Купить мерч «Эха»:

Александр Лившиц - Александр Лившиц - Без дураков - 2007-08-30

30.08.2007

С. КОРЗУН: Всем добрый вечер, в студии генеральный продюсер радио «Бизнес FM», ведущий программы «Без дураков» на «Эхе Москвы» Сергей Корзун. У нас программа без прямого участия, кроме всего прочего, что со временем вышли непонятки, приносим свои извинения нашему сегодняшнему гостью. Это Александр Яковлевич Лившиц. Александр Яковлевич, добрый вечер.

А. ЛИВШИЦ: Добрый вечер.

С. КОРЗУН: Мы приносим свои извинения за эти непонятки. Программа передвинулась на час раньше, что не дало возможности раньше встретиться в нашей студии. Александр Лившиц, бывший министр финансов РФ, бывший в ранге вице-премьера тогда. Так это было?

А. ЛИВШИЦ: Да.

С. КОРЗУН: Ныне заместитель генерального директора компании «Русский алюминий». Мы предполагаем поговорить о работе… Да собственно это программа такая персональная, Александр Яковлевич. Тема программы: Александр Лившиц, обо всем, о чем захотите. Скажите, пожалуйста, Вам удобно в кресле топ-менеджеров после министерских кресел?

А. ЛИВШИЦ: Очень удобно, потому что я здесь типа министра иностранных дел, мой контингент переговорный практически тот же, когда я работал на госслужбе. Хотя специфика есть.

С. КОРЗУН: Известно, что Вы вешали повсюду, куда приходили портрет Вашего отца

А. ЛИВШИЦ: Он и сейчас висит за моей спиной.

С. КОРЗУН: Параллельно с ним висят другие портреты?

А. ЛИВШИЦ: Нет, пока нет

С. КОРЗУН: А на государственной службе портрет Ельцина?

А. ЛИВШИЦ: Нет. Он это не любил.

С. КОРЗУН: Он этого не любил, или Вы этого не любили, или вы вместе этого не любили?

А. ЛИВШИЦ: Мне это в голову не пришло. Такой традиции у нас не было. Кто хотел, тот вешал. Кто не хотел, вешал детей на стену или родителей.

С. КОРЗУН: Александр Лившиц. Программа меняется на ходу. Александр Яковлевич, мы дадим Вам сейчас выключить компьютер и сесть в машину прежде, чем продолжить наш разговор, а пока пойдут заготовленные высказывания разных людей о Вас. Если у Вас есть возможность, послушайте. И я вам напомню, что в эфире с нами будет Александр Яковлевич Лившиц по телефону некоторое время, и потом я очень надеюсь, что он, несмотря на московские пробки, появится в студии. Александр Яковлевич, до связи!

А. ЛИВШИЦ: До связи.

С. КОРЗУН: Ну а мы как всегда записали мнения людей. Собственно плохих мнений об Александре Яковлевиче вы не услышите даже от людей, которые являлись его политическими противниками. Но сейчас обратимся к соратникам. Один из таких соратников Георгий Сатаров.

Г. САТАРОВ: Он был одним из тех экономистов, которые естественно вписались в политику прежде всего потому, что они принесли в нее не только академические знания, но и честное отношение к политике. Кроме того, просто замечательный душевный человек. Мне говорить о Саше отстраненно чрезвычайно трудно, потому что этот мой любимый друг. Если говорить о российской политике, то уход из нее людей, подобных Лившицу, людей романтических, он был неизбежен. И российская политика потеряла вот эти качества: честность и искренность. Профессионализм остался, и сейчас есть профессиональные люди, но вот эти качества честность и искренность, они стали фантастическим дефицитом.

С. КОРЗУН: Напомню, что это был Георгий Сатаров со своим рассказом о сегодняшнем госте. Александр Лившиц, напомню гость программы «Без дураков» на радио «Эхо Москвы». Вы сможете высказать и свое мнение об Александре Лившице в течение 5 минут. Очень коротко. Постарайтесь уложиться в 1 минуту. Телефон 363 36 59. А теперь слушаем мнение об Александре Лившице Евгения Ясина.

Е. ЯСИН: Он сыграл видную роль в 2 качествах. Во-первых, как помощник Президента по экономике, я думаю, его работа в этом качестве была особенно эффективной. И, во-вторых, как член Правительства после выборов 1996 года, тогда его формальный статус повысился, но в силу ряда причин эффективность понизилась, но это была видная роль. И сейчас он всегда занимает такую разумную, правильную позицию, лишний раз доказывая, что его взгляды не изменились, что они весьма конструктивны.

С. КОРЗУН: Это был Евгений Ясин, а теперь ваше мнение об Александре Лившице. Напомню, телефон 363 36 59. Алло, добрый день. Добрый вечер, мы слушаем.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

С. КОРЗУН: Как зовут вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Иван Стариков, я работал замминистра экономики в течение 6 лет и много раз встречался с Александром Яковлевичем по служебной необходимости.

С. КОРЗУН: И что вы можете сказать о нем как о человеке?

И. СТАРИКОВ: Меня всегда поражала парадоксальность его ума. При этом, эта парадоксальность была украшена чувством очень тонкого, изящного юмора. Я сейчас являюсь поклонником его литературного таланта. Колонка в «Известиях», которую он ведет, это особый стиль. То, что касается экономическим тем, там есть ирония, глубокий анализ и всегда очень точные выводы, поэтому, по моему мнению, Александр Яковлевич – один из лучших финансистов того самого времени, когда цена за баррель нефти не поднималась больше 12$.

С. КОРЗУН: Спасибо большое. Напомню, что сегодня программа «Без дураков» выходит в таком формате. И начинается раньше, и так будет впоследствии. Начинается в 22 часа. И мы слушаем следующее мнение о нашем госте. Это в прошлом журналист-экономист, обозреватель «Известий» Михаил Бергер.

М. БЕРГЕР: Мне кажется его рыночный подход, современный взгляд на экономику не то, что нашел свое подтверждение, но он собственными руками подтверждает, работая в бизнесе. Это подтверждение того, что у него не было конфликта между тем, что он говорит и тем, что он думает, что часто встречается у людей, занимающих высокие государственные посты. И на должности советника по экономическим вопросам и на должности министра финансов он придерживался либеральных экономических взглядов и оставив госслужбу, он делает все то же и так же.

С. КОРЗУН: Михаил Бергер: «Лившиц что говорил, то и делал». Ваше мнение по телефону 363 63 59. Алло, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

С. КОРЗУН: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Это радио «Эхо Москвы». Очень приятно. Меня зовут Александр Шмидт. Что я могу сказать? Все было правильно задумано, но результаты налицо.

С. КОРЗУН: А что Вы думаете собственно об Александре Лившице как о министре финансов, о помощнике Президента, о руководителе группы экспертов при Президенте Ельцине в середине 90х.

А. ШМИДТ: Я думаю, это единая команда Ельцина и его помощников. И результат достаточно плачевный.

С. КОРЗУН: Спасибо, Александр. Мы поняли. Напомню, что наша тема «Александр Лившиц», и мы слушаем ваши мнения о нашем сегодняшнем госте, который уже, надеюсь, спешит в нашу студию. «Эхо Москвы», добрый вечер, слушаем Вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, я случайно вклинился в передачу. Поскольку были хвалебные такие речи, все в прошедшем времени, я подумал, что Александр уже умер.

С. КОРЗУН: Нет, Александр ответит за себя, придя в эту студию.

Слушатель: Я прошу прощения. А по поводу своего отношения - самое положительное. Я думаю, что если бы в команде Ельцина только такие люди были, то сейчас совсем бы другая ситуация была.

С. КОРЗУН: Спасибо за Ваше мнение. И еще одно мнение, записанное заранее, это Михаил Леонтьев об Александре Лившице.

М. ЛЕОНТЬЕВ: Главное экономическое прозрение Александра Лившица, которое выдержало испытание временем, это то, что нужно делиться. Некоторые люди не выдержали испытание Лившицем, прозрение выдержало испытание. Александр Лившиц не первооткрыватель, он - адаптер такой хороший, очень адекватный. Чем полезен и хорош. Спокойный такой, без фанатизма. Адаптирует стандартную экономическую теорию к некой конкретике.

С. КОРЗУН: Михаил Леонтьев. И даже Михаил Леонтьев не сказал ничего плохого. Напомню, что это программа «Без дураков». Сегодняшний наш гость – Александр Лившиц, который едет в студию «Эха Москвы». Не уверен, что он успеет сразу после новостей появиться в нашей студии, поэтому мы с ним начнем разговор по телефону, а потом вы услышите его воочию у микрофона радио «Эха Москвы». С вами программа «Без дураков», и я ее ведущий Сергей Корзун. Мы вернемся в студию после рекламы.

РЕКЛАМА.

С. КОРЗУН: всем добрый вечер. Продолжаем программу с Александром Яковлевичем Лившицем. По последним сведениям он уже подъехал. Поэтому мы разговаривать с ним не будем, а будем в прямом эфире буквально через несколько минут. Нужно время, чтобы подняться на 14 этаж здания на Новом Арбате в студию «Эха Москвы». Александр Лившиц. У вас есть еще время, чтобы высказать свое мнение о его работе на своих постах по телефону прямого эфира «Эха Москвы» 363 36 59. Я вижу, что некоторые звонки уже есть. Алло, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Меня зовут Алексей, я звоню из города Долгопрудный.

С. КОРЗУН: Что Вы можете сказать про Александра Яковлевича Лившица?

Слушатель: В настоящий момент я молод, 25 лет. Хотя о нем кое-что знаю. Мне кажется, совершенно безынтересный человек, поскольку я видел запись, на которой он сам сознается, как его назначали… премьер-министром он был?

С. КОРЗУН: Нет. Вице-премьером и министром финансов.

СЛУШАТЕЛЬ: Он говорит, что его пригласили в кабинет, и ему четко сказали. Мы тебя назначаем, и ты будешь работать на нас. А он спросил: «А что будет, если я откажусь?» - «Тогда ты не будешь вице-премьером». Поэтому у меня нет к нему никакого уважения.

С. КОРЗУН: Понятно. Александр Яковлевич, тут про Вас рассказали историю. Алексей из Долгопрудного. Алексей, вы можете повторить. Вам сейчас Александр Яковлевич ответит.

АЛЕКСЕЙ: Да. Назывался фильм «Олигархи России». Дело в том, что его пригласили олигархи и сказали ему что, он будет выполнять их требования, а если он не согласится, то не будет вице-премьером.

А. ЛИВШИЦ: Это не совсем точно. Вы немножко напутали. Меня уже назначили министром и вице-премьером, а потом меня пригласили эти олигархи и сказали, что мы здесь главные, это наша страна и вы будете делать то, что мы Вам скажем. Я не готов был слушать этих людей и спросил: «А что со мной будет, если я вас куда-нибудь пошлю?» - «Тогда мы Вас уволим». И уволили и не одного меня. Вот как было на самом деле.

С. КОРЗУН: Александр Яковлевич, у нас тут горячо. Рад Вас видеть. Жаль что чуть-чуть в укороченном варианте. Приношу свои извинения. Ну, с вопросов и начнем. Валерий Павлович Вольнов: «Александр, хотите ли вернуться на госслужбу?» Да или нет и почему?

А. ЛИВШИЦ: Особого желания нет, хотя отказываться считаю неприличным, если предложат, вернусь. Я все прошел, ничего нового не увижу.

С. КОРЗУН: А если на самом верху? На пост Президента?

А. ЛИВШИЦ: На пост Президента? Чего?

С. КОРЗУН: Российской Федерации.

А. ЛИВШИЦ: Шутить изволите?

С. КОРЗУН: А почему нет?

А. ЛИВШИЦ: Да ни за какие коврижки на свете. Я не справлюсь. Это не моя работа.

С. КОРЗУН: Как не справитесь? Нормально. Все знаете, «Спросите у Лившица» программа есть, была точнее.

А. ЛИВШИЦ: «Спросите у Лившица» все знает, но не совсем то.

С. КОРЗУН: А чего Вы не знаете, чтобы стать Президентом?

А. ЛИВШИЦ: Я даже в экономике не все знаю.

С. КОРЗУН: Да подождите, вы на Буша посмотрите, на Клинтона. Они, думаете, знали? Мне кажется, что дело не в каких-то знаниях, а в других навыках.

А. ЛИВШИЦ: А можно о чем-нибудь другом?

С. КОРЗУН: (Смеется). Давайте Бориса Николаевича Ельцина вспомним. Каким качествами обладал он, каких не было у Вас. Почему вы были советником, а он был президентом? Что нужно, чтобы быть Президентом в России?

А. ЛИВШИЦ: Нужно не выбирать рюкзак, какой тебе по силам, а брать самый тяжелый и нести. Он очень хорошо ко мне относился. Я был не то, что слабак, но люди, которые это все вытягивали из болота, я им помогал. Я не был впереди, помогал, пособничал. Тащили другие люди, более сильные, чем я .

С. КОРЗУН: Известен эпизод, когда к Вы пришли к Ельцину с утра с двумя бумагами. Одна с проектом указа Президента, другая – проект заявления об увольнении по собственному желанию.

А. ЛИВШИЦ: Он от природы человек любознательный, любопытный. И я с порога говорю: «Борис Николаевич! Есть идея.» - «Какая?» Я думаю: «Попал». (Смеются). Значит, не уволят. И кончилось это тем, что эту проблему он поручил мне. Как он привык работать всегда. Ты пришел, ты проявил инициативу, значит, ты будешь делать.

С. КОРЗУН: Это был такой критический момент, когда Вы были готовы положить заявление на стол?

А. ЛИВШИЦ: В течение всех этих лет мы ему объясняли, что если есть закон о бюджете, даже Президент не может с ним сделать ничего. Сейчас это звучит смешно. А тогда нет. Он обижался. «Я - Президент, надо срочно дать денег туда-то». Мы говорим: «только поправка к закону».- «К какому закону? Вы посмотрите на эту Думу, они никогда это не примут. Я подпишу Указ и все» - «Нельзя». - «Можно». И вот эти споры они были очень тяжелыми. «Дать туда!» - «Этого нельзя делать!». Он мне жестко по телефону: «Пишите указ». Вешает трубку. Жду через полчаса. Тогда удалось его как-то переубедить.

С. КОРЗУН: Александр Лившиц – гость программы «Без дураков». Александр Яковлевич, Вас журналисты называют и известным пиарщиком и лоббистом удачливым…

А. ЛИВШИЦ: Пиарщиком? Пиаром я не занимаюсь вообще…

С. КОРЗУН: Ну, наверное, памятуя о том, что Вы человек публичный. С Вашим гуманитарным талантом, обаянием и чувством юмора Вы умеете убеждать. Наверное, поэтому. И лоббистом Вас называют.

А. ЛИВШИЦ: Лоббист – да. Международный.

С. КОРЗУН: А что такое международный лоббизм?

А. ЛИВШИЦ: Понимаете, компания очень большая. Имеет интересы по всему миру. В десятках стран расположены активы «Русского алюминия». Глубокая иллюзия думать, что есть хоть одна страна, где что-то делается без властей.

С. КОРЗУН: Без взяток?

А. ЛИВШИЦ: Нет. Без властей. Дело не во взятках. Я этим никогда не занимался, не умею это делать. Это не моя функция. Дело в другом, объяснить им, кто мы такие. Добиться того, чтобы они нам доверяли. Понять, что они от нас ждут кроме производства алюминия. Какие социальные программы, экология. Вот такая дипломатия. Это значительная часть моей работы.

С. КОРЗУН: Вы, наверное, знаете, что писали о Вашем переходе в «Русский алюминий»?

А. ЛИВШИЦ: Нет, даже не знаю.

С. КОРЗУН: Ну, это было наверное давно, 2001 ГОД? О том, что Вы пришли, чтобы поднять престиж «Русского алюминия» как человек с большими знакомствами в кругах. Тогда Олега Дерипаску под каким-то предлогом не пустили на Международный экономический форум, или визу не выдали. Вы сделали свое дело? Сейчас все нормально у «Русского алюминия» со стороны имиджа?

А. ЛИВШИЦ: Во-первых, не я один этим занимался. Имидж компании – это сама компания. Как она себя ведет, выполняет ли контракты, не обманывает. Ни один человек даже с безупречной репутацией не может изменить компанию, если она не меняется сама. Это непосильный труд.

С. КОРЗУН: Компания меняется?

А. ЛИВШИЦ: Да, безусловно. В лучшую сторону.

С. КОРЗУН: Больше открытости? Это Вы говорили, что будущее крупных компаний - это транснациональные корпорации, в том числе и российские.

А. ЛИВШИЦ: Да. Меня недавно даже коллеги похвалили. «Вы помните», - сказал начальник, - «5 лет назад Александр Яковлевич говорил, что мы будем международной компанией?». Это просто путь, другого пути нет. Российский крупный бизнес будет весь таким рано или поздно..

С. КОРЗУН: Трудно ли было врабатываться в «Русском алюминии»? Опять же, встретил несколько упоминаний о том, что несколько Ваших высказываний, в том числе в программе «Спросите у Лившица» были опровергнуты Вашим же руководством.

А. ЛИВШИЦ: Не могло быть опровергнуто, потому что ты либо в программе «Спросите у Лившица», либо работа в «РусАле». Я ушел из этой программы за год до появления в «РусАле». Поэтому я понятия не имел о «Русском алюминии», когда отвечал на эти вопросы.

В. КОРЗУН: Сейчас не страдаете от недостатка публичности?

А. ЛИВШИЦ: Я переболел этим давно. Если меня приглашают на радиостанцию «Эхо Москвы», я прихожу, потому что люблю эту радиостанцию. Это никакая не пиар акция. Хотя каждый бывший крупный начальник этим болеет. Если кто-то скажут, мне это не важно, он лукавит.

С. КОРЗУН: За годы работы в государственных органах, Вы говорили, что лучший отдых, это удалится от всех и от жены, и дочерей, внучек, забиться в лес, разжечь костер. Я, конечно, немного утрирую. График работы такой же плотный, как был?

А. ЛИВШИЦ: Он другой. Конечно, график работы министра финансов 90-х годов не сравним ни с чем. Я не знаю, что такое много работы. Когда я был министром, я понял, что такое много работы. Я много летаю, я практически не бываю в России. За 8 месяцев этого года я пролетел около 200 тысяч километров. Это солидно.

С. КОРЗУН: И во всех странах практически были. Интересы насколько разнообразны «Русского алюминия» или Ваши собственные? Вы же не уточнили.

А. ЛИВШИЦ: Это работа. Интересы по всему миру практически.

С. КОРЗУН: А страна, куда бы Вы хотели вернуться, где бы хотели побывать? Или настолько все достало?

А. ЛИВШИЦ: У меня есть свой дом, есть своя страна. Мне здесь лучше всего. Я с огромным удовольствие прилетаю в Шереметьево.

С. КОРЗУН: А кто с Вами сейчас дома?

А. ЛИВШИЦ: Жена, дочери отдельно живут, приезжают на лето.

С. КОРЗУН: Собираетесь на какие-нибудь праздники?

А. ЛИВШИЦ: Собираемся довольно регулярно.

С. КОРЗУН: Насколько Вы человек патриархально-семейный? Следите , кто из дочек… А! Не смогла приехать!

А. ЛИВШИЦ: Нет, такого у меня не бывает. Нечасто, потому что я постоянно нахожусь за пределами России.

С. КОРЗУН: Кем работают Ваши дочери?

А. ЛИВШИЦ: Одна работает в банке, другая работает в инвесткомпании.

С. КОРЗУН: За их будущее Вы спокойны, все построили как надо?

А. ЛИВШИЦ: Они сами себя построили. Я только подсадил довольно давно. Я им открыл им дверь, а дальше они едут сами. Сами выбирают, где выходить.

С. КОРЗУН: На самом деле , чем Вы заинтересовали? Помогли получить образование соответствующее?

А. ЛИВЩИЦ: Да нет, они получили сами. Они обе замужем, фамилии у них другие. Я как-то у вас в программе проговорился, где они учатся, мне позвонили ректоры этих ВУЗов и сказали: «Как тебе не стыдно, ну нету». А у них уже другие фамилии были. Один раз я им помог, когда они закончили институт, и тут надо было с чего-то начинать. Самую низшую должность, дальше они двигались уже сами.

С. КОРЗУН: Напомню, в нашей программе «Без дураков» Александр Лившиц. Осталось совсем немного времени, значительно меньше, чем предполагалось. Но по нашей вине, приношу свои извинения, больше этого не повторится. Давайте вот о чем спрошу. У Вас имидж, сущность неподкупного министра финансов, человека, который «кичился отсутствием денег». Когда Вас спрашивали, какая у Вас самая крупная покупка, Вы отвечали, у меня дачи нет, дома нет. Сейчас все изменилось. Во что вы вкладываете деньги, во что тратите?

А. ЛИВШИЦ: Это знаменитый вопрос моей жены. Ты годами советуешь стране, куда вкладывать деньги, почему ты этого не делаешь для себя? Мои деньги лежат в банках, я их никуда не вкладываю, потому что боюсь и некогда мне этим заниматься.

С. КОРЗУН: Как изменился Ваш образ жизни после госслужбы?

А. ЛИВШИЦ: У меня появился дом, первый дом в моей жизни, я его безумно люблю.

С. КОРЗУН: В Москве или в Подмосковье?

А. ЛИВШИЦ: В Подмосковье. На Волоколамке.

С. КОРЗУН: И что Вы делаете в доме? Зажинаете костер в любую погоду?

А. ЛИВШИЦ: Нет, я там пишу свои колонки для «Известий», смотрю футбол, отдыхаю. Дом для меня все. Как первая любовь. У меня не было никогда дачи, была квартира. И я понял, что домовладелец и квартировладелец это совершенно разные уровни жизни

С. КОРЗУН: А какие прелести сельской жизни испытываете на себе?

А. ЛИВШИЦ: Образ жизни изменился тем, что у меня изменились отпуска. Я к рулю не прикасался в течение нескольких лет, а жена научилась хорошо водить и как только удается, мы с ней едим в Европу, селимся в гостинице и ездим по всем этим местам.

С. КОРЗУН: Более экзотические места Таиланд, Непал, Венесуэла и другие… Это только по работе?

А. ЛИВШИЦ: Да. Я летаю в такие отдаленные страны, что еще туда и в отпуск? Вот во вторник в Джакарту в 15 часов.

С. КОРЗУН: Александр Яковлевич, на сколько изменился российский бизнес за 10 лет?

А. ЛИВШИЦ: Он изменился радикально. Я не знаю весь бизнес, только крупный. Когда я общался с этими воротилами, и общаюсь сейчас со своими коллегами в очень большой компании. Они все больше похожи на иностранцев. Кстати, это и определенный минус. Мы годами выигрывали за счет скорости принятия решения. На самом деле большие компании похожи на министерство с бюрократиями, регламентами, правилами…

С. КОРЗУН: Я вижу, как лучатся Ваши глаза, вспомнили о министерстве?

А. ЛИВШИЦ: Наоборот, я не все правила понимаю в собственной компании. Это традиция западных компаний. Все жалуются, чтобы принять решение, нужно пройти кучу инстанций. Такое частное министерство. Вот, что это такое. Бизнес все больше становится похож на мировой бизнес,и не только по управлению, но и по социальным программа, по экологии.

С. КОРЗУН: А что плохо? Хорошо, это понятно, вливаемся, А плохо? Скорость принятия решений изменилась?

А. ЛИВШИЦ: Да, все стало гораздо медленнее…

С. КОРЗУН: Наверное, просчитываются они лучше?

А. ЛИВШИЦ: По-разному бывает. В бизнесе иногда так бывает, захотел и принял.

С. КОРЗУН: Александр Яковлевич, в течение 10 лет вы общались с государственными чиновниками, теперь с воротилами западного бизнеса…

А. ЛИВШИЦ: Нет, это не так. Моя клиентура это министры, премьеры, политики, практически те же самые люди. Бывают представители крупного бизнеса, но с ними я не обсуждаю, проценты, длину контракта. В компании есть люди, которые это лучше сделают за меня. Моя задача – решение принципиальных, стратегических вопросов. Мои коллеги говорят, Вы проламываете стену, в пролом идут отряды за отрядом. Я говорю, ломайте следующую.

С. КОРЗУН: В этом смысле Вы удачный ломатель?

А. ЛИВШИЦ: В этой сфере у меня есть несколько удачных решений.

С. КОРЗУН: Начальник часто отменяет Ваши решения? Вы принимаете какие-то крупные решения, не согласовав с ним.

А. ЛИВШИЦ: Конечно, нет. Когда я еду ставить вопросы перед чужим премьером, эти вопросы готовят десятки людей компании. Конечно, я согласую.

С. КОРЗУН: Алюминиевый бизнес долгое время считался криминализированным. Это время прошло?

А. ЛИВШИЦ: Полностью прошло.

С. КОРЗУН: За счет чего?

А. ЛИВШИЦ: А Вы знаете, я задавал этот вопрос одному из наших директоров, которые заходили туда еще в 90-е годы. Я говорю, с чего ты начал? Он отвечает, что начал с того, что нанял мордоворотов, которые лупили и рабочий класс, и техническую интеллигенцию, которые воровали все, что можно выкатить. Я их просто бил, пока не отучил воровать. Потом поставил забор с колючей проволокой, и воровство прекратилось. Потом он начал искоренять пьянство, потом начал бороться с курением. И только потом начали внедряться современные методы бухгалтерского учета, управления и прочее. Эта история, про себя называю «корпоративная революция» в нее входит не только борьба с криминалом. Тогда надо было отогнать криминал, непрофильные активы. Когда я рассказываю об этом американцам, они думают, что я рассказываю анекдот. Каждый завод в России, это завод, в котором теплосети, квартиры, хор ветеранов труда. Они не понимают, что это за хор, а если и понимают, то не понимают, какое отношение этот хор имеет алюминию.

С. КОРЗУН: Александр Лившиц, последний вопрос. Если бы можно было начать все сначала, свой путь повторили бы?

А. ЛИВШИЦ: Да. Мне очень повезло. В 90-е годы, я, правда и сам старался, но мне очень повезло. Да. Я доволен своей жизнью. И очень доволен компанией.

С. КОРЗУН: Александр Яковлевич Лившиц. Надеюсь, встретимся еще не раз в этой программе. Спасибо огромное, что к нам пришли и ответили на наши вопросы. Удачи Вам.

А. ЛИВШИЦ: Спасибо. Всего доброго.