Купить мерч «Эха»:

Код доступа - 2014-11-15

15.11.2014
Код доступа - 2014-11-15 Скачать

Ю.Латынина

Добрый вечер! Юлия Латынина. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. «Код доступа», как всегда, в эфире по субботам. У меня большое количество вопросов по поводу будущей судьбы радиостанции "Эхо Москвы", на которые я не буду отвечать, потому что делегирую право ответа на них Венедиктову: нехорошо комментировать новости, участником которых являетесь. Но могу сказать, что интервью Михаил Юрьевича Лесина «Новой газете», и на сайте "Эха Москвы", в котором сказано, что есть вариант, что конфликт разрешиться мирным путем и стороны сформулируют взаимоприемлемую позицию, внушает осторожный оптимизм.

Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45

И очень тяжелая для меня новость на этой неделе, лично для меня, и я думаю, для очень многих людей, которые знали Каху Бендукидзе – его смерть. Понятно, что Каха был человек… достаточно много ел и достаточно много весил, но все-таки я думаю, что дело не только в физиологии, но и в том, что… Я, если честно, считаю, что Каху убило то, что произошло с грузинскими реформами, потому что, как он ни старался этого скрывать, он все-таки был очень подавлен победой партии Иванишвили; и не в физическом смысле, что Кахе что-то угрожало - хотя, учитывая, что всем грузинским реформаторам что-то сейчас угрожает, то это, возможно, угрожало и Кахе – а вот именно в том стратегическом смысле, что все-таки все реформу в Грузии были заточены на то, чтобы сочетать рынок с демократией. И Саакашвили это всегда говорил, он стоял на демократии. И выяснилось, что рынок с демократией не совместим.

Понимаете, в Советском Союзе мы все исходили из того, что, с одной стороны - рынок и демократия, с другой стороны - тоталитаризм и плановая экономика. И вот последние годы становится все более очевидно не только на примере Грузии, не только на примере России, но также на примере Венесуэлы, Таиланда, массы нищих стран, что рынок несовместим с демократией; и более того, становится очевидно на примере богатых стран, в которых все больше демократии, все меньше рынок. И вот это для Кахи было очень непереносимо.

Прежде всего я просто хочу сказать, что Каха был моим идейным учителем и наставником, что это тот человек, который впервые меня научил разбираться в экономике, когда я еще маленькой журналисткой начинала где-то в 96-м году - как раз были неплатежи. Я помню, когда я увидела Каху на каком-то совещании, который вдруг быстро и на пальцах стал объяснять, что такое неплатежи. Это была совершенно потрясающая оригинальная теория, совершенно правильная о том, как отсутствие денег, взаимные неплатежи играют роль денег, почему плохие деньги (потому что неплатежи – это плохие деньги) вытесняют хорошие из обращения, и какие последствия это имеет для экономики, налогов и так далее. Неплатежи, правда, скоро кончились, потому что 98-й года, девальвация рубля и, собственно, это прекратилось.

Но Каха был, прежде всего, не только бизнесменом, а очень оригинальным экономическим мыслителем, твердым рыночником. И тот факт, что он при этом был успешным бизнесменом, это придавало очень большой вес его словам, потому что всегда это были слова не просто человека, который, в принципе, разбирается в экономике где-то как сидящий в слоновой кости Нобелевский лауреат. Я помню, как еще тогда же, где-то в начале 96-го года, когда все очень сильно восхищались… слово МВФ значило…, вы знаете: «МВФ сказал…», «Всемирный банк сказал…». Мы сидим с Кахой, и вдруг он говорит: «МВФ - Госплан на Потомаке!» Все. Вот для с тех пор МФВ и Всемирный банк остались «Госпланом на Потомаке». И более того, очень многое, что я думаю о современных международных бюрократических учреждениях берет начало с той реплики Кахи. Естественно, это была не просто реплика, естественно, он объяснил, почему Международный валютный фонд является типичным бюрократическим учреждением, которое на самом деле озабочено, прежде всего, собственной сохранностью и дает весьма странные рекомендации странам, не связанные с какой-то теорией заговора, а связанные просто с глупостью бюрократов, которые принимают решение.

Рынок несовместим с демократией; где больше демократии - там меньше рынок.

Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. Вот Андрей Илларионов тут заметил очень важную вещь. В 2000-м году Илларионов предлагал назначить Бендукидзе министром экономического развития в России вместо Грефа. И я сейчас думаю, что было бы с Россией, если бы это осуществилось, потому что мы бы, действительно, имели другую Россию. Вместо этого мы имели другую Грузию, потому что в 2004 году, мало кто знает, что Саакашвили не совсем… точно так же, как Пиночет, не хотел проводить кардинальных рыночных реформ. Точнее, он просто не знал, что он хочет. Он захотел чего-то хорошего, но что именно: конституции или севрюжины с хреном – он не понимал.

И была замечательная история, которую я уже рассказывала, но она очень важная, и я расскажу снова, как Каха приехал на экономический форум, где обсуждалось экономическое будущее Грузии. Тогдашний премьер-министр выступил там с какой-то речью в стиле «здесь поможем, там поправим, всем поспособствуем». И Саакашвили спрашивает Каху: «Ну как вам эта речь?» Каха отвечает: «Ну никак». – «А что надо сделать?» - «А надо продать все, кроме совести: надо все приватизировать».

И я расскажу еще одну историю, которую я опять же рассказывала, но которая очень важна. Как сложно было на самом деле осуществлять самые простые вещи в той же самой Грузии, где была команда людей, которые стремились это осуществлять. Ведь реформа – это как стихи: всем известно, как рифмовать, просто получается плохо. Вот с реформами то же самое. Всем известно, что надо уменьшать роль государства в экономике – ну, кроме Сергея Глазьева, естественно – но, как только вы начинаете это делать, сразу выясняется, что вам приходится обидеть кучу людей, которые, как правило, влиятельны и не хотят обижаться.

И вот у Кахи со Жванией был первый замечательный лот, когда они продавали гостиницу «Интурист» в Батуми, и Бадри Патаркацишвили - напомню, что в тот момент его состояние превышало бюджет Грузии – говорит: «Ну слушайте, зачем же вы продаете гостиницу на каком-то конкурсе? Время трудное, а вы, получатся, вымогаете деньги у бизнесменов. Я готов помочь государству и бесплатно поуправлят этой гостиницей». Бадри был послан. После этого происходит такой момент, что за несколько часов до конкурса, - а конкурс в Батуми, естественно, едут люди из Тбилиси в основном на машинах – дороги еще были плохие в Грузии – и вот человек, который победил впоследствии на конкурсе, звонит с половины дороги и говорит, что он разворачивается обратно и, вообще, за кого его принимают. Каха спрашивает, в чем дело – выясняется, что этому человеку позвонил Бадри и сказал, что конкурс проводится только для вида, он уже обо всем с Кахой и Жванией договорился, все совершенно замечательно. И этот человек звонит и говорит: «Что вы меня за дурака держите?»

Это не просто история о Бадри, это история о том, как человеку тяжело было проводить реформы, потому что находилось масса людей, которые готовы были «помочь» государству, как тот же самый Бадри, «помочь» - в кавычках. Помочь даже денег дать вот этим замечательным политикам, чтобы они к Бадри относились хорошо. Если они денег не берут, значит, они враги. И важно понять, что спорить приходилось, самое смешное, не только с Бадри. Спорить приходилось с Евросоюзом, потому что Каха увольнял людей целыми министерствами. Когда он Евросоюзу об этом рассказывал, евросоюзские чиновники его первый раз спрашивали – дословно цитирую Каху: «Надеюсь, вы трудоустроили всех этих бедных людей?»

Саакашвили хотел чего-то хорошего, но что именно: конституции или севрюжины с хреном – он не понимал.

То же самое касалось огромное количество грузинских бизнесменов, которые привыкли жить таким способом, которым привыкли жить. Я помню я разговариваю с одним грузинским бизнесменом – я не буду называть его имени – я говорю: «Слушайте, вам сейчас бизнес стало хорошо в Грузии делать?» Он говорит: «Офигительно, замечательно. Вот в Москве, - он строитель был, - я должен три года получать бумажки. В Грузии я их получаю за несколько дней». Я спрашиваю: «Как вы относитесь к прессе?» Он говорит: «Плохо». Я говорю: «Почему?» А он говорит: «Вы понимаете, у нас была Счетная палата. В ней был мой дядя, он был такой честный человек, а эти негодяи поставили в Счетной палате видеокамеры, записали человека, который берет взятки и всю Счетную палату уволили». Я спрашиваю этого бизнесмена: «А вам не кажется, что легкость ведения бизнеса и увольнение вашего дяди, они прямо связаны?»

И проблема заключается в том, что человек даже неглупый, даже состоятельный не хочет понимать этой связи. Он хочет, чтобы бизнесу было легко, а чтобы дядю оставили. И я обращаю ваше внимание на то, как были устроены эти реформы. С одной стороны, была абсолютно сведена к нулю, к минимальным надобностям экономическая регулирующая функция государства, а было максимально все упрощено, и государство думало все время, как сделать так, чтобы людям было проще. Я помню – это не Каха, это уже Вано Мерабишвили, но это абсолютно из той же Кахиной серии, - когда мне хвастался тогдашний министр полиции, что они думали, как еще проще устроить процесс регистрации машин, и они сделали так, что по интернету можно, условно говоря, продать машину в Батуми, а зарегистрировать ее в Тбилиси. Вот с одной стороны, регулирующая функция была сведена к минимуму. Заметьте при этом, что силовая функция государства, наоборот, возросла.

Грузия стала одним из самых безопасных государств. И это страна, в которой самыми уважаемыми людьми были воры в законе

И в частности, та же самая полиция, наоборот, стала абсолютно неуклонно относится к самым маленьким преступлениям - сажали даже за кражу мобильника – так что в результате Грузия очень быстро стала одним из самых безопасных государств не только на территории СНГ. В ней в разы было меньше преступлений на душу населения, даже маленьких, чем даже в Дании или Швеции. Это было абсолютно потрясающее достижение, которое сейчас, естественно, кончилось, потому что сейчас опять в Грузии грабят по квартирам. И это произошло в течение несколько лет со страной, в которой самыми уважаемыми людьми были воры в законе; в которой министр МВД приезжал провожать вора в законе в аэропорт, в которой было энное количество разновидностей полицейских служб, включая абхазскую полицию в изгнании. При этом примерно где-то у 20% владельцев машин хоть раз украли за последние несколько лет машину.

И еще раз обращаю ваше внимание, что роль государства в экономике была ослаблена, а роль государства в силовой составляющей была, конечно, наоборот, усилена. И после этого 2012 год: в Грузии побеждает «Грузинская мечта» на выборах, абсолютно безответственная популистская партия, которая обещает всем поднять пенсии, которая обещает уменьшить цены на бензин. Это было совершенно серьезно. Накануне выборов водители не заправлялись бензином, и в ответ на вопрос: почему? – они говорили, что вот сейчас же победит Иванишвили и будут цены ниже. И партия эта занималась геббельсовским враньем, в частности, обвиняя своих соперников в коррупции, то есть, в том, что искоренила в Грузии партия Саакашвили и воплощением чего была «Грузинская мечта».

Я обращаю ваше внимание: де-факто по политическим обвинениям сидят огромное количество соратников Саакашвили - все равно им не смогли прилепить коррупцию даже учитываю грузинскую юстицию нынешнюю, которая уже переплюнула по качеству вранья российскую.

И вот, мне кажется, это очень страшный момент, потому что мы сейчас в России сетуем, что народ оболванен, но мы хотя бы имеем то утешение, что телепропаганда льется из каждого утюга, а в Грузии оппозиция пришла к власти. Не было этого. Были: НЕРАЗ, отлученный от правительственной кормушки, были взяточники, коррупционеры, была вся шелуха, которая была отскоблена от государственного тела Грузии – вот все эти маленькие бадри, взбешенные тем, что государство не хочет с ними «дружить», все они собрались в коалиции вокруг «Грузинской мечты» и принялись обвинять Саакашвили в тирании, обещать золотые горы. И избиратель проголосовал за золотые горы. Повторю еще раз максиму, которая мне очень понравилась: «Дайте человеку удочку, научите его ловить рыбу, и он опять проголосует за тех, кто ему пообещает эту рыбу».

Конечно, это была, думаю, очень страшная история, потому что выяснилось, что абсолютно блестящие реформы, которые изменили облик страны, и идеологом, архитектором которых, был Каха Бендукидзе - выяснилось, что они несовместимы с демократией. При этом возникает вопрос: А партия Иванишвили когда-нибудь откажется от власти? Я боюсь, что нет, учитывая то, что она делает. Так зачем же тогда отказался от власти Саакашвили? Чтобы на следующей каденции все было испорчено: не осталось ни демократии, ни рынка? И главное в этом - что? Что рынок – он требует равных для всех правил игры. А, что происходило в Грузии? Вот именно построение свободного государства раз за разом отдаляло от Саакашвили различные группы влияния.

Во-первых, оно отдалило от Саакашвили Россию. Очень обиделся Путин. Путин обиделся на увольнение человека по имени Хабурдзания, который был министром госбезопасности Грузии. И Саакашвили, который приехал в первую свою встречу в Россию, и перед встречей с Путиным молился, и первый, с кем он встретился, был Путин. Ему сказали: «Все хорошо, только не увольняй Хабурдзания». Ну, как же ты можешь, если ты хочешь строить новое государство, не уволить человека – даже неважно, что ты его подозреваешь, что он агент России – это еще ладно - но ты понимаешь, что он часть той системы, когда силовики воров в аэропорт провожали, и людьми торговали, и наркотиками? Ты его увольняешь – значит, Россия обиделась.

Следующие, кто обиделись, как я уже сказала, были все эти люди, которые условно говоря, как господин Первели, который потом был оппозиционером, который торговал электричеством в то время, когда Тбилиси не было света – вот все они обиделись и стали говорить, что Саакашвили зажимает бизнес. Это с их точки зрения, бизнес был. Затем обиделось большое количество соратников Саакашвили, которые не прошли искушение властью, которые запустили руку в государственный карман и были уволены, и они тоже стали кричать, что Саакашвили неправильный.

И вот весь ужас заключается в чем. Да, вы создаете идеальные условия для бизнеса, архитектором которых был Каха. А, сколько людей занимается бизнесом – 4%? Так еще из этих 4% есть больше количество людей, которые не совсем довольны, если у вас прозрачные условия, которые предпочитают мутную воду, в которой легче ловить рыбку. А остальные люди – да, они получают какие-то бенефиты, но они не задумываются на тем, почему они эти бенефиты получают. Даже, когда полиция стала прозрачнее, и все это хвалили… Я помню, я спрашиваю одного грузинского оппозиционера: «Ну вот же есть плюс реформ Саакашвили: вот полиция…, преступность…». Он говорит: «Это заслуга не Саакашвили – то, что полиция перестала брать взятки». Я говорю: «Чья же заслуга?» Он говорит: «Это заслуга всего грузинского народа». А чего это грузинский-то народ раньше как-то это заслугу не имел.

И вдруг оказывается, что есть экономика, которая требует прозрачности, а есть политика, которая требует того, чтобы вы по мафиозному принципу окружили себя кланом друзей, которые будут получать гешефт из бюджета, и которые будут на низшем уровне либо запугивать народ, когда они уже пришли к власти, либо обещать еще чего-то народу, когда они к власти не пришли. То есть та структура и сплав бизнеса и власти, например, которая сейчас есть в России, с точки зрения политической устойчивости режима, оказывается гораздо устойчивей.

Построение свободного государства раз за разом отдаляло от Саакашвили различные группы влияния.

Это очень страшная история. Я уже сказала, что чисто теоретически дерегуляцию обосновывать очень легко. Я много раз разговаривала с разными российскими чиновниками. Российский чиновник, прогрессивный особенно, как отдельная интеллектуальная единица, представляет из себя очень здравомыслящего человека. Всегда думаешь: как интересно, почему вот все эти здравомыслящие люди такие странные решения принимают, когда собираются вместе? И, допустим, говоришь этому чиновнику: «Ну посмотрите, что творится с российской таможней. Одно российской таможни достаточно, чтобы в России никогда не было никаких инноваций, потому что если вы пытаетесь развить в России сборочное производство, то на каждый микрофон для сотового аппарата, который стоит 3 цента, вы должны заполнить декларацию на 7 простыней. Или, допустим, если вы ввозите в Россию лекарства или любую другую вещь, сертифицированную в Европе, вы должны получить отдельный российский сертификат. Почему не сделать так, как Каха Бендукидзе сделал в Грузии? А в Грузии было сделано так, что если у вас есть на что-то европейский или американский сертификат – это въезжает в Грузию без всякого сертификата. Европейская бюрократия за нас все обезопасила – давайте этим воспользуемся». И вот российский чиновник, если этот слышал, он говорил: «Ой да? Каха Бендукидзе в Грузии сделал так? Как интересно! Действительно, почему бы это не сделать…». Понятно, почему бы это не сделать – потому что есть коммерческие интересы околотаможенных структур. И понятно, что люди, которые сидят вокруг таможни и являются контрабандистами, узаконенными в России – они называются таможенные брокеры – понятно, условно говоря, что они не Путину взятки носят, и даже не друзьям его, но просто они являются экспертами, они являются группой интересов, которые в этом заинтересованы.

То же самое какой-нибудь Ростехнадзор. Все время спрашиваю российских чиновников: «Ребята, ну что ж такое? Почему у нас ГОСТы, написанные в 50-х года делают невозможным строительство любого нормального современного цеха, такого же, как в Европе иначе, как с большим количеством взяток и большим количеством дополнительных затрат, которые приводят к тому, что практически это на 80% дороже даже, чем в Европе, я уже не говорю об Америке?» - «Да, говорят, безобразие!» Приводишь примеры. Понятно, что люди из Ростехнадзора – ну не носят они взятки Путину, но группа интересов, которую невозможно подвинуть – бояться обидеть.

Это, собственно, показывает, почему до сих пор в демократической Украине не происходит никаких реформ. Ведь Каха после Майдана стал советником президента Порошенко. Вы можете посмотреть гигантское количество выступлений по поводу того, что нужно делать Украине, очень злых выступлений, очень, как всегда, точных. Когда Каха Бендукидзе заговорил: «Ребята! Вы зависите по газу от России, но почему же вы потребляете больше всех газа на единицу выпускаемой продукции за исключении Туркмении, у которой газа завались? Ребята, вы нищая, бедная страна, - говорил он на Украине, - но почему же у вас коечный фонд самый большой в Европе? Ребята,- спрашивал Бендукидзе, - у вас сделалась демократическая революция. Каким образом у вас осталась та полиция, которая осталась? Судя по тому, что происходит в Донбассе, где эта полиция переходила или на сторону сепаратистов или просто покупалась - вы, с одной стороны, за нее платите, а с другой стороны, ее у вас нет».

Порошенко понимает, что реформы, как в Грузии, Украину, может быть, и спасут, а его политическое будущее погубят.

И, к сожалению, все, что говорил Каха, все, что он говорил о борьбе с коррупцией в Украине – мы видим, что украинские власти не слушали этого совершенно. Он чисто номинально был советником у Порошенко, он ничего не мог сделать. Не просто потому, что в Украине нет команды, которая была в Грузии, которая хочет реформировать страну, а ровно потому, что Порошенко – старое «политическое животное», которое прекрасно понимает, что если он начнет проводить те реформы, которые проводились в Грузии, то Украину, может быть, это и спасет, а его, Порошенко, это политическое будущее погубит.

И, я думаю, что это тоже было очень тяжелым ударом для Кахи. И я могу сказать только две вещи. Во-первых, мне, нам - всем так жалко, что Каха не написал книги. И второе: реформа рынка, реформа государства необходима, и Каха Бендукидзе показал, как это надо делать. И, поскольку выяснилось, что в рыночной стране реформа и демократия несовместима, то, я думаю, что в следующий раз демократии придется подождать. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина

Добрый вечер! Юлия Латынина. «Код доступа» +7 (985) 970 45 45. Первый канал показал снимок расстрела летающей тарелкой, управляемой «Правым сектором» малайзийского Боинга, сделанный прямо телескопом Хаббл. Шутка не моя, шутка Юрия Бутусова, одного из лучший украинских журналистов. Ну, правда, карта на этом секретном снимке, взятом с Google - там облачко такое же. Авиационный эксперт с 20-летним опытом Джордж Билт, закончивший массачусетский технологический институт, который якобы прислал этот снимок, похоже не существует в природе. Комментировавший его глава Российского союза инженеров Иван Андриевский на самом деле не имеет технического образования и возглавляет Российский клуб финансовых директоров. А сам коллаж впервые появился на одном из конспирологических форумов еще несколько месяцев назад, что, собственно, видимо и объясняет низкое качество фальшивки, потому что, если бы поручили ее изготовить Константину Эрнсту, то понятно, не было бы такого конфуза. А так ее изготавливали, в общем, на коленке для чрезвычайно низкопробного сайта, ну а дальше там понятна технология этого дела: кто-то переслал Первому каналу, Первый канал говорит типа «это мы не знаем…».

Примерно так, как демонстрировались все предыдущие истории про мальчика, на которого надели радиоуправляемый бушлат: «Ну вот мальчик говорит – а мы не знаем. Мы просто репортируем». На самом деле, конечно, дело не в фальшивке, а дело в том, почему она показана именно накануне встречи Путина в Австралии в «двадцатке». Михаил Леонтьев на нашем же радио сказал это предельно ясно: «Тут какой-то мерзкий Эбботт грозится Путина задать про Боинг… Вот мы его покажем». Типа «наш ответ Эбботту».

На самом деле меня очень мало волнует очередная фальшивка. Меня гораздо больше волнует, что перед саммитом в Австралии обостряется ситуация опять в Украине. Насколько я понимаю, закончили укомплектование оружием и «добровольцами» сепаратистов. Понятно, что это, скорей всего, средства давления на США перед саммитом. Равно, как и кортеж из военных кораблей, на которых прибыл Путин. Вот никто из «двадцатки» почему-то не прибыл с военными кораблями, правда, это были довольно старые военные корабли, так что, если хотели продемонстрировать российскую военную мощь, то, скорее, продемонстрировал рухлядь времен Советского Союза.

Если бы фальшивку поручили изготовить Константину Эрнсту, то понятно, не было бы такого конфуза.

Но, мне кажется, самое страшное во всей этой истории вот, в чем. Боюсь, что в Кремле, насколько я понимаю, что снижение цены на нефть – это результат заговора, и что это, соответственно, является срывом Минских договоренностей, типа «вот мы же заключили мир, а после этого снизили цену на нефть». То есть повторяется история предыдущая. Помните, был Майдан, и в рамках логики Кремля Майдан устроили американцы. И какая наглость! Украина, можно сказать, наша территория, а мы проморгали, что нам там устроили Майдан. У нас там было столько агентов, а агенты США оказались лучше. И вот в рамках логики Кремля Крым и Донбасс были просто ответом на этот устроенные американцами Майдан и это как бы… вот они так думали. И в рамках логики Кремля была большая обида, что, дескать, после этого против нас вводили санкции и еще и обиделись: экие двойные стандарты! И вот очень страшно, что опять сейчас происходит то же самое, потому что, если кремлевская логика будет такая, что, дескать, мы же заключили Минские договоренности, а они, сволочи, санкции не снимают, а еще снижают цены на нефть – то в рамках этой альтернативной картины мира не совсем понятно, до чего можно дойти.

На самом деле для Путина все двери открыты, для Кремля все двери открыты – это понятно. Современный мир не склонен реагировать какими-то военными вещами даже на хулиганские вызовы. И, к сожалению или к счастью, современный мир напоминает город, в котором очень хорошие законы о том, что нельзя ни к кому применять насилие, и, в том числе, эти законы распространяются на полицейских, то есть полицейские тоже не имеют права применять насилие, во всяком случае, они его не применяют. И понятно, что когда у вас даже полицейские не имеют права применять насилие, то первыми парнями на деревне оказываются хулиганы, а потом бандиты. Но, тем не менее, вот полицейские не хотят применять насилие.

Все двери для России открыты, но Кремль может решить, что они закрытые, если будет существовать в той логике, что «вот они сначала Майдан устроили, потом цены на нефть снизили, ну и даже, можно сказать, и Боинг сбили». Ну, может, и не совсем почти. Но вы что думаете, в Кремле понимают, что они реально сбили Боинг? Конечно, там сложно отрицать, за исключением как на Первом канале, что это наш «Бук» и так далее. Но, вы понимаете, что у каждого человека и каждой страны, которые совершили такое преступление – а это преступление – убить 300 человек мирных - что всегда есть, как у Толстого в «Воскресенье», свои оправдания, что «наверное, нас подставили, наверное они специально послали этот Боинг вместо украинского…». А там же действительно должен был украинский то ли транспортник лететь, то ли что. Там же этот «Бук» не просто так стрелял. То есть некая сложная система оправданий, которая кончается тем, что все те вещи, которые ты делаешь сам, приписываешь своим врагам. И до чего это может дойти? Это действительно очень страшно. Хотя, видимо, если в течение ближайших нескольких недель не начнутся масштабные военные действия, подчеркиваю: масштабные, потому что ограниченные там идут какие - то не исключено, что это начнется еще весной. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45.

И две вещи меня смущают. Первое: вот это взаимное непонимание разных картин мира. Потому что, условно говоря, если предложить Обаме отдать Украину, он не поймет - что он может отдать, поскольку он не брал? И вопрос второй, еще более серьезный, который заключается в том, что, допустим, после Карибского кризиса обе сверхдержавы так испугались, что они наладили между собой коммуникации для предотвращения всяких внезапных внештатных ситуаций - теперь этих коммуникаций нет, теперь все они потеряны. И вот, условно говоря, летит где-то наш бомбардировщик в Мексиканском заливе – а вдруг на борту этого бомбардировщика ядерное оружие? А вдруг этот бомбардировщик от старости рухнет? Только, к сожалению, не исключено с российским военным оборудованием. Мы же для одного только спасения лица скажем, что его сбили. Что мы будем делать?

И, кстати, один еще такой момент, который я хочу добавить по поводу нехорошего Эбботта, который что-то грозится по поводу сбитого Боинга. У меня такой совершенно простой вопрос. Вот премьер Австралии Тони Эбботт считает, что Боинг сбили русские или с участием русских. Надеюсь, мы все не считаем, что это Австралия сбила свой собственный Боинг. Уж если его сбивали, то, наверное, какие-нибудь украинцы, американцы и, вообще, всякие там пиндосы. У меня вопрос, тогда почему, собственно, Тони Эбботт предъявляет претензии к России? Вот понятно, почему, условно говоря, Америка говорит, что это Россия. А Тони Эбботт - почему? Вот представьте себе, у вас убили близкого. Вы будете предъявлять обвинение убийце,или вы будете предъявлять обвинение из политической целесообразности? Ну, допустим, Тони плохой, нехороший человек – его купили американцы, Обама перевел ему деньги куда-нибудь на счет в «Сбербанке», который теперь надо заморозить в рамках ответных санкций. А население Австралии? Там же вроде как демократия. Что же оно не разоблачит проклятого Тони Эбботта? Но это так все, мелочи.

Еще несколько вещей, которые я вам хотела сказать. Одна история, которая меня совершенно потрясла на этой неделе - с гарью в Москве. Просто феерия! В Москве воняет то одним, то другим: то сероводородом, то стиролом. Для начала у нас не могут определить, чем воняет. Правда, одно время московские власти набрались храбрости, сказали, что это Московский НПЗ. НПЗ это категорически отрицает. Учитывая, что в Копотне постоянно выбрасывается сероводород и жители окрестных домов все равно на это жалуются, что там и астматиков полно, и жалобы регулярно направляются, но, ребята, такой гигантский выброс сероводорода – он же не может произойти, условно говоря, без того, чтобы руководство завода об этом не знало. Ну, ребята, ну это просто неприлично! И нельзя себе представить, чтобы это произошло… Вот мы пиндосов ругаем. Вы представляете, чтобы в Америке, условно говоря, в городе Нью-Йорке что-нибудь так громко, пардон, пункуло и все бы разводили руками и не говорили бы что-то? Только за наглость бы этот завод закрыли.

Если предложить Обаме отдать Украину, он не поймет - что он может отдать, поскольку он не брал.

Второе. Просто справки. Посмотришь Википедию, про сероводород написано: Очень токсичен. Вдыхание с воздухом с небольшим содержанием вызывает головокружение, головную боль, тошноту и так далее. Как человек, который специально преувеличил токсические качества сероводорода в одном из своих романов, который назывался «Джаханнам, или До встречи в Аду», я должна сказать, что на самом деле сероводород не так уж… Тем более, что одноразовое его вдыхание при небольших концентрациях действительно не приведет к трагическим последствиям. Но должна сказать, что заявления российских официальных лиц, которые говорят, что это совершенно безопасно, мне совершенно непонятны.

Но это все мелочи, это все ожидаемое. Я об этом всем говорила по совершенно другой причине. А теперь - приз в студию! Ребята, а где наши экологи? Где наше «зеленое» движение? Вот я специально зашла в ЖЖ, который называется Гринпис, наверное это все-таки частный Гринпис… Перерыв на рекламу, простите…

РЕКЛАМА

Ю.Латынина

Добрый вечер! Юлия Латынина. «Код доступа». Итак, вонь в Москве. Реакции российских официальных лиц я не удивлена. Я скорее даже удивлена тем, что московское правительство реально назвало этот московский МПЗ, за что я, конечно, снимаю шляпу: хотя бы назвали! Но, что меня прикалывает, и я прошу обратить ваше внимание, это реакция «зеленых», точнее ее полное отсутствие. Вот я зашла в ЖЖ Гринпис России за ноябрь. Но его ведет, видимо, частное лицо, и прочла трогательное: «Я участвовала в движении по защите водяных курочек, которых угнетает Департамент природопользования и охраны окружающей среды». Водяные курочки, конечно, это очень трогательно. Ребята, но чем же мы все-таки эту неделю дышали, каким, пардон, дерьмом? Может быть, нам Гринпис хотя бы скажет?

Это, на мой взгляд, совершенно замечательно. Этим ребятам надо, как Джеймсу Бонду, спасать мир от какой-то глобальной опасности, которую надо зарегулировать. Вот нефть убивает – это пожалуйста. ГМО убивает – это пожалуйста. Вот запретить фреоны, на основании того, что они создали несуществующую озоновую дыру; подчеркиваю: не существующую в том смысле, что это не озоновая и не дыра, это просто сезонное истончение озона в Антарктиде, но все-таки запретить под это дело – это ради бога.

А, когда дело доходит до того, что мы нюхаем… Понимаете такое дело: такой вид, как Хомо Сапиенс «зеленые» не защищают. Они защищают всю остальную природу от Хомо Сапиенс. А мы частью биосферы не являемся, мы являемся какими-то врагами. И в этом смысле у меня, конечно, кардинальное расхождение с «зелеными», потому что водяные курочки меня интересую постольку-поскольку, а Хомо Сапиенс меня интересует, поскольку я к нему принадлежу. И я обращаю ваше внимание: не заблуждаться на ту тему типа «зеленые защищают наши интересы». Вот, к сожалению, наши интересы – то, что мы дышим, то, что мы пьем – нам приходится защищать нам самим, потому что «зеленые» защищают что-то другое. «Зеленые» рассказывают, как нехорошо людям, которые голодают, которые испытывают дефицит витамина «А» и умирают от этого, есть генномодифицированный рис, потому что генномодифицированный рис, как пишут «зеленые», как пишет тот же самый Гринпис, не уничтожает основной причины витамина «А», а именно бедности. Как будто Гринпис уничтожает эту причину.

Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45 Вот меня тут спрашивают, кому сказать спасибо за поимку банды ГТА. Совершенно потрясающая история! «Все страньше и страньше» . Я уже говорила, что сначала было то, что было бы в другой стране на первых полосах газет: банда, которая беспричинно убивает водителей… сколько там она – уже 17 по мнению Следственного комитета убила? – никак не фигурировала, чтобы не беспокоить народ. Поймали. Все эти люди оказались исламисты. Теперь у нас Следственный комитет заявляет, что это, оказывается, были просто водители. Цитирую господина Маркина, что «по версии следствия основным мотивом предполагаемых убийств был разбой; члены группировки похищали деньги, найденные у своих жертв».

Такой вид, как Хомо Сапиенс «зеленые» не защищают. Они защищают всю остальную природу от Хомо Сапиенс

У меня вопроса к господину Маркину два. Первый: Как насчет того ролика, который бандиты разместили в интернете, где с криком «Аллах Акбар!» они догоняют и демонстративно расстреливают на шоссе, соответственно, машину. И второй вопрос: А какова экономика все этого дела? Значит, десяток с лишним людей – у них 60 автоматов, еще какие-то там стволы. Они убивали, пардон, пенсионеров. Вот представляете, пенсионер ночью едет в «Жигулях» - выкинули на дорогу эти звездочки. Машина остановилась – застрелили пенсионера. Вопрос на засыпку: Сколько денег вы заберете у пенсионера: 200 рублей, 300, 400 – у супружеской четы? Там, между прочим, даже мобильников не брали. Там ни одной банковской карточки с трупа убитых не было взято, иначе бы они засветились, насколько я понимаю. Можно узнать, в чем экономический смысл? Сколько стоит 60 автоматов, и сколько денег можно добыть у убитого пенсионера, ехавшего на «Жигулях»? Это первое.

Второе: конечно, мне нравится, что члены этой банды, как теперь выясняется, жили в доме высокопоставленного сотрудника Генпрокуратуры господина Староверова, начальника Управления делами. И господин Марков и Следственный комитет живо решили, что господин Староверов ни при чем. Ребята, одну секунду! У вас банда убивала просто так? Просто для грабежа, для извлечения денег? Тогда, откуда вы знаете, что товарищ сотрудник Генпрокуратуры ни при чем? Тогда он, извините, первый подозреваемый, как организатор. Вы, батюшка, либо крест снимите, либо штаны наденьте. Либо это у вас исламисты, и тогда я, действительно, согласна, что сотрудник прокуратуры ну точно ни при чем - просто его использовали. Либо эти люди убивали из прибыли, и тогда надо смотреть, кто у них главный организатор.

Но в любом случае, это совершенно фантастическая вещь. Потому что понятно, чего боится наш Следственный комитет – он боится антиисламских настроений. Он боится людей, которые скажут: «Погодите-погодите, вы нас тут учите ненавидеть украинцев, вы, вообще, нам рассказывали, что это политические убийства, что людей мочили просто так, что как бы это не делали украинские диверсанты из «Правого сектора», а, когда это оказались не мифические украинские диверсанты из «Правого сектора», а самые настоящие исламисты, у вас теперь кишка играет».

И понятно, что это происходит не только в России, такой страх и такое нежелание будоражить проблему. Потому что, в конце концов, это все равно, что сказать, что братья Царнаевы взорвали бостонский марафон для того, чтобы следствие установило, что они потом планировали во время всеобщего хаоса у детей вытаскивать кошельки. Причем понятно, почему это делает Следственный комитет. Потому что первый следующий вопрос: А как эти люди оказались на территории России? Без виз. А нельзя ввести визы? Это вопросы к нашей миграционной политике. На самом деле такие же вопросы к миграционной политике возникали, как я уже сказала и должны были возникнуть и в Америке по поводу братьев Царнаевых, которые получили политическое убежище, что не мешало им ездить туда и обратно в Дагестан, и которые на деньги американский налогоплательщиков соорудили свою скороварку. Но все-таки американские следственные органы хотя бы не дошли до версии о разбойном нападении.

Хотя, конечно, к сожалению, подобного рода вещи, подобного рода нежелание признавать очевидное, оно характерно, как я уже сказала, не только для России. Меня тут поразила история – помните, я пару месяцев рассказывала историю в английском городе Ротереме, где свыше 1400 девочек и девушек систематически были насилумы даже не бандами, а просто насильниками, местными пакистанского происхождения, мусульманами, естественно.

И понятно, почему это происходило. Потому что эти славные ребята, как и члены Кущевской банды, которые, если вы помните, насиловали девочек, самоутверждаясь как мужики, и при этом, конечно, всех этих девочек называли шлюхами – точно так же и эти пакистанские ребята, это был элемент их самоутверждения: «Вот эти проклятые англичане, эти проклятые неверные… Мы имеем право, это над джихад». Это был их вид джихада - они насиловали девочек. И я говорил о том, что никто с этим ничего не делал, потому что полиция боялась быть не политкорректной. Потому что, когда иногда об этом поднимались внутри полиции вопросы, то им говорили: «Как? Вы хотите преследовать людей за то, что они мусульмане? Да мы сейчас с вами разберемся!»

Но вот прошло несколько месяцев с той поры. Как вы думаете, сколько арестов насильников за это время произошло? Вот доклад опубликован: 1400 изнасилованных девочек. 1 арест, о котором я могу вам сказать точно – это арест женщины, которая увидела своего насильника на улице уже после этого доклада и вцепилась в него и заорала. Приехало шестеро полицейских, выскочили из фургончика. Двое полицейских шмякнули эту женщину о стенку, надели на нее наручники и отволокли в участок, и предъявили ей обвинение в расовом мотивированном нападении. Потом выяснилось, что, в общем, она кричала на своего насильника. Насильника, естественно, не тронули. Полицейские немного сконфузились и сказали: «Дама, а расскажите, как он вас насиловал?» Но, как ни странно, женщина, которую перед этим шмякнули о стенку и надели наручники, не захотела с полицейскими общаться на эту трогательную тему. Еще вроде бы, может быть, было пять арестов. Каких именно, никто не говорит. Так что я, с одной стороны, хочу сказать, что наш Следственный комитет в этой ситуации даже не одинок. Мы, можно сказать, сравнялись с английскими полицейскими – большой плюс. До встречи на следующей неделе!


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024