Купить мерч «Эха»:

Без посредников - 2000-08-18

18.08.2000

С.БУНТМАН: Мы одновременно следим за новостями, за тем, что приходит с Баренцева моря. Мы, наверное, с этого начнем нашу программу, с того, как принципиально мы освещаем эти события. Мне кажется, здесь надо сказать несколько слов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я хотел бы просто сказать, что мы приняли решение об изменении программы. Начиная с этого часа (вы помните, что новости должны были идти каждый час), они будут идти каждые полчаса. И в течение всей ночи они будут идти не с шагом раз в час, а каждые полчаса. Спасательные работы, видимо, придутся на ночь, ибо норвежское судно с английской подлодкой сможет начать работу только приблизительно в 21 час по Москве. Поэтому, естественно, мы будем следить за событиями. Это первое принципиальное изменение. Второе принципиальное изменение, которое мы сделаем. Я сразу хочу сказать, что сегодня я заменяю Александра Иллерицкого с нуля часов, Саша приболел. Естественно, таким же образом буду отвечать на ваши вопросы, касающиеся лодки. И третье - может быть, самое главное, - то, что сказал Сергей Бунтман и что я повторяю: мы надеемся, что моряки живы, что часть из моряков живы, поэтому мы не будем менять свои основные программы вплоть до того времени, пока не будет известен результат спасения, эвакуации. Те, кто у нас на станции верующие, молятся за это, а те, кто не верит, просто думают, что чудо возможно. Поэтому программы не будут пока изменены, потому что изменить программы - это заранее признать, что люди погибли. Мы не готовы это сделать. И я перехожу к вопросам, которые пришли к нам по Интернету, по освещению этих проблем. Майк из Санкт-Петербурга обращается вообще к журналистам, не только к нам, видимо, но тем не менее. Он выражает свои претензии к продукту нашей профессиональной деятельности: "Суть в том, что в последнее время из всех типов масс-медиа я не могу получить качественной информации. 80% того, что оттуда идет, является эмоциями, которые являются результатом личных обид журналистов и их закомплексованности". Я думаю, что Майк немножко путает новости и комментарии к ним. Я сейчас не готов говорить об эмоциях, потому что их через край, они будут через край. Это президент может себе не позволять эмоции, хотя я бы на его месте позволил эмоции, а журналисты - такие же люди. Что касается новостей, то в новостях идет только информация, без всяких эмоций. К сожалению, этой информации, Майк, крайне мало. Не исключаю, что мы вас невольно обманываем, потому что нас обманывают официальные лица. Они не допускают, даже близко не подпускают журналистов, кроме журналистов государственного канала, которые, можно сказать, работают практически в подцензурном режиме. Это есть одно из условий, насколько я знаю, соглашения между официальным каналом и властью, главкомом Куроедовым в частности. Поэтому мы не обладаем всей полнотой информации. Вы сами видите, сколько версий, сколько вопросов. К сожалению, журналисты, допущенные к президенту Путину, допущенные к главкому Куроедову, не задают тех вопросов, которые задаете вы и которые задаем мы. Почему они не задают, сказать вам не могу. Поэтому эмоции эмоциями, а информация информацией.

С.БУНТМАН: Тут спрашивали в течение всего этого дня, почему мы так часто обращаемся к иностранным источникам, к нашим коллегам, к газетам. Я вам приведу только два примера. Уже в понедельник через газеты "Дэйли Телеграф" и "Таймс", которые я читал, в Интернете я смог выйти на каталоги тех спасательных средств, которые существуют на вооружении у королевских военно-морских сил, чем они могут помочь России. Это первое. Второе: первый же анализ научного обозревателя британских газет был о том, что основную опасность, кроме температуры и отсутствия воздуха, представляют газы, что нам вчера уже с болью в голосе подтверждал и на чем делал акцент адмирал Балтин. Если не хотели помощь со всех сторон брать, то мы будем информацию брать из всех источников, которые только могут нам помочь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, я хочу сказать, что впервые о спасательной лодке модели LR мы узнали в понедельник из английских газет, в то время как российские газеты о ней написали, если мне не изменяет память, впервые в четверг. Таким образом, наши слушатели узнали о наличии этой лодки уже в понедельник. Еще один вопрос, который связан с нашей работой по освещению. Кирилл Калнин из Вашингтона нам пишет: "Меня огорчают опросы, проводимые радиостанцией в последнее время Результаты явно не отражают мнения большинства по данным моих личных наблюдений и опросов друзей и знакомых. Мне кажется, что сей прискорбный факт указывает на значительное сужение аудитории до уровня специфических ценителей, что должно по себе тревожить редакцию". Я хотел бы сказать Кириллу, что он бы обратился к тем слушателям, которые Я напоминаю, что мы каждый день в 15:35 проводим электронные опросы, где каждый слушатель имеет право высказать свою точку зрения и позвонить - конкретный слушатель, имеющий имя, фамилию, отчество, место жительства, индивидуальный человек. Если вы не доверяете опросам, то вот: уже 15 числа - напомню, 15 числа, это было в 15:50, в понедельник - мы задали вопрос (в понедельник!), правильно ли, что Россия отказывается от иностранной помощи. Мы задали вопрос нашим слушателям. Обычно в это время нам звонит летом около тысячи слушателей за пять минут. Нам позвонило 4248 человек. Это вряд ли свидетельствует о сужении интереса. И тогда 85% наших слушателей считали, что Россия неправильно отказывается от помощи иностранцев в вопросе спасения подводной лодки. Еще один опрос, который был связан с этим, это вопрос вчерашний, 18 число: верите ли вы в то, что российские власти делают все возможное для спасения "Курска" в Баренцевом море. 4322 человека за пять минут звонит. И 75% не верят, что российские власти делают все возможное. Вопрос по Путину был в четверг: считают ли наши слушатели, что президент Путин должен прервать свой отпуск и вылететь в Североморск. За пять минут - 3700 звонков на радиостанцию "Эхо Москвы". И 73% опрошенных придерживаются точки зрения, что президент должен был прервать свой отпуск и вылететь в Москву или в Североморск, в данном случае не имеет никакого значения. Если у вас вопросы к тем, кто за или против, пожалуйста, мы можем устроить дискуссию. Но так голосуют наши слушатели. И вы, Кирилл, имеете такой же один голос, как и любой слушатель "Эха Москвы". Мы и дальше будем задавать вопросы и их комментировать.

С.БУНТМАН: Здесь вопрос: "Уважаемые ведущие! В Мурманске ВМС допустили репортеров ТВ-6, Рен-ТВ и ОРТ. Почему вы говорите, что репортеров телеканалов не допускают?".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что они стоят в Мурманске и не могут ничего снимать. А на месте трагедии, там, где ведутся работы, находится один репортер одного канала. Причем канала государственного, подконтрольного правительству. Поэтому я и говорю, что этот репортер, Аркадий Мамонтов, мой большой друг, я еще раз обращаюсь к нему: задай те вопросы морякам, задай те вопросы адмиралам, с которыми ты общаешься, что случилось, почему случилось, почему лодку не допустили, почему отказывались от помощи, почему сутки об этом не сообщали. Нет таких вопросов. Не то что ответов на это нет, вопросов таких нет! Это либо непрофессиональная, либо подцензурная работа. Вот и все.

С.БУНТМАН: Скорее второе. "Алексей Алексеевич, когда спасателям удастся попасть в затопленную лодку, вранья станет еще больше", - считает Светлана Мстиславовна.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Согласен я с Вами, Светлана Мстиславовна, потому что время ушло. Я вам говорил о разных версиях. Теперь ни одну версию проверить просто невозможно. Если только сегодня нам сообщают о том, что в течение нескольких минут погибло большинство экипажа, и это следует из видеосъемки, то у меня вопрос: когда была проведена эта видеосъемка? Семь дней прошло. Когда? Я думаю, что она была проведена в первый день.

С.БУНТМАН: Я хочу нашему слушателю, который удивляется тому, что наш телефон "уже включен", сказать, что он и не отключался. Это вам не игра, перед которой отключаются телефоны, чтобы все были в равных условиях. Это другая передача. 203-19-22. Мы вас слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Зинаида. У меня был другой вопрос, но в эти дни я не могу ни о чем другом думать и говорить. Я живу около Елоховского собора. Мы сегодня ходили с мамой и молились только за то, чтобы Господь их помиловал, спас. Я хочу сказать тем, кто говорит, что их уже нет: я считаю, что надежда умирает последней. По-моему, надо верить и верить.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы с Вами абсолютно солидарны, надо верить и верить. Более того, если будет спасен хоть один человек, если хоть один человек будет возвращен семье, родине, друзьям, кому угодно - это уже удача. Нельзя говорить о том, что все погибли! Это запрещено. Внутренним должно быть запрещением, хотя законов таких нет, можно говорить все, что угодно, как мы тут выяснили за эту неделю.

С.БУНТМАН: "Есть такая профессия - родину защищать. А где ваша родина и какие ценности защищаете вы?". Может быть, скажем в очередной раз?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не буду я это говорить, потому что моя родина здесь - и что тут говорить! И мы сейчас защищаем флот от тех негодяев и подонков, которые ради спасения своих мундиров утопили 118 российских офицеров и солдат. Все! Вот это и есть наша работа родину защищать. Вот мы ее так защищаем.

С.БУНТМАН: Слушаем звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Дмитрий. Во вчерашнем обзоре меня поразила такая информация, Лев Моисеевич сказал, что сотрудники "Комсомолки" заплатили 18 тысяч за то, чтобы опубликовать список этих офицеров и моряков.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это правда. Сегодня "Комсомольская правда" написала, что они заплатили 18 тысяч за право публикации списка людей, которые были на подводной лодке. Мы получили этот список раньше, мы ничего не платили. Но сам факт того, что нужно каким-то образом выцарапывать людей, которые защищают родину, чья профессия - родину защищать, и прятать его - это свидетельствует о том, что те люди, которые отвечают за то, чтобы это было известно, либо на этом, кстати, наживаются, и тогда имя им - мародеры, либо они преступники. Либо список неточный - кто там еще был?

С.БУНТМАН: Например, в данный момент идет список, как титры идут, по РТР.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У нас есть этот список.

С.БУНТМАН: Уже теперь показывают. "Вся планета спасает подлодку, но не надо трогать Путина, не надо делать бурю в стакане. Как смогут - все равно спасут. Генрих".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Генрих, никто бурю не делает. Бурю делают те, кто не спасает, а не те, кто спасает. А почему не надо трогать Путина? Он что у нас, из касты неприкасаемых? Он что у нас, царь на горе? Между прочим, это его работа такая, президент называется, верховный главнокомандующий. Вот пусть главный и командует. Что же он не командует? Пусть сложит с себя верховного главнокомандующего и отдаст Куроедову. Тогда может сидеть в Сочи.

С.БУНТМАН: "Алексей Алексеевич, Вы действительно верите, что президент с самого начала не знал, что случилось с подлодкой?" - спрашивает госпожа Виноградова.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не верю, я это знаю. Я не могу раскрывать свои источники информации, иначе у вас не будет информации. Президент сначала действительно не знал, что случилось с лодкой. Ему было доложено в воскресенье утром, что "в ходе учения лодка села на дно" и что "сейчас предпринимаются все меры для того, чтобы ее поднять". Вот и все. Ради такого случая, наверное, в воскресенье президенту и не стоило прерывать отпуск по такому докладу. Но когда в понедельник президент, наверное, смотрел телевизор, наверное, ему сообщалось об этом, во вторник где был президент? В среду вечером он выступил, потом в пятницу. Я считаю, что он мог перепроверить то, что ему докладывают военные, у него для этого есть каналы. Но для этого нужно было вернуться в Кремль.

С.БУНТМАН: Алло, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, я хочу выразить вам глубочайшую признательность за то, что вы сообщаете все время информацию и не боитесь, потому что преследования уже откровенные начались, это видно уже достаточно давно. А второе - если посмотреть, то сценарий всего того, что делают власти в смысле информации, полностью аналогичен тому, что было во время Чернобыля. Там события другие, но сам по себе сценарий, ход абсолютно одинаковый.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здесь какие-то два разных взаимоисключающих Вот вам, пожалуйста, пример информации. Какую прикажете версию вам давать? Вы помните, что начальник штаба Военно-морского флота заявил о том, что на 80% это возможность двух взрывов. А начальник пресс-службы Северного флота господин Навродский заявил о том, что на 80% лодка затонула вследствие динамического удара. Вот вам, пожалуйста: начальник и подчиненный, две взаимоисключающие версии. Вот и все. Так работают с журналистами, запуская, между прочим, через нас разные версии и слухи, чтобы скрыть правду. Кому выгодно скрыть правду? Вы сами для себя проанализируйте, кому выгодно. Журналистам? Нет. Семьям? Нет. Выгодно скрыть правду тем, кто отвечает за то, что произошло, и кто чувствует, что он за это отвечает. Вот это самое главное.

С.БУНТМАН: Гениальный вопрос в своей простоте: "Медиа-Мосту выгодна ситуация с "Курском"? В струю попали, чтобы лить грязь на Путина. Валерий".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Валерий, Вам просто надо лечиться. Идите к доктору, нормально, Вам пропишут успокоительное.

С.БУНТМАН: "Господин Венедиктов, может быть, Вашим коллегам из "Комсомолки" стоит преступить через профессиональную честь и назвать имя мародера-информатора? Сергей Кислицын".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здесь не такая простая история. Дело в том, что человек может рисковать тем, что он передает эту информацию. Я еще раз повторяю сегодняшний случай, который меня потряс. Одна из матерей, по-моему, моряка, который на подводной лодке, ехала на поезде в Мурманск. Не было билета. Ее практически обобрали проводники. Не было билетов, ее за взятку посадили в поезд. Мы их смело можем назвать мародерами. Но семьи-то их кормить тоже надо! Это ее сын на лодке, а у них дети голодные плачут. Я просто говорю, что эту ситуацию мародерства и коррупции создают те, кто должен бесплатно отдавать информацию, и те, кто должен был эти семьи в первый же день обеспечить билетами. Загнать самолет "Руслан", черт побери, чтобы их перевезти туда, ближе к подлодке! Это кто должен был делать? Медиа-Мост? ОРТ? Журналисты?

С.БУНТМАН: Да, одна нефтяная компания, как она сделала.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, "ЛУКОЙЛ". Почему "ЛУКОЙЛ" это делает?! Объясните мне, пожалуйста, почему частный бизнес это делает?!

С.БУНТМАН: Потому что считают это необходимым и потому что стыдно за очень многие вещи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не всем стыдно.

С.БУНТМАН: "Поддержите в средствах массовой информации родственников членов экипажа. Они герои", - говорит Алла Анатольевна.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это правда.

С.БУНТМАН: Вот замечательная вещь, которая припевом проходит через очень многие: "Чем мог помочь Путин, если бы приехал в Мурманск?". Сейчас я скажу одно слово: скажите, пожалуйста, чем вы можете помочь, когда вы сидите в больнице у палаты своего родственника? Что, вы будете скальпель держать, бегать с капельницей? Нет. Вы обязаны быть там, где ваши родные люди.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это Сережа сказал эмоционально, а я скажу аналитически, без эмоций. Когда президент, глава любой страны прибывает на место катастрофы Или, самое главное, давайте тут разведем две стадии. Первое: он прерывает свой отдых. Когда он верховный главнокомандующий и гибнут его подчиненные, он просто не вправе быть в отпуске. Он должен прервать свой отдых и войти в тот рабочий режим, в каком он и бывает на рабочем месте с утра до вечера, как обычно делает Путин в Кремле. И второе: присутствие Путина в Кремле, безусловно, сократило бы время передачи туда информации и дало бы ему возможность пользоваться альтернативными источниками информации, перепроверяя то, что ему докладывают военные. И это позволило бы ему правильно принять политическое решение об иностранной помощи не в среду, а в понедельник. Вот и все. То есть здесь есть моральный аспект и чисто практический. А то, что сказал Сережа, это само Чем может помочь президент Клинтон, прилетая в штаты, где пожар?! Чем могла помочь ныне столетняя королева Великобритании королева-мать Елизавета, когда после бомбежки фашистской авиацией Ковентри приехала в этот город, на развалины, и обнимала искалеченных людей?! Чем она могла помочь? Вот этим самым. Нация сплотилась вокруг королевы-матери тогда, при всех неоднозначных сюжетах ее личности. Если бы Путин был в Кремле или с семьями, вопроса бы не было. В конце концов, у него есть функции еще и утешать. Он президент этих людей, которые его избрали, независимо от того, как они голосовали. Он наш президент, и мы вправе от него ожидать и требовать, чтобы он вел себя морально. Моральнее, чем ведут себя другие чиновники.

С.БУНТМАН: Вопрос: почему мы говорим на эту тему. Потому что вы задаете вопросы и потому что это та тема, которая волнует, я думаю, нас всех прежде всего. И тема эта - и журналистская тоже. Слушаем звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Александр. Во-первых, хотел бы согласиться с тем, что только что сказал Алексей Венедиктов по поводу Владимира Путина. Полностью согласен с его мнением. Еще хочу сказать насчет Аркадия Мамонтова. Почему бы вам, когда эта операция закончится и когда все утрясется, где-нибудь через недельку, когда нервы у людей успокоятся, не пригласить его в студию, и пускай он расскажет?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо, Александр. Обещаю, это будет сделано, Аркадий Мамонтов будет приглашен в нашу студию. Сможет ли и захочет ли он прийти, это будет его выбор. Но мы его позовем. Напоминаю, что мы были с Аркадием до сих пор в очень хороших отношениях.

С.БУНТМАН: Спрашивают и снова напоминают, что ведь Горбачев не ездил в Чернобыль.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Горбачев не ездил в Чернобыль. Горбачев совершил грандиозную ошибку, такую же, как Путин, когда разрешил демонстрацию 1 мая в Киеве, уже зная о последствиях. Но Горбачев был в Кремле. Я читал протоколы этих заседаний еще закрытые, в президентском архиве. Один из протоколов был действительно посвящен информационному обеспечению, где было принято решение практически развернуть широкую кампанию дезинформации с участием Михаила Сергеевича. Это правда. Я думаю, что сейчас он об этом вспоминает. Кстати, когда Горбачев был в прямом эфире "Эха Москвы" вчера по этому поводу, мы его практически не спросили про Чернобыль, не успели. Он сам об этом сказал. У него это внутри.

С.БУНТМАН: Знаете, сколько раз в последние годы ни встречаю, он все время и в книгах, и в разговорах постоянно об этом говорит. Несколько эпизодов, когда, как ему кажется, он не сделал жеста, не совершил поступок необходимый - он об этом все время вспоминает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В понедельник из Москвы будет отправлен самолет, который доставит в Мурманск родственников членов экипажа подлодки. Есть телефон: 777-73-10. Родственники людей, которые находятся на подлодке, пометьте себе телефон. Вечерний пятичасовой рейс в аэропорт Мурманска. Справки об этом можно получить по телефону 204-22-78. На семерках только фиксируют, что вы родственник, а подробные справки - по телефону 204-22-78. Это сообщает агентство РИА-Новости.

С.БУНТМАН: "Меня интересует вопрос, - пишет Ольга, - известна ли вам реакция Ельцина. Что с ним и где он?".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Неизвестна нам реакция Бориса Николаевича Ельцина. Насколько я знаю, он под Москвой. Но Вы правы, что была бы интересна его реакция. Кстати, по поводу Горбачева. Я вспомнил, что он тоже учился, и в 1988 году, когда случилось землетрясение в Армении, он немедленно прервал свой официальный визит в то ли Нью-Йорк, то ли Вашингтон (у него был официальный государственный визит) и вернулся в страну. Был такой эпизод.

С.БУНТМАН: Флора и Карабах, мы помним. Это те эпизоды. Тбилиси, Карабах, Вильнюс. Мы помним воспоминания Александра Яковлева по поводу Вильнюса, как это было.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как это информационно было.

С.БУНТМАН: Да. Телефонный звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Виктор. Что называется, вчера Путин сделал плохую мину при отвратительной игре, как мне кажется. Вспоминая землетрясение в Армении, ведь Рыжков в Армении руководил штабом. А сейчас даже Касьянов в Москве. Такое ощущение, что абсолютно ничего не происходит. И второй момент. Как вы думаете, что на самом деле происходит с нашей новой властью? Или это аморальное поведение власти, или это чудовищная бездарность. Давайте вспомним дела Бабицкого, Гусинского и сейчас. Я всегда думал, что как бы до первых жертв Путину и новой власти все сходит с рук.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я Вам попытаюсь ответить. Я уже говорил по этому поводу. Я думаю, что это некомпетентность. Если говорить только о Путине, человек еще не стал президентом и вынужден ориентироваться на тех т.н. технологов, которые ему подсказывают, какой галстук одеть и куда поехать. Мы слышали Глеба Павловского, одного из технологов Фонда эффективной - очень эффективной! - политики, в эфире "Эха Москвы", который сказал, что, если бы президент поехал, это было бы шоу. Вот он прислушивается к этим людям. Они помогли ему взять власть. Самое главное, что должен сделать президент - он должен осознать свою ошибку. Потому что Путин - это не только ваш президент, это мой президент. И сегодня мне стыдно за президента, моего президента, президента страны, который не нашел в себе силы быть с людьми, которые в беде. Мне стыдно. Я надеюсь, что он исправится, извините за педагогический тон.

С.БУНТМАН: Несколько слушателей прислали уточнения, что Михаил Горбачев прервал свою командировку, когда в декабре 1988 года было землетрясение в Армении.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я это сказал.

С.БУНТМАН: Да, просто еще несколько слушателей одновременно с тобой нам прислали. Есть вопросы и на другие темы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Начну с Интернета. Здесь есть позитивная критика. Нам делают замечания, что мы не сильно разобрались в новой социальной концепции церкви, что у нас в эфире проходили ошибки комментариях по поводу абортов и контрацепции. Это очень важный вопрос, Константин Фиников из Красноярска его поднимает. Я вообще думаю, что вопрос по социальной доктрине церкви и вообще социальным доктринам церквей очень интересный. Церковь и общество.

С.БУНТМАН: Мы вчера начали эту тему.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Если у Вас, Константин, есть еще соображения, будьте любезны, в том тоне, в каком прислал, присылайте нам. Он указывает адрес сайта, где эта концепция полностью изложена, то есть помогает.

С.БУНТМАН: Вчера мы передавали адрес еще и официального сайта РПЦ. Там есть очень подробно, у меня даже принтер отказывался печатать, так много там было. Мы вчера с Максимом Шевченко из "НГ-религия" начали эту тему. Вышли, потом долго дискутировали и решили по конкретным вещам дискуссию продолжить: взаимоотношения с государством, проблемы медицинские, этические, семейные. Там очень интересные вещи есть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Олег Демин из Чикаго говорит, что у нас теперь Интернет дает возможность смотреть телевидение из России, поэтому наша прежняя оперативность проигрывает. Доказательство тому - наши постоянные ссылки на другие СМИ. "Основная причина: у вас нет корреспондентов на местах". Вот видите, Вы уже и диагноз поставили Дело не в этом. На самом деле, я считаю, что никакое средство массовой информации не может действовать без ссылок на другие СМИ. Мы просто ссылаемся. Мы просто в этом честны. Каждая нессылка наказывается довольно сурово. Мы профессионально честны. Кстати, по поводу ссылок других. Мы сейчас смотрели Си-эн-эн и видели ссылку на Российское телевидение. Выпуск Си-эн-эн был составлен из выпуска РТР, из выпуска своих корреспондентов, из кадров, снятых НТВ и из архивных кадров, которые были взяты, видимо, на первом канале, тогда это называлось, наверное, Гостелерадио, РТР. Это нормально. Даже самая крупная информационная структура не может все новости собрать только своими силами. Более того, я считаю, что нашим слушателям абсолютно все равно, кто первым добыл эти новости. Мы первые поставляем синтезированные новости для наших слушателей - каждые 15 минут в будние дни. Нас никто не обгонит. И наши, как Вы пишете, "амбиции на первенство в информационном эфире" достаточно велики. Одно я могу сказать. До сегодняшнего дня месячные ссылки во "Франц-пресс" и в "Рейторе", если говорить о тех агентствах, которые работают на Западе, превышали ссылки на ОРТ, РТР, НТВ вместе взятые - то, что делает "Эхо Москвы". И это очень важно для нас. Также российские агентства, но в меньшей степени, продолжают на нас ссылаться честно, как мы на них. И мы видим нашу информационную скорость. Поэтому нам все равно, и вам должно быть все равно, кто это сделал - ОРТ, РТР или НТВ. Важно, что новость дошла до вас. Это наш принцип. Если первой делает другая компания, нам не жалко. Мы берем эту новость, ссылаемся и доносим это до вас, до слушателей. Важно, чтобы вы это узнали. Вот это проблема. И еще одна вещь. Делается замечательное замечание от Игоря Саркисова по Интернету: "Марина Королева говорит о том, что следует в слове "патриАрхия" ударение ставить на вторую букву "а". А буквально в следующем выпуске новостей кто-нибудь заявляет о каких-нибудь событиях в патриархИи. А сегодня ведущий что-то говорил про олимпийские марки на почтампе. Ребята, я вас очень уважаю, но надо хотя бы слушать "Говорим по-русски" самим". Абсолютно правильно! Игорь, спасибо!

С.БУНТМАН: Я в одном городе видел официальную надпись: "Почтампт".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Игорь, Вы абсолютно правы. И Вы просто не представляете, что было без передачи "Говорим по-русски", когда слова "почтампт" или "патриархИя", условно говоря, шли в каждом втором выпуске. Но Вы правы, за этим нужен контроль. Спасибо за напоминание.

С.БУНТМАН: Тебя просят принять меры: "Заставьте, пожалуйста, Бунтмана не фильтровать сообщения. Если его что-то не устраивает, никогда ведь не прочтет!".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Принял. Сидишь на пейджере и читаешь и дебильные вопросы, и нормальные. Вот тебе наказание: читай дебильные вопросы. Про себя. А мне не надо, спасибо.

С.БУНТМАН: Хорошо. "., а частный капитал - неприлично".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понял. Без комментариев. Абсолютно неприлично, что частный капитал организует самолеты, в частности компания "ЛУКОЙЛ", в Мурманск для перевозки родственников, а приличное государство этого не делает.

С.БУНТМАН: Как мне тут в одном сообщении написали, государство так обеднело от приватизации "Назовите, пожалуйста, адреса сайтов, по которым можно прочитать о социальной доктрине РПЦ".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он длинный.

С.БУНТМАН: Подожди. Евгений, Вы знакомы с Интернетом? Делаете так. Влезаете на поисковую систему "Рамблер", потому что адрес - четыре с половиной километра. Влезаете в "Рамблер", залезаете в раздел "Религия", и там все эти дни на первом месте по посещаемости - официальный сайт Русской православной церкви. Нажимаете - и выходите на документы Архиерейского Собора. Там все есть. Это самый короткий путь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давай по нашему новому эфиру скажем.

С.БУНТМАН: Давай, конечно. "Ольга Северская в отпуске?".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Ольга Северская в отпуске, Борис Алексеев в отпуске. Бориса Алексеева с понедельника на вторник будет заменять Лев Гулько и компания. Это с 21 на 22-е. А с 22-го уже я сяду опять. Я считаю, что 22-го принимать поздравления как главный редактор "Эха" я должен сам

С.БУНТМАН: Это ты пойдешь после праздника?

А.ВЕНЕДИКТОВ: После праздника. Это не праздник, это встреча своих будет. Да, наговорю много Еще очень важная вещь по поводу нашей игры "Коровьевские штучки". Сначала по "Московской правде". Во-первых, я напомню, что фотография следующего тура - в "Московской правде". В следующий раз, во вторник, будет уже два очка. Мы удваиваем каждый раз. Правильно я понимаю, по этой формуле, чтобы перекрывать?

С.БУНТМАН: Я сейчас посмотрю. Там как минимум мы удваиваем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Неважно. В общем, не одно. Я должен сказать замечательную вещь. Я очень благодарен всем, кто играл, потому что из 339 позвонивших к нам на пейджер в среду с 19:30 до 20-ти 91% - люди, которые никогда не играли на "Эхо Москвы". По нашей базе их телефоны не проходят. И всего 29 человек, которые играли уже с "Эхом". Те, кто никогда не играет в наши игры, но это игра такая, она свободная, попробуйте купить "Московскую правду" за вторник, попробуйте опознать дом. Да, там дом опять будет?

С.БУНТМАН: Дом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, часть дома.

С.БУНТМАН: Вопрос там будет немножко посложнее. Я вспомнил: два очка. Кстати, там вокруг фотографии все написано: и что будут накапливаться, и что будет большой приз, и что будут очки увеличиваться, и сколько там очков - все написано.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я просил бы наших слушателей сегодня, поскольку мы, видимо, после нуля еще вернемся к ситуации с лодкой, сейчас по возможности и на наш пейджер, и по телефону высказаться по поводу сегодняшнего эфира Матвея и Ксении, по поводу "Коровьевских штучек". Что вас устроило, что вас не устроило, что бы вы хотели предложить, с учетом того, что радио работает на улице. Я могу сразу объявить об изменении в программе. Мы поменяем местами в субботу "Московский час" с "Все на выход". Ксеня молодец, она это предложила. "Московский час" будет с 10 до 11, там будет серьезный гость, а включение "Коровьевских штучек" будет в передаче "Все на выход" с 11 до 12, только по субботам. Это первое, что мы там для себя уловили. Конечно, замечательные наши слушатели, которые пришли, я уже сказал и сейчас повторю, что в следующую субботу Матвей будет разыгрывать несколько пар билетов, немного, на наш вечер 14 сентября, на вечер в Вахтангова. Это для тех, кто пройдет вес три точки. Будет несколько пар. Помимо тех призов, которые у нас остаются.

С.БУНТМАН: "Почему боитесь обсуждать поправки к закону об оружии?". А почему? Будем обсуждать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не очень в курсе. Мы ничего не боимся, как вы уже поняли.

С.БУНТМАН: Мы начали эту тему, была дискуссия у Сергея Корзуна.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Пока что обсуждать? Должны быть эксперты и парламентарии, которые этот закон будут принимать. Я не очень понимаю, неужели вы считаете, что это одна из главных тем?

С.БУНТМАН: Если мне 28 раз прислали сегодня на пейджер, я решил один раз сказать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, я понимаю и готов это делать. Просто сейчас не время.

С.БУНТМАН: Мы о вопросах говорили. Светлана спрашивает, как же быть с нашими дебильными ответами. А вот это уже вы фильтруйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Когда вы чувствуете, что у вас к горлу подступает дебильный ответ, вы его ап - и проглотите.

С.БУНТМАН: Раз - и всё.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И отвечайте по-другому.

С.БУНТМАН: Давайте каждый будет заниматься своим делом (как говорит Глеб Павловский). "Возможно, я прослушал ответ, будет ли на следующей неделе министр культуры Швыдкой или Юрий Лужков".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не знаю. Не запланировано.

С.БУНТМАН: Я сейчас скажу очень интересную вещь про министра культуры Швыдкого. Наша утренняя программа "Арбатский Арс" до 31 августа начинает следующую вещь. Мы взяли большое интервью у Михаила Швыдкого по программе культуры и по бюджету культуры на следующий год. Мы задали вопросы Михаилу Швыдкому, он рассказал по каждому положению, по каждому из искусств, важнейших и менее важных. Мы перезадаем эти вопросы соответствующим людям из творческих союзов, конкретно: библиотекаря о библиотеке, режиссера о театре и так далее, соединяем это, и в каждой программе "Арбатский Арс", начиная с послезавтрашнего дня до 31-го, когда будет принята эта программа, у нас будет идти такое обсуждение. Я думаю, что и вы примете в нем участие, так как у нас есть в программе "Арбатский Арс" вполне интерактивная вещь. Это что касается министра культуры Швыдкого по совершенно определенному поводу. Мы специально это сделали, взяли большое интервью. Так "Будут ли объявлены и награждены победители "Фоторобота"? Юра". Юра, который сегодня тяжелейшую загадку, наверное, и разгадал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно. Я думаю, что это будет сделано в первом часе, с 20 до 21, который будут вести Лев Гулько, Константин Кравинский и Алексей Осин. Я перед ночным эфиром пойду прикорну немножко.

С.БУНТМАН: Я хотел бы на секунду, если меня Алексей Венедиктов не отфильтрует, перезадать крайне неудобный для меня вопрос о том, почему молчат по поводу подлодки "Курск" лидеры многих партий, в том числе "Яблоко", ЛДПР, "Единство", КПРФ.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему, ЛДПР высказалась. Владимир Жириновский сказал, что опять, Норвегию надо топить, что-то в этом роде, я не помню точно. Не знаю, в отпуске, наверное, все. Это же не исполнительная власть, которая должна исполнять спасение. Невозможно предъявить претензии Зюганову, Явлинскому, Жириновскому, Рыжкову, Грызлову, Немцову Хотя Немцов, кстати, высказывался. Кстати, ровно в понедельник Борис Немцов - единственный, пожалуй, вы правы - высказался. Но они не отдают приказаний, они не решают проблему. Еще раз повторяю: главное, на мой взгляд, - это спасти тех людей, которых еще можно спасти.

С.БУНТМАН: Спрашивают, во сколько "Арбатский Арс" (я подряд сейчас читаю).

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно, подряд.

С.БУНТМАН: В 10:05 он начинается и длится до 10:45 каждый будний день. Спрашивают, будем ли мы говорить в том же плане о финансировании науки. Конечно, будем. Естественно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это новый ход, который придуман Сергеем и его командой, я имею в виду, командой "Арса".

С.БУНТМАН: Интервью взяла Вита Рамм и тут же пришла: а не сделать ли нам так? А сделать, конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Было бы желательно, чтобы, как вы подсказали с наукой, может быть, еще что-то подсказали. Нам нужна доброжелательная критика, а не оголтелая.

С.БУНТМАН: Мы не будем, Александр, полемизировать насчет ударения в слове "патриархия", потому что в разные времена было по-разному. "ПатриАрхия" сейчас говорят. "Найдите, пожалуйста, в вечернем эфире время для передачи "Книжечки". Работающим людям совершенно невозможно слушать ее днем. Татьяна". В 14:50 у нас идут "Книжечки". А отчего бы не найти?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Надо поискать.

С.БУНТМАН: Тем более что программа "Книжечки" выходит у нас на воскресный эфир, в котором вы говорите по мотивам рецензии книг, что вот у вас была представлена такая-то книга, я ее хочу. Один раз это можно сделать. "Есть ли какая-нибудь реакция на выступление Немцова вчера по телевидению?".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не знаю, что Борис Ефимович выступал вчера по телевидению. Я знаю, что он в понедельник выступал по "Эху Москвы", и знаю, что он в четверг выступал. Я думаю, что это давление, которое оказывали некоторые политики в виде Бориса Немцова, средства массовой информации практически все, кроме государственных, вне зависимости от хозяина, как вы любите говорить Газета "Известия", газета "Коммерсантъ", газета "Сегодня", "Независимая газета", "Московская правда" - вот вам пять разных холдингов. Все занимали одну позицию по поведению военных и Путина. Я думаю, что это давление, которое оказывалось простыми гражданами в виде опросов А я еще раз напоминаю, я знаю, что те опросы, о которых я сегодня говорил, легли на стол к Путину или, во всяком случае, к Волошину. Они оказали давление на президента в том, чтобы а) было принято решение о помощи любой, б) на перевозку членов семей туда. Хотя бы это. И, видимо, то, что Клебанов Кстати, обратите внимание. Зачем Путину быть в Москве? Отвечу. Приведу один пример. Я нашел ответ. Он формальный, но я думаю, что, экстраполировав его на всю ситуацию, вы со мной согласитесь. Прежде чем вылететь в Североморск, Клебанов полетел в Сочи. Сколько часов до Сочи (туда, обратно) и в Североморск? Сколько часов было потеряно? Просто это. Просто за политическим решением. Посчитали, да? Вот и все. Вот вам ответ Я просто хочу еще раз извиниться перед слушателями. Сереж, извини, пожалуйста, я все-таки скажу. Я напомню, что у нас с Сережей отцы - подводники.

С.БУНТМАН: Нет, у меня папа не подводник. Он просто учился в Мореходке, где учился твой папа. Но мой папа - надводник, офицер запаса.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, моряки. Естественно, мы не можем равнодушно на это взирать. Там, где мы в комментариях, а не в новостях, нас захлестывают эмоции. Я прошу нас понять. Мы считаем этих людей нашими родственниками. Вот и все. Нашими с Сергеем родственниками. Это такое, знаете ли, морское братство. Хотя я никогда, Сергей никогда в Морфлоте не был. Но это через отцов наше братство. Поэтому мы будем продолжать так себя вести и считаем это правильным. Но мы, правда, никогда, в отличие от президента, на подводных лодках не красовались. Извините.

С.БУНТМАН: Когда я был маленький, я ходил в подводной пилотке. Но когда я был маленький. И очень этим гордился.

А.ВЕНЕДИКТОВ: У меня форма сохранилась.

С.БУНТМАН: "Уместны ли в эти дни "Коровьевские штучки"?".

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы повторим еще раз, что да, уместны. Пока люди, мы считаем, живы, это жизнь. Каждый день у нас взрываются на Пушкинской площади, у нас тонут лодки, у нас падают самолеты ("у нас" - я имею в виду, в мире), у нас люди умирают от голода. В таком мире жить нельзя. В таком мире жить не хочется. Есть то, но есть и другое. Есть люди, которые еще живы и надежда на спасение которых сохраняется. И мы ведем наш эфир так, как мы его ведем, до тех пор, пока есть надежда. Один или все 118 будут живы Мы рассчитываем, что кто-то спасется. Может быть, спасутся многие. Может быть, спасутся все. Не знаем.

С.БУНТМАН: "Как попасть к Матвею Ганапольскому в игру "Коровьевские штучки"?". Я сейчас объясню строго по блату. Вы по блату покупаете за страшные деньги газету "Московская правда" в пятницу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В следующую пятницу.

С.БУНТМАН: Вам указывают в ней страницу, где зашифрован маршрут. Вы под большим секретом и за большие деньги добираетесь до одной из обозначенных точек.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сереж, не поймут шутки сейчас, извини.

С.БУНТМАН: Ну правильно. Вот вы добираетесь до одной из точек, там вы видите журналиста. И только наш журналист вам даст листочек. Три точки пройдете Это достаточно близко друг от друга. Мы еще исправим некоторые шероховатости в определении маршрутов, которые были на этой неделе. Вы пройдете три точки и попадете в то место, где Матвей Ганапольский. Это будет один из каких-нибудь ресторанов или кафе, открытая терраса. Придете туда, сдадите свой листочек с тремя отметками и можете выиграть. Как и в "Книжном казино", вы сможете выиграть и сувениры, если даже вы проиграете в очной встрече с разыгранными по лотерее слушателями и присутствующими там, в ресторанчике. Вы сможете выиграть очень большой, страшно большой приз. То есть попасть туда очень просто. Возьмите "Московскую правду" за пятницу, слушайте нашу радиостанцию тогда же - и вы все поймете, как это делается. Сколько сегодня было вообще людей?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Человек 50 было, наверное. Еще очень много было, поскольку там же концерт, там же бард пел, Вадим Егоров. Потом будет следующий бард. Не знаю кто, но будет. Там собирались просто прохожие, аплодировали. Это такое времяпрепровождение, выходной день. Была масса маленьких детей, кстати. Кстати, я напомню, что первый пришедший был из Люберец.

С.БУНТМАН: "Можно ли быть уверенной, что ответы на пейджер по "Коровьевской игре" дойдут? Вы ведь сами часто говорите, что приходят разорванные или неполные ответы". Елена, ведь Вы же присылаете короткий ответ. Но бывают у нас Сегодня пришли от одного слушателя три нуля вместо тех тысяч, которые он говорил, экспонаты Дарвинского музея.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это как телефонная связь или как почта. Во всяком случае, мы делаем распечатку, захватывая полчаса до того и полчаса после того. Необязательно быть первым, кстати. Поэтому даже если с задержкой или чуть раньше приходят, мы это принимаем, распечатываем. Но, конечно, стопроцентной гарантии я дать вам не могу.

С.БУНТМАН: Еще об ударениях. "Переулок ВорОтниковский, а не ВоротникОвский, как у вас говорят на станции". Очень хорошо, когда написано без всякого ударения здесь. Я знаю, что Игорь имеет в виду. Говорят не только у нас на станции, а почти во всей Москве. Меня поразил водитель троллейбуса, который вдруг объявил человеческим голосом: "ВорОтниковский переулок". Я был поражен, что это был первый человек, который сказал правильно. Это ворОтники, которые стояли у ворот.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не знаю, ФлОрида или ФлорИда. Старый спор. Есть устоявшиеся выражения. Я думаю, что в данном случае можно и так, и так.

С.БУНТМАН: За многие десятилетия устоялось: ВоротникОвский. Объявляют даже красивыми дикторскими голосами. Так что

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте там, где нет однозначности, будем терпеть.

С.БУНТМАН: Давайте не будем больше католиками, чем сам Папа, и больше мусульманами, чем сам Пророк.