Купить мерч «Эха»:

Рената Литвинова - Дифирамб - 2008-03-02

02.03.2008
Рената Литвинова - Дифирамб - 2008-03-02 Скачать

К. ЛАРИНА: Еще раз приветствую вас. У микрофона Ксения Ларина. Мы начинаем программу «Дифирамб» и сегодня все ваши теплые слова будут сказаны в адрес нашей гостьи Ренаты Литвиновой.

Р. ЛИТВИНОВА: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Рената Литвинова актриса, сценарист, режиссер, кто еще? Продюсер тоже есть уже?

Р. ЛИТВИНОВА: Да. Контролирую процессы.

К. ЛАРИНА: Моя самая любимая Рената из того, что я знаю, я полюбила ужасно Ренату-телеведущую, а ее взяли и закрыли. Почему это произошло?

Р. ЛИТВИНОВА: Официально мы ушли все отдыхать, а на самом деле, мне кажется, получается, что не востребована на телевидении, не достигала программа нужных рейтингов в нужном формате.

К. ЛАРИНА: Я напомню, что речь идет о программе «Детали», которую Рената вела в один из дней недели. Там был Кирилл Серебренников, Тина Канделаки и Рената Литвинова.

Р. ЛИТВИНОВА: Слишком интеллигентные разговоры, слишком у нас все было не на острие. Сейчас же в основном шоу, филиале желтых газет, некоторые шоу граничат.

К. ЛАРИНА: Жалко, потому, что это была такая отдушина для многих людей. И новое открытие людей, которых ты хорошо знаешь. Потому, что мне казалось, что и Кирилл очень удачно вписался в это качество ведущего, человека, который спрашивает. Когда Вы начали работать над фильмом «Нет смерти для меня», Вы уже были в роли интервьюера. Это первый раз тогда?

Р. ЛИТВИНОВА: Тогда первый раз. Я считаю, что мы с Кириллом не особенно пострадали, потому, что есть вещи поважнее. Он снимает кино, я сейчас вся нахожусь в переживаниях о своем кино и запускаю снимать новый проект.

К. ЛАРИНА: Давайте поговорим о той работе, которая сейчас представлена, которую уже обсуждают, уже многие посмотрели. Это Земфира, концерт.

Р. ЛИТВИНОВА: «Зеленый театр в Земфире». На самом деле он идет, у нас полные залы, как это не удивительно, потому, что считалось, что это очень специальный проект, музыкальный фильм. Но у нас полные залы, была даже проблема с билетами на выходные дни, студенты не могли купить билеты. На Украине идет прокат, там вообще какие-то феерические показатели. Здесь политика, что у нас неформатное кино, его ставят достаточно на специфические сеансы, его не так много. А на Украине это считается коммерческим проектом.

К. ЛАРИНА: А что такое неформатное кино? Которое никуда нельзя поместить?

Р. ЛИТВИНОВА: Это же не блокбастер, это не комедия. А директора кинотеатров, прокатные, структуры стандартные. Но как можно просчитать, соберет кино или нет? Поэтому у всех трафарет, видимо. На самом деле зритель друг другу рассказывает, на что надо ходить.

К. ЛАРИНА: Как в Киеве прошла презентация? Я читала, что там скандальные какие-то истории, то звука не было, то какая-то журналистка на вас обиделась. Что там происходило?

Р. ЛИТВИНОВА: Кстати, это какая-то женщина, в каких-то блестках.

К. ЛАРИНА: Какая-то светская львица.

Р. ЛИТВИНОВА: Я Вас умоляю! Почему-то каждую встречу со мной, с Земфирой, обязательно один или другой малоизвестный персонаж пытается использовать в собственном промо-акции, они тем самым куда-то выбегают, начинают рассказывать, как произошла эта встреча и становятся знаменитыми. Я не хочу это комментировать, я считаю, что это позор для всех журналистов. И данные персонажи, которые пытаются сделать себе имя, провоцируя какие-то ситуации. Она у меня брала интервью, опоздала на 50 минут. Совершенно идиотские вопросы. Причем, я ей сказала, что буду говорить только про фильм. И она пытается это использовать, чтобы на нее обратили внимание. Но, уверяю вас, там не на что смотреть.

К. ЛАРИНА: Вы куда-нибудь возили эту картину?

Р. ЛИТВИНОВА: В Петербурге.

К. ЛАРИНА: Ну как?

Р. ЛИТВИНОВА: Там такие интеллигентные зрители и пресса! Такой вакханалии не было, которые у нас тут происходит. Есть какая-то часть журналистов, я даже не знаю как их назвать, которые провоцируют скандалы.

К. ЛАРИНА: Бог с ними, с этими журналистами. Картина, конечно, рисковая, потому, что мы привыкли, что музыкальный фильм должен быть телевизионным.

Р. ЛИТВИНОВА: Ксения, а Вы видели картину?

К. ЛАРИНА: Да нет, конечно!

Р. ЛИТВИНОВА: Мне нравится. Я должна была Вас заставить сходить, а потом бы мы поговорили. Если бы Вы ее видели, Вы бы со мной говорили по-другому.

К. ЛАРИНА: Нет, я с большим уважением к Вам отношусь и убеждена, что это фильм, который заслуживает внимания. Тем более, что это что-то новое. Я каждый раз с удивлением узнаю, куда еще раз бросает автора! Все с начала, с нуля. Вы же никогда не были ни музыкальным критиком, ни журналистом. Сами поете? Чего-то я никогда не видела. Стихи, песни пишете?

Р. ЛИТВИНОВА: Если я запою, можете меня ударить прямо по лицу. Я разрешаю.

К. ЛАРИНА: Для Вас здесь Ваш человек под именем Земфира.

Р. ЛИТВИНОВА: Я закончила когда-то музыкальную школу при Консерватории и более-менее разбираюсь, даже лучше, чем некоторые поющие исполнители, так называемые. Я разбираюсь в музыке. Почему-то ко мне приклеился образ, что я не слушаю музыку. На самом деле, я не слушаю музыку по радио, потому, что это такой треш! Что у нас передают по радио? Можно слушать несколько радиостанций, и то не все. Много шлака. А так, я люблю хорошую музыку. Я люблю творчество Земфиры.

К. ЛАРИНА: Вам что было важно вытащить отсюда, как автору7

Р. ЛИТВИНОВА: Я настаиваю, что это такая констатация, мы зафиксировали, это фильм-документ, фильм-портрет. Это выдающаяся исполнительница, артист, поэт. Это автор, ее наследие, трудно об этом говорить, потому, что один современник ненавидит другого современника. Это как в книжке «Вокальные параллели» - одно сопрано ненавидит другое сопрано. Современники не могут относиться друг к другу лояльно. Время нас рассудит. Но мы зафиксировали эту звезду. Она в блестящей форме, она поющая, это прекрасно. Блестящие аранжировки. Это были ее лучшие хиты. К сожалению, не осталось от многих вообще ничего, от того же Башлачева, от Виктора Цоя. Его вообще не снял никто, чтобы это было в хорошо записанном качестве, чтобы мы видели близко его лицо. Мы не пришли, как с легендой и мы видим полуразложившийся труп, которого лучше не снимать, пусть он молчит и не поет. А в данном случае мы зафиксировали артиста в блестящей форме. Это как минимум, а как максимум – она интересна как личность. Все равно, это такой портрет, как я ее увидела.

К. ЛАРИНА: А Вы помните впервые, когда она появилась на телевидении? У Диброва. Самое первое ее появление.

Р. ЛИТВИНОВА: Помню. Она была в платье каком-то.

К. ЛАРИНА: В кедах каких-то. И вела себя совершенно…. Это было от невероятного зажима, от внутреннего стеснения, в ней все гиперболизировалось все. Она стучала по голове Диброва микрофонов. Это было что-то феерическое. «Что это???» - все говорили. Вот посмотрите. Я с ней совсем не знакома. Я ее воспринимаю только как человека, как певца, как артиста, я даже на концерте ни разу не была. Но она ужасно изменилась. Это совсем другое существо.

Р. ЛИТВИНОВА: Это человек, который умеет учиться и работать над собой, она всегда начинает все заново. Какой бы проект она не начинала, она перечеркивает все старое и не боится идти по новому пути. Я ее сравниваю с неким сказочным существом. Она же Дракон по знаку. Или Феникс. Это птица, которая умеет сгореть, а потом возрождается, появляются эти сверкающие перья и она выдает нам что-то новое. В ней есть такой дар, что она не боится быть одной против всех, делает все и оказывается победителем. Быть правой. Она себя сохраняет и мое мнение, что над нами существует НЕКТО! Бог. Он тоже любит талантливых людей, ему интересно слушать талантливые песни, смотреть талантливые фильмы, читать гениальные книги и такие люди всегда будут любимы. Когда они сохраняют себя, идут против всех и все равно он им поможет, потому, что ему скучно находиться в обществе полубездарных, активных, послушных, посредственных авторов. Все-таки, Бог любит гениальных людей и им помогает.

К. ЛАРИНА: Вы с такой готовностью восхищаетесь чужим талантом. Это очень редкое качество.

Р. ЛИТВИНОВА: Я не понимаю, почему люди из себя не могут выдавить какое-нибудь хорошее слово в адрес людей, действительно, талантливых, одаренных, просветленных, которые всем нам делают…Я не знаю… Они же счастье приносят своим творчеством. И если на секунду какую-то автор меня порадовал, заставил возбудиться, я всегда об этом сообщу.

К. ЛАРИНА: Даже если вы не знакомы? Бывали такие ситуации, что даже если Вы человека не знаете, но он вас так поразил, что Вам захотелось сказать ему хорошие слова?

Р. ЛИТВИНОВА: Не обязательно в лицо. Я даже предпочитаю не приближаться к людям, которые меня очаровывают.

К. ЛАРИНА: То есть, такой ревности к чужому таланту нет?

Р. ЛИТВИНОВА: Вы знаете, они крайне питательны. Я наоборот, очень благодарна, когда кто-то появляется. Может, я как-то стронусь, они же такие люди, они передают, они бередят, стимулируют. У меня никогда не было этого чувства. Наоборот, бывает неадекватное… К сожалению, очень часто люди не могут отличить настоящее от ненастоящего. И только время расставит все по местам. Хвалят людей, которые, может быть, неплохие, но они не так одарены. Просто в данном случае бывает, что это похвальба построена на каких-то чисто человеческих отношениях.

К. ЛАРИНА: А Вы называли Башлачева, Цоя. Насколько вообще это Ваш мир? Мир рок-музыки.

Р. ЛИТВИНОВА: Цой – это вообще мой любимчик. Я его слушала в юности. Мне он до сих пор очень нравится. Не знаю. В нем что-то такое есть. То, что есть и в Земфире. Они как бы надолго, навсегда.

К. ЛАРИНА: А Вы ходили на дискотеки в девичестве?

Р. ЛИТВИНОВА: Вот не ходила я. Я в школе, помню, как-то пошла один раз на дискотеку и мне там не понравилось

К. ЛАРИНА: «Бони-М» какая-нибудь играла?

Р. ЛИТВИНОВА: Это даже еще ничего. Нет, чего-то меня это как-то все не устроило.

К. ЛАРИНА: А на концерты подпольные, квартирники в ту пору были модны?

Р. ЛИТВИНОВА: Да, кстати, в Питере меня водили. Я там видела и Башлачева, он ходил в кедах. Такой приятный он был… Очень какой-то… Я до сих пор его вспоминаю, какая-то беззащитность. И видела я Цоя, который ночевал там у моего однокурсника. Они там жили всей группой. И, Господи… Гребенщикова я слушала в какой-то школе, в спортивном зале он пел. Все сидели на полу.

К. ЛАРИНА: То есть, эта стилистика Вам знакома? Помните?

Р. ЛИТВИНОВА: Я не могу сказать… Вы понимаете… «Аквариум» в тот момент я совершенно не пронзилась. Я там просто закручинилась и через какое-то время уползла. Меня так и не понял никто. А Цоя я люблю.

К. ЛАРИНА: Рената Литвинова у нас в гостях. Мы сейчас слушаем Новости, потом возвращаемся в программу. И я не напомнила средства связи. Конечно же, вы с нами. +7-985-970-45-45 – это смс и 363-36-59 – это номер телефона прямого эфира.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Здесь у нас есть отзывы на фильм «Зеленый театр в Земфире» Рената Литвинова у нас в студии. Я хочу прочитать несколько мнений от наших слушателей, которые стали уже Вашими зрителями. Из Нижнего Тагила, Свердловская область. «Расскажите о Вашем замечательном фильме. Мне фильм очень понравился, спасибо Вам, что возрождаете жанр музыкальных фильмов о всенародно любимых исполнителях. Это фильм для души, о музыке и любви. Его интересно смотреть не только поклонникам Земфиры. И это здорово». Вот еще из Америки письмо пришло на наш Интернет-сайт от Людмилы.

Р. ЛИТВИНОВА: Из Америки? Как она посмотрела фильм?

К. ЛАРИНА: Не знаю, может по Интернету.

Р. ЛИТВИНОВА: Нет, вряд ли.

К. ЛАРИНА: Не украли еще?

Р. ЛИТВИНОВА: Нет, может, потом украдут.

К. ЛАРИНА: «Вы дружны с Земфирой. Что у вас может быть общего?» Это, кстати, вопрос… Я бы, может, задала бы его по-другому. Что вас объединяет? В чем ваши соприкосновения?

Р. ЛИТВИНОВА: Мне так интересно. Она такая питательная личность! Я не верю в отношения, в которых нет обмена. В данном случае это человек, у которого можно многому научиться. Она боец. Вот у Киры Муратовой это тоже есть. Она всегда стоит на своем. И она всегда выигрывает. Люди очень аккумулируются. Для них очень важно пропеть свою песню и они считают это задачей своей жизни. Только когда к ним присоединяются какие-то бытовые проблемы… Но это совершенно не бытовые существа, у них есть какое-то предназначение и они к нему относятся с фанатизмом. Я восхищаюсь этими людьми.

К. ЛАРИНА: Кира Муратова тоже неформатный человек.

Р. ЛИТВИНОВА: Что такое форматный? Она все время говорит, что если бы она умела делать фильмы, которые нравились бы все, неужели я бы их не делала? А Земфира собирает стадионы, одна из немногих. И у нее просто армия поклонников. У нее и 15-летние, и люди 40 лет. И пожилые тоже. Я смотрю, на концертах присутствуют.

К. ЛАРИНА: Что Вас привлекает в таких личностях?

Р. ЛИТВИНОВА: Мне нравятся сильные личности. Я люблю… это такое счастье, находиться рядом с талантливыми людьми, неординарными. А что мне находиться рядом со всякими предприимчивыми посредственными людьми.

К. ЛАРИНА: Но приходится, что делать. Неужели Вас окружают только выдающиеся люди?

Р. ЛИТВИНОВА: Я сотрудничаю только с гениями.

К. ЛАРИНА: Да ладно!

Р. ЛИТВИНОВА: Иногда я поддаюсь на какие-то провокацию

К. ЛАРИНА: До последнего техника, рабочего?

Р. ЛИТВИНОВА: Я не общаюсь с техниками. Если я сотрудничаю с кем-то на фильме, то это обязательно человек, почти гений.

К. ЛАРИНА: Молодец!

Р. ЛИТВИНОВА: А что! Кира, Земфира, тот же Леша Балобанов, безумец наш.

К. ЛАРИНА: А! Он сейчас запустился с «Морфием»?

Р. ЛИТВИНОВА: Его уже снимают.

К. ЛАРИНА: Вы там должны были играть.

Р. ЛИТВИНОВА: Я отказалась.

К. ЛАРИНА: А почему?

Р. ЛИТВИНОВА: Вообще, я не актриса.

К. ЛАРИНА: Вы образ. Вы, как у Феллини. Образ такой нужен человеку. Или он на роль приглашал?

Р. ЛИТВИНОВА: Он приглашал меня на роль одну. Пускай кто-нибудь другой.

К. ЛАРИНА: Сложно Вам существовать в актерской шкуре?

Р. ЛИТВИНОВА: Я считаю, что это для меня как испытание, за все, что у меня хорошего есть, мне такая расплата – сидеть на этой съемочной площадке. И подчиняться.

К. ЛАРИНА: А в театре понравилось?

Р. ЛИТВИНОВА: Театр я люблю, потому, что там ты выходишь и страдаешь. А на съемочной площадке всё кусками. Я у Киры люблю сниматься, никогда не отказываюсь. И потом, как я у Киры откажусь? Она же, практически, родственница моя. Я видела ее несколько дней назад. Она мне уже показала фрагменты из нашего нового фильма. Я там уже в короне и с волшебной палочкой. И опять это шедевр. Короче говоря, иногда я снимаюсь, у меня не было мощностей. И я выпускаю свою картину. Я не хочу обижать Лешу, пускай у него будет все хорошо, но без меня.

К. ЛАРИНА: А «Груз 200» Вы смотрели?

Р. ЛИТВИНОВА: Не смотрела я.

К. ЛАРИНА: А почему не хотите? Или не хотите говорить?

Р. ЛИТВИНОВА: Нет. Я его, конечно, посмотрю. Ой… У меня какая-то своя теория по поводу Леши. Кто его там курирует… Он, конечно, тоже специально существует, как проводник неких сил, очень опасных, на самом деле. И они его курируют очень сильно. При этом он очень религиозный человек. Он очень глубоко верующий. И при этом за его тело и душу борются различные силы. И он под особым надзором.

К. ЛАРИНА: А Вы себя контролируете в этом смысле? Чувствуете, когда Вас куда-то уносит? Как-то подчиняться готовы каким-то силам или есть свои блокировки?

Р. ЛИТВИНОВА: Есть какая-то судьба и я чувствую какую-то режиссуру в своей жизни. Никогда я не хотела сниматься, во ВГИКе всегда отказывалась. Прославилась, как автор журналов. Я существую, как фильм в фильме. Даже у Киры я была каким-то отдельным фрагментом. Не знаю… Есть режиссура, но в данном случае, чем больше я знаю, тем больше я недоумеваю, но режиссура присутствует свыше.

К. ЛАРИНА: Рената! Давайте мы на несколько звонков ответим. Я обещала. Конечно же, интересуют те люди, которые видели фильм, в отличие от ведущей этой передачи.

К. ЛАРИНА: Да уж…

Р. ЛИТВИНОВА: Если у вас есть, что сказать Ренате Литвиновой, какое-нибудь спасибо за это кино, похвалить его.

Р. ЛИТВИНОВА: Мы не выпрашиваем.

К. ЛАРИНА: Интересно просто услышать тех, кто видел фильм. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Добрый день. Андрей из Самары.

К. ЛАРИНА: Вы смотрели кино?

СЛУШАТЕЛЬ: К сожалению, нет. Но я бы хотел сказать, что Рената для меня олицетворяет очень светлый образ русской классической женщины. Я ей очень благодарен за всю работу, которую она сделала.

Р. ЛИТВИНОВА: Спасибо большое.

СЛУШАТЕЛЬ: Это песня просто!

К. ЛАРИНА: Давайте попробуем сформулировать – что такое образ русской женщины? Что Вы вкладываете в это понятие?

СЛУШАТЕЛЬ: Интеллект, культура, нравственность, поведение, в общем, всё.

К. ЛАРИНА: Ну что ж. Красиво! Спасибо! Рената, это комплимент для Вас?

Р. ЛИТВИНОВА: Нужно сразу подумать про свою нравственность, про поведение, как мне жить дальше после этого, не знаю… Тяжеловато.

К. ЛАРИНА: Я обожаю таких молодых людей. Андрей! Спасибо Вам большое от всех русских женщин. Потому, что когда говоришь об образе русской женщины и на первое место ставите интеллект – это для меня фантастика. Первый раз такое слышу.

Р. ЛИТВИНОВА: А мне кажется, что умные мужчины общаются с мозгами, а не с оболочкой.

К. ЛАРИНА: Они не любят в этом признаваться. А вот Андрей это сделал сейчас. Спасибо Вам, Андрей. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте! Приветствую Ренату Амира и Надира. Мы очень любим ее, любим ее нежность, мы согласны с этим мужчиной, она, действительно, человек высокой культуры. А еще мы ее любим, потому, что она нам родной человек, она дочка нашего двоюродного брата. Мы гордимся ею. Ренаточка, милая, спасибо тебе за радость и счастье, которые ты нам всем доставляешь. Мы твои тети, одной 79, другой 83. И мы видим, как ты похожа на свою бабушку. На Амину Рахматуловну. Ты помнишь ее?

Р. ЛИТВИНОВА: Конечно!

К. ЛАРИНА: Мы с тобой виделись на похоронах, ты пришла, такая нежная, воздушная, с белыми розами. Мы тебе никогда не навязываемся и не будем Мы с Ринатиком дружим, с твоим дядей, в честь которого тебя назвали.

Р. ЛИТВИНОВА: Мы с ним созваниваемся. Спасибо Вам.

СЛУШАТЕЛЬ: Успехов тебе и счастья.

К. ЛАРИНА: И только у нас такие бывают чудеса.

Р. ЛИТВИНОВА: Я же наполовину татарка.

К. ЛАРИНА: Я знаю.

Р. ЛИТВИНОВА: И у меня..

К. ЛАРИНА: Хотела сказать «Я тоже».

Р. ЛИТВИНОВА: У меня там очень такой род, состоящий из многочисленных связей. И тут ко мне прозвонился человек, такое древо! У нас там и ученые, и князья, я даже не буду называть громких фамилий. По происхождению очень даже… Я, конечно, помню и мою бабушку, она прожила почти 90 лет. И помню тетю Асю, всех, всех я знаю. И дядю своего Рината, меня назвали в честь него. Просто мой отец умер очень рано. Я его видела можно посчитать по пальцам, сколько раз. Когда мне был год они расстались с мамой. Это душеранимая тема для девочки, которая осталась без отца. И у меня его никогда не было. Так он у меня сейчас существует в виде образа. Очень красивый человек, который прожигал свою жизнь. Мой отец, любимчик женщин, красавец.

К. ЛАРИНА: Эта вся татарская история, часть Вашей жизни, еще одно поле прикосновения с Земфирой. Я уверена, что здесь есть какие-то внутренние точки.

Р. ЛИТВИНОВА: Я так понимаю, что она в чистом виде татарка.

К. ЛАРИНА: А Вы чувствуете в себе татарскую кровь? Она когда начинает подсказывать, что Вы, Рената, будьте осторожны, сейчас мы, Ваши бабушки, прабабушки, прадедушки ринемся…

Р. ЛИТВИНОВА: Мне кажется, что эта кровь – это трудоголики, потому, что русские люди не склонны так работать, с утра до вечера. А вот восточные люди очень трудолюбивые. И это помогает.

К. ЛАРИНА: Получилось такое смешение, философствующий трудоголик. Редкий тип.

Р. ЛИТВИНОВА: Если бы я обладала только славянскими кровями, то лежебокость присутствует.

К. ЛАРИНА: Что нас еще ждет по телефону 363-36-59? Петербург. Алло!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Максим из Петербурга. Я хотел задать вопрос Ренате. А Земфире понравился фильм?

К. ЛАРИНА: А Вам?

СЛУШАТЕЛЬ: Мне очень понравился.

К. ЛАРИНА: Скажите несколько слов для тех, кто не видел?

СЛУШАТЕЛЬ: Мне больше всего понравился момент, когда Земфира смотрит на фейерверк, это такая награда за проделанный труд.

Р. ЛИТВИНОВА: Да! Вы знаете, в начале на меня все набросились и стали говорить, чтобы я вырезала эти фейерверки. В конце фильма, когда кончается концерт, начинается салют. И я все эти салюты стала показывать.

К. ЛАРИНА: Это случайно получилось?

Р. ЛИТВИНОВА: Они длятся несколько минут. И в конце-концов получилось кино-кино. Мы просто наблюдаем салюты, а она, спрятавшись за колонками, смотрит на салюты и она тогда не знала, что ее снимают. И вот это я поставила в фильм, в конце фильма. И она там такая настоящая, уже не на сцене. Она всегда настоящая, но там она не знала, что ее снимают. А потом уже поставили титры. Все говорили, что это очень долго. Но, с другой стороны, не знаю… Я считаю, что там и начинается какое-то кино, когда тебя уже завораживает именно происходящее на экране. Такая магия какая-то.

К. ЛАРИНА: А спросил человек… Он правильно прочитал, что как награда за труды?

Р. ЛИТВИНОВА: Это может быть, какое-то удовольствие испытываешь. Это же такое шоу в небе.

К. ЛАРИНА: А как Земфире фильм? Она принимала участие в процессе создания фильма?

Р. ЛИТВИНОВА: Сейчас я Вам расскажу. На самом деле, мы его придумали и сделали, нас было 3,5 человека, придумали эту идею, воплотили ее. Мы сняли концерт. Мы сделали это первыми, потому, что никто в нашей стране не снимал еще на цифру музыкальные фильмы. Если, например, в той же Америке много цифровых залов, то у нас едва 30 наберется. На Украине едва 30 наберется. Это был такой поступок, именно такой эксперимент, снять это и выпустить именно на цифру. И она была именно соратником. Она была продюсером этой картины. Мы же пользовались только собственными инвестициями и Земфира вкладывала и свои деньги. И она была сопродюсером. Она со мной вместе делала этот фильм и в данном случае она и соавтор, сопродюсер. Она делала звук, а я отвечала полностью за монтаж и за визуальную часть. Это очень надежный товарищ. Все время комментируют эти всякие…то, что творится вокруг наших двух имен, гораздо труднее найти в этой жизни соратника, человека, с которым ты можешь делать какое-то искусство, творить вместе. Это гораздо труднее, чем с кем-то коротать свои вечера. Так что… В данном случае я нашла этого соратника. Так же, как я всегда сотрудничаю с Кирой Георгиевной.

К. ЛАРИНА: Да. И еще Ваша заслуга в том, что эти отношения продолжаются, потому, что нередки случаи, когда совместное творчество разрушает что-то. Все равно возникают, особенно, когда люди амбициозные, Вы же человек, который хочет подписываться собственным именем?

Р. ЛИТВИНОВА: Меня Земфира и не заставляет подписываться чужим именем.

К. ЛАРИНА: Но какие-то споры возникали? Ведь как делать кино Вы лучше знаете как. Или это не тот случай. А она говорит: «Ты ничего не понимаешь в музыке».

Р. ЛИТВИНОВА: Я особенно и не давала советов в музыки. Это было бы более чем странно.

К. ЛАРИНА: Вы монтировали вместе кино или здесь была Ваша воля?

Р. ЛИТВИНОВА: Я монтировала, но она сводила звук, потому что я в звуке музыкальном… я могу говорить, что мне хотелось бы погромче, я помню, что я ей говорила… И они говорили, что ты молчи, несчастная! «Ну, вы понимаете, что в кино…тра-та-та..» В данном случае они были правы, я им говорила, тут нужно поднять, я настаивала… Они хотели отразить реальность, а я говорила, что кино это не реальность, это над реальностью. Кино – это вторая реальность. В кино можно так сделать, как мы хотели бы. Земфира очень любит, чтобы все было честно. Я говорю: «Боже! Кино это совсем не то!»

К. ЛАРИНА: Как Вы относитесь к возрасту?

Р. ЛИТВИНОВА: В смысле, что мы с Вами стареем?

К. ЛАРИНА: Стареем, да… Я не хочу прямо так говорить… Существует такое устойчивое убеждение, что кризис среднего возраста, не очень понятно, что это такое…

Р. ЛИТВИНОВА: Это у мужчин.

К. ЛАРИНА: А у женщин это бывает? Или у них только…

Р. ЛИТВИНОВА: У них же… когда они там…резкое обрушение внешности идет…

К. ЛАРИНА: Это когда бывает?

Р. ЛИТВИНОВА: Ближе к 50. А если не следить за собой, то раньше.

К. ЛАРИНА: То есть, этот рубеж в 40 лет для Вас не является ничем?

Р. ЛИТВИНОВА: Это всё преодолимо, нужно просто работать над собой.

К. ЛАРИНА: До абсурда только не доводить, мы видим примеры разные перед глазами.

Р. ЛИТВИНОВА: Вы имеете ввиду, когда надувают себе всё?

К. ЛАРИНА: Да жуть какая-то…

Р. ЛИТВИНОВА: Это да. Мне кажется, что это уже перетопка. А груди себе вставлять! Я не знаю, что со мной должно произойти, чтобы я себе вставила груди! Я прочитала, что я себе груди увеличила безоперационно. А как? Что мне их…. Не буду я выражаться, у вас приличное радио. Ну вообще, ужас какой-то читаешь..

К. ЛАРИНА: (Смеется)

Р. ЛИТВИНОВА: Я могу Вам показать, Вы потом расскажете..

К. ЛАРИНА: Я видела грудь Литвиновой!

Р. ЛИТВИНОВА: …что я ничего там себе не сделала. Я буду, конечно, пытаться не распускать. Но можно и красиво состариться. Я надеюсь на это. Главное, чтобы с мозгами ничего не произошло, это же напрямую связано. Тут главное не обветшать мозгом и не терять адекватность, и не молодиться.

К. ЛАРИНА: Не знаю. Ваш любимый режиссер и товарищ Кира Муратова, наверняка, про это вы говорите.

Р. ЛИТВИНОВА: Она прекрасно выглядит! Я ей привезла крема, иногда привожу. Помаду. Она женщина! У нее молодой муж, что б вы знали. Да! Очень хорошие внуки.

К. ЛАРИНА: Пишут про нее тоже всякие небылицы.

Р. ЛИТВИНОВА: Да ну их к черту! Она молодец, она укрылась в своей Одессе, где нет этих папарацций, этих придурков. На самом деле она прекрасно выглядит.

К. ЛАРИНА: Как совмещается Ваше тонкое понимание жизни и себя в этом мире, Вы знаете, для чего Вы существуете на этой земле и что Вам предстоит выполнить дальше. Но при этом я вижу Вас в гламурных журналах, на каких-то фотосессиях, среди фигур сомнительного происхождения, полуженщин-полумужчин. Неужели это Ваш мир тоже?

Р. ЛИТВИНОВА: Я никогда не осуждаю. Каждый человек решает за себя сам. Если это не связано ни с насилием, ни с нарушением.

К. ЛАРИНА: Вы там своя? Как они Вас воспринимают?

Р. ЛИТВИНОВА: Если я где-то появляюсь, то это продиктовано обстоятельствами. В данном случае в связи с выходом картины я давала много интервью и снималась, и где-то появлялась, чтобы не только меня использовала пресса, но и чтобы я ее тоже использовала. Вот и всё. А с кем я там стою…

К. ЛАРИНА: Там есть какие-то близкие люди, друзья?

Р. ЛИТВИНОВА: Кого Вы имеете ввиду?

К. ЛАРИНА: Да я их не знаю.

Р. ЛИТВИНОВА: Я не могу сказать, что я покрыта друзьями. Это для меня роскошь. У меня есть соратники, у меня очень мало времени, я все время повторяю, что у меня нет времени на любимых людей, нет времени дружить. Я хочу общаться и свое время тратить на любимых и на работу. Пока у меня нет возможности проводить время с друзьями. Это, может быть, какая-то прерогатива старости. Хотя мне кажется, что хочется иногда побыть одной даже. Мне этого не хватает. Не хватает времени.

К. ЛАРИНА: Как ребенок-то, скажите?

Р. ЛИТВИНОВА: Хорошо, слава Богу. Уехал сейчас с папой отдыхать, на 8 марта. Так что у меня более-менее сейчас отпуск.

К. ЛАРИНА: Вы ее так и не показываете никому?

Р. ЛИТВИНОВА: Не знаю… Её уже узнают на улицах и это не есть хорошо.

К. ЛАРИНА: Вы бы хотели, чтобы она что-то делала? Фотографировали бы ее, чтобы плясала она где-нибудь, детское Евровидение?

Р. ЛИТВИНОВА: Ужас! Вы что!

К. ЛАРИНА: Намазать, накрасить, навить букли…

Р. ЛИТВИНОВА: Издевается! Издеваетесь надо мной, что ли? Пришли вот Новости читать. Сейчас я Вам все скажу.

К. ЛАРИНА: Мы, к сожалению, все заканчиваем. Возвращаясь к кино…

Р. ЛИТВИНОВА: Хочу, чтобы все пошли на кино! Поддержите нас.

К. ЛАРИНА: Оно уже в прокате идет, в Москве уже есть.

Р. ЛИТВИНОВА: Во всех синема-парках идет.

К. ЛАРИНА: А на DVD будет?

Р. ЛИТВИНОВА: 27 марта у нас выходит все на DVD.

К. ЛАРИНА: Прекрасно! Все, кто не попадут в кино, могут посмотреть дома.

Р. ЛИТВИНОВА: Пусть они попадут в кино. Я этот фильм еще хочу посмотреть. Недавно у нас был закрытый показ, я не могла никак оторваться, я хочу его еще раз посмотреть.

К. ЛАРИНА: Нравится?

Р. ЛИТВИНОВА: Мне нравится! Вот я недавно попыталась пересмотреть «Богиню». Я не могу! Не могу смотреть «Границу», я люблю Митту, но я не могу там на себя смотреть.

К. ЛАРИНА: А «Мне не больно»?

Р. ЛИТВИНОВА: Не могу смотреть! Но мне нравится «Нет смерти для меня» и мне нравится «Зеленый театр в Земфире». Это я могу смотреть.

К. ЛАРИНА: Вы там никого не играете, документальная съемка.

Р. ЛИТВИНОВА: Нет, там каждый пропел свою роль. Мне Мордюкова сказала, что это лучшая ее роль.

К. ЛАРИНА: Вот в этом фильме «Нет смерти для меня»?

Р. ЛИТВИНОВА: Да.

К. ЛАРИНА: Там они все хороши. Окуневская какая там!

Р. ЛИТВИНОВА: Татьяна Кирилловна…

К. ЛАРИНА: Мы закончили. Мариночка, уступаем тебе место.

Р. ЛИТВИНОВА: До свидания, Ксения.

К. ЛАРИНА: До свидания, Рената.

Р. ЛИТВИНОВА: Спасибо!


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024