Купить мерч «Эха»:

Откуда в России берутся мобильные телефоны? - Евгений Чичваркин - Большой Дозор - 2006-04-05

05.04.2006

О. РОМАНОВА: Вечер добрый. Это Ольга Романова. У нас в студии Елизавета Осетинская, шеф-редактор газеты "Ведомости".

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Здравствуйте.

О. РОМАНОВА: Наша тема сегодня - откуда же в России берутся мобильные телефоны? Это, наверное, какая-то вариация темы - откуда берутся дети? И у нас в студии Евгений Чичваркин, совладелец компании "Евросеть". Коротенечко, для тех, кто не знает, кто такой Евгений Чичваркин. Я читаю газету "Ведомости" за прошлый год: "Рассуждения о том, что Россия - не Европа, подтверждаются развитием нашей розничной торговли. Если во всем мире салоны сотовой связи являются довольно скромным бизнесом по сравнению с супермаркетами и магазинами бытовой техники, то в России "Евросеть" вошла в число крупнейших ритейлоров и оспаривает лидерство у "Пятерочки" и "Эльдорадо". Скорость, с которой растет "Евросеть", поражает аналитиков. При нынешнем темпе роста оборот "Евросети" к концу года достигнет 2 млрд. долларов". Евгений Чиваркин, он у нас в студии.

Е. ЧИЧВАРКИН: Добрый вечер.

О. РОМАНОВА: Родился в 1974 году в Москве, окончил Государственную академию управления по специализации "Управление экономикой", учился в аспирантуре, в 1997 году, когда, в общем, все богатые люди уже были богатыми, в 1997 году Евгений Чичваркин создал холдинг "Евросеть", вместе с господином Артемьевым активно участвует в управлении его деятельностью. Как раз у нас сегодня есть замечательное сообщение о бизнесе Евгения: "Американская компания "Моторола", чью партию телефонов, предназначенных для "Евросети", изъяло российское МВД, заявляет, что вся их продукция была абсолютно легальна".

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Подожди, давай расскажем предысторию. Предыстория состоит в том, что несколько дней назад МВД заявило, что нашло у вас контрафактные телефоны.

О. РОМАНОВА: "Серый" импорт.

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет, нет. Вчера был пресс-релиз МВД утром и вечером он был отозван, пресс-релиз МВД, что телефоны являются контрафактными, то есть это как бы подделка, то есть это не настоящая "Моторола", а как бы подделка, то есть те люди якобы выступили на стороне производителя, хотя производитель их об этом не просил. Обычно контрафакт идет по заявлению правообладателя, правообладателем в этом случае является "Моторола". Эти телефоны были получены по сделке ассоциации "GSM", "Моторолы" и нами, то есть "Евросетью". Плательщик - "Евросеть", получатель - "Евросеть", поставщик "Моторола", грузовой борт фрахтован "Моторолой", все налоги были предоплачены, НДС 18% и таможенные пошлины - 5. После сверхтщательной и сверхдотошной проверки, которой подвергаемся мы последнее время, сверхдолгой, телефоны были изъяты, нам не были даны никакие документы, никакие объяснения. Ну, никакие документы вообще, то есть мы не могли препятствовать, естественно, действиям правоохранительных структур физически, день пытались договориться, потом просили сильных мира сего просто помочь, потому что налицо либо чудовищная ошибка, либо… Ну, там, заказ со стороны конкурентов - звучит как-то по-детски…

Е. ОСЕТИНСКАЯ: То есть сейчас у вас телефонов этих нет…

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет, они все на складе в РФФИ, нам сказали, куда их отвезли, на складе одной из компаний РФФИ.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Они там арестованы?

Е. ЧИЧВАРКИН: А если наложен арест, он должен быть наложен в течение чего-то. Они, скажем так, изъяты. Обвинение не выдвигается и, вообще, не произведено больше ни одного процессуального действия.

О. РОМАНОВА: Я призываю задавать вопросы Евгению по пейджеру 725-66-33.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А вот потенциальные слушатели и читатели "Ведомостей" высказывали свое мнение, что же это такое произошло. Вот один читатель "Ведомостей" сказал: "Это месть за то, что "Евросеть" планирует свое IPO не в России". А сильные мира сего не делали какие-нибудь предположения, что это такое?

Е. ЧИЧВАРКИН: То, что "Евросеть" планирует свое IPO не в России - это версия газеты "Ведомости". Вице-президент по финансам, на кого и ссылались тогда, сказал, что мы планируем провести IPO в России, и даже с одним из заместителей Вьюгина создана рабочая группа, и мы обсуждаем, как бы это сделать, чтобы голландскую нашу "маму" разместить здесь. Мы хотим размещаться здесь, потому что, ну, просто это выгодно, здесь есть люди, которые нас понимают, и здесь будет высокая оценка нашей деятельности, на наш взгляд.

О. РОМАНОВА: Вы знаете, вот, Алексей из Москвы только что подкинул нам вопрос на пейджер: "Евгений, а вы можете поклясться, что компания "Евросеть" никогда не применяла "черные" и "серые" схемы для ввоза мобильных телефонов? Вы что, нас считаете наивными?"

Е. ЧИЧВАРКИН: Алексей, компания "Евросеть" самостоятельно занимается импортом с октября 2005 года. С октября 2005 года я клянусь, что компания "Евросеть" ни разу не нарушила закон. После того, как - большое спасибо действиям правоохранительных органов - были изменены условия ввоза и мы можем самостоятельно, то есть не пользоваться услугами посредников, а, грубо говоря, по своему контракту платить и на себя получать грузы, с этого момента ни разу не был нарушен закон нами. До этого все компании, которые занимались ввозом, это компании, не имеющие к нам отношения, мы покупали телефоны на территории России, так как ввозить до этого и не нарушать закон было невозможно, поэтому до сентября 2005 года самостоятельным ввозом мы не занимались. Когда начали заниматься, естественно, так как мы компания, проходящая аудит "большой четверки" и собирающаяся на биржу, не могли себе позволить нарушение таможенного законодательства.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Подождите, я не совсем поняла. До октября как бы вы понимали, что вы нарушаете закон, общаясь с какими-то фирмами?

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет, мы покупали телефоны в России.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Что было само по себе нарушением закона.

Е. ЧИЧВАРКИН: Почему?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Нет, я спрашиваю, я не знаю.

Е. ЧИЧВАРКИН: Есть оптовик в России, он продает нам. То, что если он нарушил закон, это ровно на его совести.

О. РОМАНОВА: Девушка без имени, но явно девушка пишет: "Я читала, что конфискованные мобильники частично продавались своим людям по 50 рублей, а большая часть ушла блатным оптовикам. А коснулось ли это вас?" Интеллигентный вопрос.

Е. ЧИЧВАРКИН: Мы не покупали телефонов конфискованных, вряд ли бы нам их предложили. Я думаю, что если такие продажи и были, это, наверное, люди доверенные, близкие компании к РФФИ. Ну, я не знаю.

О. РОМАНОВА: Вот, отсюда вопрос Андрея: "А где можно купить ваши конфискованные телефоны?" Тоже к РФФИ?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Товарищ подсуетился, уже интересуется.

О. РОМАНОВА: Правильно интересуется.

Е. ЧИЧВАРКИН: Ищите. Ищите, товарищи.

О. РОМАНОВА: Да обрящете.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А вот по поводу того, что с октября или не с октября гарантируете, что никаких…

Е. ЧИЧВАРКИН: Мы этим занимались, то есть какое-то время мы пользовались услугами брокера и транспортной компании, это была компания "Тайсу", и мы гарантируем, что там все налоги платились, потому что мы за этим следили, то есть мы действительно боялись, что у нас могут изъять, поэтому все налоги предоплачивали. Просили, чтобы нам их с отсрочкой давали, но пока этот механизм не готов.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Так вот слушательница рассказала историю: "Купила телефон в "Евросети", через две недели он сломался, в сервис-центре фирмы-производителя сказали, что он "серый". Купила телефон у конкурента "Евросети", тоже оказался "серый", сломался через полгода. Купила телефон в Лондоне, втрое дороже, чем в РФ. Странно, но факт: оказался не "серый" и не сломался по прошествии полугода. Скажите, мы верим "Евросети" и им подобным павильонщикам? Я - нет".

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну, пусть едет в Лондон, ну, правда. Нам доверяют 20 с чем-то % россиян. Более того, мы берем на себя даже те функции по ремонту, которые не обязаны брать, и Закон о правах потребителя, который на самом деле Закон о правах продавцов, зачастую истолковываем в пользу покупателей, нарушение в свою сторону делаем.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: То есть трактуете больше в пользу покупателей, чем должны.

Е. ЧИЧВАРКИН: Чтобы не было конфликтов, конечно.

О. РОМАНОВА: А все же, почему же у вас цены втрое меньше, чем в Лондоне? Втрое-то?

Е. ЧИЧВАРКИН: Там, по-моему, повыше НДС, но нет ввозной пошлины в Лондоне, если я не ошибаюсь. Из-за диких накладных расходов чуть больше наценка, но цена приблизительно одинаковая. За суперхит там будет пониже цена, то есть здесь на "горячие" какие-то подороже, а дешевый телефон… Нет, приблизительно одинаково. В Лондоне все крупные оптовики находятся, там приблизительно цены одинаковые сейчас. Не побоюсь, наверное, этого слова, я думаю, что в этом сообщении много пены.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: То есть расстроился человек из-за того, что телефон сломался.

Е. ЧИЧВАРКИН: Много пены, это пена.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Ну, хорошо, при всем при этом здесь следующая доля истины может быть: человек пытается понять, какова же доля "серых" телефонов в России, вообще, осталась ли она?

О. РОМАНОВА: Откуда берутся в России мобильные телефоны?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Дело в том, что до того рейда, знаменитого летнего правоохранительных органов, по оценкам экспертов, могу даже привести данные "Мобайл Ресеч Груп", более 90% были "серыми" телефоны, которые попадали в страну. А сейчас?

Е. ЧИЧВАРКИН: Смотрите, много лет существовало официальное письмо ГТК, так называемое в простонародье "сетка", по которому растаможивались по группам товарным. Например, телефон до 120 долларов - как от 30 до 120 по 30, ну и так далее, то есть самый дорогой телефон был, по-моему, 400 долларов. И исходя из вот этого документа, официального документа…

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Извините, чтобы слушатели поняли - то есть в документах цена телефона указывалась заведомо маленькая.

Е. ЧИЧВАРКИН: Как минимальная по группе. Этим занимались профессиональные брокеры, естественно, те брокеры, которые близки были этим службам. Лезть туда - себе дороже, поэтому туда из розничных компаний практически никто не лез, то есть товар покупался здесь, ну, это просто опасно, это нарушение закона.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: То есть вы не хотели знать, как, чего, какие у них взаимоотношения и с кем, просто у них покупали…

Е. ЧИЧВАРКИН: Мы хотели знать, что мы здесь получали документы, получали здесь товар. Как только ситуация произошла неприятная, они захотели зарабатывать столько же, сколько и зарабатывали, но еще считать все эти налоги. Зачем нам давать им зарабатывать, если мы готовы заплатить налоги, а привезти все сами. И стали возить все сами.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Вы имеете в виду под неприятной ситуацией что?

Е. ЧИЧВАРКИН: Когда произошла ситуация и было отменено то самое письмо ГТК, те люди, которые занимались привозом, предложили… Ну, то есть они оставили свою норму доходности. А зачем давать им зарабатывать, если можно заниматься легальным бизнесом по ввозу телефонов и никому не давать при этом зарабатывать, платить налогу государству… Кстати, государство зарабатывает ровно в два раза больше на каждом телефоне больше нас, то есть у нас наценка от 8 до 11%, а там четко 23,7 получается по сложному проценту.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Пошлина?

Е. ЧИЧВАРКИН: Да.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Очень хорошо. А какое количество, если у вас оценочная или точная информация, какое количество продавцов поступило так же?

Е. ЧИЧВАРКИН: Большие - почти все, а часть оптовиков в Питере, например, по-прежнему "контрабасит" и никому нет дела. Все мелкие компании вдоль границ, ну, совсем мелкие, там, чемоданный ввоз, что из Украины везут, из Казахстана везут эмиратские, из Китая везут, весь Благовещенск вообще китайскими завален - никто не ловит, ничего не ловит. В Питере оптовики торгуют "смешанными" - половина растаможена, половина не растаможена, или треть растаможена, две трети не растаможено. В Питере полно, их никто не ловит, это все нормально, там маленький объем, никому не интересно.

О. РОМАНОВА: О, про Питер. Я просто процитирую вопрос Елены из Финляндии, прекрасный вопрос: "По Питеру ходят слухи, что мобильный бизнес в руках Путина еще со времен его проживания в Питере". Вы что-нибудь про это знаете?

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет, мне об этом ничего не известно.

О. РОМАНОВА: Ой, как хорошо. "Ни для кого не секрет, - пишет Дмитрий, - что 95% телефонов в "Евросети" китайского производства, вот и значит, что качество слабое". Чьи телефоны-то у вас?

Е. ЧИЧВАРКИН: У нас телефоны того производства, которые поставляет производитель. Не секрет, что ровно столько, сколько производств вынесено за пределы основных стран, такой же процент у всех абсолютно розничных сетей, потому что все получают по одним контрактам. Я абсолютно уверен, что половина компаний не может на память сказать, из какой страны что прилетело. Этим занимается производитель. Они делают специальный сертификат соответствия, где указывают те фабрики, на которых он может произвестись, как он выглядит, все-все, сертификационная палата выдает, документ необходим для прохождения таможенной очистки и он должен на розничной точке находиться при продаже. Все эти документы абсолютно, сто процентов, на всю продукцию у нас есть, таможенными декларациями можем стены обклеить, если захотим, они есть на абсолютно весь ввезенный нам товар, и он весь прошел сертификацию в России и не является контрафактным, то есть не является поддельным. Я могу поклясться - просили, чтобы поклялся - могу поклясться, что в "Евросети" сейчас ровно такой товар в каждом магазине.

О. РОМАНОВА: Очень много вопросов по поводу вашей рекламы. Артем Калугин, студент Института США и Канады Российской академии наук: "Уважаемый Евгений, сегодня в вагоне метро я увидел рекламу вашей компании со слоганом "Цены просто ох…".

Е. ЧИЧВАРКИН: Там не такая. Там есть "о" и "ч".

О. РОМАНОВА: "Лично мне неприятно видеть такую пошлую рекламу в общественном транспорте. Неужели вам действительно кажется, что подобной рекламой вы можете привлечь новых клиентов?"

Е. ЧИЧВАРКИН: Вот это как раз те самые телефоны, которые стали камнем преткновения, это "Моторола-С115", они очень-очень дешевые, и те люди, которые покупают самый-самый дешевый телефон, они реально экономщики такие, спортсмены-экономщики. Когда-то очень давно мы дали эту рекламу, она людям нравилась, ее подпевали, напевали, мне много раз про нее шутили и говорили. Тем, кому она не нравится, ну, ханжам всегда не нравится наша реклама, а вот этих телефонов мы продаем полторы тысячи в день, они лидеры продаж. Только из-за цены, потому что они очень простенькие и недорогие.

О. РОМАНОВА: Сейчас краткие новости, вернемся через несколько минут.

НОВОСТИ

О. РОМАНОВА: Продолжаем допрашивать… Нет, расспрашивать Евгения Чичиваркина, совладельца компании "Евросеть" на тему - откуда же в России берутся мобильные телефоны? Но прежде чем вернемся к теме, мне очень нравится вопрос слушателя, который сравнил: "Все эти наезды, - имеется в виду последняя история, например, с конфискацией партии телефонов "Моторола" в адрес "Евросети", - подобны наездам на ЮКОС и другой крупный прозрачный бизнес. Это типичная ситуация, пытаются переподчинить на халяву вашу сеть". Скажите, Евгений, а вам лестно сравнение с ЮКОСом или, в общем, оно опасное, да ну его?

Е. ЧИЧВАРКИН: В этом контексте, конечно, не лестное, но дело в том, что как компания, так и владельцы, и менеджмент, во-первых, аполитичны, во-вторых, не занимаются таким бизнесом, который определен нашим государством, как стратегический. Занимаемся розничной торговлей. Я не припомню стран, где розничная торговля, ну, не считая наше коммунистическое прошлое, где розничная торговля подчинена государству. Это такая как бы вещь, которая должна развиваться сама и, по-моему, есть полное понимание, по-моему, во всех ветвях власти, что… Ну, если по всем подакцизным вещам, включая даже спиртное, постоянно происходят какие-то вещи, что государство хочет больше контролировать эти сферы, то по рознице - ну, в дурном сне никому не приснится. Поэтому за сравнение спасибо, но дело в том, что если рассматривать как способность административно регулировать компанию внутри себя, то есть система подчинения, опять-таки, она годится для сырьевых компаний, то, может быть, государственным компаниям стоит рассмотреть, как управлялся ЮКОС, как менеджмент, с точки зрения менеджмента там много было инноваций. А с точки зрения по позиции компании - не надо сравнивать, мы никогда не входили ни в какие политические партии и так далее, нам это не интересно, нам интересно покупать и продавать телефоны, мы не приватизировали никакие предприятия, не участвовали в залоговых аукционах и мы никакие подакцизные…

О. РОМАНОВА: Хотя бы по году рождения "Евросети" - 1997.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Да, но тут есть другой аспект, смотрите, чем ЮКОС ополчил на себя и либеральную часть правительства в том числе - тем, что он использовал схему минимизации налогообложения. Вот вы в своем интервью…

Е. ЧИЧВАРКИН: Поднимите документы, изучите их лучше, ладно?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Ну, это слова Кудрина и так далее, вы не волнуйтесь, с документами мы как-нибудь справимся. А вот меня интересует история, собственно, создания вашей компании. Вы рассказывали в интервью, что вы первые телефоны закупали, у вас, по-моему, было 5 тысяч долларов с партнером, а сейчас вы продаете, ну, на тот момент, на 100 миллионов долларов в месяц. Это интервью было в июле прошлого года. Вот можно построить с 1997 года бизнес с 5 тысяч до 100 миллионов в месяц, не используя схему минимизации налогообложения?

Е. ЧИЧВАРКИН: Можно.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Я думаю, что просто слушатели, естественно, будут задавать вопрос: "Как?"

Е. ЧИЧВАРКИН: Когда мы были ПБОЮЛ, там были маленькие налоги. Ну, еще не было ПБОЮЛ, было ЧП. Потом малое предприятие и так далее, а там все достаточно либерально. А когда все провели реструктуризацию, первую реструктуризацию в 2001-м, естественно, там пошли большие обороты, пошли большие налоги, за первый квартал только НДС мы заплатили больше 3 миллиардов рублей, предоплатили, большая часть телефонов этих еще не продана, то есть просто ввезено, а государство уже получило "живыми" деньгами 3 миллиарда рублей. Еще раз говорю, государство с нашей деятельности получает в два раза больше отток НДС и пошлины, чем мы зарабатываем, чем наша наценка.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Хорошо, но тем не менее, с вашей точки зрения, риск, что налоговики заинтересуются тем, как вы платили налоги, я в этом смысле провожу аналогию, возможно, с вашей точки зрения…

Е. ЧИЧВАРКИН: Ни одна компания не застрахована, но так как мы единственные из оптовиков обратились в аудиторскую компанию, у нас есть аудит первого квартала " PricewaterhouseCoopers" за прошлый год, и сейчас весь год будет подлежать аудиту, каким-то образом не то чтобы страхует, но мы постарались сделать все так, чтобы ни у кого, естественно, не было вопросов, то есть компания "белая", она готова к выходу на биржу, если бы сейчас был этот аудит, мы, может быть, и сейчас бы вышли.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Значит, вопрос про биржу следующий. На днях Александр Шохин, президент РСПП, высказал такое мнение, что российские компании - это его мнение, ни в коем случае не мое - что российские компании делают IPO для страховки от рисков, чтобы если вдруг…

О. РОМАНОВА: И все-таки я повторяю, как попугай: IPO - Initial Public Offering.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Размещений акций на бирже - для тех, кто не сведущ в английском языке. Итак, компании размещают акции на бирже российские в том числе и для того, чтобы застраховать свой бизнес от возможных политических рисков, рисков, связанных с тем, что государство возможно захочет их бизнес изъять или как-то контролировать?

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну, я еще раз говорю, розничная торговля отличается от сырьевого бизнеса, и по управлению, и по доходности, то есть мы зарабатываем в разы меньше, чем зарабатывает человек, грубо говоря, сидящий на трубе.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: И вы зарабатываете в разы меньше, но долю в финансовых потоках в вашем бизнесе, я думаю, эта доля достаточно может быть немаленькой, деньги это неплохие, не надо уж так скромничать.

Е. ЧИЧВАРКИН: Если исключить менеджерскую команду, ну, я не думаю, что еще долгое время будет хоть какая-то прибыль у компании.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Хорошо, давайте тогда вернемся еще к вопросу о минимизации, чтобы уж снять вопросы. была история с тем, что консультанты из компании "KPMG" указывали в документах к размещению ваших бумаг долговых, если я не ошибаюсь, что "Евросеть" использовала фирмы, в которых не имела интересов в целях минимизации налогов. Прокомментируйте, пожалуйста, эту ситуацию, как оно было, с вашей точки зрения, и какова там была история?

Е. ЧИЧВАРКИН: Во-первых, они заверяли аудит, по-моему, 2004 года. К компании тем не менее у них претензий не было и, скажем так, наверное, это определенного рода перестраховка с их стороны.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: То есть для вас риск минимален?

Е. ЧИЧВАРКИН: Таких достаточно много, то есть их заключение… Скажем так, когда мы делали подготовку к LPN, их заключение удовлетворило возможных инвесторов, то есть к нему не было вопросов.

О. РОМАНОВА: Слушайте, у меня давно созрел вопрос. Я вот смотрю на вас, слушателям не видно, не телевизор, вот Евгений Чичваркин, он, в принципе, знаменит тем, что он носит галстук, но он им подпоясывается, его любимый цвет желтый. Как он выглядит - 31 год человеку, он очень модный, сильно модный. И вот в 1997 году, я думаю, вы выглядели не по-другому, не в галстуке на шее, вот вы приходите в кабинет к префекту или к начальнику налоговой инспекции, говорите "здрасьте, я вот тут хотел…"…

Е. ЧИЧВАРКИН: Я никогда не приходил к префекту и начальнику налоговой инспекции.

О. РОМАНОВА: Но куда-то же вы ходили, вы же совладелец.

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет.

О. РОМАНОВА: То есть это можно так сделать, что успешный бизнес в России как-то идет без того, что вы идете к чиновнику и говорите "здрасьте".

Е. ОСЕТИНСКАЯ: И договариваетесь с ним.

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет, мы сразу, то есть я выступал, как учредитель, но не занимал должностей в компании, ну, коммерческий директор я был, а на каждое направление, в том числе и общение с чиновниками, и общение с правоохранительными структурами, нанимался профессионал, и они выполняли…

О. РОМАНОВА: Который ходил к чиновникам за вас в галстуке на шее?

Е. ЧИЧВАРКИН: Да.

О. РОМАНОВА: Здорово, то есть бизнес можно сделать, не ходя к пожарным, к санэпидемстанции…

Е. ЧИЧВАРКИН: Пожарные придут сами.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Так и налоговики тоже могут сами придти.

Е. ЧИЧВАРКИН: Мы постоянно проходили проверки, то есть их было достаточно много, поверьте. Если бы была такая возможность, наверняка бы уже вопросы возникли. Возьмите количество телефонов, проданных за первый квартал, возьмите среднюю цену, умножьте ее на 0,24, и вы ровно получите ту сумму, которую получило наше государство в виде налогов. Еще раз говорю, я бы сюда не пришел, если бы было рыло в пуху. Мы - честные налогоплательщики. Мы приглашали бы аудиторов за страшные деньги…

Е. ОСЕТИНСКАЯ: И они бы ходили на эфиры.

Е. ЧИЧВАРКИН: Да, если бы у нас было что-то не так, но надо быть просто идиотом.

О. РОМАНОВА: А вот нас с Лизой страшно ругает радиослушатель - ну, кого же мы позвали в студию - вредителя. Это вы, Евгений, "вредитель, который постоянно раскручивает себя одиозными акциями типа "приди в магазин голым, получи мобильник". Что же вы вредитель-то? Голые приходили, получали мобильники? Зачем так себя раскручиваете, одиозными акциями? Кошмар!

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну, эта акция была по раскрутке компании и, кстати, "Моторолы-С350".

О. РОМАНОВА: Может, ее за порнографию арестовали?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Это та "Моторола", которая оказалась контрафактной. Может, в этом дело?

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет, нет, никто никого не арестовал.

О. РОМАНОВА: А, правда, голые приходили? Зачем же вы так? Интересны голые люди?

Е. ЧИЧВАРКИН: Я говорю, ханжей наши рекламные акции всегда возмущают, причем, когда смотрят шведскую какую-то программу, магазин по продаже штанов: "Кто придет в 9 утра без штанов, получит бесплатно штаны", это нормально всем смешно, а вот здесь… Ну, ханжество, ханжество. Это было один раз в течение 20 минут за всю историю компании. Представляете, насколько это реально хорошо работает, что это было в 2001 году в течение 20 минут, никакой не было этому рекламы, кроме резонанса, который создали ваши коллеги, представляете, как оно сработало?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Вы должны быть нашим коллегам в этом смысле благодарны.

Е. ЧИЧВАРКИН: Страшно благодарен. На акцию всего было затрачено 1300 долларов США, 10 "Моторол" по 13 долларов.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: То есть это самая, наверное, эффективная акция в истории российской рекламы.

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну, может быть, может быть.

О. РОМАНОВА: А вот ваши письма, очень много вопросов по поводу писем для внутреннего пользования: "В Интернете можно много найти ваших писем для внутреннего пользования для менеджеров. Которые ваши, которые не ваши?"

Е. ЧИЧВАРКИН: Да, есть подделки.

О. РОМАНОВА: Расскажите, что за письма, почему именно так?

Е. ЧИЧВАРКИН: Подделки контрафактные.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Изготовленные в соседнем интернет-кафе.

О. РОМАНОВА: Вы строите своих работников внутренними письмами?

Е. ЧИЧВАРКИН: Мы не строим, мы вовлекаем. Читайте письма внимательнее.

О. РОМАНОВА: А это действует?

Е. ЧИЧВАРКИН: Действует.

О. РОМАНОВА: Действует как? Говорят, что у вас увольняются целыми салонами после этих писем оскорбленные сотрудники.

Е. ЧИЧВАРКИН: Ханжей всегда раздражает наша реклама. Звонят из очень далекого города, например, Казахстана, и говорят: "Евгений, а вот вы там в своем письме написали, что вороватых родственников нашего руководителя и женщин, с которыми он плотно общается, если их поставить на руководящие посты, они будут воровать, что их гнать, а у нас они рулят, воруют и их не гонят". И вот таким образом мы узнаем о том, что происходит. Туда тут же выезжает ревизия, служба безопасности…

Е. ОСЕТИНСКАЯ: В вашем лице?

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет, конечно. Для этого у нас каждым направлением занимается профессионал. Ревизией занимается тот, кто разбирается в ревизии.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А, скажите, а зачем вы огласке эти письма предаете? Ну, хорошо, разобрались, внутреннее дело компании. А вот на публику…?

Е. ЧИЧВАРКИН: Первое время мы вообще пытались их поймать, но потом, когда людей стало 20 тысяч, потом 25 тысяч человек, мы уже не могли поймать, кто рассылает. В принципе, нам бы хотелось, чтобы это была наша внутренняя субкультура. Но последние письма мы отправили каждому на электронный ящик и каждое из этих писем пометили, то есть каждое письмо не похоже друг на друга. Завтра будет большое разбирательство, потому что из них пять или семь вышло в эфире и друг другу еще отсылали человек 20.

О. РОМАНОВА: Это, может быть, от того, что вы так зашибательски пишете, у вас слог такой, что хочется поделиться с товарищем?

Е. ЧИЧВАРКИН: Спасибо огромное за первый комплимент за целый час. Мы хотим, чтобы это было внутри компании, это была особая субкультура, о которой бы рассказывали и которая была бы под определенной какой-то вуалью таинственности, поэтому последнее письмо, оно в очень исковерканном виде, потому что человек, который его выгрузил в Интернет, он его порезал, чтобы скрыть метки. Догадался…

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Чем выдал себя, видимо.

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну, выдал, да, все равно.

О. РОМАНОВА: А вот продавец компании "Евросеть" пишет: "Работала у вас продавцом, а вы всем зарплату платили в "черном" конверте и будет ли эта система меняться?"

Е. ЧИЧВАРКИН: Все продавцы давным-давно получают зарплату на карточки, и зарплата позволяет брать кредиты.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Ну, зарплата на карточки, кстати, не означает, что она "белая".

Е. ЧИЧВАРКИН: Означает.

О. РОМАНОВА: И, кстати, не означает, что к карточке не прилагается конверт.

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет, к карточке не прилагается конверт, все давным-давно получают…

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А зарплата при этом может платиться с использованием схемы минимизации налогообложения, теоретически.

Е. ЧИЧВАРКИН: Спасибо вам большое, теоретически все возможно. Наша зарплата позволяет брать кредит, за нее платятся налоги

О. РОМАНОВА: Я не знаю, чем вы так напоминаете слушателям Романа Аркадьевича Абрамовича, не знаю, это решать вашим специалистам, но очень к вам много вопросов по поводу футбола, вот спорт, клубы покупать, самому играть, но вкладывать надо в российский футбол или, там, в английский футбол. Вот за футбол, как пишут наши радиослушатели.

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет, я продаю и покупаю мобильные телефоны.

О. РОМАНОВА: Команды продавать и покупать - не интересуетесь?

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет. Торговля людьми, она более выгодна, наверное, но я разбираюсь как покупать и продавать мобильные телефону.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Ну, можно покупать и продавать что-нибудь другое, то есть покупать и продавать - это такое особое умение, не важно, что. Может быть, вы еще что-нибудь хотите покупать и продавать. Не задумывались об этом?

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну, почему. Коммуникаторы начали, до этого цифровое фото, MP3-плееры.

О. РОМАНОВА: Ну, это понятно, это в "Евросети" можно пойти и посмотреть.

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну да, мы в этом разбираемся. Делаем мы это хорошо, продаем много, люди нам доверяют, большинство людей.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Ну а вы сейчас разместите часть акций на бирже своей компании, полученные деньги можете потратить на какой-нибудь новый бизнес по продаже чего-нибудь другого.

Е. ЧИЧВАРКИН: Пойдут на оптимизацию долгов компании, то есть будут отданы дорогие долги, деньги потому что вольются подешевле, пойдет на улучшение компании вливание этих денег.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А что такое улучшение компании?

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну, например, если ты раздаешь те кредиты, которые у тебя по 12-13% и берешь только те кредиты, которые меньше 10, качество заимствований от этого улучшается.

О. РОМАНОВА: Я читала в одном из вашем интервью, что вы учились в московской такой хулиганской школе, где вас воспитывали в каком-то коммунистическом духе, это какие-то ваши слова, что коммунистические были порядки, при этом совсем хулиганская школа. А я вот смотрю и думаю, такой вот успешный человек, сейчас IPO собирается выпускать и все такое, а…

Е. ЧИЧВАРКИН: В семье не без урода.

О. РОМАНОВА: …а вам не жалко, что какое-то недополучено образование, языков, там…

Е. ЧИЧВАРКИН: Язык - жалко, что не выучил.

О. РОМАНОВА: А у вас нет степени MBA, что-нибудь такое?

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет, МВА - это вред.

О. РОМАНОВА: Расскажите Лизе, у нее есть МВА, а я послушаю.

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну вот, а это и видно.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Серьезно, да? И как вы думаете, какой мне вред это нанесло?

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну, пальцы мешают и нимб над головой в помещение мешают входить.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Не замечала.

Е. ЧИЧВАРКИН: И иногда бумаги не хватает, чтобы в анкете при приеме на работу все о себе красиво написать.

О. РОМАНОВА: Вот, кстати, детектор лжи, это правда, что у вас берут на работу, проходя через детектор лжи?

Е. ЧИЧВАРКИН: Предлагается добровольно пройти.

О. РОМАНОВА: Многие проходят?

Е. ЧИЧВАРКИН: Все практически. Ну нет, сейчас уже далеко не все, но ключевые должности мы так стараемся, кассиры, где дело с деньгами. У нас склонность к хищениям у людей большая, к сожалению, в России вообще, и к игре на игровых автоматах. Мы как-то должны отсекать таких людей.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: А вы людей, которые на игровых автоматах играют, отсекаете? Почему?

Е. ЧИЧВАРКИН: Да, стараемся изо всех сил. Люди проигрывают все. Ну, воруют, продают и тут же проигрывают. Ну, потому что это заболевание. Сейчас их начинают закрывать же не просто так, они же приносят огромные деньги государству, по сути, они приносят очень много налогов, но их все равно закрывают, даже несмотря на этот поток налогов.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Их, кстати, тоже собираются размещать акции на бирже.

Е. ЧИЧВАРКИН: А тот, кто производит аппараты?

О. РОМАНОВА: Евгений, а у вас самого есть вредные привычки?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Нет, нет, не будем им делать рекламу, но тот, где играют…

Е. ЧИЧВАРКИН: Если человек все делает по честному, почему бы нет?

О. РОМАНОВА: Вы сами играете?

Е. ЧИЧВАРКИН: Нет.

О. РОМАНОВА: Вообще ни во что?

Е. ЧИЧВАРКИН: Я никогда не был в казино.

О. РОМАНОВА: А какие-то вредные привычки у вас есть? Вы где плохой?

Е. ЧИЧВАРКИН: Да, есть. Я пожрать люблю. Чревоугодник. Ну вот честно, люблю покушать, штаны не застегиваются.

О. РОМАНОВА: Да нет, вроде застегнут. "Не стану покупать на бирже ваши акции, слишком вы белый и пушистый, слишком много отдаете государству".

Е. ЧИЧВАРКИН: Не покупайте.

О. РОМАНОВА: "Вот на вас наедут и сделают "черными", - говорит Валерий из города Москвы. "Наивно ожидать от вменяемого бизнесмена в этой стране откровенного ответа на этот вопрос".

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну, видите, как ваши коллеги подготовили людей. Во-первых, я-то отсюда вижу, что вы читаете не все, формат передачи должен быть такой, конфликтный все-таки, да? "Дозор", понятно.

О. РОМАНОВА: Хотите, я прочитаю? "Милые девушки, - это я и Лиза, - меня зовут Валентина Александровна, мне 60, и я вам отвечу на вопрос, почему так много недоброжелательных писем в адрес вашего гостя. Это древнее сотворение мира, это зависть к этому умному, толковому, предприимчивому парню". Я не хотела это читать, потому что будет "косуха", "джинса" и прочее, прочее, прочее, никто не поверит, что прочитала просто так.

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну, видите, после просьбы.

О. РОМАНОВА: После многочисленных просьб гостя.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: После того, как гость несколько раз напросился на комплимент…

Е. ЧИЧВАРКИН: Да, сейчас спонсор споет в конце часа.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Было, было несколько добрых в ваш адрес…

О. РОМАНОВА: "Милые девушки, Женя Чичваркин прекрасный парень, не затягивайте его в свои сети".

Е. ЧИЧВАРКИН: Кусайте дальше.

О. РОМАНОВА: Ну, как кусать, обаятельный такой. слушайте, если все-таки убраться от обаяния, давайте все-таки вернемся к теме, откуда в России берутся мобильные телефоны?

Е. ЧИЧВАРКИН: В данный момент? 65-70%, может быть даже на сегодня и больше, всё, и даже у наших коллег по бизнесу, наших конкурентов, "белое", растаможенное, потому что проверок за последний год было страшное количество.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Все испугались.

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну, испугались, плюс цены поднялись настолько, что абсолютно "белым" товаром выгодно торговать, слава Богу, на самом деле, если бы вообще все границы были закрыты или дурные ввозы, мы бы все перекрестились бы и сплясали. Я думаю, процентов 70 реально "белого товара", то есть у всех больших ритейлеров, все или практически все хорошо с товаром. За себя можем сказать…

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Ваш прогноз?

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну, мы знаем, сколько ввозят тот же "Дикси", "Связной", мы понимаем, что объемы, проходящие через таможню, сопоставимы с их продажами. Была задача для милиции - вычистить рынок. Рынок практически вычищен, ну, по большим ритейлерам. Осталось вдоль границы съездить. Вот этим никто заниматься почему-то не хочет, никто не хочет заниматься Санкт-Петербургом, хотя там остались проблемки, и там из-за этого цена ниже, собственно говоря.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Ваш прогноз, что будет происходить - будет совсем "белый" рынок? В Санкт-Петербурге уже нельзя будет купить "серый", как говорила слушательница из Финляндии?

О. РОМАНОВА: Оставим Санкт-Петербург, это сложный город.

Е. ЧИЧВАРКИН: Прогноз сложно сделать. Можно приехать на радиорынок, два телефона по разным ценам, на одном написано CCE, на другом не ССЕ, ну вот просто открыто. У нас практически изымают партию "белого" товара, а на радиорынке сейчас можно видеть табличку ССЕ и не ССЕ, ну, например. Просто с мелочевкой никто не хочет связываться, объем маленький там. Не знаю. Мы на самом деле надеемся, что в ситуации разберутся, нам все это отдадут, ну, потому что это справедливо и по закону.

О. РОМАНОВА: То есть вы до сих пор верите, с 1997 года занимаясь бизнесом, в справедливость и закон?

Е. ЧИЧВАРКИН: Ну а иначе нужно обкакаться и не жить, и всё.

О. РОМАНОВА: Кстати, Евгений, вы попали. Я уж не знаю, попали, не попали. Валентина Александрова еще раз пишет, которой 60 лет, чтобы удостовериться, она оставила свой телефончик, возьмите ее на работу, пенсионерку. Мы отдадим ваш телефон Евгению, а потом вы нам напишете, что было дальше. "Женя, выведи разговор незаметно на репортаж про Берлускони". Что случилось? Что у вас с Берлускони?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: "Андрей, ваш доброжелатель".

Е. ЧИЧВАРКИН: Понятия не имею.

О. РОМАНОВА: С Берлускони не известно что…

Е. ЧИЧВАРКИН: А при чем здесь это?

О. РОМАНОВА: Я не знаю. Очень много вопросов вам лично про Берлускони. Что у вас с Берлускони?

Е. ОСЕТИНСКАЯ: И отношение к скупщикам на ВВЦ и в Митино, персонально вам.

О. РОМАНОВА: Подумайте, что у вас с Берлускони, и в следующий раз нам ответите. А сейчас мы вынуждены закругляться, это был "Большой дозор", совместный проект с газетой "Ведомости". Мы сейчас Евгению распечатаем все ваши вопросы, пожелания, предложения и всю ругань в адрес "Евросети", обязательно отдадим, и пусть он знает, что о нем думают наши слушатели. Спасибо, до среды.

Е. ЧИЧВАРКИН: Спасибо на добром слове.

Е. ОСЕТИНСКАЯ: Счастливо.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024