Купить мерч «Эха»:

Без посредников - 2005-08-07

07.08.2005

А. ВЕНЕДИКТОВ – Еще один комментарий, комментарий, естественно, связанный со спасением моряков, ситуацией вокруг ВМФ, Павла Фельгенгауэра.

П. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Подводники с батискафа АС-28 спасены, две великие нации, русские и англичане, оказались на высоте положения. Британцы доказали, что их служба спасения подводников готова действовать немедленно и эффективно и где угодно. А русские моряки подтвердили, что могут выжить в самых страшных условиях, в холоде, в темноте, без кислорода, в любой дыре, куда их посылает дурное и вечно лживое начальство. Пять лет после трагедии «Курска» в Баренцевом море наша служба спасения под водой опять оказалась не готова и ни на что не годна. По словам адмирала Попова, после трагедии с «Курском» было закуплено глубоководное оборудование, в том числе специальные гидрокостюмы, рассчитанные на большую, чем 190 м глубину, до сих пор нет судна, которое бы позволило все это использовать. Американцы и англичане строят свою глобальную систему спасения подводников на принципе воздушного базирования, чтобы самолетами оперативно доставлять спасателей и технические средства куда угодно. У них даже есть возможность сбрасывать на парашютах в воду спасательный батискаф, если вблизи нет аэродрома. При этом аппараты типа «Скорпион», что так оперативно доставили на Камчатку и столь эффективно использовали с борта не для них построенного российского корабля, были специально разработаны спасать запутавшиеся на дне субмарины. У наших ничего такого нет. Т.е. у академии наук есть уникальные обитаемые подводные аппараты «Мир», которые погружались к «Титанику», у которых есть манипуляторы, которые могли бы, наверное, освободить батискаф, но они привязаны к своему кораблю «Мстислав Келдыш» и не предназначены для немедленной переброски по воздуху для работы с борта другого судна. В этот раз наше морское начальство более оперативно попросило об иностранной помощи, чем в случае с «Курском», и было готово помощь принять. 5 лет назад англичане тоже предлагали по воздуху оперативно перебросить к «Курску» спасательный батискаф, но их заставили после бюрократических проволочек еще идти неделю морем из Шотландии, тем лишив переживших взрыв на «Курске» даже призрачной надежды выжить. На спасательном батискафе АС-28 нет особых военных секретов, а история «Курска» доказала, что без иностранцев все равно наш флот ничего сам сделать не в состоянии. Помощь призвали вовремя, но при этом, как и во время «Курска», адмиралы опять несли публично всякую ересь, противореча друг другу в том, сколько воздуха осталось на борту, в чем запутался батискаф, все время не договаривая и привирая. Говорили в начале все о рыболовецких сетях, а дело оказалось, прежде всего, в подводной антенне самого ВМФ. Почему спасательный батискаф начальство послало под воду в такое опасное место, где сети, антенны, подводные рифы до 10 м высотой? Адмирал Балтил полагает, что именно осматривать подводную антенну на предмет американских жучков, средств снятия информации. Но обитаемый спасательный батискаф для такой работы не предназначен, почему его не соединили на всякий случай со спасательным судном-маткой тросом, чтобы вытащить, если попадет в беду? Узнаем ли мы ответ или, как после «Курска», полный туман? Останется ли на своем посту после очередного провала главком адмирал Куроедов? И где он был все эти последние дни? В отпуске? Общество вправе, наконец, знать правду.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Павлу Фельгенгауэру по последнему я могу сказать, что с 1 августа Владимир Куроедов лег в госпиталь, с 1 августа, это официально было известно, именно 1 августа и.о. главкома был назначен как раз начальник штаба ВМФ, по-моему, адмирал Масорин, если мне не изменяет память. Тем не менее, вопросы, которые задаются и требуют ответов, еще вопросы задает Михаил Бергер.

М. БЕРГЕР – Хочется верить, что драматическое происшествие с военным батискафом на тихоокеанском флоте – это есть неприятность, которая почти ежегодно постигает нашу страну в августе. Теперь, когда все неприятности позади, неплохо бы разобраться в некоторых деталях. Одна из этих деталей – адмирал Балтин, бывший командующий российским Черноморским флотом. Хорошо и очень хорошо, что этот адмирал нынче в отставке. Он оказался единственным, кто выступил против участия иностранных специалистов в спасении российского военного объекта, попавшего в беду в Беринговом море. Наш бравый адмирал в интервью одному из телеканалов заявил, что англичан и американцев ни в коем случае нельзя пускать в зону бедствия, потому что там много наших военных секретов. И Балтин оказался, действительно, единственным нашим военачальником, считающим, что схема расположения военных буйков или еще какая-нибудь ерунда дороже человеческой жизни, пусть даже этих жизней там семь, как на аварийном батискафе. К счастью, действующие военачальники, тот же командующий тихоокеанским флотом успокоил народ и тех, кто охраняет секреты. Конкретного в интересующей нас точке ничего секретного нет, поэтому участие британцев и американцев не угрожает безопасности России. А если бы угрожало, если бы англичане, участвовавшие в спасении, смогли увидеть что-то совершенно секретное, что тогда? Пусть наши военные моряки и конструкторы, которые были в числе экипажа, задыхаются на дне морском во имя сохранения этих самых секретов? Не сомневаюсь, что отставной адмирал Балтин решил бы именно так. Не сомневаюсь также, что он не единственный, кто с легкостью пожертвовал бы личным составом в любом количестве, но не показал бы потенциальному противнику цвет раскраски военного батискафа. Как же матери и жены должны отпускать своих детей и мужей в такую армию, генералы и адмиралы которой по-прежнему считают людей пушечным мясом? Еще раз повторюсь, к счастью, Балтин никем и ничем уже не командует, к счастью тех, кто ценит жизнь своих солдат, в армии оказалось больше, чем тех, кто выше жизни ценит секреты, реальные и надуманные. К счастью, на этот раз никто не стал высокомерно отказываться от иностранной помощи, чтобы не выдать главного секрета, неспособность российских военных моряков своими силами спасти свой же военный подводный корабль. А трагический опыт подобного поведения, подобных решений мы уже однажды переживали. К счастью, американцы и англичане прибыли вовремя, и британский «Скорпион» освободил батискаф от тросовых сетей, в которые он попал как в ловушку на глубине 200 м. К счастью, российская и иностранная сторона действовали слаженно и эффективно, добились успеха, с чем мы их всех искренне поздравляем. Может, что-то происходит все-таки такое с нашими военачальниками, которые на этот раз решили – сначала спасем, а потом уже разберемся, пострадают наша честь и секреты или нет? Если так, то, возможно, мы доживем до того времени, когда наши дети не будут бояться нашей армии. Сегодня, когда все спасены, меня интересует такой простой вопрос, а было ли там, на самом деле, что-то секретное, мне очень хочется верить, что на самом деле было, но только наши военные решили – черт с ними, с секретами, надо людей спасать, с остальным разберемся потом. Потому что если иностранцев допустили только потому, что дело оказалось не секретным, то по-прежнему остается открытым вопрос, спасли бы моряков, если бы секреты там все же были?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Михаил Бергер.

ЗАСТАВКА

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сейчас мы перейдем к телефонным звонкам. Безусловно, надо поздравить, прежде, прежде всего и первых, семерых спасенных и их семей, это самое главное, и я это делаю просто поздравляю, они живы, потому что смерть непоправима, а все остальное потом приложится. Это первое и главное. Конечно, было принято правильное политическое решение бросить все ресурсы на спасение моряков. И здесь можно сказать несколько похвальных слов в адрес президента Путина, потому что я знаю, что это его решение, решение было принято, в том числе, и призвать иностранных специалистов, коль скоро у нас не было возможности, это правильно. Я обратил бы ваше внимание на то, что спасали моряков, помимо российских, естественно, их товарищей, как раз представители тех стран, которые объявлены некоторыми нашими политиками потенциальными противниками – Великобритания, США, Япония. А где же наши друзья из Китая, которые там рядом находились? Ведь у Китая очень мощный подводный флот. И кстати, там недавно были совместные маневры. Почему же не обратились к Китаю или обратились, а китайцы не захотели или китайцы не пошли, не захотели спасать? Здесь в чем дело, хотелось бы получить ответ на этот вопрос, почему именно правительства тех стран, которые беспрестанно обвиняются некоторыми нашими политиками, в том числе и кремлевскими, напомним вам о лагере на Селигере «Наших», где надо бороться с влиянием Запада. По счастью, ума хватило не бороться с влиянием Запада при освобождении наших моряков. А то так боремся-боремся и все, а тут трескучие фразы с одной стороны, а на самом деле, смотрите, что у нас на этой неделе, совместная работа между российскими и американскими космонавтами, астронавтами на «Шаттле», совместное спасение российскими, британскими и американскими специалистами российских моряков. Мне кажется, что это очень важное явление. И как правильно написала одна слушательница, если б парни всей Земли. Если бы парни всей Земли, по барабану это самую высокую политику, когда люди объединяют, специалисты объединяют свои силы, не думая о том, что они являются, как у нас тут говорят, вероятными противниками, и конкретно вытаскивают конкретных людей, семерых российских моряков, которые вернулись к своим семьям и вернутся, наверное, на флот. И конечно, безусловно, на мой взгляд, все семеро должны быть награждены. Я думаю, что Путин это сделает, потому что подумайте сами, какие чувства и как себя вели бы вы, оказавшись на дне, зная, что случилось 5 лет назад с «Курском», оказавшись на дне всемером в очень узком пространстве, по-моему, 13 на 5 м, длина 13, я не помню, ширина, высота 5, и зная о том, что идет обратный отсчет по времени, и вы там находитесь 75 часов. Я повторяю, 75 часов всемером на этом батискафе, условном батискафе, потому что, как там объясняют, что это не батискаф, а миниподводная лодка, пусть так, военным виднее. Поэтому это, безусловно, удача, безусловно, правильное политическое, прежде всего, политическое решение. Естественно, что без решения в Кремле, к сожалению, наши адмиралы бы на это не пошли, я говорю – к сожалению, потому что мы точно знаем, что, скажем, приказ японским судам идти на выручку был отдан японским адмиралом, а только потом было запрошено мнение правительства Токио. Здесь морское братство или, как хотите, это называйте, было выше, нежели политические и, самое главное, карьерные соображения. Мне кажется, что это очень важно. А дальше уже можно, правильно Путин дал команду разбираться, почему так случилось, что там были за маневры, с которых, кстати, Сергей Иванов улетел как раз в тот день, когда батискаф лег на дно, т.е. раньше он улетел, а буквально через несколько часов после его отлета батискаф лег на дно, как я понимаю. Так что вот, так что я поздравляю наших слушателей, прежде всего, тоже наших слушателей, которые болели, которые переживали. Теперь уже можно разбираться. И еще хотелось бы сказать, обратить ваше внимание на одну историю, которая, на мой взгляд, очень важная. Здесь уже начали давать комментарии – это следствие развала советского флота, кто у нас сказал, по-моему, Сергей Марков сказал, что это развал материально-технической базы советского флота, одна из лучших спасательных служб в мире. Я взял список аварий, катастроф ВМФ СССР и США с 60 по 93 год, можете найти в Интернете, адрес такой navicollection.narod.ru, там посмотреть, и мы с вами увидим, как в 70-80-е гг. буквально раз в два, раз в три месяца происходили события. Мы о них, естественно, не знали, и об этом мало кто знал. Например, 21 октября 81 г. тихоокеанский флот, лодка С-178 в заливе Петра Великого столкнулась с надводным судом, 32 человека погибло. Это был 80-й год. В 81 г. лодка К-27 Северного флота была затоплена в районе Новой Земли, но, слава богу, спасли всех. В 83 г. К-429 типа «Чарли-2» тихоокеанского флота затонула в бухте Крашенинникова, два человека погибло. В 84 г. «Эхо-1», пожар во время боевой службы, 13 человек погибло. И так далее, т.е. здесь есть проблемы у нас и у американцев, видимо, правы те говорят, что это довольно тяжелые проблемы, проблемы безопасности. Главное, на мой взгляд, приходить на помощь и совместными усилиями, там что-то есть у нас лучше, наверное, что-то есть у них лучше, наверное, но понимать, что мы союзники, еще раз повторяю, эта, кстати, история показала, кто подлинные союзники ВМФ, в данном случае. Не китайцы оказались, как ни странно, которые ближе были всех, может быть, чуть дальше, чем японцы, где у них военная база, но мы знаем, что китайский подводный флот, китайский подводные лодки очень сильные. И там спасательные тоже очень сильные структуры. У нас есть время на один телефонный звонок, потом, после новостей и рекламы мы снова перейдем к телефонным звонкам.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ИРИНА – Во-первых, я хочу вам сказать большое спасибо, «Эху Москвы», радиостанции, потому что в какой-то степени благодаря вам события пошли в такую хорошую, позитивную сторону, мы все просто рыдали, когда узнали, что ребята живы. Спасибо.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо, Ирина. У нас тоже тут даже Климов прослезился утром. Аноним пишет – все равно найдутся правдолюбцы, которые будут винить Путина. Вы знаете, винить смотря в чем, я все равно считаю, что президент должен был выступить перед народом. Когда на одной чаше весов, да бог с ним, пусть сидит, молчит, лишь бы дело делал, понимаете? Конечно, но это, действительно, другая политическая культура в нашей стране, выступать будут, когда будут награждать. Если победа, тогда есть выступление, а вдруг было бы, не дай бог, поражение, слава богу, это уже миновало все, то тогда и как-то связываться уже с поражением, если твой образ будет связан с неудачей, не хочется. Но я думаю, что Россия дойдет до того, что культура ее руководителей тоже будет расти. Смотрите, уроки «Курска», действительно, были учтены, не во всем и не всегда и не сразу, но были учтены. И в этом смысле я скажу страшную, может быть, вещь, что, значит, может быть, те 118 человек, которые погибли на «Курске», погибли ради того, чтобы эти семеро были спасены. Вот, мне кажется, как надо ответить было бы на этот вопрос. После новостей я снова в студии.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ – Так, теперь что у нас тут немножко с пейджером. Лена пишет, очень важно, мне кажется, что в данном случае мы можем гордиться нашим президентом, т.к. после его приказа все зашевелились, пишет Лена. Вы знаете, Лена, я еще раз повторяю, что для меня президент – функция. Когда поступает правильно, с моей точки зрения, я хвалю, когда поступает неправильно, с моей точки зрения, я критикую. А насчет гордиться, видите ли, Лена, мы уже что, должны гордиться человеком, когда он поступает правильно? Понимаете, к чему вы меня призвали, гордиться человеком, потому что он совершил правильный, очевидно правильный поступок. И второй момент, это как же у нас выстроена власть, что все шевелятся после того только, как президент стукнет кулаком по столу, это же настолько люди не принимают сами решения даже в таких сложных ситуациях? Есть министр обороны, есть главком ВМФ или лицо, его заменяющее, есть начальник флота для того, чтобы… и все ждут, а вдруг я ошибусь, что скажет президент? Это значит – неправильно выстроена структура власти, но это не тема сегодняшнего нашего разговора. Оля пишет, она со мной не согласна, что наши власти сделали вывод после трагедии «Курска», до сих пор они молчали сутки, власть у нас, нет средств, чтобы спасти моряков, есть скафандры, нет кораблей и т.д. Знаете, на самом деле, конечно, не все сразу учтено, здесь я с вами, Оля, согласился. Я просто говорил об иностранной помощи, в данном случае, это центральный был вопрос, потому что очевидно, что именно этот «Scorpio-45» перерезал эти тросы и дал возможность батискафу всплыть. Сейчас появилась информация о том, что там оставалось от 10 до 12 часов времени. Если нет, что надо было предпринимать? Помните, сколько в «Курск» звали, поэтому мне представляется, что вы не совсем правы, Оля. Власть сделала выводы из «Курска», может быть, она сделала не полностью, не так, как вам хочется, мне хочется, может быть, но они сделаны. И отвечая дальше по вопросу, неужели, Валентина спрашивает, Путин не выступит, не поблагодарит англичан и американцев, я бы добавил и японцев, я думаю, что выступит и поблагодарит. И МИД уже поблагодарил. И моряки, самое главное, кажется, что самое главное – это то, что сегодня сделал командующий тихоокеанским флотом Федоров, если вы видели его сегодня, у него просто, у него, знаете, брызгало из глаз, это надо было видеть, по радио, может быть, не очень слышно. Радость, спасены, они спасены. И он говорил спасибо всем, кто помогал, и англичанам, и американцам. Это правильно. И нет ничего в этом зазорного. Поэтому мне кажется, что, конечно, сейчас будут разбираться, почему на сутки позже, все правильно. Я думаю, что разбираться надо, опять сегодня придется хвалить Путина, Путин был прав в том, что поручил в этом деле разбираться, был прав, что послал туда Иванова, был прав, что приказал принять любую помощь, где он прав, там надо говорить, что он прав. Где он не прав, готов говорить, где он не прав. Он не прав, что выстроил такую систему власти, когда все смотрят наверх и думают, как бы гарант чего-нибудь про меня бы такое плохое бы не подумал, лучше подождем указивки. Но это бюрократическая модель непринятия решений. Вы сами знаете, вы сталкиваетесь с этим в обыденной жизни, насколько трудно найти чиновника, самостоятельно принимающего решение, когда вам оно, гражданам, нужно. Это система власти, которую тоже выстроил Владимир Путин, безусловно. Но в данном случае, мы видим его личные, насколько я знаю, его личные действия, оцениваю их абсолютно позитивно. Я повторяю, главные здесь моряки, а не Путин. И поэтому когда в пятницу, опять же, Михаил Леонтьев с Матвеем разговаривали, тут мне напоминают про эту историю, как раз почему-то Михаил защищал президента, а не думал о моряках. Все в порядке у Владимира Владимировича, не надо его защищать. Он сам себя защитит, за ним армия и флот, надо было тогда говорить о моряках, с моей точки зрения. Но, в любом случае, это особое мнение было Михаила Леонтьева, так же, как особое мнение всех журналистов, поэтому я вам должен сказать, что вы слушаете разные мнения, делайте вывод. Давайте продолжать с вами общение, можно на эту тему, можно на другую тему, это прямой эфир «Эха Москвы», у микрофона Алексей Венедиктов.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРИНА МИХАЙЛОВНА – Вы знаете, мне не дает покоя мысль в связи с трагедией, которая могла бы случиться с моряками, сеть, эта сеть, в которой запутался, сеть браконьеров, ведь это браконьеры, которые живут там же. Это могут быть родственники.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, простите, Марина Михайловна, извините ради бога, откуда вы, я пропустил, это действительно уже объявлено?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРИНА МИХАЙЛОВНА – Москва.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нет, действительно было объявлено, что это?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА МАРИНА МИХАЙЛОВНА – Сеть браконьеров.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, было объявлено, понятно. Понял, не слышал это. Я с вами, опять же, согласен, если эта сеть браконьеров, но там история была достаточно странная, но пока вырисовывается, я могу и сейчас рассказать, могу и подождать. Там же что случилось, там «Скорпион» когда спустился, он перерезал эти кабели антенны. И у него что-то случилось, там произошла дисфункция, как говорят англичане, и сеть была обмотана, эта сеть трижды была обмотана и запеклась вокруг какой-то части. И «Скорпио» поднялся наверх, 15 минут, исправил дисфункцию, стал спускаться, и тут начался подъем, собственно, батискафа. Т.е., видимо, сеть несильно и мешала, потому что «Скорпион» не разрезал сети, насколько я понимаю, на сегодняшний момент такая информация, что «Скорпио» или «Скорпион», наверное, так, он не разрезал сети, насколько я понимаю. Он разрезал тросы и кабели этой антенны. И именно не смог разрезать сеть из-за наступившей дисфункции, поэтому потребовалась починка. Поэтому давайте еще подождем, какую роль там сыграла эта сеть. Мне кажется, что здесь такая история важная. Петр мне пишет – Путин не Ельцин, стучать по столу не в его характере. А я сам видел, Петр, и присутствовал, как он это грохает кулаком по столу, так что вы не обольщайтесь особенно. Это я вам как свидетель говорю.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ (Москва) – Я бы хотел, чтобы в честь английских спасателей прозвучала «God Save The Queen».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да где же мы сейчас найдем «Боже, спаси королеву», есть у нас гимн Великобритании? Сейчас посмотрим, спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Надо это сделать обязательно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сейчас попробуем найти, спасибо большое, да, это верно. Все-таки, конечно, это морское братство, там что-то в этом есть великое, что-то есть в этом великое, понимаете? Хотя, между прочим, там были и гражданские товарищи, англичане, управляли этим «Скорпио», это были, там сложная структура, там 29 человек летело, там управляли-то этим «Скорпио» гражданские, как называется, вольнонаемные, я уже забыл, как это называется. И вы знаете, я, честно говоря, очень тесно эти дни общался со штабом ВМФ, не все в эфир было, по обстановке, там было брошено все, там работали все на это, российские спасатели, что могли, то делали, психологи, очень важно было, представьте себе еще раз, семеро забиты на дне и знают, что было с «Курском». На секунду вы себе представьте. Не хочу умалить ни российских, ни английских, ни американских, ни японских спасателей, ни всех тех, кто шел там на помощь, но, действительно, молодцы все спасатели. Главное – результат. А сейчас можно разбирать полеты, почему сутки ничего не говорили, мы пригласим, спросим, поговорим. Кстати, у нас завтра в три часа адмирал Дорогин будет, он как раз и депутат от этого округа, и он адмирал, служивший в ВМФ, в три часа, по-моему, в два или три часа мы ожидаем его, к нему вопросы. Мне кажется, что это очень важная история. Смотрите, всех фанатиков Запада нужно самих засадить в батискаф и скрыть на дне морском, раз и навсегда, Александр. И наверное, тех, кто освобождал моряков, Александр. Они же западные, правильно? Правильно, Александр? К вопросу.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Вы там сказали, ценой гибели «Курска» спасли семерых теперь.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я сказал, что сделали вывод, и, получается, да, так.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Я не против, т.е. я не спорю с вами. Тут можно и по-другому сказать, что мы лишний раз убедились, что если бы тогда сработали так, как сегодня с этим батискафом, тоже были бы результаты совсем иные.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, то шансы были бы выше, скажем так, мы не можем с вами сказать, какой был бы результат, но шансы были выше.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Вне сомнения.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этом смысле, мне кажется, что в этом урок учтен, вот что я имел в виду. А ведь могли и сейчас упереться, правильно?

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР – Конечно, могли.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Действительно, секреты, там, действительно, спасибо большое, Александр, действительно, секреты, могли упереться. И с антенной там не так все просто. Ольга спрашивает из Казани, есть ли возможность подсчитать, сколько времени прошло с момента обращения за иностранной помощью и результатом, как скоро пришла помощь? Оля, можно говорить только об официальной пока информации. Сутки, с момента заявления об обращении до прилета и начала погружения, как я понимаю, прошли сутки, 24 часа.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ (Москва) – Вы знаете, конечно, это здорово, что все так закончилось.

А. ВЕНЕДИКТОВ – С этого начнем.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Но, вообще говоря, мне кажется, что в связи с интеграцией нынешней давно назрел такой момент, как создание единой общемировой службы спасения, по типу нашего МЧС, чтобы это не было актом политическим каждый раз, когда думают.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Дмитрий, а что делать с секретами-то? Американцы, у них свои, у англичан свои, у нас свои.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – А как Интерпол существует, тоже там секреты какие-то есть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А, по типу Интерпола, да, по типу Интерпола. Но там нет совместных операций в Интерполе.

СЛУШАТЕЛЬ ДМИТРИЙ – Что-то надо думать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, мне представляется, что сейчас, спасибо большое за тему, мне представляется, что к этому еще не сейчас, но к этому придут. Так же, как совместно борются со стихийными бедствиями, к этому придут. И как совместно оказывают гуманитарную помощь голодающим Африки. Да, это действительно важно. Тем более что техника сложная, событий, я говорю, передо мной лежит, некоторые аварии, некоторые аварии и катастрофы ВМФ СССР и ВМФ США с 60 по 93 гг., вы знаете, волосы дыбом просто, это можно всем посмотреть на сайте просто. Что здесь, Нина пишет, не была бы уничтожена держава, не было бы трагедий на Северном и Восточном флоте, мы платим за предательство. Глупость вы говорите, Нина, я же читал вам, я вам сейчас начну тогда перечислять, если хотите. Хотите, когда была держава у нас, 70-й год, К-8, апрель 70 г., пожар при несении боевой службы, гибель в Бискайском заливе на глубине 4 680 м, 52 человека. К-320, 70-й год, облучение. К-19, 24 февраля 72 г., пожар при несении боевой службы в Северной Атлантике, 4 апреля была отбуксирована в базу, 28 человек погибло. В июне 73 г. лодка «Эхо-1», столкновение с судном «Академик Берг», 27 человек погибло. Понимаете, глупости не надо говорить, возьмите и прочитайте статистику. У американцев есть такая же статистика, у них нет развала державы. Мы говорим о том, что нужно сотрудничать для того, чтобы минимизировать такие вещи. Люба пишет – батискаф запутался не в рыболовных сетях, а в противолодочных заграждениях, там сети металлические. Это и резал «Скорпион». Видите, мы еще точно не знаем, поэтому эти вещи, в чем он там запутался, давайте отложим, неважно. Первое, важно, что спасены, дальше, какой вывод из этого сделают, потому что не первое, не последнее событие, происшествие, скажем так, происшествие, поскольку не трагедия, потому что никто не погиб.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ВЕРА СЕРГЕЕВНА (Санкт-Петербург) – Когда распродавали весь флот, надо было на эти деньги покупать такую аппаратуру, а не давать тем, кто распродавал его, строить особняки.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А кто его распродавал? И кому?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ВЕРА СЕРГЕЕВНА – Распатронили же весь флот, и торговый и военный. Тогда одного вице-адмирала судили, правда, ничего не получилось, за это надо отвечать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Очень важно вы сказали, Вера Сергеевна – правда, ничего не получилось. А сейчас мы продали Индии авианосец или как он называется, «Адмирал Горшков», тоже судить надо? Я с вами согласен в одном, Вера Сергеевна, что деньги должны идти, видите, но, видимо, не хватает денег, тут вам и новые лодки закладывают, тут вам и то, и се, и пятое-десятое, сейчас уже сколько военный бюджет? На все, видимо, не хватает.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛЮДМИЛА ИВАНОВНА (Москва) – Я благодарна «Эху Москвы» и всем свободным СМИ, что подняли этот вопрос и не дали нашему правительству, как и в первый раз с «Курском», пропустить время для спасения. Поэтому наглядный урок всем нашим слушателям, если есть в стране свободные СМИ, где есть возможность давать все, что происходит в нашей стране, и хорошее, и плохое, держать в напряжении наше правительство, какой-то контроль чтоб был. И тогда будет у нас налаживаться.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо большое, я с вами абсолютно согласен, почему я все время стою на этой позиции, потому что граждане имеют право получать полностью информацию. Опять тут мне начинают, Елена, по-моему, пишет – не нужно играть словами, мы прекрасно понимаем, что без аварий бывает, но такой беспомощности и такого износа техники в советское время не было. Было. И гораздо больше аварий, Елена, о которых вы просто не знали, потому что как раз не было СМИ, было больше в 70-е гг., чем в 90-е, больше и страшнее, понимаете? Передо мной лежат списки. Прежде, чем что-то утверждать, Елена, вы бы зашли бы, посмотрели, вы, наверное, женщина образованная, взяли бы списочек, посмотрели. Передо мной лежат списки, скажем, возьмем 80-й год. Столкновение подводных лодок Б-88 и Б-833, тихоокеанский флот, 10 июля 80 г., опасное маневрирование АПЛ К-316 4 сентября 80 г., посадка на мель подводной лодки Б-6 12 марта 81 г., столкновение атомных подводных лодок К-43 и К-184, март 81 г., касание подводного гидролокационного отражателя РСПК-НСК-500 21 апреля 81 г., столкновение РПК-СНК-211 Северного флота с иностранной подводной лодкой 23 мая 81 г., касание затонувшего судна подводной лодкой Б-413 5 сентября 81 г., столкновение подводной лодки К-45 с рыболовным траулером «Новокачалинск» 10 сентября 81 г., столкновение и гибель подводной лодки С-178 с теплоходом-рефрижератором 13, 21 октября 81 г., касание грунта АПЛ К-235 21 октября 81 г., посадка на медь дизельной подводной лодки С-363 27 октября 81 г., касание грунта подводной лодки С-158 4 декабря 81, это я только вам 81-й год прочитал, понимаете? Это я вам прочитал только 81 год, это еще неполное, это советское время. Поэтому, Елена, не надо. А при царе какие были подводные лодки, вообще забыли. Миф это все, Елена.

СЛУШАТЕЛЬ БОРИС АНАТОЛЬЕВИЧ – Во-первых, я очень рад, что я дозвонился, вообще, второе, я очень рад, что существует такая замечательная радиостанция. В-третьих, я полностью согласен, не знаю даже, где возражать, единственное, что я могу сказать, мне стыдно за то, что министру обороны не должен президент говорить – ты съезди посмотри, что там надо делать.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это правда, спасибо большое. Это я тоже не понял, это я тоже не понял эту историю, т.е. Путина-то я понял, а про эту историю я не понял, почему нужно было, действительно, президент дает прямое указание – слушай, прошло двое суток, между прочим, 48 часов прошло с того момента, как президент дал команду, сам не соображаешь, нет, съездить? Ты министр обороны. Только не говорите мне, что зачем бы он поехал, а затем, что и сделал, как было сказано, он сидел, контролировал, поздравлял, за тем.

СЛУШАТЕЛЬ РУСЛАН (Дагестан) – Я вашу передачу слушаю, говорите насчет президента, что, мол, не выступил президент. Президент не должен, мне кажется, выступать, каждый должен на своем рабочем месте отвечать, командующий тихоокеанским флотом должен отвечать на своей территории, что происходит. А насчет того, что американцев, англичан пришлось приглашать, за те деньги, которые наши браконьеры Японии продают эту рыбу, знаете?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, конечно, полно браконьеров, согласен.

СЛУШАТЕЛЬ РУСЛАН – Это деньги, и командующий если контролировал бы границу, за эти деньги можно было эту английскую.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Купить аппарат, да?

СЛУШАТЕЛЬ РУСЛАН – Пришли, которые помогали.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я понимаю, купить аппарат, я понимаю.

СЛУШАТЕЛЬ РУСЛАН – Это, которые спасательные, можно было купить и держать это на Тихом океане.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понял, абсолютно верно. Только у меня к вам один вопрос, вы говорите, что там пограничники должны границу контролировать, да? А недавно Владимир Владимирович Путин вручил новые погоны главкому пограничных войск генералу армии Проничеву. Генерал Проничев конкретно отвечает за это, а он получил новые погоны. Кто за это отвечает? Значит, все в порядке, значит, все отлично.

СЛУШАТЕЛЬ РУСЛАН – Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Как, я вам привел пример, я вам привел конкретный пример, кто отвечает за этих людей, которые там браконьерствуют? Правильно, погранцы, правильно? Командующий пограничными войсками – генерал Проничев, правильно? Буквально два месяца назад он из генерал-полковника стал генералом армии по указу президенту. Значит, все отлично, президент доволен, как работает Проничев. Значит, не будет денег, понимаете? Вы все правильно сказали, я вас абсолютно поддерживаю в этом смысле. Но я все равно считаю, вы считаете, что президент не должен выступать, а я считаю, что президент – верховный главнокомандующий, должен был выступить. Но не выступил, бог с ним, понимаете, главное – спасены ребята. Давайте забудем, выступил, не выступил, бог с ним со всем, понимаете. Главное – спасены, не будем мы сейчас по этому поводу на эту тему разговаривать. Так, что у нас дальше. Да, мой отец тоже погиб на подводной лодке, да, это была уже 50 лет тому назад, там же на Тихом океане, да, это правда, потому внимательно слежу за всеми этими событиями и знаю, о чем говорю, понимаете? Просто знаю. И у нас осталось еще две минуты, давайте.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ (Москва) – Я хотел такой вопрос, вы говорите, вроде как сейчас славим победу.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасли, славим спасение. Я слова победа вообще не говорил.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Получиться очень могло бы хуже, плохо, то, что, допустим, призвали англичан, американцев. Англичане хотели подсоединить кислородный баллон и заправить подводную.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Американцы.

СЛУШАТЕЛЬ СЕРГЕЙ – Американцы, да, и заправить подводную лодку кислородом. Наши отказались, могло получиться очень плохо, наступила бы, допустим, плохая погода, штормовая погода, и подсоединить им кислород, у них не хватало бы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, Сергей, это все, конечно, очень интересно и важно будет разбирать, нужно будет разбирать, но я просто думаю, что, знаете, результат, вот он, могло бы быть все ужасно, сутки молчали. В эти сутки могли погибнуть, могло бы, не дай бог, что случиться. Но не случилось. А что касается присоединения баллонов с кислородом, там, действительно, была еще и техническая история, там они не знали, как туда ввести, там нужно было специальную камеру делать для присоединения. Но, в любом случае, что я вам могу сказать, американцы сидели и ждали, что если бы не получилось сейчас у англичан, они готовы были, они сидели уже в этих самых, на кораблях наших, готовы были и то, и то, что было важно, что было предложено мультирешение, много разных решений. И с учетом фактора погоды, фактора готовности, фактора психологического состояния экипажа, фактора наличия воздуха, там оставалось, как говорят, от 10 до 12 часов еще, т.е. было время, все это было соединено, скоординировано, решение приняли, как я вижу, специалисты. Мы с вами видим по результату, приняли специалисты, и в результате, да, победа, а что мы стесняемся этого слова? Да, абсолютная победа всех. Тут некоторые злобствуют типа лучше бы их не звали, англичан, вам-то лучше здесь, чтобы их не звали. Вам-то лучше, конечно, тлетворное влияние Запада на наших моряков распространяется. А, на самом деле, таких очень мало, а, на самом деле, победа, и не надо этого слова бояться. И опять, как всегда, союзники, Россия, англичане и американцы вместе, союзники, как во вторую мировую войну. На сей раз против стихии.