Купить мерч «Эха»:

Светлана Немоляева - Дифирамб - 2017-07-16

16.07.2017
Светлана Немоляева - Дифирамб - 2017-07-16 Скачать

ФРАГМЕНТ ИЗ КИНОФИЛЬМА «СЛУЖЕБНЫЙ РОМАН»

К. Ларина

Вообще-то, удивительная вещь — голос. Вот так вот убираешь картинку — и сразу исчезает фильм, а остаётся только какая-то невероятная поэзия, в которой столько смыслов! И вдруг ты открываешь совершенно по-новому для себя эти стихи. Светлана Немоляева в нашей студии. Здравствуйте, Светлана Владимировна.

С. Немоляева

Здрасте.

К. Ларина

Да, вы поняли, друзья, что это был фрагмент из фильма, который вы знаете наизусть. И фрагмент этот, конечно, знаете. Это «Служебный роман». Но когда остаётся только звук, то это, конечно, какое-то чудо. И вот пока шла запись, сказала Светлана Владимировна то, что я не знала. Оказывается, это было стихотворение Ахмадулиной, принесла буквально вот только что свеженаписанное.

С. Немоляева

Да, она написала ещё на листочках. И Эльдар Александрович Рязанов принёс в студию и дал мне, сказал: «Вот это нигде не напечатано, только что. Вот это надо прочитать».

К. Ларина

Вы не так много читали в своей жизни.

С. Немоляева

Нет.

К. Ларина

Почему? Это вам так идёт!

С. Немоляева

Вы знаете, мне всегда казалось, что я плохо читаю. Я не преувеличиваю, правда. И со мной рядом Саша был, который читал изумительно, он читал прекрасно! И он прекрасно читал Маяковского. Ну, очень много читал. И я всегда Симонова читала. И на наших выступлениях и концертах мне всегда казалось, что после него выйти и читать — это как-то нонсенс, что я с этим не справлюсь. Он очень масштабно мыслил, он очень образно говорил. У него была безумно чёткая речь! И он в этом смысле был, ну, непревзойдённый. Маяковского читал. Я всегда к Маяковскому относилась, может быть, по-женски — не очень он мне всегда был близок. И Саша из-за своей тонкости и необыкновенного отношения ко мне во время концерта сказал: «Света, извини, но я буду читать «Облако в штанах».

К. Ларина

А я, кстати, видела, знаете, какой-то фрагмент… По-моему, это был Бунин, вы вместе читаете с Александром Сергеевичем. То ли «Митина любовь»… На телевизоре.

С. Немоляева

Ну, может быть. Это давно было.

К. Ларина

Сто лет назад.

С. Немоляева

Сто лет, да, это было. Мы читали, были такие передачи, письма и воспоминания. И вот мы какую-то каверинскую вещь читали вместе, ещё что-то, пушкинское что-то мы читали вместе. И это было замечательно! И нам это было очень интересно. Это было, было давно.

К. Ларина

Тогда моя заявка от зрителя, заказ — сделать чтецкую программу вам, Светлана Владимировна.

С. Немоляева

Ой!

К. Ларина

Вам это очень идёт. Обязаны! Давайте. Как красиво, нежно.

С. Немоляева

Ой, не знаю…

К. Ларина

Тем более я знаю, что у нас семейный подряд. У нас теперь рядом есть группа поддержки в лице замечательной и талантливой девочки Полины, внучки и ведущей артистки Театра Маяковского, между прочим.

С. Немоляева

Спасибо за такие слова чудесные.

К. Ларина

Ну, естественно, Александр Александрович…

С. Немоляева

Младший.

К. Ларина

Младший, да.

С. Немоляева

Так он себя позиционирует.

К. Ларина

Александр Лазарев, который уже условно младший.

С. Немоляева

Да. Он говорит: «Я с этой приставкой не расстанусь», — что меня тронуло до слёз, когда об этом спросили.

К. Ларина

Исполнился в этом году полтинник?

С. Немоляева

Да.

К. Ларина

Ужас!

С. Немоляева

У нас два юбилея — у меня и у него.

К. Ларина

Ужас, ужас…

С. Немоляева

Да, да.

К. Ларина

Когда детям пятьдесят — это, конечно, уже как-то не по себе становится.

С. Немоляева

Да. Ну, что делать? Жизнь идёт.

К. Ларина

Ну что? Действительно, Светлана Немоляева в этом году весной отметила солидную дату, солидный юбилей. И я очень рада, что это не просто так произошло — типа сидит человек на сцене в кресле, и к нему все приходят, цветы бросают под ноги и говорят: «Как мы тебя любим!» Нет, сыграла премьеру «Бешеные деньги» в родном театре. Спектакль, в котором, кстати, и Полина тоже играет, да? Вашу дочку, да?

С. Немоляева

Дочку.

К. Ларина

Ну, расскажите немножечко про это. Я знаю, что Островского вы любите вообще, да?

С. Немоляева

Ну а как его не любить? Я его люблю. И у меня был первый отрывок даже — то, что я играла в щепкинской школе, когда поступила. И потом это был выпускной спектакль — Верочка в «Шутниках» Островского. Началась моя жизнь с этого. Да и потом он вообще действительно замечательный драматург и очень загадочный. Потому что когда ты читаешь просто произведение, готовясь к спектаклю, тебе кажется всё так просто, что просто хрустально всё, прозрачно. А когда ты начинаешь работать, ты понимаешь, как всё это сложно, как с этим надо справиться. Он замечательный, конечно. Я очень благодарна своему театру. Вы правы, можно юбилей действительно отметить в кресле, никто ничего не скажет. Скажут: «Ну, вот вам…» Сколько? Сто лет в обед. И пора сидеть в кресле и улыбаться.

К. Ларина

Слушать наши песни.

С. Немоляева

Да, и слушать дифирамбы.

К. Ларина

Да-да-да.

С. Немоляева

А тут, видите, Миндаугас Карбаускис ко мне подошёл (и довольно давно это было) и сказал: «Мы будем искать. Вот я вам предлагаю это». Он, правда, предлагал несколько вариантов.

К. Ларина

А что предлагал, интересно?

С. Немоляева

Ну, он предлагал… Я боюсь вам сочинить, сказать. Ну, не пьесу, а рассказ, американский рассказ очень интересного писателя современного, очень интересный — как рассказ, как литературу. Я прочла, и мне было очень интересно читать. Я ему об этом сказала. И там была роль для меня тоже. Но мне показалось, что… Вот как это сделать в театре? Немыслимо. Ну и как-то так он тоже подумал-подумал, а потом совершенно неожиданно мне сказал: «Я думаю, что не надо это делать. Я буду думать о другом». И вдруг буквально в кулуарах где-то, в закулисье подошёл ко мне и сказал: «Мы будем ставить «Бешеные деньги». Вот так возникла эта ситуация.

Я была очень рада, потому что там… И сразу мне сделал такой подарок второй, сказав: «Вот вы будете играть Чебоксарову, а Лидию, вашу дочку, будет играть Полина». Ну, конечно, для меня это был подарок настоящий к юбилею, вот эти две вещи — пьеса и работа с внучкой. И третьим подарком оказался замечательный молодой режиссёр Шульев. Вот он оказался очень молодым, таким ребячливым и совсем таким… ну, таким юным. И оказался очень достойным и интересным. И у нас с ним сложились прекрасные творческие отношения. И как-то выпустился спектакль в очень хорошей атмосфере, о которой можно мечтать.

С.Немоляева: Это был подарок настоящий к юбилею: пьеса и работа с внучкой

К. Ларина

Я надеюсь, что я его увижу в следующем сезоне.

С. Немоляева

Да, будем ждать.

К. Ларина

Фотографии смотрю и вижу, что Чебоксарова-старшая — очень красивая женщина, невероятная…

С. Немоляева

Ну, не знаю. Может, это на фотографиях так.

К. Ларина

Ладно! Я вижу образ такой очень серьёзный. Да?

С. Немоляева

Ну, они же дамы светские. И они любят роскошную жизнь. И они мотовки, в общем-то. В принципе, можно сказать такое вульгарное слово. И она рассталась со своим мужем, которого любила, из-за того, что он делал для них всё, для жены и дочки, не гнушался казёнными деньгами, и был сослан. И она с гордостью говорит: «Вот видите, как он любил! Он даже из-за святой любви к семейному святому очагу был предан суду и был вынужден уехать из Москвы». Вот видите, она даже гордится этим. Она персонаж очень занятный, понимаете.

К. Ларина

А для Полины это, наверное, тоже новый какой-то опыт, поскольку роль непростая. Это не какая-нибудь бебешка.

С. Немоляева

Нет-нет-нет.

К. Ларина

Это такая настоящая, такая острохарактерная роль, да?

С. Немоляева

Характерная. И для неё было страшно интересно, потому что она всё-таки играет таких героинь красивых.

К. Ларина

Да-да-да, нежных барышень.

С. Немоляева

Да, барышень. А вот тут получился такой… «Мама!» — она так меня там долбит, что просто страшно. И не боится ничего. И мне что понравилось? Что когда Шульев предлагал ей какие-то мизансцены, вот я даже про себя чисто актёрски думала: «А могла бы я так сразу, сходу исполнить, не спросив: «А почему? А зачем? А как это?» Она сразу моментально схватывала его предложения. Ну, видимо, возраст один. Они на одной волне.

К. Ларина

Азарт такой возникает, да?

С. Немоляева

Азарт. Лучше слышат и лучше понимают друг друга, потому что они почти ровесники. Понимаете? И он придумал интересную вещь, что она практически только что вышла из детства и уже столкнулась с такой жизнью, цепкой такой, знаете, вот… И она столкнулась, и она очень здорово существует в этом, в этой ситуации. А куклы находятся рядом, и погремушка, и всё, что вышло из детства. И маменька, которая всё время её, ещё осталась при ней. Вот это очень хорошее, очень тонкое решение нашего режиссёра. И когда он предложил, когда она говорит монолог очень сложный… Почему сложный Островский? На два листа огромный монолог! Ну, поди скажи. Ведь могут зрители от скуки и умереть, если говорить…

К. Ларина

А можно выкинуть.

С. Немоляева

Можно выкинуть ещё, да, не приведи Господь. И он ей предложил. Она скачет, как на лошади, с погремушкой из детства и свои сентенции говорит. Это очень здорово! Она моментально откликнулась, моментально, и сыграла эту труднейшую мизансцену. Понимаете? Я подумала про себя: «Могла бы я так?» Ну, разница в возрасте, конечно.

К. Ларина

Могли бы, может быть, когда были в её возрасте.

С. Немоляева

Ну, когда был такая же, как она, наверное, да. Потому что когда Петя Фоменко мне предложил идти вслед за гробом Тарелкина с тазом и колотить в него колотушкой, я в полном упоении это сделала, без вопросов. А один из актёров мхатовских, который был моим приятелем очень большим и очень умным человеком (ну, такой же, как и я, тоже был занят в спектакле), он сказал: «А почему ты даже не спросишь у Пети, зачем это ты идёшь за гробом Тарелкина с этим тазом и колотишь? Что это такое? Ты даже не спросишь!» Он возмутился страшно. А у меня даже в голову не пришло спросить. Ну, видите, возраст, наверное, и упоение, желание сделать, упоение работать.

К. Ларина

Кстати, вспомнили спектакль Фоменко «Смерть Тарелкина», у которого была очень короткая жизнь.

С. Немоляева

Короткая, но блистательная.

К. Ларина

Но это легендарный спектакль.

С. Немоляева

Да, блистательный.

К. Ларина

И легендарный артист Эйбоженко, который… Тоже у него биография могла бы быть гораздо интереснее, чем она сложилась. И вообще рано ушёл из жизни. Блестящий артист! Вот хотела про это вас спросить, Светлана Владимировна. Часто бывали такие истории, когда спектакли закрывались, в которых вы работали, по разным причинам, которые просто от сердца отрывали? Ну, в самом начале пути.

С. Немоляева

Это было в самом начале пути. Но мы боролись. Вы думаете, мы так просто согласились? Мы узнали о том, что закрыли наш спектакль, на гастролях в Риге. Мы по какому-то радио, по которому нельзя было слушать, но которое мы слушали иногда, мы услышали о том, что в Москве закрыли три спектакля — «Три сестры» Эфроса, «Доходное место» Марка Захарова и «Смерть Тарелкина» Фоменко. Вот мы даже не знали. Мы, по-моему, даже приехали на гастроли в Ригу с этим спектаклем.

Потом мы поехали (если я не путаю, потому что это было очень давно, у меня ещё не было сына, мы совсем молодые были), мы поехали на гастроли, по-моему, во Фрунзе, в Киргизию и ходили челом бить к Чингизу Айтматову, чтобы он заступился. Просили его, чтобы он за спектакль похлопотал и сказал, потому что в нём ничего не было. Ведь там абсолютно было у Сухово-Кобылина… Всё, что он написал — это всё было в тексте.

К. Ларина

Так и в «Доходном месте» всё, что написал Островский, было в тексте.

С. Немоляева

Всё абсолютно, да. И я помню, что тогда приёмная комиссия, которая приходила и принимала спектакли, они пришли с книгой все. Они все думали, что мы сочиняем, что мы все говорим отсебятину. Ничего подобного, говорили все по тексту. Ну? Настолько это перекликалось со всем, что… Закрыли.

К. Ларина

Это то, что называлось тогда в цензурных терминах «неконтролируемый подтекст».

С. Немоляева

Может быть.

К. Ларина

Вот у них была такая…

С. Немоляева

Формулировка.

К. Ларина

Они писали. Формулировка, да, когда может вызвать какие-то нежелательные ассоциации. Тут кто угодно мог под нож пойти, да?

С. Немоляева

И вот поэтому этот спектакль, хотя мы боролись, но всё равно его закрыли. Ну а так как мы все — вся молодёжь наша того времени, весь набор охлопковский — мы очень много были заняты, очень много играли, то как-то, видимо, и пролетело всё.

К. Ларина

А у Гончарова не было таких случаев, когда закрывали?

С. Немоляева

У Гончарова был такой случай после «Грехопадения» Артура Миллера, когда он только пришёл. Может быть, ещё что-то было, я не помню. Но после «Грехопадения»… Я просто почему очень хорошо помню? Потому что Саша репетировал эту главную роль Квентина, больше ста репетиций было. И закрыли спектакль из-за Артура Миллера, потому что он приехал смотреть в Москву его же спектакль «Вид с моста», который он делал на Малой Бронной… Был блестящий спектакль у Гончарова, феноменальный! И что-то высказался, что-то сказал как-то так, не в угоду. И поэтому Гончарову больше не разрешили его ставить. Но зато потом решили ставить другие спектакли.

К. Ларина

Ну, слава богу.

С. Немоляева

Теннесси Уильямс.

К. Ларина

Теннесси Уильямс наш любимый, конечно.

С. Немоляева

Да, которого поставил.

К. Ларина

Да нет, там много было работ. И «Кошка на раскалённой крыше». А «Бег»?

С. Немоляева

И «Бег». Ну, много. Он делал очень много. Как сказать? Ему грех обижаться.

К. Ларина

Конечно. «Человек из Ламанчи». Нет, вообще там всё было… Взрыв просто!

С. Немоляева

Взрывы. Это были его режиссёрские шедевры. А «Сократ»?

С.Немоляева: Мы ходили челом бить к Чингизу Айтматову, чтобы он заступился

К. Ларина

«Сократ», да.

С. Немоляева

Ну, что вы? «Леди Макбет Мценского уезда».

К. Ларина

С Гундаревой, которая просто фантастическая.

С. Немоляева

Ну, о чём вы?

К. Ларина

Нет, это… Я знала, что мы всё равно придём к этому золотому времени театра.

С. Немоляева

Десятилетие.

К. Ларина

Да, золотое десятилетие. Это, конечно, невероятное везение, что так и вы сошлись, попали, и то, что Александр Сергеевич тоже в это время был. Ой, мне вообще очень многих, конечно, хочется вспомнить. Вот Евгений Николаевич Лазарев, который ушёл.

С. Немоляева

Да, тоже ушёл.

К. Ларина

Это вообще… Такой замечательный артист был!

С. Немоляева

Да. Из Сашиного курса практически все замечательные. У него был феноменальный, золотой курс: и Слава Невинный, и Женя Лазарев, и Толя Ромашин, и Гребенщиков, и Саша. Все ушли… Его курс.

К. Ларина

И такие все красавцы, да.

С. Немоляева

Ну, артисты какие!

К. Ларина

Ну, слава богу, что много всё-таки сделали.

С. Немоляева

Очень много.

К. Ларина

И слава богу, что есть вещи, которые не исчезли. Они не остались только в памяти у тех, кто видел какие-то работы. Слава богу, есть и телевизионный архив.

Кстати, по поводу… Чего только не хранится в этом телевидении! Светлана Владимировна, я вчера, когда готовилась к нашей встрече, искала что-нибудь такое. Нашла вот этот фрагментик. Потом я ещё в конце поставлю совершенно поразившую песню в вашем исполнении. Но я нашла спектакль «Родственники» целиком, весь телевариант!

С. Немоляева

Да, да, да.

К. Ларина

Это же совершенно чудесная вещь. Брагинского, да?

С. Немоляева

Брагинский и Рязанов, вдвоём они писали. Ну, с этого и началась у меня моя творческая жизнь. После «Родственников» Рязанов же мне сказал: «Я теперь буду тебя снимать». Началась моя жизнь в кино.

К. Ларина

Ну, там абсолютно… Если кто не видел, ребята, посмотрите. Он есть в Сети, спектакль «Родственники», Театр Маяковского, телевизионный вариант. И там Светлана Немоляева играет тридцатилетнюю….

С. Немоляева

Старую деву, которую никто замуж не берёт.

К. Ларина

Старую деву, да. Абсолютно какая-то буффонада, да? Ничего не стесняясь, просто внаглую играет. Ну, это просто невероятно!

С. Немоляева

Ну да. Я никогда не забуду. Он меня редко хвалил, Гончаров. В основном он меня ругал. И я очень редко удостаивалась похвалы. Но в этом случае, в «Родственниках», он… Ну, как всегда, он меня кричал: «Вы всё делаете неправильно! Вы всё делаете не так! Ну, чёрт с вами! Делайте, как вы делаете!» То есть он мне разрешил безобразничать там. Действительно буффонада. Я там, конечно, баловалась на славу.

К. Ларина

Ну, там партнёры такие — Владимир Самойлов великолепный…

С. Немоляева

Партнёры были дивные.

К. Ларина

Да, все хороши. Игорь Костолевский, который в этом спектакле.

С. Немоляева

Чудесный, да.

К. Ларина

Видите, что вспомнили? Не волнуйтесь, товарищи, мы не будем вспоминать до конца передачи всё, что было и прошло.

С. Немоляева

Ну да. Всё, что было и уплыло.

К. Ларина

Нет, мы сейчас вернёмся в сегодняшний день и ещё поговорим о работах Светланы Владимировны, которые, как мне кажется, были важными и в этом сезоне, и о том, что будет в следующем, поговорим. Дорогие друзья, сейчас у нас новости, а потом продолжим.

НОВОСТИ

К. Ларина

Ну что, возвращаемся в программу. Напомню, что сегодня у нас в гостях Светлана Владимировна Немоляева. Пока вас не было, мы опять вспоминали о том, что было и прошло. Ну, давайте успеем поговорить о том, что сейчас случилось интересного. В кино, например, совершенно неожиданно Светлана Владимировна сыграла у Рустама Хамдамова, культового (без всякой иронии говорю) режиссёра. Фильм этот — «Мешок на дне».

С. Немоляева

«Мешок без дна».

К. Ларина

«Мешок без дна», да. Он был представлен на Московском международном фестивале и даже получил спецприз. И я даже видела…

С. Немоляева

Да, я удостоилась чести.

К. Ларина

Да, вы получали за него этот приз на сцене.

С. Немоляева

За него этот приз, да.

К. Ларина

И я видела, как зал воспринимал. Зал вас приветствовал! Вы же это понимали прекрасно.

С. Немоляева

Да, я была тронута очень.

К. Ларина

Ну, работа необычная, насколько я понимаю, да? Как и всё у него.

С. Немоляева

Да, у него всё необычно. Во-первых, я благодарю, как говорится, судьбу, что она меня свела с ним. Это было очень давно. Я была занята в его фильме «Анна Карамазофф», который он снимал.

К. Ларина

Там, где играла…

С. Немоляева

Жанна Моро.

К. Ларина

Жанна Моро, да.

С. Немоляева

И в этом фильме у меня был небольшой эпизод. И с этого фильма начались какие-то наши очень тёплые творческие отношения — даже такие, что он попросил меня озвучит её. И хотя я ходила в очках, очень плохо видела и свои даже роли очень боялась озвучивать… Да ещё чужую роль, да на другом языке! Чтобы вложить во французскую артикуляцию русскую — очень тяжело. Но он меня уговорил, и я озвучила эту роль.

С.Немоляева: Гончаров редко меня хвалил. В основном он меня ругал

И вот с той поры начались какие-то наши такие тёплые… привязанность друг к другу. Мне было безумно с ним интересно. Он ни на кого не похож. Он очень неординарно мыслит. Он очень интересно воспринимает всё. У него на всё свой взгляд. И причём это всё происходит непосредственно. Ты понимаешь, что ты встретился с таким жизненным явлением. А потом, когда я стала сниматься у него сейчас в этой картине «Мешок без дня», у меня было вообще такое ощущение, что я встретила человека Ренессанса, Возрождения, человека, который без национальности, без места пребывания. Вот такой человек.

К. Ларина

Конечно, у него картины — именно картины.

С. Немоляева

Картины, да.

К. Ларина

Это ближе скорее к изобразительному искусству, да?

С. Немоляева

Я думаю, что да. Хотя это имеет основу, и канва, и сюжет. Это известная японская сказка. Я раньше её не знала, но она у него перемежается со сказками, «Тысяча и одна ночь».

К. Ларина

Я читала, что Куросава снимал тоже на этом же материале.

С. Немоляева

Да-да-да.

К. Ларина

«Расёмон» фильм, по-моему, назывался.

С. Немоляева

Да. Там смысл заключается в том, что совершается убийство. И три разные версии убийства: женщина, убийца и, так сказать, мужчины. Вот три разных взгляда на эту позицию жизненную. А я играю там фрейлину-сказочницу, которая рассказывает больному, душевнобольному князю или императору, как предполагалось раньше (ну, князю, скорее, Его светлости), для утешения сказки. И вот я рассказываю эту историю.

К. Ларина

Там Колтаков Серёжа играет, да?

С. Немоляева

Колтаков, да.

К. Ларина

Тоже артист фантастический.

С. Немоляева

Очень интересный. И Аня Михалкова — у неё небольшая роль, но мы с ней встречаемся. И всё это снято так занятно. И он всё строил сам. Он смотрел в камеру, он выстраивал всё. Ему важно было, где что блестит, какая дымка, как это всё, так сказать, слагается в какой-то один почерк. С ним было необыкновенно интересно. И у него было очень много юмора. Вот при всём этом серьёзе, романтизме каком-то, необыкновенном взгляде на всё, на восприятие всего вдруг возникал совершенно бытовой и чудной юмор, совершенно, казалось бы, в данный момент не свойственный, например.

Например, она мне говорит (ну, вот эта великая княгиня в исполнении Ани Михалковой): «Мне нужно, чтобы Вы рассказывали моему мужу — вы знаете, что он болен, — рассказывали сказки для утешения. С прежней сказочницей я рассталась, потому что она брала гонорар 50 рублей. А у вас какой гонорар?» Я говорю: «Да, меня устраивают 50 рублей». Она говорит: «И меня это устроило. Но она ещё брала отдельно за каждое убийство. И вот однажды она придумала, что в океане тонет лодка, в которой было 50 человек. И каждого человека было убийство. И я должна была платить. Вот это меня не устроило». Я сказала: «Нет, у меня будет простой гонорар — 50 рублей. И только два убийства». Это меня так рассмешило! Это было такое несоответствие при всём антураже, как он снимал. Но всё это было очень органично и влилось.

И потом вкрапливались такие ситуации, которые, казалось бы, не соответствовали. Например, когда он меня спрашивает, великий князь в исполнении Колтакова: «Мне снился странный сон: бились птицы в окно ко мне. К чему это?» А я ему говорю: «Какие птицы?» — «Ну, — говорит, — серые». Я говорю: «Нет, мне точно надо знать какие — тёмно-серые или серые. Это важно». Он говорит: «Ну, прозрачные, прозрачные». — «А сколько их было?» — «Ну, одна, может быть, полторы». — «Нет, мне точно надо знать какие». Он говорит: «Там две птицы». Она говорит: «Не волнуйтесь, ничего страшного. Прозрачные птицы, которые бьются в окно, — это к засолке грибов». Совершенно неожиданный вариант! Мне вот эти повороты его, хамдамовские, страшно нравились, даже при всём таком…

К. Ларина

Такие парадоксы.

С. Немоляева

Да, невероятные! Причём они очень органично… Потому что когда я смотрела… Я первый раз смотрела, хотя и озвучивала всё, и других персонажей озвучивала. И он меня заставлял: «Говори басом, низким голосом. Вы только так должны говорить — низко. Убирайте все верха». И я подчинялась, естественно, конечно, ему. И когда я смотрела с прессой первый раз (ну, не черновой материал), то очень много было реакции такой смеховой на какие-то такие вещи, которые очень тонко сделаны и могли быть не поняты.

К. Ларина

То есть публика всё-таки понимала и юмор, и какие-то смысловые вещи, да?

С. Немоляева

По-моему, да.

К. Ларина

Потому что кино-то наверняка непростое, как и всё у него.

С. Немоляева

Ой, очень! Оно, конечно… Может быть, Рустам и не согласится со мной, но оно, конечно, такое элитарное, кино для людей… Ну, конечно, это не просто сюжет какой-то, который легко воспринять. Он может быть и талантливо сделан, и усреднённо сделан, но сюжет, который тебе ясен и понятен. И ты выйдешь после фильма, поняв всё. А когда ты выходишь и думаешь… Вот у меня одна моя родственница и подружка моя говорит: «Я всё время об этом думаю. У меня всё время в глазах вот эти кадры, как картины, вот это всё, звуки эти». Он очень долго…

К. Ларина

Завораживает.

С. Немоляева

Завораживает. Он бился очень со звуком и, по-моему, до сих пор недоволен звуковым рядом, потому что для него это, оказалось, имеет колоссальное значение. Шум леса — мы его воспринимаем, да? А у него — другой.

На меня, например, произвёл впечатление совершенно фантастическое кадр, когда (он же всё делал, всё смотрел) снято лесное озеро, гладь. Во-первых, это чёрно-белое кино. Это гладь озера, которое наполовину чёрное, а наполовину блестящее. И там, в озере, стоит человек практически утонувший, но с головой, разбойник. И на голове у него огромный меч. И он вертит этой головой совершенно фантасмагорически. И завораживает вот эта вода. Она какая-то… Даже не понятно, какой фактуры вода, потому что она белая, блестящая и чёрная такая же, как вакса. И за этим стоит лес. Вы знаете, вот смотришь и не понимаешь. Очень часто люди искусства говорят: «Да, мне это понятно. Вот я прочёл пьесу. Да, мне понятно. Да, я понимаю, что это талантливо. Да, я вот видел спектакль. Да, это очень талантливо, это высоко, это прекрасно, это понятно». А самое высокое, когда говорят: «Я смотрю, что это на меня производит невероятное впечатление. И мне не понятно, как это сделано». Вот этот фильм Рустама Хамдамова… У меня такое ощущение, что очень многие…

К. Ларина

А прокат-то есть какой-то, был? Показывали?

С. Немоляева

Ну, сейчас, я думаю, нет ещё, потому что он только-только сделан, только-только его увидели. И пока он, наверное, будет такой иметь какой-то пригласительный, фестивальный, вот такой…

К. Ларина

Ну, давайте будем следить. Просто я ещё раз напомню — фильм называется «Мешок без дна», про который мы так много говорим. И если появится в прокате, надо будет обязательно его посмотреть.

С. Немоляева

Мне кажется, это интересно очень.

К. Ларина

Да. Ну, это, кстати… То есть вас это, допустим, завораживает и вам это интересно. А другого человека это, наоборот, оттолкнёт.

С. Немоляева

Может быть, абсолютно.

К. Ларина

Скажет: «Чушь какая-то собачья!»

С. Немоляева

Абсолютно.

К. Ларина

Да?

С. Немоляева

Ну, может быть, «чушь собачья» и не скажет, потому что уж очень интересен сам видеоряд. Но то, что скажет «я не понимаю», — такое может быть.

К. Ларина

Как вообще вам современное искусство?

С. Немоляева

Ой…

К. Ларина

И вообще что мы под ним понимаем? Что это такое?

С. Немоляева

Ой, Ксюша дорогая, я очень ретроградна.

К. Ларина

Вы ретроградны?

С. Немоляева

Ретроградный человек. И я приверженец классического русского и советского театра. Я считаю, что он достиг таких высот! Ну, я сама соприкасалась с великими режиссёрами.

К. Ларина

Да о чём вы говорите…

С. Немоляева

С великими актёрами, которые…

К. Ларина

Ну, это ведь тоже авангард был. Вот вы про Фоменко вспоминали.

С. Немоляева

Ну и что?

К. Ларина

Да ещё какой! Или тот же Эфрос — ещё какой авангард и безобразие!

С. Немоляева

Ну и что? Ну и всё равно. Это — да. Но я приверженец… Даже наш театр сейчас, «Бешеные деньги» — ты же не скажешь, что это архаичная классика, про наш спектакль. Нет, никак не скажешь. Совершенно не скажешь.

К. Ларина

Нет конечно! Нет, послушайте…

С. Немоляева

Я подразумеваю под русским…

С.Немоляева: Когда к классике относятся с пиететом - вот это настоящий театр

К. Ларина

И всё равно современный театр.

С. Немоляева

Да, современный театр, конечно. Так же и Миндаугас Карбаускис. «Таланты и поклонники» — то, что он поставил, — это тоже современный театр. И то, что он поставил сейчас — «Русский роман».

К. Ларина

Который получил столько премий.

С. Немоляева

Конечно.

К. Ларина

Он «Золотую маску» получил.

С. Немоляева

Ну, конечно. И это тоже современный театр. Причём это пиетет перед классикой. Это не искажение, это не попытка себя перевернуть на фоне другого человека, понимаете, а это попытка разобраться в авторе и сделать, показать, каким он видит это.

Даже как этот молодой наш Шульев Толя — он тоже совсем молодой паренёк, а всё-таки увидел по-своему вот эти «Бешеные деньги». «Бешеные деньги» — невероятно интересно сейчас, потому что это про нашу жизнь сейчас. И когда я там говорю один монолог… Я уже читала часть этого, когда я говорю: «Он настолько любил меня, свою жену, и свою дочь, что никогда не делал различий между своими и казёнными деньгами». Ну, вот это же про очень многих наших людей, и поэтому это очень современно. И кто-то даже из зрителей сказал: «Ну, уж вы говорите отсебятину!» Я говорю: «Я ни одной отсебятины не говорю, я говорю точно по Островскому». Понимаете? И в этом я вижу смысл нашего искусства. Классика…

К. Ларина

Ну, современность, конечно, чем определяется? Это абсолютный отклик на сегодняшний день.

С. Немоляева

Отклик.

К. Ларина

Когда это совпадает, резонирует, да?

С. Немоляева

Но тема классики — тема великая. Классика почему не умирает? Потому что она совершенно отвечает сегодняшнему дню.

К. Ларина

Ну, тоже не всегда.

С. Немоляева

Ну, конечно, не всегда.

К. Ларина

Это вопрос — как сказать. Это вопрос интонации, вопрос подачи.

С. Немоляева

Конечно. Ну, бывает архаика. Мы с Сашкой смеялись друг над другом, когда мы репетировали «Плоды просвещения». Он, будучи очень естественным актёром, шедшим от себя… И у него были такие работы всегда, ну, ультрасовременные. Он меня учил. Ему не нравилось, когда я репетировала. Он говорил: «Что ты так говоришь? Ты скажи, Анна Павловна, — вот то, что вместе репетировали. — Ты должна сказать просто и естественно очень, ничего не наигрывая. Скажи мужикам: «Вон отсюда!» Я говорю: «Конечно, так просто и естественно!» Мы сидели и оба хохотали над этим страшно. И он сам рассказывал это в каких-то случаях с полным упоением.

Ну, вот такой архаичный театр, который воспринимает классику архаично, — конечно, это не для меня. А вот когда к классике относятся с пиететом и воспринимают её с огромным уважением, интересом и пониманием того, что это такое, но со своим взглядом, со своей точки зрения, — вот это, мне кажется, настоящий театр. И я за такой театр.

К. Ларина

Кстати, вас Островский действительно так сопровождает всю жизнь. Я вот вспомнила, что вы же в «Талантах и поклонниках» играли Негину, да?

С. Немоляева

Да.

К. Ларина

В первом, старом варианте, да?

С. Немоляева

Когда была молодая, играла, да.

К. Ларина

Это вообще! И в итоге вернулись в эту же пьесу, но уже…

С. Немоляева

В другой ипостаси. Но в чём, например… Вот вы спросили меня. Я не знаю, может быть, я долго об этих говорю вещах. Вот Миндаугас Карбаускис как видел образ Негиной? Он видел не голубой её героиней. И я вспоминала себя, как я её играла. Я боялась её не то что очернить, а любой… Вот есть положительное качество какое-то, чуть-чуть, спорное — и я старалась, я делала…

К. Ларина

Оправдать её, да.

С. Немоляева

Оправдать. И голубая героиня абсолютно. А он — нет! Он даже педалировал. Даже там спор с маменькой. Он говорил Полине (Полина тоже со мной играет): «Ты разговариваешь с матерью. Ты просто ей хамишь». И когда мать говорит: «Как ты со мной разговариваешь? Ты с матерью так разговариваешь! С матерью?!» То есть это голубая героиня, Негина. Значит, как надо сказать, чтобы оправдать и это сыграть? И вот взгляд Миндаугаса был в тысячу раз правильнее, чем тогда, когда я играла.

К. Ларина

И то, что она такая прагматичная девушка, да? Она делала свой выбор сознательно.

С. Немоляева

Она сделала выбор сознательно в пользу театра. Чем оправдывается её прагматика? В пользу. Как сейчас бывает — «папиков» ищут богатых.

К. Ларина

В пользу, может быть, не театра, а в пользу успеха личного, да?

С. Немоляева

Ну, это же близко, связано. Как театр без успеха? В театре должен быть успех. Поэтому мне кажется, что вот этот… А это был его взгляд. Он не боялся её сделать не такой уж героиней — ах, прямо незабудка-ромашка.

К. Ларина

Светлана Владимировна, вам, конечно, везёт с режиссёрами. Что тут говорить, да?

С. Немоляева

Чего тут говорить…

К. Ларина

И можно вспоминать то, что было, и то, что сейчас, и то, что Миндаугас с таким вниманием к вам относится. Это, конечно, невероятное счастье. Про какие роли мы с вами сегодня говорим, которые вы сегодня играете! Вы меня извините, вы всё время не играете роли старух. Правда?

С. Немоляева

Ну…

К. Ларина

Нет. Нет! Вы играете женщин в возрасте, безусловно, но это женщины. И я вижу, что на сцене женщина. А у нас как путь артистки? Он понятен, нарисован. Что тут ходить к гадалке? Тут понятно. Сначала — инженю. Потом — подруга. Потом — мама. А потом — бабушка. И всё, до свидания. Здесь, конечно, большое счастье, что он вас видит такой. Молодец! Просто здорово! Я вам желаю, чтобы ещё были такие работы. И не только Островский, а чтобы были роли хорошие, настоящие. Хотя я понимаю, что выбор небольшой. Сколько мы тут встречаемся с взрослыми артистами…

С. Немоляева

Ну а как же? Всё-таки пишут для другого возраста.

К. Ларина

Да, да. И это ужасно обидно.

С. Немоляева

Драматурги прошлые и сегодняшние, и будущие тоже будут писать для молодых.

К. Ларина

Кстати, не знаю, мне кажется, что…

С. Немоляева

Ну, мало таких пьес, в которых главные роли достаются людям уже, так сказать, перешагнувшим. Правда?

К. Ларина

Потому что не хотят писать такие роли. А это неправильно! Это, кстати, общая проблема. Я вот сейчас смотрела сериал (я уже хвалилась слушателям, говорила) «Вражда», американский. Это сериал. Главные роли играют Джессика Ланж и Сьюзан Сарандон. Ну, они практически ваши ровесницы. Они играют двух звёзд Голливуда. И вот их вечная вражда, противостояние. Это такое кино! Оторваться невозможно!

С. Немоляева

С ума сойти…

К. Ларина

Сумасшедшее! Я смотрю на них и думаю: боже мой, это артистки, которые сейчас в своём возрасте… Во-первых, они выглядят великолепно. Во-вторых, мастерство высочайшего пилотажа! И надо им играть. И не тогда, когда им 25 было, и молодость…

С. Немоляева

«Если бы молодость умела, если бы старость могла». Тут приходит постулат известный.

К. Ларина

Что я нашла? Близимся к финалу. Я с удивлением обнаружила песню, которая называется «Мой друг», в каком-то телевизионном концертном варианте, которую вы поёте. Вы сейчас это услышите. Но это на самом деле никакой не «Мой друг». Это Лайза Миннелли, это песня из фильма «Кабаре». Ха-ха-ха! Светлана Владимировна, вам подарок!

С. Немоляева

Это где-то я, наверное, баловалась.

К. Ларина

Вам подарок!

С. Немоляева

Это я где-то баловалась, а кто-то записал.

К. Ларина

Мы сейчас услышим эту песню в исполнении Светланы Владимировны Немоляевой, нашей сегодняшней гостьи, которой мы желаем здоровья, успехов и триумфа.

С. Немоляева

Ой, это хоть прилично?

К. Ларина

Привет и поклон замечательным детям и внукам! Спасибо им за то, что они рядом с вами.

С. Немоляева

Спасибо.

К. Ларина

А теперь вы солируете.

С. Немоляева

Матерь Божья! Я даже боюсь.

К. Ларина

Сделай нам погромче.

ПЕСНЯ


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024