. Поссорились с Арменией сейчас – все как надо. И для нас, по-моему, для страны это витально, это жизненно важно - иметь в окружении соседей, с которыми завязаны очень крепкие, хорошие, и главное – уважительные отношения. То есть, хорошие основываются на уважительности, а не на выламывании рук. Вот этого нет. Для меня это главная претензия. Ну и, конечно, то, что происходит в судебной системе – даже говорить не хочу. Потому что есть очевидные вещи, которые даже… скажем, путина поддерживают 50%, а судебной системе доверяют 12. Это как? Ну, это как? А это она так трансформировалась за последние годы, как мы видим. Поэтому в известной степени соглашусь, уточню для себя ваш анализ. Но повторяю – большинство граждан поддерживают Владимира путина. Большинство граждан нашей с вами страны. И в демократиях надо с этим мириться. И… ну, как там кто-то написал – ну, ничего, переживем и это правительство. Слушайте, Россия пережила татаро-монгольское иго, наполеоновские войны, Великую Отечественную - ну что, она не переживет правительство, что ли, ей-богу? Слушаем дальше. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Леонид Иванович, Москва. У меня два замечания по «Эхо Москвы». Первое - вот когда у вас объявляется голосование, я считаю, что предварительно ведущий направляет направление голосования. Высказывает свои точки зрения, все…

А.ВЕНЕДИКТОВ: ну и что?

СЛУШАТЕЛЬ: Это неправильно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

СЛУШАТЕЛЬ: Навязываются взгляды… минутку. Навязываются взгляды…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Секундочку. Я сейчас отключу, не будете меня слушать – вы сейчас навязываете мне свои взгляды. Скажите, пожалуйста. А вы что, такой доверчивый? Вот вам ведущий сказал, и вы сразу голосуете, как он вам сказал?

СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, есть категория людей…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не надо. Вы за себя говорите. Вот вы за себя говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Я лично - нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну и все.

СЛУШАТЕЛЬ: Но ведь вы прикормили тут аудиторию, часть аудитории…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот мы вас прикормили, вы мне звоните.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как – нет? Вы же мне звоните, это не я вам звоню?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, звоню. Я вам даю замечание правильное.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А я его не принимаю, потому что считаю его неправильным.

СЛУШАТЕЛЬ: А я беседовал со своей группой товарищей многих, и все это утверждают. Что вы в начале даете…

А.ВЕНЕДИКТОВ: А я уверяю вас, что наши слушатели вполне самостоятельные люди, такие, как вы, которые сейчас со мной спорят в эфире. И правильно делаете, что со мной не соглашаетесь. И большинство наших слушателей самостоятельные люди.

СЛУШАТЕЛЬ: А голосование навязываете.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И нечего обижать слушателей, и говорить о том, что они не самостоятельные.

СЛУШАТЕЛЬ: А голосование вы навязываете.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Естественно я навязываю. А как же?

СЛУШАТЕЛЬ: Определенной категории людей. Не все слушатели – не надо это всех слушателей обвинять.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Любой человек может взять трубку телефона и позвонить. Вот вы к какой категории людей относитесь, что вы голосуете? Вы голосуете, что мы вам навязываете?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. И второй вопрос.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Второй вопрос. Вот когда детям задают вопросы, они отгадывают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Детям – вы имеете в виду «Детскую площадку» Ксюши Лариной?

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Я считаю, что эта форма такая была бы хорошая. Но, к сожалению, у меня есть знакомый, который объясняет – нет, вот тут будет передача, мы должны ребятам подсказывать, как отвечать. Значит, если такая идет система, я считаю, что мы приучаем врать ребят с детства. Это делать опасно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А я вам на это отвечу. Спасибо большое, второе замечание принимаю, но опять с ним не согласен. Ну что же делать – не согласен. С тем, что это семейная игра ,и родители должны помогать детям вообще, по жизни. Вообще по жизни, мне кажется, что родители должны детям помогать – нормальные родители детям помогают. И конечно, это не конкурс эрудитов-детей – да, те дети, которые наиболее начитанные, или наиболее еще чего-то - если хотите, это «Мама, папа и я - игровая семья», предположим – когда вместе ищутся ответы. Мы не можем сидеть в каждой квартире и смотреть, кто и где там смотрит. Но очень важно, чтобы ребенок был приобщен к поиску правильного ответа вместе с родителями. И здесь, понимая ваше замечание, я повторяю, что здесь цель - это не игра «Умники и умницы», где только начитанные интеллектуальные дети из интеллектуальных семей, и дальше трали-вали – ничего подобного. Задача - в семейной игре. И пусть ребенок возьмет трубку, и с подсказкой папы-мамы – нечего тут врать, с подсказки дедушки-бабушки-папы-мамы - благодарит папу и маму, дедушку и бабушку, которые помогли ему – но сам говорит в эфир. В этом его работа. Так что здесь я с вами как бы частично согласен.

ОТБИВКА

А.ВЕНЕДИКТОВ: 20.17 в Москве, наши телефоны 783-90-25 - это телефон для москвичей и 783-90-26 – для не-москвичей, это все московские телефоны. Слушаем следующие телефонные звонки. Алло, здравствуйте? Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте, я Константин, из Петербурга.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Константин, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот мой вопрос, даже не вопрос, а мнение, перекликается с мнением – правда. Оно противоположное по сути, женщина, которая про Кабалу говорила. Дело в том, что я не первый раз сталкиваюсь, что имея передачи на высочайшем уровне – та же Королева, там и по экономике, провисает, мне кажется, извините, покритикую вас - передачи, которые связаны, хоть в какой-то степени, с определением научности. Вот та же Кабала – не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что это не наука.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, вот сейчас мы войдем в эту историю. Про науку отвечу вам. Вот мы знаем – я посмотрел, поискал, этот человек, когда мне его предложили, что он приехал в Москву, его труды. Спорить про определения в эфире – увольте. Это все равно, что приходят гости, и начинают высказывать свою точку зрения. Вот точка зрения этого человека такова. И мы вас знакомим с его точкой зрения. А вот точка зрения академика Гинзбурга в том, что вся эта история с астрологией – это шарлатанство. А есть другие точки зрения, что астрология – это не шарлатанство. И мы вас знакомим с той точкой зрения, и с той точкой зрения, и в этом есть наша позиция. У нас нет одной точки зрения, у нас нет единой точки зрения, внутри радиостанции нет единой точки зрения. У нас в этом смысле нет редакционной политики. Поэтому принять ваше замечание не могу. Вот пришел гость, вот он высказывает свою точку зрения - не важно, на что – на спорт, на политику, на культуру, на экономику – на все, что угодно. Я считаю, что только то общество, которое плюралистично, и по взглядам имеет на одинаковый предмет прямо противоположные взгляды, способно к развитию. Потому что оно способно к дискуссии, а не к уничтожению противника. Или к запрещению противника. И отсюда возникают открытия – когда люди начинают сомневаться. Ведь что такое открытие? Это сомнение в устоявшихся догмах. И вот такие сомнения вырастают из возможности и умения дискутировать, и сравнивать разные точки зрения - для меня это очевидно. Для других неочевидно, но для меня это очевидно. Поэтому радиостанция «Эхо Москвы» - это такой сколок, который проецирует через себя разные точки зрения, разные подходы и к политике, и к спорту, науке, культуре, философии, к чему хотите. И так это будет пока наша команда работает на «Эхо Москвы». Тут я могу вас в этом уверить.

783-90-25 и 783-90-26, Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, из Тбилиси.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Радио, если можно, приглушите, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Алексей Алексеевич. Пригласите Явлинского.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да не буду я приглашать так вот Явлинского. Алле, Гриша, Алле. Иди сюда, что это такое. Мы приглашаем людей, когда что-то происходит. И даем им слово. Естественно, Григорий Алексеевич Явлинский будет приходить и давать свои комментарии. Особенно, когда начнутся парламентские выборы. Что это такое пригласите? Сейчас мне начнут звонить и просить пригласить того- сего. Приглашаем, никого не обижаем. Алло, здравствуйте, Алло. Как Вас зовут и откуда вы звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Ольга Вячеславовна, из Саратовской области, село Шумейко. Хотелось бы с Алексеем Алексеевичем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы со мной уже говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Говорю? Я радио приглушила.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, добрый вечер. У нас семья вся слушает «Эхо Москвы». Хочу я сказать следующее. Передача утренняя обычно ведут пара дикторов, у нас в Саратовской области передачи прерываются, причем так бездарно. Если бы можно было бы их передачи слушать, но их слушать невозможно, понимаете.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я уже говорил, что в конце сентября ваши трансляторы, наши в Саратовской области приедут сюда и мы будем разговаривать, где чего что прерывает. Не готов сейчас отвечать по каждому городу. Специально собираем конференцию.

Рома пишет. Роман Аркадьевич, вы ли это? «Вам не кажется, что вы стали рассуждать, как монополисты на радио, не надо прощать себе пробелы в работе». Во-первых, Рома, какие же монополисты, когда в одной только Москве 43 радиостанции, из них уже по-моему, 12 разговорных. Где ж мы монополисты то? Побойтесь Бога. Во-вторых, когда пробелы есть, мы над ними работаем, а когда выдуманные пробелы, я на них отвечаю. Уверяю, что никакие пробелы я сам себе не прощаю. Когда начинаются разговоры – ловля блох с одной стороны, а с другой стороны пробел: «вы позвали Леонтьева – это пробел». Это не пробел. «Вы даете слово Киселеву – это пробел». Это не пробел. Это важная история. Во-первых, мы не монополисты, во-вторых, мы работаем над реальными пробела, а не теми, которые кажется одному из слушателей.

Дальше. «Первая леди России». Смешно, да. «Алексей Алексеевич, а вы девок в кабинет, по-калягински петушите», - спрашивает Семен. Насколько я знаю, Семен вас можно за клевету, поскольку про Калягина все опровергли, а девушек я люблю, конечно, а как же? А вы, наверное, юношей любите, у нас с вами разные вкусы.

Пошли дальше. «Сделайте передачу такую-сякую», «автомобиль «Волга». Не понимаю. «Почта России». Недавно был. «Особое мнение Федора Лукьянова и Муратова они как исключения ежедневно». Это вместо кого? Прогноз. «Орех хвалится твердостью своей последней буквы, а госпожа Альбац своей полнотой Альбац», спрашивает Егор. Чем хотят, тем и хвалятся . Что я должен им декларировать, чем они должны хвалиться. Как на это отвечать? Вроде серьезные люди присылают, тратят свое время, присылают SMS, тратят деньги. Интересная история. 783-90-25 и 783-90-26 – это телефоны. Нет, чтобы по делу, так не по делу. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, добрый день. Я хотел бы узнать, сейчас я живу в Москве, а вообще проживаю в Воронеже. Там невозможно поймать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тоже не знаю, ничего не знаю. Потому что еще раз объясняю, чтобы мы вещали в каком-то городе, нужно, чтобы этот город выставили лицензионную частоту на конкурс в Московскую федеральную конкурсную комиссию, а мы приняли участие в этом конкурсе и его выиграли. Как я могу вам сказать? Что, чего будет выставлено, не готов вам сказать. Алло, здравствуйте. Как вас зовут? Откуда вы звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Людмила. Я звоню из Саратова. Алексей Алексеевич, мне хотелось бы узнать ваше мнение вот по какому поводу. Как вы считает, закономерно ли то, что сейчас нашу жизнь сравнивают постоянно с советскими временами, указывая на то, что там было много минусов, но никогда или очень мало говорят о том, что при самодержавии и царизме страдал народ, простые люди, Пушкин, декабристы и многие другие, которые претерпели от царизма и самодержавия. И в то же время говорили о том, что хотели признать Царя великомучеником. Столько народу страдало, или просто революция пришла ото того, что красный захотел этого, но ведь было очень тяжело и невыносимо жить. Поясните вашу точку зрения. Почему не говорят, может быть боятся завоевания нестойкой демократии?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему об этом не говорят, вы мою точку зрения хотите знать. Не знаю, кто об этом не говорит. В наших исторических передачах у Сергея Бунтмана мы об этом говорим. Любой исторический период, в любой стране есть разные точки зрения. Особенно в странах с большой историей. И пример тому российская история тоже. Смотрите, попробую отойти чуть дальше и сказать, вот есть, был такой человек Александр Невский. Как о нем говорить? Как о мифе, он святой, православная церковь взяла его в ранг святых, он возглавил сопротивление против ордена тевтонского, который шел реально на Новгород и он разбил псов-рыцарей, действительно разбил. Можно спорить сколько он разбил, но разбил, не допустил, это правда. Это одна сторона его деятельности. А другая сторона его деятельности заключалась в том, что когда его брат Великий князь Владимирский Андрей поднял восстание против татаро-монгольских захватчиков, то Александр Невский уехал в Орду, возглавил ордынский отряд, пришел, подавил это восстание, изгнал брата, восстановил власть татаро-монгольской орды над Владимиром и за это получил титул велико князя из рук ордынского хана. Как об этом? Я даже не беру историю 20-го века, 19-го века. Вот Пушкин, декабристы, а вот вам история совсем 13-го века. Там уже 700 или 800 лет тому назад. Как к этому надо относиться, надо об этом говорить? Надо об этом говорить. История, вообще, в мозгах у людей претерпевает изменения под давлением мифологии. Мы когда давно начинали программу «Не так» с журналом «Знание-сила» - а программа «Не так», чуть ли не самая старая наша программа, задумался – мы как раз хотели показать, что нет ничего простого, нет ничего однозначного, если вы почитаете, скажем, мемуары князя Волконского, они вышли в издательстве «Захаров», он был директором императорских театров в 2 года. И он там очень много… Вот он принадлежит к семье Волконских, начало 20-го века, директор императорских театров – это очень серьезный пост в придворной иерархии, он описывает быт и нравы людей, которые его окружают. И это безумно интересно, как разные люди по разному говорили, в том числе о молодом тогда царе, ему было тогда 16 лет, он тогда правил, я имею ввиду Николая Второго. Как они по-разному, люди, которые его наблюдали, как по разному к нему относятся, я говорю о Николае Втором. Что говорить о нас, о потомках, которые сейчас получили возможность читать его дневники. Которые он писал, конечно, для себя, а не для нас. Я против того, чтобы история приобретала характер одного толкования и чтобы там раздавались ордена «Иван Грозный – великий собиратель» или «Иван Грозный - кровавый палач». Тоже самое, можете вернуться в 20-й век, если хотите, но 20-й век болезнен, потому что наши деды были участники событий, деды, которые еще живы, поэтому такая вот не книжная семейная история давит и никакой объективности в этом нет и быть не может. ОБ это нужно все время говорить, в чем я с вами согласен. Можно проводить параллели, можно сравнивать того с этим. Но нужно все время помнить и умные люди должны помнить, что все это грандиозные мифологемы. Что у вас своя история, у меня своя история. Но при этом у страны история была сложная. У нашей с вами, у любой страны сложная история. Есть такое выражение: война это всегда преступление. Вернее так: в войне всегда есть место преступлению. Так же как в любой истории, любой страны есть место преступлению и преступники, которые занимали там высшие посты. Это нужн обсуждать, об этом нужно говорить, выводы делать не надо, на мой взгляд. За рамками 19-го века, в 20-м веке мы еще категоричны, в 19-м веке Пушкин, декабристы мы не можем быть категоричными. Вообще, человек - существо очень сложное, противоречивое, в том числе в своих политико-исторических вкусах. Мы знаем, как они меняются в течение жизни у человека. Это моя точка зрения. У других может быть другая точка зрения, сейчас вы спросили меня, я собственно вам и ответил в 20 часов 31 минуту.

Вы слушаете «Эхо Москвы», у нас еще с вами полчаса, у микрофона Алексей Венедиктов. Спасибо, кстати, большое за этот вопрос. Потому что этот вопрос из тех, которые я очень люблю обсуждать. Наши телефоны 783-90-25 - для москвичей и 783-90-26 – для немосквичей. Телефоны московские. Галина Ивановна пишет: «Вы распустили своих работников». Хочу и распускаю, Галина Ивановна. Они что дети, что ли. Как можно распустить работников, это вы распустили, что мне пишите такие вещи. Ну-ка привели себя в порядок, - вы хотите, чтобы так я с ними разговаривал, так я могу и с вами так разговаривать.

«Нет приза». Понимаю. «Приобрести радиопостановки» «Шендерович». Я все отвечал. «Меня сейчас покусали» – ничего, принять и в одеяло. «Дивное радио» - понимаю.

«Что делают в Собрании Эрмитажа иконы, кресты, чащи и так далее, не вернуть ли в РПЦ ее святыни», - Никита из Тольятти. Не вернуть ли священные египетские предметы из британского музея, Лувра египтянам, которые могут продолжать верить в кошку, Богиню Кошку Бастет. Это, Никита, знаете, такая история добровольная. Думаю, что есть предметы, иконы, которые выставлены в музеях, в частности в Третьяковке, но по соглашению с Русской православной церковью, там есть к ним доступ. Они не только для верующих, это еще и произведения искусства, так как, впрочем, и кресты, чаши и так далее. Сложный вопрос, думаю в каждом случае в 21 веке Церковь и музеи. То есть Церковь и светские учреждения должны договариваться для того, чтобы экспозиция была открыта для максимального количества людей.

О сетке, Костя, пока ничего не скажу. «Школа молодого отца», «Гитлер тоже имел высокий рейтинг». «Прочитайте решения, какой ответ России будет по отношению в Сирии». Никакого. «В сервисе «Бентли» стоит Волга Путина». Откуда я знаю, Андрей. Я еще не видел, но это хорошая реклама.

«Нет, не Роман Аркадьевич, - пишет он, - это Роман Юрьевич. А в аналитики вы монополисты». Так кто ж мешает другим, дорогой Роман. Пожалуйста. Существует масса аналитиков, которых просто нужно звать на другие 10-12 радиостанций и телеканалов. Чего это не открываются аналитические передачи там? Из-за того, что они там открываются, мы что должны закрываться? Нет. Так не будет.

За Тоню, пожалуйста.

«Вы жжоте, Венедиктов», - Дэн из Саратова. Так, все погасить, а то пульт уже горел.

Это к Бунтману про «Слово о полку Игореве».

«Насчет детских передач, часто дозваниваются одни и те же дети». Ну что делать?

«Сделайте передачу для эмигрантов и про эмигрантов». Понимаете, в чем дело. Мой подход заключается в том, что радио - это СМИ для всех. Это средство массовой информации. Мы не знаем, кто в эту секунду включил радио – эмигрант, неэмигрант он, студент он, пенсионер, школьник, женщина, мужчина, гражданин какой страны. Честно, все равно, по большому счету. Вот я сейчас говорю, я не знаю, кто меня слушает, какие у них анкетные данные. Сделайте для тех для тех. Считаю, что наше радио – это радио общего формата, то, что называется « generalist», радио, где каждый может найти свой кусок, своего ведущего, найти свою передачу. Не надо слушать все подряд, что же люди так переживают. «Я уже не могу слушать, там, Шендеровича». Стоит Шендеровичу уйти в отпуск: «Где Шендерович, подайте его жареного, чтобы петрушка во рту» и т.д. Прекратите ради бога. Найдите то, что у нас интересно вам: «Футбольный клуб» - «Футбольный клуб», Программа «Не так» - программа «Не так», новости – новости. Проханов – Проханов, Киселев – Киселев, Бунтман – Бунтма – Бычкова – Бычкова. Слушайте то, что вы хотите, кто же вам предлагает заграбастывать весь универмаг со всеми товарами, с разными продуктами. Вы когда приходите в Универсам, вы же не все покупаете подряд, вы знаете, вы любите сыр – вы выбираете кусок сыра, потом идете в кондитерский отдел и покупаете пирожное картошку. Одну. Кто же вам говорит, питаетесь картошкой все время. Не надо.

«Какие книги по истории России вы посоветуете?», - Настя, я советую вам, не знаю ваш возраст, к сожалению, ваш образовательный уровень, я считаю, что то, что сейчас можно купить в магазине, это книга Михаила Геллера «История Российской империи». Весьма рекомендую, читается как роман, при том, что это абсолютно научное произведение.

Спасибо. Мне тут советуют. А я ваш совет, Ирина Михайловна, не принимаю, вас советником не назначал.

«В исторических передачах можно поговорить о гражданской войне в США?». Можно и нужно. Я считаю.

«Почему не слышно Леонида Млечина?» Он был в отпуске.

«В прошлые выходные «Эхо» досажала радиохулиганка. Ее уняли?». Может родители уняли, девочке дали попить сиропчику. Или мальчик, я даже не могу понять.

«Термин масон Сванидзе, Бунтман и другие». Почему с ними, Сергей?

«Алексей, вам знаком термин сексуальный харасмент на работе, вы по сути его рекламируете с девками, которых вы любите в кабинетах». Сеня, во-первых, не в кабинетах, а в коридорах, а ничего не вижу плохого в сексуальном харасменте. Кстати, в российском УПК это отсутствует. Так что вы отдыхайте, а вам завидно, я понимаю.

Мне очень нравится. Иван из Вологды: «господин Венедиктов, ответьте четко, что «Эхо» уже прогнулось перед Путиным и передач Шендеровича не будут или все-таки будут?» Отвечаю, «Эхо» не прогнулось ни перед Путиным, ни перед кем. Что касается передачи Шендеровича, это зависит от Шендеровича. Ответил.

«Почему Доренко обзывает меня и многих моих братьев и сестер во Христе садо-мазо?» Но он же не всех называет садо-мазо. К садо-мазо он обращается такими словами, к вам – другими.

Интересно. «Алексей Алексеевич, - пишет Ольга, - прошу объяснить за что именно вы полуили орден Почетного легиона французов?» Вопрос президенту Шираку, зачем вы меня спрашиваете? Я получатель, а не донор.

«Бунтман обещал». Обещал – выполнит. Он всегда обещает.

«Аудиофайлы» - да, будет подкастинг.

Жаль. Хорошо. Определитель номера не хочу ставить.

«Как вы относитесь к католической церкви?» Никак не отношусь ни к католической, ни к православной, Михаил, я даже не понимаю вашего вопроса. Что значит, как вы относитесь? Я их наблюдаю. Можно так сказать. Я наблюдатель по своей жизни.

Меня Денис спрашивает: «А вы в Кремль по пятницам ходите?». Почему по пятницам, у них что там намаз какой-нибудь? На самом деле эту манеру завел еще Чубайс в 1996 году, когда он стал главой администрации. За все это время, за 10 лет я там был один раз, он же первый. На все это дело посмотрел, потом сказал Анатолию Борисовичу, вы знает, меня даже не зовите. Не зовите. С тех пор не хочу по пятницам и по субботам, и вообще на коллективные мероприятия не хожу. Не зовут. Скажем так, не зовут, бессмысленно. Я бессмысленный в этом смысле. 203- стоп, неправильный телефон. 783-90-25 и 783-90-26. На старости лет, вторая полсотня пошла. Ничего не сделаешь. Алло, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день. Андрей. Алексей Алексеевич, немножечко в воспоминания ударьтесь 15-летней давности, конкретно вокруг вашей радиостанции происходили. В течение раза 4 в течение 2-дней закрывали. Я внимательно слушал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А я же… четырежды.

СЛУШАТЕЛЬ: И вы меняли место дислокации?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет. Спасибо большое. Во-первых, я все-таки напомню, что я в 1991 году был просто корреспондентом, старшим корреспондентом, в общем, почти меня на «Эхо» не было. Я 18-го уехал в Ригу, 19-го в поезде в проводном радио услышал про это все и вернулся в Москву только 20-го. Еще раз хочу сказать, что огромное спасибо газете «Труд» тогдашней, корреспонденту «Труда». Было запрещено продавать билеты после того, он всадил меня в вагон, она, в смысле корреспондентка из Риги. И я приехал сюда в середине дня 20-го, когда мы уже включились после первого выключения или второго. Я не знаю, что здесь было, знаю по рассказам, но поскольку я не перевоисточник, это вопрос к Сереже Корзуну, к Сереже Бунтману. Я только вошел с поезда абсолютно очумевший, поезд шел очень долго, днем пришли. Я приехал сразу на «Эхо», вещи к бабушке забросил, приехал на «Эхо» и оторвавший глаза от бумаги Бунтман – мы не виделись два дня - сказал: «привет. Иди в Моссовет. Там никого нет». И я значит, …даже куска хлеба не дали паразиты. Я пошел, затем из Моссовета, меня сменил Петя Журавлев, это 20-го все, перебазировался в Белый дом, в ночь с 20-го на 21-е я был в Белом доме. 21-го я .. По моему, я там две ночи был. Что-то я уже не помню, честно говоря. Все сутки приходил, уходил, слава богу, Моссовете, потом Белом Доме. Я конфуз расскажу пробел, как говорит Роман Юрьевич. Пробел был в том, что я был на Старой площади у Вольского в тот момент, когда приняли решение… Как я проспал свой исторический шанс называются мемуары. Значит, приняли решение лететь в Фарос и Вольский мне сказал: поехали. И мы бросились по коридорам, по машинам, я сказал, мне нужно предупредить редакцию, никаких мобильных не было ни у кого. Я заскочил в кабинет, не помню кого, стоял кабинет, позвонил Корзуну, потому что был приказ: перемещаешься, сразу сообщай. «Я улетаю в Фарос», бросил трубку, побежал, выскочил на улицу, а видел уже уходящий кортеж. Конечно, меня никто не ждал. Так что я проспал возможность совершенно не по-журналистски, сейчас легко, был бы мобильный, вообще вопросов нет. Не по-журналистски проспал возможность слетать в Фарос с Аркадий Вольским и Руцким. Вот. Этот был тот самый самолет с Руцким. Поэтому уныло поплелся назад в Белый дом. Из «подвигов», как вы знаете, журналистких я имею ввиду 1991 года, в кавычках «подвиги» я имею ввиду. Как раз 21 час, я вывел из кабинета председателя Верховного совета Хасбулатова вывел по стационарному телефону, как раз в тот момент, когда в программе «Время», оченьб смешно было, Хасбулатов дает интервью, я его соединяю, там то ли Корзун, то ли Бунтман был, я то не знаю, не слышно же, у нас там радио не работало на 5-м этаже. Вывел Хасбулатова, выхожу в коридор, а там мне радостно охрана Хасбулатова говорит, что только что в программе «Время» объявили, что вас закрывают. Ну, Спасибо. И нас отключили очередной раз. Третий по-моему. Нет, это был второй. И все. Потом я в белом доме ходил. Ростропович, то се. Я помню все, 22 августа вечером я работал в эфире, потому что они праздновали годовщину «Эхо Москвы», ровно год нам исполнялся 22 августа 1991 году. В соседнем помещении, выпивали и заодно, понятно что было, приводили, Ростропович как раз пришел. А я сидел в эфире. Потому что не мог отойти, потому что выпивать не давали, потому что Корзун ввел сухой закон, как ввел, так по сию пору он здесь действует. Обида на 22 августа 1991 года, зато потом, когда мы закончили эфир, по моему в 21.00, мы пошли на Лубянку, мы сидели на Никольской, и там как раз к этому времени Феликса Эдмундовича снимали и в это время как раз я наткнулся на Растроповича и мы потащили Ростроповича в эфир. Заново включили эфир, вот я все восстановил, давно было, слушайте, 15 лет уже. Не мало. На самом деле был азарт, никакого подвига не было, была работа. Помнится, схватил выговор от Корзуна, мой первый выговор на «Эхе Москвы», что я никого из ГКЧП не привел, так никто не привел, а это его не касалось. Такой справедливый был выговор. Я же говорю, я сижу в Белом доме, они в другом месте, он –я ничего не знаю, ищи. Как ищи, вышел из Белого дома, обратно уже не войдешь. Да, вот так, все схлопотали по стакану водки, а я выговор. Так оно и было. Ну ничего. Зато в 1993 году мы историю уже поправили. Вот вкратце. Что там мемуары. Еще молодые, еще много чего будет, сказал я угрожающе. 783-90-25 и 783-90-26. Это телефон прямого эфира.

Мне говорят спасибо за Геллера – да, пожалуйста. Нет вопросов.

Теперь у меня про сайт несколько слов. Надо, что будет нового. Тут у меня, я не вижу, под. Кроме подкастинга и камер, тогда не буду говорить, раз не подписались, пожалуйста. Алло, здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Владимир Юрьевич из Москвы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что-то вас плохою слышно, да Владимир Юрьевич, поближе к трубке, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Две просьбы сначала.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Попробуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Первая просьба – выразить большую благодарность Бычковой Ольге и Матвею Ганапольскому. Великолепно держат удар – это просто прелесть. Теперь есть маленькая просьба – нельзя ли все-таки, когда идут последние известия, не включать какофонию, какие-то звуки, шумы, удары, можно ли без этого обойтись?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет. Отвечу. Конечно, шумы не должны быть, а подклад должен быть обязательно. Он дает возможность новостнику держать ритм новостей и для этого это делается. Это делается во всем мире.

Настя мне пишет, а для средней школы книга «История Руси» годится? Настя, это и для средней школы годится, поверьте мне. Геллера я имею ввиду. Алло, здравствуйте. Как вас зовут? Откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич. Алло, Алло.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Если человек не знает, что нужно говорить в трубку а не по приемнику, не буду ждать. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здрасте, как вас зовут и откуда вы звоните?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Хайдар, я звоню из Москвы. У меня к вам такой вопрос. 15 дней назад, это позапрошлое воскресенье, вы говорили о «Хезбаллах». Что «Хезболлах», в Ливане строит мусульманское государство, о христианах.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не так сказал, да, в программе партии «Хезболлы», она с этим шла на выборы, последние. Абсолютно верно, говорится о том, что Ливан должен стать мусульманским государством. А что делать с христианами, которые там живут, что делать с друзами, которые там живут, программу почитайте. Зайдите на их сайты и прочитайте. Это написано в программе политической партии. Они считают, что Ливан должен стать исламским государством. Другое дело, что уже сейчас, когда «Хезболла» в общественном сознании стала лидером борьбы с агрессором, так она стала. Действительно, когда есть внешний враг, все объединяются. Исчезнет внешний враг, он исчезнет, его не будет, «Хезболла», будет вытеснена, я надеюсь, будет вытеснена из Южного Ливана, я надеюсь, и станет обычной банальной партией. Это нормально и пусть станет. Но тогда вы увидите, какая у нее будет программа. Вот смотрите, уже буквально два назад. Вчера или позавчера, Хайдар, уже лидеры христианский партий, друзских партий, джумбла, сейчас не вспомню, не готовился к этому вопросу. Джумбла точно, кто-то еще заявили о том, что «Хезбалла» должна быть разоружена, иначе она будет использовать это оружие во внутри-политической войне. Они бояться ее. А между прочим, там много христиан, много друзов, армян. Так что читайте документы их. Я же не знаком с лидерами «Хезболлы», я могу только читать, что они пишут, что они говорят. Их речи публикуются. Публикует пресса. Думаю, это вполне достаточно для наблюдателей, чтобы понять, если они сохранят ту программу, с которой они шли на выборы и не станут обычной партией, останутся партией с милицией, то это будет новая гражданская война. И убийство Харири – это еще большой вопрос, кому оно было выгодно из политических партий Ливана. Подумайте об этом. Я сказал то, что я прочитал. Алло, здравствуйте. Как вас зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Михаил, Ивантеевка, Московская область.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, вопрос к вам. Как реагирует Мадонна сейчас на угрозу убийства, если она приедет в Москву?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну как. У мадонны есть служба безопасности. Кроме того, история, что ей гарантирована. Во-первых, ее охраняют, насколько я знаю, сотрудники Федеральной службы безопасности, если не Федеральной службы охраны. Кроме того, у нее есть своя система безопасности. Как она должна реагировать? Это ее выбор, ее риски. Вот как раз тут Олег спросил, мне принесли информацию. «Как я должен реагировать на то, что Австрия не пустила израильского спортсмена на соревнования?», только Олег из Чикаго не написал почему. Не гарантирует безопасности израильскому спортсмену на Чемпионате по легкой атлетике. Это нормально. Выбор сторон. Российской - которая может сказать – мы не гарантируем вам безопасность и тогда Мадонна, на мой взгляд, должна собрать вещи и уехать. Или российская сторона заявляет – мы гарантируем вам безопасность, но и ваша служба безопасности должна работать. Тогда Мадонна должна выбирать, Это ее риски, ее жизнь, угроза ее семье и она должна взвесить это. На сколько безопасность, как она считает, будет обеспечена, на сколько она подвергает риску себя, свою семью или это сумасшедшие, которые пишут. Любой известный человек получает такие угрозы постоянно. Как она должна реагировать. Как Мадонна, на мой взгляд.

Дальше. Алло, здравствуйте. Как вас зовут? Откуда вы звоните? СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Вы знаете, я уже звонил. Мне бы не хотелось, чтобы вы меня просто выключили.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все зависит от того, что вы будете говорить.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, смотрите, вы говорите, что допускаете плюрализм, на счет взгляда также на науку. Я согласен. Но нельзя не проведя границы – что наука что не наука.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А кто это границу проводить? Вы? Я? Не будут проводить. Все выключил. Константин, я не буду проводить эту границу. Вот кто-то считает, что астрология – наука, еще раз повторяю, академик Гинзбург считает, что астрология – не наука. Границу кто будет проводить? Ну кто? Вы. Голосованием будем решать? Каждый раз? И будем дальше говорить, а коммунистическая партия – это политика или не политика? Нет. Это не политика, не пускать коммунистов. Чего вы говорите. Даже не звоните с этим, с другим вопросом звоните. Не буду я определять, что наука, что не наука, нет у меня такого мандата. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здрасте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Павел, город Москва. У меня предложение. По воскресеньям идет передача «История одного города»

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, она переедет с этого места. Переедет через неделю.

СЛУШАТЕЛЬ: Там речь идет о столицах других государств.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не только столицах.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, о городах других стран. А может быть распространить эту передачу или может быть в другое время другую сделать о малых городах России.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Может быть о народах России.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, мы проводили маркетинг. Как ни странно, это мало кого волнует. Представляете себе. Мы, прежде чем, принимать решение про эту передачу. Вообще у нас идет исследование рынка, мы ребята серьезные, Мы – газпромовская радиостанция, мы просто так не модем себе позволить. Вот. Газовые баллончики раскидывать. Ну вот, это шутка была. А теперь серьезно. Мы выяснили, что людям очень интересно, мир путешествий - это очень интересная передача, когда приходят люди, которые жили в том или ином городе, куда многие наши слушатели могут не доехать, а некоторые там были, чтобы сравнить впечатления. Экзотические города. Сегодня был Тегеран. По-моему замечательно. Мне кажется, что это правильно. Мы начали проводить исследование и я предложил, я шел по вашему пути. Говорю, давайте проведем исследование малые города России, Ярославль, предположим, извините, если кого обидел, Вологда. Ну города вещания. Нет, не интересно. Нашим слушателям не интересно. Интересно, но меньшей части, нежели той, которые иностранные города, крупные, красивые, о которых они читали в книгах и т.д. Такая история. Может быть печальная. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Виктор из Ростова-на-Дону. Вот в вашем эфире часто звучит. «Люди и деньги», «Деньги не пахнут», что это означает?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не понимаю вашего вопроса, честно говоря. «Деньги не пахнут», - это история, взятая из жизни 12 цезарей, насколько я помню, автор Светоний. Император Веспасиан, был такой император в I веке. Он обложил налогом общественные туалеты. Когда его сын, в будущем император Тит, пришел к папе возмущенным и сказал: «ну, пап, ты совсем сошел с ума. Уже туалеты обложил налогами». Он взял несколько сестерциев , протянув ему, сказал: «ну что пахнут? Деньги, сын мой, не пахнут». Собственно, это ироничная цитата ровно это. Самое известное выражение про деньги. А «Люди и деньги» - ну вы каждый день ими пользуетесь. Чего тут такого. Не понял вашего вопроса, пошли дальше. Алло. Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Владимир из Москвы. Я вот что хочу спросить. Многие газеты, говоря о последней войне между «Хезболла» и Израилей, когда пишут о жертвах, спрашивают, были ли эти невинные жертвы – членами «Хезболла». Почему такой же вопрос не задают, например, по поводу Буденовска. Были ли невинные жертвы – членами банды Басаева?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да вы правы, но что? Потому что так и не спрашивают, невинные жертвы с той или иной стороны. Я еще раз повторяю, что в любой войне есть место военным преступлениям, это факт. Не надо лицемерно здесь раскидывать пальцы. Я не вам, Владимир, прежде всего, это тем, о ком вы говорите. Говорить о том, что невинные жертвы с одной стороны. Невинные жертвы со всех сторон. Вопрос в другом – в тактике действий людей, которые прикрываются невинными жертвами, превращая их по сути дела в заложников. Кому это на руку? Кому на руку уничтожение невинных людей? – террористам. Кто от этого выиграл? У Кого это вызвало симпатию? Кому выгодно, как говорили древние римляне. Вот это надо разделать. То, что в этой войне погибла масса невинных людей, прежде всего, в Ливане, но и в Израиле, это тоже не надо забывать. И то, что там, насколько я знаю, погибли и российские граждане, имеющие двойное гражданство, которое мы не признаем, это что-то мы молчим. Ну, молчим и молчим.

Дмитрий говорит: «Ваше отношение к газете «жизнь» и ее публикациям». Газету «Жизнь» я читаю, публикации неровные, но есть очень хорошие и очень журналистски правильно сделанные.

«Астрологию как науку сформулировал фараон Птолемей», - пишет Александр, - который считал, что Земля находится в центре мироздания, так что Гинзбург прав». Или Птолемей прав. Не важно, пусть они поспорят.

«Зря вы говорите, что малые города России слушателей не интересуют – на «Маяке» есть передача «Терра инкогнито» именно о малых городах России, она очень интересует слушателей, это по субботам утром». Отлично. Я предлагаю всем, кого эта тема интересует, слушать «Маяк» в субботу утром, а кому это не интересно, будут слушать «Детскую площадку». Татьяна, для этого есть разнообразие. Понимаете? Пошли дальше. 1,5 минуты осталось.

Алло, здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, я бы хотела задать вопрос Алексею Алексеевичу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Если скажите, как вас зовут.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Маргарита. Я живу в Москве.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Задавайте, Маргарита. Минута до новостей.

СЛУШАТЕЛЬ: Сейчас уже задавать?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, это вы что ли?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я что ли. Маргарита, время.

СЛУШАТЕЛЬ: Я дозвонилась. 15 лет после путча, много передач на вашем радио, я не ожидала, что дозвонюсь, поэтому волнуюсь, простите, пожалуйста.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы говорите, только до новостей осталось меньше минуты, я не смогу вам ответить.

СЛУШАТЕЛЬ: Понимаю, можете не отвечать. Спасибо, что есть ваше радио. Что есть вы, когда я в том году сидела и слушала ваше в 1993 году и говорили вы, это было единственное, что было на самом деле. Спасибо, что вы есть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое, очень приятно в конце это услышать. Но мы есть, мы будем. Кому-то спасибо, а кто-то будет скрежетать зубами, но это нормально, повторяю раз уж мы выбрали свою позицию, что нас слушают разные люди, с разными взглядами и говорят разные люди с разными взглядами, с вами общаются разные люди с разными взглядами, то мы и будем держать эту линию. А я прощаюсь с вами и передаю вас в руки Нателлы Болтянской. Нет, сначала Оксаны Пашиной, а потом Нателлы Болтянской. Женский вечер на «Эхо Москвы».