Купить мерч «Эха»:

Дмитрий Якубовский - Без дураков - 2014-09-13

13.09.2014

С. КОРЗУН: Всех приветствую, Сергей Корзун – это я. Мой сегодняшний гость Дмитрий Якубовский. Здравствуйте, Дмитрий Олегович.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Здравствуйте.

С. КОРЗУН: Думаю, как вас назвать.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Достаточно Дмитрий Якубовский.

С. КОРЗУН: Дмитрий Якубовский.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да.

С. КОРЗУН: Раньше называли «генералом Димой», сейчас все больше ленд-лордом называют в печати.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ну, и то, и то мне не кажется оскорбительным, поэтому я не оспариваю ни то, ни это.

С. КОРЗУН: Удивительно, но для тех, кто смотрит по Сетевизору, то есть, по видео, наш эфир, Дмитрий Олегович сегодня в несколько необычной одежде, такой форменной. Что вдруг такая форма? В образе таком сегодня живете? Сегодня в широком смысле, сегодня в узком смысле.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Это в широком смысле, если вы имели в виду, что я поправился? Тогда в широком. Нет, это обычная одежда для выходного дня: футболка и кепка.

С. КОРЗУН: Футболка такая полосатая, напоминающая, ну, в общем, кому что вполне.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ну, я думаю, мне напоминающая тельняшку, вам – не знаю. Полоски, видите, они же горизонтальные, не вертикальные.

С. КОРЗУН: А, вот в этом отличие. Уже все представили, в каком виде сегодня Дмитрий Якубовский пришел в эфир. Ну, и предприниматель, конечно. Адвокатской, кстати, деятельностью продолжаете заниматься, либо нет? Потому что в наш последний эфир 8 лет назад вы уже говорили, что так иногда...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: И сейчас так же иногда.

С. КОРЗУН: Так же иногда, когда друзья попросят.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ну, слава богу, последнее время этим не приходится заниматься в части, когда друзья просят для судов. А так – только для консультаций.

С. КОРЗУН: Ну, в общем, я думаю, что человек, входящий в две или три сотни швейцарских богатеев может себе это позволить. Как мы выяснили, в общем, из прессы, и швейцарский журнал Bilan составил свой рейтинг, в который включил 12 выходцев из Советского Союза. Вы же выходец из Советского Союза.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: А я, кстати, и выходец и входец, я никуда не выходил из Советского Союза, я в нем живу.

С. КОРЗУН: Так, ну, налоговый резидент Швейцарии, что ли? Почему вас в швейцарский список...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да, я налоговый резидент Швейцарии, но в России тоже плачу налоги, гораздо в большем объеме.

С. КОРЗУН: Ага. То есть, если там ваше состояние оценивают – сейчас скажу – в 500-600 миллионов швейцарских франков, то здесь в России, значит, еще. Это только там верхняя часть айсберга?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Я не берусь это комментировать, я хочу сказать, что, например, за последний 14-й год в России я плачу налогов, ну, точно больше миллиона долларов в месяц. Это совсем не мало.

С. КОРЗУН: Это с зарплаты?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Не, это совокупный налог.

С. КОРЗУН: Понятно. Чем вы в основном занимаетесь сейчас? Недвижимостью? Потому что все последние сообщения были связаны с именно с названием ленд-лорд, иначе как и не величали вас. И объем владений под Москвой ваш, ну, вы сами назвали, это, сколько там, 7 тысяч гектаров, то есть, порядка 70-ти квадратных километров. Это больше, кстати, чем площадь вот этой коммуны Энгельберг, где вы зарегистрированы.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: А вы хорошо подготовились к программе. Площадь коммуны Энгельберг я не измерял.

С. КОРЗУН: О Швейцарии приятно было прочитать: 30 квадратных километров.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да?

С. КОРЗУН: Да.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Вот теперь буду знать. Ну, знаете, как в том анекдоте, когда у еврея спросили, что бы он делал, если бы был царем. Он сказал: ну, и немножко бы шил. Поэтому, я так же, и немножко шью.

С. КОРЗУН: В Швейцарии, если серьезный основной бизнес вашего брата младшего, одного из двух младших братьев...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, в Швейцарии я являюсь основным бенефициаром технологической компании Термишен, это не секрет. Термишен находится на территории швейцарского оборонного концерна РУАГ. Это такая вот новая технология, которую мы развиваем, которая уже применяется и в БМВ, и в Мерседесах, в основном в автомобилестроении. Здесь, действительно, в России я совместно с банком ВТБ занимаюсь девелоперским проектом, теперь вот мы завершили проект в Одинцовском районе, и у нас осталось две площадки в Ступино и в Можайске по развитию и терминальной логистики, и промышленных земель, и социального жилья. При этом при строительстве, планировании строительства социального жилья, мы исходим только из муниципальных цен, то есть, работаем по низшему эконом-классу, для большей доступности.

С. КОРЗУН: В последние дни посыпались сообщения о том, что ВТБ отказывается от сотрудничества. Насколько я понимаю, ваша компания рассчитывала на кредиты от него, на деньги, которые должны были быть инвестированы.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ну, это просто так, вот я сейчас думаю: как ответить? Хочется сказать правду, но хочется, чтобы потом нас с вами по судам не таскали. Поэтому отвечу так: мне кажется, что это ваши недобросовестные коллеги из Интерфакса, получив некий стимул от наших конкурентов, опубликовали ложное заявление. Почему ложное? Ну, во-первых, там написано, как вы читали, что ВТБ не интересуется быть ни инвестором, ни кредитором. Но ВТБ, имеющий в совокупности 30% акций, уже является инвестором. С точки зрения кредитора, этот вопрос рассматривается. Когда будет рассмотрен, тогда и будет видно, заинтересован или нет. Во всяком случае, мы нигде не утверждали ничего подобного, что ВТБ обязан. ВТБ рассматривает этот вопрос, и я думаю, будет какой-то консенсус. А провокация, которую стимулировали через Интерфакс, обычные конкурентные штучки. Очень жалко, что журналисты публикуют такие вещи со ссылкой на анонимные источники, не удосужившись это проверить официальным путем.

С. КОРЗУН: Ну, здравая логика связывает это с санкциями, которые были введены в последнее время, в том числе...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Какая здравая логика может быть у обычной заказухи через Интерфакс со стороны конкурентов? Ну, какая здравая логика? Вы хотите поговорить о санкциях – давайте поговорим о санкциях.

С. КОРЗУН: Поговорим. Но не сразу.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Пожалуйста.

С. КОРЗУН: Еще интересный вопрос. Горки 8, которые то уходили из ваших рук, вы их будто бы продали, там, еще в конце нулевых годов за 100 миллионов долларов или около того.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да.

С. КОРЗУН: То вроде как вернулись снова к вам. Что с этим поселком, в котором, вы... вы там по-прежнему проживаете, кстати?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, я сейчас проживаю в другом месте, перебрался чуть-чуть поближе к Москве. Что касается проекта Горки 8, то в 2007 году мы действительно продали его, там совокупная цена продажи составляла 100 плюс 70, итого – 170 миллионов долларов, с которой уплачены налоги. И был продан пакет 75%, а 25 плюс 1 процент остался у меня, я остался управляющим партнером. И вот в 2014 году мы завершили этот проект, рассчитались с банком и, можно сказать, несмотря на санкции, о которых вы поговорите попозже, завершили эту ситуацию совершенно благополучно.

С. КОРЗУН: Ну, понятно. Еще одна фамилия, кроме фамилии Андрея Костина, еще одна фамилия мелькает в списке ваших партнеров, в том числе в этих разных земельных делах, это Олег Митволь. Он тоже действительно участвует?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Олег Митволь – обычный инвестор, который имеет 5% акций нашей компании, и не более того. То есть, он как партнер, обычный инвестиционный инвестор.

С. КОРЗУН: Ну, и чтобы не очень долго о делах. Значит, правильно ли я понимаю, что в России в основном вы занимаетесь вот этим...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Земельным проектом.

С. КОРЗУН: ... земельным проектом.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да.

С. КОРЗУН: В Швейцарии – это технологический некий проект, которым вы тоже занимаетесь.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да.

С. КОРЗУН: А какими-нибудь высокими технологиями, там, поиском искусственного интеллекта, еще чем-то?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, нет, наш проект в Швейцарии достаточно далек от интеллекта вообще, от искусственного в частности. Обычный технологический проект. Кстати, мы его перенесли и в Россию, у нас уже создано первое совместное предприятие с КАМАЗом, и, даст бог, машины 15-16-го года, выпускаемые КАМАЗом машины, будут иметь уже нашу компоненту. А на Западе, я думаю, что до конца этого года мы станем прямым поставщиком Мерседеса и автомашины класса А, Б и С года с 17-го. Там на Западе уже пойдут с прямыми нашими компонентами. Не по нашей технологии, а с нашей компонентой.

С. КОРЗУН: А компонента эта секретная?..

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, почему?

С. КОРЗУН: ... не называли до сих пор.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ну, это стойки, различные детали, которые требует антикоррозийная защита, с совмещением с мягкостью металла. Вот, собственно, и все.

С. КОРЗУН: Для себя еще инвестируете в какие-нибудь стартапы, или еще что-то?..

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, нет.

С. КОРЗУН: ... то, что сейчас модно.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, нет, я считаю, что с одной задницей на две свадьбы не уедешь, поэтому надо заниматься чем-то одним, но заниматься полное время.

С. КОРЗУН: А благотворительность, поддержка науки, культуры, искусства, средства массовой информации, возможно?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, ну, это все присутствует, притом, в гораздо больших объемах, чем вы думаете. Но я считаю, что благотворительность – это такая вещь, о которой не надо говорить, потому что там, Господь, он и так все видит. А здесь это не обязательно рекламировать. Те люди, которые что-то сделают и об этом говорят, не вызывают у меня большого уважения. Поэтому, раз вы задали этот вопрос, я отвечаю, что мы это делаем в гораздо большем объеме, чем может показаться. И на этом все.

С. КОРЗУН: К политике вернемся. Конец 80-х – начало 90-х было, наверное, самое бурное время для вас. Как я люблю говорить: мои любимые гости в этой программе – это люди, которые высоко поднимались, низко падали, желательно, сидели, много браков, детей, и вообще очень туманная вокруг история. Это вот классический ваш случай. Не скучнее жить стало с тех пор?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Вы знаете, я вообще не вижу большой радости в том, что вы сейчас назвали, Сережа. Подниматься, падать – это не радость. А скука или не скука, это ведь определяется тем, приносит тебе удовольствие то, чем ты занимаешься, или не приносит. Мне приносит.

С. КОРЗУН: А что? Чем? Накопление и умножение денег?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, для меня деньги всегда были инструментом для выполнения чего-то. Деньги сами по себе не нужны. Когда меня спрашивают: вы копите деньги? Я говорю: нет, я деньги не коплю, я коплю эмоции. И для себя я давно понял, что такое богатый человек. Богатый человек не тот, у которого много денег, а тот, которому меньше не хватает. В этом смысле вы намного богаче меня.

С. КОРЗУН: А миссия есть какая-нибудь вот в этом?..

Д. ЯКУБОВСКИЙ: А любая миссия – это только, бог знает, какая. У нас миссия, у меня миссия, у вас миссия. Человек узнает об этом, как правило, либо в момент ее проведения, либо после, но никогда не до.

С. КОРЗУН: Хорошо. Тогда о политике. Сейчас перейдем и к сегодняшней. В то время, насколько мы помним, чемоданами компромата бросались все во всех практически, такое отношение. Сейчас...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Я не бросался. Внимание: я не бросался.

С. КОРЗУН: Чемоданами не бросались.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Вообще не бросался. Не моя тема.

С. КОРЗУН: Никаким компроматом, абсолютно?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет. Вы разве помните, чтобы... это у нас, я помню, там, Верховный Совет, там, в правительство, правительство в Верховный Совет. Я не был ни в правительстве, ни в Верховном Совете.

С. КОРЗУН: Но всегда были рядом где-то и Генпрокуратура, Шумейко...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Быть где-то рядом...

С. КОРЗУН: ... сложные взаимоотношения со всеми силовыми структурами...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Как раз наоборот, очень несложные. Вот. Быть где-то рядом – это наша профессия. И ваша, и моя. Только с разной стороны рядом.

С. КОРЗУН: Но, вот, смотрите, хотя бы, опять же вспомню без деталей, о том, что несколько раз вам пришлось срочно выезжать из России.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да, 4 раза.

С. КОРЗУН: Не было понятно, сможете вернуться или нет.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да.

С. КОРЗУН: Сейчас не возникает такого? Вы, кстати, гражданин России? Или швейцарский подданный?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, у меня европейский паспорт, у меня российский паспорт и вид на жительство в Швейцарии. И ФМС уведомил. В соответствии с новым законом.

С. КОРЗУН: О виде на жительство, да. Ну, что, к сегодняшней политике обратимся. Можно напрямую сравнить то, что вот было в конце 80-х – начале 90-х годов, и что это было на самом деле. Вот сейчас уже, по прошествии лет: это была революция? Это был путч, бунт, какие-то структурно-системные изменения? Либо эпизод, который уже забыли, и прошли...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ну, знаете, во-первых, начну с конца: это, конечно, забыли и прошли. Как мы забывали, что было в 53-м году, в 64-м году и так далее, и так далее. С точки зрения, путч или не путч. Один из сидельцев по первому ГКЧП в тюрьме написал четверостишье: не может путч окончиться удачей, тогда он называется иначе.

С. КОРЗУН: Ну, это переделанные стихи, то ли Бернса, то ли еще кого-то. Это такая парафраза.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Так вот, я вам скажу, это была некая революция, конечно, которая, конечно, с одной стороны, имела объективные предпосылки, с другой стороны, была обусловлена импотенцией власти. Вот вы любите, допустим, Горбачева. Я не люблю. Значит, я считаю, что он или дурак, или американский агент. Но это не мое утверждение, чтобы на нас с вами потом в суд не подали, да? Это мое мнение. Значит, итак, импотенция власти – вторая составляющая. И третья составляющая – конечно, желание Запада – так сказать, не в 17-м году возникло, оно на протяжении последних двухсот лет – максимально ослабить Россию, Советский Союз тогда. Для того чтобы максимально его ослабить, нужно было его разделить. Разделяй и властвуй, что, собственно, и случилось: импотенция власти и желание Запада.

С. КОРЗУН: Сейчас все изменилось? Я вспоминаю наш, перечитал даже, не буду скрывать, наш эфир 2006 года, его, кстати, можно найти и вытащить, и почитать. Там довольно любопытно, как раз и о разных судебных тюремных делах, и о прочих, которые мы сегодня не упоминаем, потому что уже дела давно минувшие.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Это уже никому неинтересно. Уже новых событий достаточно.

С. КОРЗУН: Естественно. Да. Вот, и встретил ваше утверждение, дословно цитирую: страна стала – это 2006 год, 6 лет Путина – страна стала единым управляемым механизмом, закончилось время лебедя, рака и щуки.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Совершенно могу повторить это и сегодня. С. КОРЗУН: Россия была на подъеме, в том числе на экономическом, это вполне понятно, до кризисов, вплоть до 2008 года.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да...

С. КОРЗУН: Сейчас что-то изменилось вот в этой концепции?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: В утверждении – нет. То же самое и сегодня. А что касается кризиса 2008 года – это не кризис России, это мировой кризис, который начался в 2007 году, и который ударил по России. Россия в очередной раз стала как бы жертвой западного кризиса. Причем, под западным кризисом я понимаю не Европу. Жертвой американского кризиса. Это там в Америке 17 триллионов государственный долг, или что. Это там в Америке покатились банки от раздутых пузырей. Это ударило сначала по Европе, потом по России. И в этом смысле Россия с Европой должна наоборот объединяться против американского влияния.

С. КОРЗУН: А с Китаем, кстати?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: А с Китаем все замечательно. Ведь, понимаете, историческая роль России, вытекающая из географического положения, быть между Америкой и Китаем, только американцы дураки не понимают, что если Россия будет не с Америкой, то она обязательно будет с Китаем. Вот сегодня Россия с Китаем благодаря тупости и глупости американского руководства. Ведь, знаете, что мне напоминает вот этот вот гражданин, опять, не будем называть его фамилию: бегающую по Белому дому обезьяну с гранатой. Где даже население Белого дома не понимает, выдернул чеку или еще нет. И вот эта политика привела к тому, что Россия стала в союз с Китаем. А, соответственно, против Америки.

С. КОРЗУН: Ну, с гранатой, надо признать, не один этот гражданин, в общем, бегает. С гранатами сегодня бегают довольно много людей, в том числе вот буквально на наших границах, на ближайших.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Не-не-не, секундочку, секундочку. На наших ближайших границах происходит ситуация, которую придумала Америка с тем, чтобы, первое: ослабить Россию; второе: ослабить Европу; и третье: занять европейские рынки по газу. Это форма войны Америки против России.

С. КОРЗУН: Россия должна была, по идее, усилить свои позиции. На самом деле не понимаю логику вот этого. Как Америка могла затеять украинский кризис...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: О, да ладно! Давайте я вам расскажу подробно с большим удовольствием.

С. КОРЗУН: Давайте.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Очень просто. Когда президент Янукович исполнял роль бульварной проститутки и думал, кому дать, кто больше заплатит, он вел переговоры и с Америкой, и с Россией. Придя к некому консенсусу, он решил – это мое предположение, моя точка зрения...

С. КОРЗУН: Все, что следует дальше – предположения?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: И до этого тоже, да. Значит, он решил, что так или иначе, раз надо уходить, надо поторговаться. И договорился не с теми, договорился с американцами, которые его кинули, дав ему гарантию, что его будут любить, холить и лелеять, лишь бы, уйди от власти. Он ушел – его кинули. Надо сказать, что только дурак мог договариваться с американцами, потому что весь предыдущий опыт последних двух десятилетий граждан, управляющих странами и пытающихся договориться с американцами, был негативен. Вспомним Саддама Хусейна, которого повесили после договора с американцами. Вспомним гражданина из Ливии Каддафи. Уж не помню, куда ему там нож воткнули. Американцы. Президент Мубарак египетский, который отлизывал им все доступные и недоступные места – в клетку на носилках. Ну, и в довершение всего, предъявивший письменные гарантии Мадлен Олбрайт, госсекретаря в то время, господин Милошевич, сразу случайно скончавшийся в Гааге в тюрьме. С американцами договариваться было нельзя, Янукович не понял. Жадность фраера сгубила. Он как был Витя (неразб.) вот там вот в зоне, он так им и остался по интеллекту. А потом бедной несчастной России пришлось его еще приютить на своей территории. Вот как начался этот кризис. Теперь – как он продолжался.

С. КОРЗУН: Так, немножко, о народе-то, который вышел на Майдан, поначалу. Что потом было, это уже другая история.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: А вы считаете, что это народ вышел на Майдан?

С. КОРЗУН: А кто вышел на Майдан, по-вашему мнению?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: На Майдан, по моей версии, вышла гражданка Нуланд, кем там она работала в Госдепартаменте, со своими плюшками, вышла пара американских сенаторов и купленные несчастные бездомные, с одной стороны. А с другой стороны, специально подготовленные боевики. На черта народу это нужно? В результате всего этого якобы Майдана – хочется, знаете, в буквах ошибиться, но вы мне сказали перед эфиром, что какие-то слова запрещены.

С. КОРЗУН: Да-да-да, нельзя.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Поэтому в буквах не будем ошибаться. Так вот, Майдан был инспирирован Америкой. С одной лишь целью: разбалансировать власть на Украине. Но даже американцы, начиная это, не думали, что Янукович так быстро бездарно и тупо сдаст им власть. И когда он сдал им власть, они первое время даже не знали, что с ней делать. Ну, и потом придумали уже все эти там выборы и так далее и так далее. Вы заметили, как Тимошенко отстранили. Почему? Чтобы каждый новый президент, сейчас Порошенко, боялся, что у него в тылу есть его потенциальный приемник. После того, как вот это все случилось на Украине, ну, естественно, Россия не должна была ждать, пока 6-й флот США в Севастополе сделает свою базу.

С. КОРЗУН: Как хитро американцы завели в ловушку Россию! Россия попалась.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Не, не Россию, Украину, Украину.

С. КОРЗУН: Я уже про Россию говорю. Или то, что произошло дальше – это не ловушка?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: То, что произошло дальше, это есть следствие американской политики и открытой, и закрытой на Украине с целью разбалансирования России. А дальше России ничего не оставалось делать: либо надо было ожидать на границах России с Украиной контингент НАТО, а в Севастополе флот, либо надо было действовать. Война – писал кто-то, я не помню – есть продолжение политики другими способами. Поэтому инициаторами всего этого является, совершенно точно, Америка и проституированная власть Януковича.

С. КОРЗУН: Ваше мнение понял. Вернемся еще к этому вопросу. И я возобновлю свой вопрос о том, что же Россия так повелась, или не повелась и вообще ведет себя совершенно безупречно в этом отношении. Ох, как пошли, много-много сообщений сразу посыпалось на эту тему. Любимая тема, последний год кормит нас всех, журналистов и экспертов.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Какая?

С. КОРЗУН: Украина, события вокруг Украины. Только на этом и живем. Если бы не это, то вообще, наверное, не о чем было бы говорить. Делаем короткий перерыв на новости и вернемся снова с студию. Напомню, что сегодня в программе «Без дураков» Дмитрий Якубовский.

НОВОСТИ

С. КОРЗУН: Напомню, что сегодня в гостях у меня Дмитрий Якубовский. Ой, сообщения с удовольствием почитал в это время разные. Из Санкт-Петербурга Сергей пишет: «Этот морячок-Папай...», это тот с такими руками. Помните, Дмитрий?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, не помню.

С. КОРЗУН: Из диснеевских мультфильмов. «... точно что-то не то курит» - предполагает Сергей. Так что, в трубке у нас... Сдаемся?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, слушай, у нас в трубке табак, а что в голове у Сергея, я не знаю.

С. КОРЗУН: Ага, так: «Неужели на «Эхе» вслух произнесли правду?», - предположил человек, но не подписался, испугался, наверное, за правду. «Ну, отжигает Дмитрий, восхищаюсь» - Александр из Ярославля. Ну, и очень много вопросов, определений, в том числе, не очень эфирных, в вашу сторону, естественно.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Я понимаю, что в мою, не в вашу.

С. КОРЗУН: Ладно, возвращаемся к вопросу, есть и существенные замечания. Вопрос гостю от Михаила из Москвы: «Почему вы считаете, что беспорядки на Украине спровоцировали США, ведь наиболее выгодные результаты оказались Китаю. Ищи, кому выгодно, не так ли? А союз РФ и Китая никак не выгоден США».

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Потому что США, когда разжигали эту войну, как до этого и все предыдущие, просто просчитались. Когда США разжигали войну в Сирии, они же не надеялись увидеть у себя в качестве врагов тех – я имею в виду «Исламское государство» группировку – которых они финансировали. Поэтому США в очередной раз ошиблись. И результатом их ошибки стало сближение России и Китая. Более того, я бы не сказал однозначно, что это невыгодно США. Любая война на европейском континенте, я имею в виду евразийский континент, выгодна США, потому что им уже некуда увеличивать свой государственный долг по доллару, им надо укреплять доллар. А укрепить доллар можно двумя путями: либо укрепить доллар, либо ослабить иные валюты. Что они и делают, ударяя по Европе и по России.

С. КОРЗУН: Сегодня звучит о том, что союз России и Китая вроде как свершившаяся вещь, тогда я удивлен, почему Китай еще не вступил в Евразийский союз, не примкнул к Белоруссии, Армении и Казахстану.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Отвечаю. Сегодня союз России и Китая – это вещь не свершившаяся, а начавшаяся. Поэтому на сегодня это начало. Что будет дальше – покажет время.

С. КОРЗУН: Каким партнером, младшим или равным может быть Россия в союзе со второй экономикой мира? Китай я имею в виду пока. Ну, если уходим от союза и, более того, враждуем с первой экономикой мира?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Я считаю, что Россия всегда будет говорить с Китаем на равных и никогда не станет – ну, никогда, я имею в виду, в обозримом будущем, что будет через 50-100 лет, не знает никто. И никогда в этой переговорной позиции не будет младшим партнером.

С. КОРЗУН: Вернусь к своему вопросу. Россия проиграла вот во всех этих событиях вокруг Украины или выиграла? С одной стороны, говорят о кризисе...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: ... я когда был маленьким, я спрашивал маму: мама, ты кого больше любишь, меня или братика? Мама говорила: так нельзя ставить вопрос. Так вот, так, Сережа, нельзя ставить вопрос.

С. КОРЗУН: Ну, это, вообще-то, несравнимые вещи, потому что есть...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Возможно, но так нельзя ставить вопрос. Почему? События...

С. КОРЗУН: Здесь как раз можно измерить.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет. События еще не закончились. События продолжаются. Это не сборка автомашины, где ясно, что через 3 минуты с конвейера выйдет Мерседес, нет. События продолжаются. Я хочу сказать, что сегодня при наличии экономических трудностей - конечно, они есть, безусловно - Россия политически выиграла. Россия показала, что нельзя нас обманывать, нельзя плевать и надо относиться как к равному партнеру. Вот эта, опять, вот я не помню фамилию, вот эта вот женщина из Госдепартамента.

С. КОРЗУН: Псаки.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: А, Псаки, да, а я почему-то всегда читал без буквы «П», так вот, эта женщина из Госдепартамента, которая... и там ее всякие начальники говорили, что Россия – региональная держава. Так это им приснилось. И сегодня они поняли, что это был сон, что Россия – не региональная держава. А Россия – держава, с которой надо считаться, вот и все.

С. КОРЗУН: А по экономике-то – региональная. Это по ядерному оружию она глобальная.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Секундочку...

С. КОРЗУН: По экономики – региональная. Или нет?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет. Поймите, во время Великой отечественной войны нам вообще пришлось вывозить все заводы за Урал, но страна сохранилась. Да, мы сегодня платим плату за то, чтобы не стать вассалами Америки. Многие скажу: а лучше стать, но хорошо жить. Так хорошо жить-то тоже не будем. Потому что, если сегодня, знаете, если сегодня выполнить одно их условие, завтра они введут свой флот в Черное море в Севастополь и скажут нам: а теперь вы газ неправильно продаете, нефть. И вообще в принципе от России нам нужно только газ и нефть, а население – ну, оставим миллионов 10 на обслуживание задвижек. Так что, это, к сожалению, неминуемая развилка.

С. КОРЗУН: А Китай? Со всеми сотнями миллиардов, которые он вкладывает в этот новый проект, согласованный, и платит сейчас. И Китай, говорят, еще гораздо более жесткий переговорщик, чем западноевропейские и американские.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, не так, говорят, что Китай, возможно, в будущем будет более жестким. Так вот, что будет – знает только бог, а мы говорим, что есть сегодня.

С. КОРЗУН: А мы к нему уже привяжемся.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Правильно, но только западные европейцы, они не жесткие, они вынуждены выполнять, как вассалы, волю Америки. И очень многие люди в Европе сегодня симпатизируют России в этом противостоянии с Америкой. Я вам приведу пример. Я пока строил себе дом, строю сейчас, еще не построил, в горах, я снимаю дом у редактора местной газеты.

С. КОРЗУН: Это в Швейцарии?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: В Швейцарии, в Энгельберге. И у него три дочери. Одна уже там совсем взрослая, другая закончила школу, третья еще учится. И он меня спрашивает: вот я сижу и думаю (редактор местной газеты), вот дочь среднюю после школы куда отправить? В Лондон учиться или в Московский университет? Я вам скажу, что настроения в Европе не антироссийские, они антиамериканские. Потому что все понимают, что санкции против России – это такие же санкции против Европы. Они выкрутили руки, американцы, этому французскому президенту Олланду, ему бы за женой лучше за своей посмотреть – он решил посмотреть за Мистралями. Но поскольку он не очень большой специалист в том, что будет, ему бы разобраться с тем, что у него есть. Они сегодня говорят: а мы вам Мистрали не будем отдавать. Ну, Франция попадает на миллиард двести денег, плюс стоимость изготовления и плюс штрафные санкции, которые заложены в контракт. Город, в котором находится верфь, куда уже приехали российские моряки принимать Мистрали, в полном составе выступает против политики Франции.

С. КОРЗУН: Ну, так это естественно. И фермеры выступают. Разумеется.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Санкции Америка вводит не против России, а против России и Европы. Но зависимость Европы от Америки, а точнее сказать, европейских политиков от Америки, которые принимают решения, которые им из Белого дома говорят, так вот, зависимость европейских политиков от Америки вредит и России, и Европе. Поэтому нельзя говорить о европейских санкциях. Можно говорить о санкциях, пролоббированных Белым домом через его контакты в Европе. Контакты Белого дома.

С. КОРЗУН: Европейцы обидятся, швейцарцы обидятся, пускать не будут.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Швейцарцы не обидятся, потому что в прессе говорят: Швейцария ввела такие-то санкции... А никто же не написал правду, да? Швейцария, например, не сказала, что надо закрывать счета российских граждан. Она сказала: новые будете открывать – сообщите. А американская пропаганда пытается примазать Швейцарию тоже к этим санкциям. Швейцария сохраняет нейтралитет. В октябре состоится визит основных бизнесменов Швейцарии в Россию, который проводит Бундесрат, по российским предприятиям. Например, на КАМАЗе они будут в октябре и так далее. Швейцария не сворачивала, Швейцария маневрирует, но сохраняет нейтралитет. А основные, сегодня попавшие под влияние, это Меркель и Олланд. Вот и все. Уж не знаю, чем они шантажируют бедную Меркель. Может, говорят, что она в Штази работала - это я предполагаю. Боятся обнародовать эти материалы. Не знаю, чем они шантажируют этого Олланда. Половина Франции против него выступает. Поэтому, санкций Америки против России нет. Есть санкции Америки против России и Европы. Когда закончат с нашими санкциями, начнут с них.

С. КОРЗУН: Дмитрий Якубовский, напомню, в прямом эфире в программе «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». Из Санкт-Петербурга Леня пишет: «Горбачева не любите, но плодами перестройки воспользовались сполна. И не комплексуете по этому поводу».

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ответ: дорогой Леня, я плодами перестройки не воспользовался. Когда были плоды перестройки и их делили, я не получил ничего из государственной собственности.

С. КОРЗУН: Ладно, ладно! Открытая граница, частная собственность – это и есть главные плоды перестройки-то, в общем.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Тогда ими все воспользовались, все 180, сколько там, 150 миллионов россиян, которые могут ездить заграницу. Я не люблю Горбачева. Я его ненавижу. За то, что именно его действия развалили страну. А вот если бы его действия улучшили страну, пускай была бы частная собственность - китайская модель - пускай были бы открыты границы, но осталась бы государственность. Я бы его любил.

С. КОРЗУН: Понятно. Ну, я думаю, что Михаилу Сергеевичу, в общем, ни холодно, ни жарко от этих сообщений, потому что наслышался много.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Потому что его не любит весь Советский Союз. Потому что считают его виноватым во всем. И правильно считают. И Господь его накажет.

С. КОРЗУН: Вы тоже считаете, или не только Горбачев, а Ельцин с Бурбулисом, как некоторые говорят?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, ну, Ельцин-то просто, как говорится, получивший большое наследство, не знал, как распорядиться, и, в общем-то... Ельцин для меня – абсолютно безвольный человек.

С. КОРЗУН: Да что вы?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да. Вы мне приведете пример 93-го года и расстрела Белого дома?

С. КОРЗУН: Я не настолько жесток, но мог бы, да, в общем.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: А почему вы не настолько жестоки? А это не является секретом. Я думаю, это вынужденная акция. Потом, вы помните, что Борис Николаевич у нас любил на стаканчик присесть, а в этот момент – спросите у любого нарколога – чувство страха притупляется.

С. КОРЗУН: Вернемся еще раз к вопросу о том, выиграла Россия или проиграла. Можете сделать прогноз, что будет через 5 лет? Россия по-прежнему будет в мировой изоляции, за исключением некоторых стран, там, скажем, и Китая?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Если бы я мог сделать такой прогноз, и кто-то бы в него верил, я был бы самым богатым человеком в мире. Ни один человек сегодня в мире не может сделать никакого прогноза не то, что будет через 5 лет, а что будет через год. И вот все это болтание бумажек: а вот, Дойче Банк, аналитики сказали это, а вот, Минэкономики сказало то... Это все ерунда. Это все не считаемые вещи. Это именно прогноз, предположение, допуски. Поэтому, я думаю, что надо отойти от теории прогнозов к теории повседневной работы сегодня. Что надо делать сегодня. В этом смысле санкции нам не только вредят, они нам помогают. Во-первых, наконец, большинство чиновников перестанет ездить заграницу и держать там деньги из страха.

С. КОРЗУН: Уже Владимир Владимирович посоветовал им это, поменьше путешествовать, делом заняться.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да, очень правильно сделал. Второе.

С. КОРЗУН: Вы к чиновникам не относитесь сейчас, да.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Я – нет.

С. КОРЗУН: Можете путешествовать...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да. Это первый момент. Второй момент. Любой подобный шок экономики обязательно стимулирует ее развитие. Ну, не будут нам возить вестфальский хлеб – значит, свой будем растить. Не будет у нас мяса из Европы – замечательно. Вырастим свое или купим в Аргентине, там тоже неплохое мясо.

С. КОРЗУН: А швейцарский сыр где, будем на Кавказе выращивать?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Вы знаете, я думаю, чтобы отсутствие швейцарского сыра – это была самая большая проблема для нашей экономики.

С. КОРЗУН: А если серьезно: ваш бизнес, связанный с недвижимостью, вот этот, он требует больших вложений. Вряд ли есть такие деньги, ну, собственно, нет таких больших как бы инвесторов, которые вкладывали бы собственные деньги. Неслучайно мы в начале говорили о сотрудничестве, там, с ВТБ, одним из крупнейших российских банков.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: ВТБ является партнером в нашей компании.

С. КОРЗУН: Да, партнер.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Это первое. Второе, участие...

С. КОРЗУН: Где брать деньги? Вопрос. Я, собственно, о кредитах о дешевых, от которых отсекли многие банки, в том числе главные банки страны. Где вот вы собираетесь искать деньги? Дешевые кредиты.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Где я собираюсь искать, и где банки собираются искать – это абсолютно два разных места.

С. КОРЗУН: То есть, вы – из тумбочки, конечно...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет. У нас сегодня, я думаю, что одна из единственных больших компаний в России, например, капитализация нашей земельной компании, ее стоимость, составляла на 31 декабря 2013 года (сейчас она увеличилась) 3,8 миллиарда долларов, и у нас закредитовка, то есть, кредитная нагрузка – ноль. Мы вполне можем на сегодняшний день себе позволить, вот, взять трубку, которая кому-то не понравилась, и покурить годик-другой. У нас кредитной нагрузки-то нет.

С. КОРЗУН: Но это вы такие умные. А другие, те, кто рядом с вами в бизнесах, в соседних бизнесах, неслучайно пишут и действующие лица бизнеса о том, что, да, проблемы есть, с дешевыми кредитами будут проблемы. Значит, распечатывать кубышки, государственные какие-то давать деньги, они нужны тем, они нужны...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ответ: никто не спорит, что Америке удалось создать временные экономические трудности для России.

С. КОРЗУН: Так.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Но если на одной чаше весов лежит сохранение государства и его обороноспособность, а на другой чаше весов лежат некие экономические трудности – сейчас неважно, для бизнеса, для государства, для граждан – то я бы (я не знаю, как кто), я бы выбрал сохранение обороноспособности страны и государственности. Да, в ущерб бизнесу. Но, послушайте, речь не идет о том, чтобы есть хлеб без масла. Речь идет о том, что нам говорят: друзья, ну, вы для начала ешьте хоть российское масло, перестаньте жрать западное. Мы не дошли до степени, когда масла нету. Поэтому, это не беда. Это трудности, это дискомфортно, но это не беда.

С. КОРЗУН: Когда будет беда? Если будет?..

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Надеюсь, не будет (смеется).

С. КОРЗУН: По чему мы это узнаем? Какой главный призрак надвинувшейся беды?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: А, вы знаете, в сегодняшней ситуации – я против прогнозов, но я считаю, что тот уровень жизни, который мы достигли за последние 14 лет, это уровень жизни, я имею в виду для граждан, которые занимаются бизнесом, это уровень жизни гораздо выше, чем уровень жизни для подобной категории людей в Европе и Америке. Вы приедете как-нибудь... ну, сейчас-то уже поздно, но посмотрите кадры прошлых лет. Самые большие лодки в мире – Россия, США. Самые большие самолеты в мире – Россия, США. Ничего – значит, не обновим парк личных лодок и самолетов, не купим новый дом в Лондоне за сто миллионов. Но зато бизнес выстоит, и выбор между государством и обороной и новыми лодками и домами пусть ляжет в сторону государства и обороны. Это некое эмбарго на потребление. Это даже полезно. Знаете, как голод: поголодал – вылечил желудок.

С. КОРЗУН: Если вы такой государственник, почему не работаете в государственных органах?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: А это не меня надо спросить.

С. КОРЗУН: А, не позвали? А так бы с удовольствием?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: А я занимаюсь другой работой, я занимаюсь бизнесом. Если бы меня позвали бы, я бы задал этот вопрос.

С. КОРЗУН: На какой должности себя видели бы...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет, ни на какой не вижу.

С. КОРЗУН: То есть, после тех опытов, вы же от партии ЛДПР, по-моему, да, баллотировались в конце 90-х, это давно-давно...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Это было 15 лет тому назад.

С. КОРЗУН: 15 лет назад тогда. Сейчас ни к какой партии не примыкаете?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ни к какой партии.

С. КОРЗУН: Абсолютно. Свою создавать не собираетесь?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ну, что вы, Сережа?

С. КОРЗУН: Все вас устраивает? Замечательная жизнь абсолютно.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Меня все устраивает. Я помню, как мне бабушка говорила: никогда не смотри, у кого лучше, смотри, у кого хуже. И таких будет больше.

С. КОРЗУН: У России был всегда свой путь развития – цитирую вас восьмилетней давности – и свой путь развития России обуславливался всегда наличием царя, неважно, как он называется. Тогда мы как раз поговорили о царе, о холопах. По-прежнему считаете, что России нужна вот такая единая централизованная власть?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да, безусловно.

С. КОРЗУН: И даже на протяжении лет... ну, почему в мире меняется власть.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ответ: да. Вопрос: почему да?

С. КОРЗУН: Именно одна и та же? И постоянная?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да, да,

С. КОРЗУН: Без ротации?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да. Объясню.

С. КОРЗУН: Так.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: У нас в России так заведено: любая ротация власти – это вычищение целого слоя. У нас в 17-м году произошла ротация власти. Что было – вы знаете. Вам это, кстати, тоже не нравится.

С. КОРЗУН: Ну, это даже ротацией не назовешь. Это не совсем ротировали, а просто похоронили и все.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да. У нас в 53-м году произошла ротация власти. Потом в 64-м. потом в 82-м. Заметьте, что дальше при больших сроках нахождения царя у власти все равно после его ухода начинаются зачистки. Не надо думать, что это болезнь 20-го века России. Вспомните смерть Петра Первого – полная зачистка. Смерть Екатерины – полная зачистка. И так можно продолжать. Можно даже к Ивану Грозному спуститься. Поэтому Россия всегда должна иметь долгую персонифицированную личную власть. Эта долгая персонифицированная личная власть в народе называется царем.

С. КОРЗУН: Но когда засиживаются люди – цари или сановники царские, оно же происходит, в общем, ну, гниение, как некоторые даже говорят. Разлагается власть. Власть разлагает, и абсолютная абсолютно разлагает...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ответ: если, например, вам не повезло с женой, это не значит, что надо в России отменить институт брака. Если... я сейчас не тебя имею в виду.

С. КОРЗУН: Думаю, я сейчас в обратку...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да, да, или если мне, допустим... Но мне повезло с женой, кстати...

С. КОРЗУН: 12 браков, 10 жен.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Да. 10 жен. Я с последней живу уже четвертый год и разводиться не собираюсь. Наконец нашел то, что нужно.

С. КОРЗУН: Так.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Спортсменка, комсомолка, активистка. Так вот, возвращаясь к власти. От жен к власти, потом от власти к женам. Так вот, возвращаясь к власти. Любой власти присуще гниение, коррупция. Любой власти. Хоть она год будет, хоть 10 лет, хоть 100 лет. Любой власти.

С. КОРЗУН: Ну, это да, очевидно. Тут никто не спорит.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Поэтому, если вы говорите, что нужно бороться с гниением, с коррупцией и так далее – боритесь. Но это не значит, абсолютно не значит, что гниение и коррупция – следствие длительности власти.

С. КОРЗУН: Ну, вообще, история показывает, что часто оно так и бывает. И чаще всего оно так и бывает.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: А я вам приведу исторический пример, когда чаще всего так не бывает. Например, сколько у нас у власти был Иосиф Виссарионович Сталин? Почти 30 лет. Там, 28, по-моему. Огромный период времени? Безусловно.

С. КОРЗУН: Ну, там в конце была большая победоносная война...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Это неважно. Но 28 лет были 28-ю годами?

С. КОРЗУН: Ну, были.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Конечно, были.

С. КОРЗУН: Были. Это позитивный период в жизни Советского Союза?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Нет. Я сейчас о коррупции говорю.

С. КОРЗУН: Так. О коррупции, хорошо, да.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ну, какая коррупция? Как можно сравнить то, что было тогда с тем, о чем нам рассказывают сегодня? Нет такого.

С. КОРЗУН: Хорошо. Ну, дальше-то, здесь вот, в постсоветский период все идет по нарастающей. Если, там, одного деятеля называли «Миша 2%», то сейчас, говорят, меньше 60-70-ти не берут. Вам виднее, конечно.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Послушайте, не знаю, я не давал.

С. КОРЗУН: Почему не знаете?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Я не давал.

С. КОРЗУН: А, то есть, юристы теперь дают, адвокаты?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Я не давал. Дальше. Вы говорите о том, что идет разложение, а я, например, считаю, что если брать в процентном соотношении пораженные области тела к непораженным, то в ельцинские времена пораженная часть была намного больше, чем сегодня. Тем не менее, почему-то американцы, наши заклятые друзья, в то время молчали, их все устраивало, потому что Россия разваливалась. Потому что нефть стоила в 92-м году 9 долларов. Они молчали. А сегодня они вдруг об этом говорят. Почему? Да не потому, что им нужна борьба с коррупцией и гниением, а потому что им не нужна сильная Россия.

С. КОРЗУН: Ух, как у нас, полторы минуты всего остается. Даже чуть меньше. Последний вопрос тогда уже задаю. Главные ценности в жизни. Такое, после всего этого.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Для меня?

С. КОРЗУН: Да. Государство, семья, бизнес? Что там может быть?

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ответ очень простой: душевное равновесие. Согласие с самим собой. А сюда входит и государство, и семья, и все остальное. Если вы будете жить в согласии с самим собой, вы будете счастливы.

С. КОРЗУН: А вот как научиться это делать? Особенно вот...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Ничего, у меня получилось.

С. КОРЗУН: Несмотря на все бурные годы и истории...

Д. ЯКУБОВСКИЙ: А это есть тот багаж, который просветляет, и говорит: вот это действительно ценно, а это – то, без чего можно обойтись.

С. КОРЗУН: Ага. И этот багаж находит наш сегодняшний герой Дмитрий Якубовский. Спасибо, Дмитрий, за то, что пришли. Не каждый день видишь человека из списка трехсот швейцарских самых крутых олигархов.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Зовите, я буду приходить.

С. КОРЗУН: Так что, позовем, приходите. Спасибо вам. И счастливо всем.

Д. ЯКУБОВСКИЙ: Спасибо. Всего доброго