Купить мерч «Эха»:

Код доступа - 2012-03-31

31.03.2012
Код доступа - 2012-03-31 Скачать

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире – Юлия Латынина, «Код доступа». И вот спрашивают меня по интернету, есть ли в России хорошие люди. Ответ: «Есть. Комбат Сергей Солнечников, который накрыл своим телом гранату, чтобы спасти солдат». Ну, как вы видите, хороший человек был, и не осталось. Вот тут уже, естественно, пишут, что, дескать, все это безобразие, что на учениях солдаты должны быть в бронежилетах, и сам комбат должен быть в бронежилете. Но, знаете, во-первых, это Россия, а, во-вторых, несчастные случаи – они от того всегда и происходят, когда что-то идет не так.

Два скандала случилось на этой неделе, один с Патриархом Кириллом, другой с вице-премьером Шуваловым. Начну с первого. Действительно, российскую православную церковь постигло тяжелое испытание. Я не уверена, будут ли писать в будущем иконы на тему засыпания пылью квартиры Патриарха Кирилла. Но, вот, злодейство, которое произошло, - я думаю, мы уже все с ним ознакомились. Если кто-то нет, он может ознакомиться с решением Замоскворецкого районного суда, которое вывешено на сайте «Эха Москвы», из которого следует, что министр здравоохранения, хирург и священник Юрий Шевченко, ныне тяжело больной (говорят, у него рак), засыпал элитную квартиру Патриарха Кирилла на улице Серафимовича, 2 песком и известняком на, без малого, 20 рублей, причем, заметим, квартира находилась сверху. А нижний жилец то ли не подавал иск, то ли как-то урегулировал взаимоотношения с Шевченко без судов.

Собственно, в решении суда сказано, что гражданка Леонова, которая постоянно проживает и зарегистрирована в квартире Патриарха и которая, собственно, и подала иск, 11 октября 2010 года вошла в квартиру и обнаружила, что все имущество, включая библиотеку, покрыто плотным слоем строительной пыли.

Ну, на самом деле, пыль можно было бы убрать и тряпкой. Тем более что Шевченко признавал свою вину и готов был как-то отрегулировать вопрос. Но вместо этого гражданка Леонова сначала обратилась в многочисленные комиссии, которые составили многочисленные акты. А потом потребовала провести химический состав пыли. Это было сделано Институтом общей неорганической химии имени Н.С.Курнакова. И в нем – цитирую решение суда – «были выявлены соединения, потенциально опасные для здоровья, в частности, компоненты смеси и красок CaCO3, известняк и SiO2, диоксид алюминия. Ну, значит, тут надо внести уточнение насчет этих страшных названий. Половину (НЕРАЗБОРЧИВО) составляет кислород и еще четверть кремний. Как следствие, SiO2, он же диоксид кремния, он же кварц... Вовсе, кстати, не алюминия, как считают в Замоскворецком суде, составляет в земной коре 12%. Он входит в состав всех магматических горных пород, соответственно, почти всех осадочных и метаморфических. Собственно, горные магматические породы – они и определяются по наличию в них кварца, потому что гранит определяется как интрузивная горная порода, в которой диоксида кремния больше 20%, базальт как экструзивная горная порода, в которой его меньше 20. При этом все остальные минералы, которые входят в состав вышеперечисленных пород, будь то полевой шпат и плагиоклаз в составе гранита или, там, оливин, роговая обманка, слюды в составе базальтов – это различные виды силикатов, то есть уже соединений того же самого SiO2 еще с чем-то.

В силу этого песок – это почти чистый диоксид кремния, глина – это наполовину диоксид кремния. Во всем живом диоксид кремния тоже есть. В крови человека его вполне приличное количество – 0,001%. То есть если верить Институту общей неорганической химии имени Н.С.Курнакова, то злодей Шевченко воспользовался, для того чтобы отравить квартиру Патриарха, не цианистым калием как обычно, а таким страшным веществом как диоксид кремния.

Второе опасное вещество, нашедшееся в составе пыли, - это известняк CaCO3. Тут, вот, на пальцах можно объяснить следующее. Вот та часть земной поверхности, которая не покрыта в том или ином виде диоксидом кремния, обычно покрыта известняками древних морей. Ну, естественно, за исключением тех частей земной поверхности, которые покрыты асфальтом, поверхностью солевых озер, доломитом, ну, вот такими, экзотическими вещами.

Правда, вот тут, конечно, все-таки, Замоскворецкий суд написал, что это был не диоксид кремния, а диоксид алюминия. Ну, тут надо сказать по поводу решения Замоскворецкого суда следующее. Что, во-первых, если Замоскворецкий суд открыл диоксид алюминия, ему необходимо выдать срочно Нобелевскую премию, потому что диоксида алюминия, то есть вещества с формулой AlO2 в природе не существует. А существует оксид алюминия – он также известен как, например, рубин или сапфир в зависимости от добавок. Ну, соответственно, вот, не совсем понятно, что имел в виду Замоскворецкий суд – то ли то, что смертельно отравили квартиру Патриарха песком и известняком, то ли что ее засыпали сапфирами и рубинами, хотя бы и маленькими.

Что происходит дальше? Дальше, вот, все эти комиссии обращаются еще и в Российскую государственную библиотеку с вопросом о том, сколько будет стоить почистить книжки от пыли. И оказывается, что там полторы тысячи книг, почистить которые стоит 13,9 миллионов рублей, то есть по 330 долларов очистка книжки от пыли. В переводе на русский, хирург, священник, министр Шевченко в ходе ремонта повредил вентиляцию, и засыпал пылью, видимо, несколько квартир, но смертельно обиделась только одна. Засыпал пылью, не сжег, не залил маслом, не фекалиями. Вот это та самая пыль, которую мы всегда носим на подошвах своих сапог. У меня же вопрос. А, вот, допустим, прихожане входят в храм, они тоже приносят эту самую пыль на подошвах. Я думаю, что они приносят этой пыли в церковь гораздо больше в совокупности своей (все прихожане), чем, вот, в одну квартиру Патриарха принес Шевченко. Означает ли отныне, что, скажем, допустим, российская православная церковь может подать совокупный иск к этим прихожанам и, оценив вред, нанесенный церквям, отобрать в качестве возмещения ущерба их собственные квартиры?

Так вот. Потому что, в общем-то, из решения суда такой вариант следует. Ведь, в конце концов, госпожа Леонова вместо того, чтобы договориться с Шевченко, обратилась сначала в Институт общей неорганической химии, потом в Российскую государственную библиотеку. То есть у нас 2 государственных учреждения выдали соответствующие заключения, одно про то, что диоксид кремния – это опасное для здоровья вещество, а другое о том, что стоимость смахивания пыли с книжки стоит 330 долларов. А всего суд постановил взыскать с Шевченко за книги, мебель и так далее 19 миллионов 707 тысяч рублей. Квартиру Шевченко при этом оценил в 15 миллионов рублей. Квартира то ли завещана, то ли подарена дочери, она арестована. И так как Шевченко тяжело болен, то если квартиру заберут, то семья Шевченко еще останется должна.

Ну, возникает, все-таки, вопрос, действительно, а что делать православной церкви, когда негодяй Шевченко и его дочка посылают им такие страшные испытания? Вот, просто собирать во всех церквях России подписи под письмом со страшной карой для министра Шевченко или попросту распять их с дочкой? Но во всяком случае, мы можем твердо сказать по реакции российской православной церкви, что, вот, как сказал господин Легойда (это глава синодального информационного отдела РПЦ), в правовом поле у них, у ответчиков нет оснований для положительного для них решения возникшей проблемы. То есть российская православная церковь считает, что да, это совершенно правильно. И если вы засыпали пылью квартиру соседа, отобрать эту квартиру и чтобы сосед еще остался должен.

Патриарх Кирилл, по словам Владимира Соловьева, тоже сказал, что простить этих людей было бы некорректно. Второй скандал, скандал с вице-премьером Шуваловым. И точно также как... Мы видим как и в случае с первым скандалом, споуксмены господина Шувалова не отрицают самого факта того, что произошло. Они рассказывают, что это информационный вброс, что это враги Шувалова, что это страшная информационная война. Поэтому сейчас объясню, почему я не думаю, что это информационная война в преддверии разборки за кресло в правительстве.

Жили-были 3 товарища. Все трое учились на Юрфаке МГУ на одном курсе, потом все трое работали в одной и той же конторе под названием «АЛМ», или «Александр Леонидович Мамут», которая была знаменита в 90-х близостью своего владельца к семье. Одного из этих людей звали Василий Алексанян – он умер в октябре прошлого года. Другого звали Павел Ивлев, он тоже был юрист «АЛМ», потом юрист Юкоса, но он успел уехать. А третьего звали Игорь Шувалов – он стал вице-премьером РФ. И, вот, в декабре прошлого года вице-премьер Игорь Шувалов присутствовал на российско-американском бизнес-форуме в Чикаго. Туда же специально приехал Павел Ивлев. Ивлев спросил Игоря Шувалова о компании Юкос и о смерти их друга, товарища Василия Алексаняна. И Шувалов в ответ заявил, что компания Юкос – цитирую – «не платила налогов. Юкосовцы были очень коррумпированные люди, они были очень-очень агрессивны, они контролировали парламент. Может быть, это очень болезненно, но Путин сделал следующее. Он сказал: «Никаких олигархов и бизнесменов в администрации». Если у тебя есть капитал, ты должен был решать сам, что с ним делать – продолжать заниматься бизнесом или работать в правительстве».

Видимо, этот ответ не очень понравился Павлу Ивлеву, который, действительно, долгое время занимался делами Шувалова, потому что, судя по всему, именно после этого Ивлев и слил некоторые подробности насчет бизнеса, правительства. Путин выгнал бизнесменов из администрации.

На сегодняшний день Ивлев слил 2 истории. Думаю, что у него в запасе есть еще истории. Первая касается Швидлера и Усманова. Согласно документам, в 2004 году компания Sevenkey, принадлежащая супруге Шувалова, получила 50 миллионов долларов от Швидлера, читай «от Абрамовича», одолжила их Алишеру Усманову для инвестиций в покупку акций Corus Group (это очень высокорискованные инвестиции), и через 3,5 года Усманов выплатил Sevenkey где-то 120 миллионов долларов.

Такая норма прибыли вполне разумна для высокорискованной инвестиции. Ну, если человек держит деньги на банковском счете, он получает свои 5%. Если он вкладывается в венчурную сделку, то 100% за 3 с лишним года – это совершенно нормально. А, вот, сам Ивлев считает эту инвестицию рискованной. Насколько я понимаю, Усманов, действительно, нуждался в деньгах под Corus, занимал другие средства на еще менее выгодных условиях.

Вопрос в другом – была ли эта сделка для господина Шувалова венчурной? Вот, можно ли представить себе ситуацию, при которой Алишер Усманов сообщил бы вице-премьеру России (ну, тогда Шувалов был советником по экономическим вопросам), что, вот, извините, вы вложились в венчурную сделку, а денежки пропали. Да, стопроцентный доход за 3 года, безусловно, является премией за риск. Бывают больше доходы. Был ли риск? А, значит, еще интересней вопрос о происхождении денег, потому что источники, близкие к Шувалову, утверждают, что 50 миллионов произошли от того, что у Шувалова были акции Сибнефти.

Ну, проблема заключается в том, что ценные бумаги Сибнефти обращались на бирже, Абрамович должен был заявить, какие у него акционеры, и никаких Шуваловых в списке акционеров не значилось. Тем более, что вообще у Сибнефти, как говорят, был акционер по имени Борис Абрамович Березовский. И, вот, даже по поводу Березовского, как известно, сейчас по этому поводу должно быть решение суда. Возникает вопрос, признал бы Абрамович Шувалова акционером и выплатил бы он ему в 2004 году 50 миллионов долларов, если бы тот не был крупным чиновником? Правда, потом сказали, поправились, что были не акции Сибнефти, а опцион на акции Сибнефти. Но вообще, честное слово, опцион – это когда ты платишь деньги и получаешь акции. Вот, в истории финансовых деривативов что-то новенькое: у тебя опцион на покупку акций, после чего владелец акций платит тебе деньги.

Та же самая проблема касается и следующей сделки. Компания Sevenkey заняла 20 миллионов долларов у дочки Альфа-Банка, вложила через Сулеймана Керимова 17 миллионов долларов в акции Газпрома накануне либерализация рынка акций, получила через 4 года около 80 миллионов.

Опять же, нормальный доход для высокорискованной инвестиции. Возникает, однако, вопрос, была ли инвестиция высокорискованной? То есть можно ли представить себе Сулеймана Керимова, который сообщает, ну, скажем, супруге Шувалова «Извините, акции Газпрома упали и вы все потеряли»? И одолжил ли бы Альфа-Банк или соответствующая аффилированная структура деньги оффшорной компании, если супругом владелицы этой компании не был бы Игорь Шувалов?

Кроме того, опять же возникает вопрос, насколько Шувалов был инсайдером. Он рисковал или он знал, что в результате либерализации рынок точно пойдет вверх? Вот, Волошин утверждает, что Шувалов инсайдером не был, пишет об этом. Говорили о либерализации рынка акций как об уже решенном вопросе. Он и, по сути, был уже решен, хотя формально не был объявлен. Ведь, рынок так считал. Ну, извините, в России ничего не бывает решено, если оно не объявлено, и даже иногда когда оно объявлено. Говорили «Да, можно назвать человека, который, действительно, рискнул и сделал на либерализации рынка акций Газпрома миллиарды». Это Уильям Браудер. Совершенно точно. Помните, его компании, которые потом ограбили, только налогов заплатили на 250 миллионов долларов? Вы когда-нибудь задумывались? Если эти компании покупали акции Газпрома и заплатили 250 миллионов долларов налогов, да еще они при этом, как мы хорошо знаем, на налогах сильно экономили, то какая же у них была прибыль. Но Шувалов не Браудер, Шувалов – это человек, бесспорно имевший отношение к либерализации этого рынка, вкладывавшись одновременно в эту либерализацию. Вот, имел ли право это Шувалов делать? Напомню историю того же самого 2004 года, когда Шувалов инвестировал в акции Газпрома. Американский суд приговорил успешнейшую американскую бизнес-вумен Марту Стюарт к 5 месяцам тюрьмы за то, что за 3 года до этого она продала принадлежавшие ей акции компании ImClone Systems после того, как знакомый трейдер Merrill Lynch сообщил ей инсайдерскую информацию о положении компании.

Вот, представьте себе, что некоего правительственного чиновника в США застукали за тем, что он купил акции некоей компании накануне получения ею, скажем, 2-миллиардового правительственного контракта, к выделению которого имел хотя бы косвенное отношение? Ну и помогли бы ему рассказы о том, что контракт был правильный, что все знали, что компания его получит, что все было на открытом тендере?

Вот, опять же интересно, что защитники Шувалова не оспаривают детали истории. Вместо этого они по обыкновению переходят на личности, начинают рассказывать, что это часть кампании по дискредитации Игоря Ивановича в разгар драки. Как я уже сказала, я думаю, что это не так. Я не думаю, что Игорь Иванович Сечин или кто там еще не любит ненастоящего Игоря Ивановича, договорился с Ивлевым, с Barrens или с «The Wall Street Journal». Думаю, что тут роль сыграл другой эффект – эффект «лес рубят, щепки летят». Если щепки успевают долететь в США, то они там еще и разговаривают. Не надо было рассказывать в глаза Ивлеву после смерти Алексаняна о том, какой страшный был Юкос, и о том, какие честные чиновники у Путина. Потому что, ну, тут история, на самом деле, совершенно такая же, как с Сергеем Колесниковым. Помните, тот бизнесмен, который уехал за границу и стал рассказывать, что у Путина дворец в Геленджике и вообще как все у них там устроено.

Опять же, Колесников не то, что с кем-то договаривался кому-то подсунуть свинство. Да просто произошла некая цепь событий, которая привела к тому, что Колесников вынужден был бежать. Судя по всему, эта цепь событий не особо красит господина Колесникова, потому что все инвестиции тех денег, которые были сначала переданы Абрамовичем и другими олигархами, и потом куда-то инвестировались... Кстати, схема очень похожая на шуваловскую. Абрамович передавал деньги (203, по-моему, миллиона), на эти деньги должно было что-то инвестироваться, и эти инвестиции должны были приносить прибыль. Но только прибыль они не принесли, видимо, в связи с деловыми качествами Колесникова и его партнеров. И я думаю, что Колесникову в какой-то момент стало жарко, пришлось объяснять, почему прибыли нет. Вот он убежал и стал рассказывать истории, правдивость которых ничуть не отменяется той цепочкой событий, которая привела к их появлению.

И есть во всем этом деле моральный аспект, который заключается, понимаете, в чем? Вот, допустим, Усманов получил от Шувалова в трудную минуту деньги. Судя по всему, это, действительно, была трудная минута для Усманова. Он занимал деньги под инвестиции в Corus Group на более тяжелых условиях – это была, действительно, рискованная инвестиция – и, вот, он потом захотел друга вознаградить. Очень хорошо. Усманов умеет дружить. Но как вы понимаете, получается, что Шувалов дружит с Усмановым и Керимовым, а со своими однокурсниками, Алексаняном и Бахминой больше не дружит.

И, все-таки, 2 вещи, которые меня очень смущают в этой истории. Одна из них заключается в том, что такие истории постоянно случаются с людьми, у которых есть власть и деньги. Записывать их, скажем так, сразу кричать «Коррупция!» крайне некорректно по следующей причине.

Вот, госпожа Мишель Обама сразу после того, как ее муж Барак Обама стал сенатором, стала получать где-то 300 тысяч долларов от Медицинского центра Чикагского университета. А когда она стала первой леди и, соответственно, уволилась с работы, ее должность была сокращена. Ну, согласитесь, очень в этой истории трудно понять, за что платили Мишель Обаме – за ее лоббистский потенциал как жены сенатора или за то, что она хороший работник?

И второе, что меня смущает больше всего. Шувалов, действительно, инвестировал деньги, он сообщал об этом. Почему их ему давали? Были ли инвестиции рискованные? Это один вопрос. Но, вот, получается тогда, что взять у Альфа-Банка инвестировать в Газпром нельзя, а, вот, просто где-нибудь как-нибудь отпилить буровые установки или кусок Роснефти можно, потому что следов не остается и это не идет через юридические какие-то контракты. То есть получается, что инвестировать нельзя, а воровать можно. И те люди, которые делают это более-менее приличным способом, оказываются в невыгодном положении по сравнению с теми людьми в правительстве, которые делают это совершенно неприличным способом. И, действительно, сейчас там в правительстве, вернее, в будущем правительстве идет дикая драка. Никто не знает, чем кончится формирование правительства. Думаю, что этого не знает до конца даже сам Владимир Владимирович, который есть единственный человек, который решает. Причина понятна этой драки, потому что, во-первых, у Медведева нет команды вообще. А, соответственно, все то, что... Не он будет назначать, очевидно, людей из правительства. Второе, видимо, в правительстве не будет Игоря Сечина по той простой причине, что если его назначить, он будет более весомой фигурой чем Медведев. И третье, у Путина вообще-то всегда было в принципе не менять команду, не поддаваться давлению. И этот принцип сейчас привел на Болотную. И очень большой вопрос, поменяет ли Владимир Владимирович принцип или нет? И если он будет увольнять, то кого? Вот, если честно, мысль о том, что уволят Шувалова, а оставят людей, которые пилят бюджет незатейливо, меня как-то совершенно не вдохновляет, потому что Шувалов – действительно, далеко не самый худший человек в правительстве. И как-то, вот, когда думаешь, что, например... Да?

А, вот, есть российская оборонка, о которой никогда никакой Павел Ивлев не расскажет, потому что он туда не заглядывал. И есть практика, что все эти оборонные контракты... Ты даешь контракт заводу, который есть ГУП, а потом этот контракт разбегается по кучкам в том числе и частных аутсорсинговых компаний, которые назначают цены с потолка. Вот, просто с потолка. «А сколько у тебя стоит перископ?» - «А миллиард рублей. Ах нет, долларов». Да? И это никогда никто не будет проверять, и это физически невозможно проверить, потому что никто не полезет в оборонку от страха, даже Навальный. И правильно сделает, потому что как только он полезет в оборонку, ему сразу скажут «Ах ты, американский шпион!» И получается, что те люди, которые делают что-то открыто, имеют тактический недостаток перед теми людьми, которые просто тупо воруют. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Снова Юлия Латынина, «Код доступа» и по интернету у меня вопрос о том, что я думаю об аресте Даниила Константинова. Напомню, что лидеру националистической организации «Лига обороны Москвы» Даниилу Константинову предъявлено обвинение в убийстве, что речь идет об убийстве, которое совершено вечером 3 декабря 2011 года около станции метро «Улица Академика Янгеля» на юге Москвы. И якобы по версии обвинения Константинов, стоявший вместе с пятью приятелями, просто поссорился с двумя людьми, которые мимо проходили, и одного из них зарезали до смерти. А другой сейчас Константинова, вроде бы, опознал.

Я могу сказать, что я по этому поводу абсолютно ничего не думаю. Что по моему опыту уголовку очень сложно пришить в отличие от экономических преступлений. И что если Константинов, как он говорит, действительно, находился в этот момент на дне рождения своего отца именно в этот момент, а не на час раньше, не на полчаса раньше, то об этом свидетельствуют, скорее всего, биллинги его телефона, и тогда обвинение рассыплется.

Еще один вопрос: «Просьба прокомментировать то, что сказал Немцов по поводу того, что, вот, может быть, к инаугурации выпустят Ходорковского». Я думаю, что власть довольно сознательно распускает некоторые такие слухи-спойлеры. Причем, именно про Ходорковского это уже неприлично – это, знаете, этот суп уже 5 раз ели. Вот, каждый раз и перед концом первого процесса, и в середине второго нам по секрету объясняли, что там вверху тренды. Если Ходорковский попросит, если он будет вести себя по-другому... Ходорковского уже на этом не развели, а тут, значит, нас будут на этом разводить.

И второй, конечно, спойлер, который, мне кажется, запускает власть, - это, вот, мой любимый пример, хвост собаки Алкивиада, да? Алкивиад отрубил хвост у собаки, и на вопрос о том, зачем он это сделал, ответил своим друзьям: «Чтобы все Афины обсуждали, зачем он отрубил хвост у собаки, а не что-то другое обсуждали».

Так вот, значит, вот, 2 у нас хвоста собаки Алкивиада – один это про Ходорковского, которого, якобы, освободят (с какого это барана?), а другой про выборы в Москву, в Мосгордуму, которые, якобы, назначат. Если честно, я совершенно не понимаю, зачем нашим властям назначать выборы в Мосгордуму. Теоретически они могут это сделать по закону, потому что Москва расширилась. Но понятно, что при существующей политической активности москвичей, которая очень хорошо проявилась и в том, что на выборах в Москве было меньше фальсификаций, они были значительно лучше документированы... Действительно, на этой волне в Думу пройдет как минимум довольно много людей, которые будут создавать властям изжогу. И, на самом деле, я думаю, не надо быть поклонником истории и знать, чем кончилась попытка с созывом Людовиком XVI Генеральных штатов, чтобы собственных Генеральных штатов хотя бы в виде Мосгордумы не созывать.

Я думаю, что, вот, история с многочисленными политическими партиями, которые делаются сейчас, это тоже в каком-то виде спойлер, потому что не может быть политических партий там, где нет политики. Если у вас нет реальных выборов, если у вас нет реальных механизмов демократии, то всякая политическая партия обречена быть или на роль отростка правительства как «Единая Россия», или на роль маргинала. И, соответственно, попытка занять оппозицию строительством вот этих политических партий – на мой взгляд, это такая, очень обоюдоострая штука для оппозиции, потому что гораздо лучше делать то, что... Я уже много раз это комментировала. Делать то, что делает Навальный. Или делать то, что делают Синие ведерки. То есть создавать структуры со свободным членством или даже не обязательно свободным, но которые сами прямо выражают какое-то свое отношение к чему-то, и сами предпринимают какие-то действия, нежели становиться заведомыми маргиналами.

Кстати говоря, говоря вообще о спойлерах, мне кажется, довольно интересно, что роль вот таких вот тем, которые вбрасывались раньше в обсуждение и непременно обсуждались, сейчас в российском обществе значительно уменьшилась. Вот, все-таки, если назвать на этой неделе 2 главные темы, то это, конечно, история с квартирой Патриарха и история с деньгами Шувалова. Но это никак не история с тем, допустим... Вот, Митт Ромни назвал Россию «геополитическим врагом №1» - давайте это будем обсуждать. И мне кажется, то, что... Это очень существенная перемена внутри структуры общественного сознания, потому что еще несколько лет, более того в какой-то мере даже несколько месяцев назад темы, которые обсуждало общество, были темами, которые задавало телевидение. А даже если общество говорило «Да нет, телевидение соврало. Подумаешь!», то все равно оно обсуждало именно эту тему. А сейчас на первый план выходят другие содержательные, и это очень важно.

Еще одна история, о которой я говорила на прошлой неделе, это казнь белорусских террористов. У меня очень много вопросов по этому поводу. Очень рада, что Елена Рачева написала мне письмо, в котором, правда, не отвечала на те вопросы, которые я ей задала, а задавала какие-то совсем другие вопросы. Я очень рада, прежде всего, что наша полемика с Рачевой получилась не односторонней. Потому что, конечно, пересказывать чужой разговор, в общем, не этично. Я на это пошла только потому (ну, в конце концов, Соловьев тоже сейчас пересказывал свой разговор с Патриархом), что уж больно это была симптоматичная история. Поэтому я рада, что я задала Рачевой все вопросы, о которых я говорила, что Рачева имела возможность еще раз ответить на эти вопросы, если я считала, что ее ответы воспроизвела некорректно, и вместо этого, собственно, на них не ответила.

Вот в этих рамках, что сказала она, что сказала я, я думаю, продолжать разговор бессмысленно, потому что у нас сейчас разные весовые категории – я говорю, она пишет. Я не в Москве. Когда я вернусь и если тема еще не потеряет актуальности, я думаю, мы с удовольствием встретимся в «Клинче». Потому что эта тема очень важная, эта тема не про Лукашенко. Это тема про то, как анализировать уголовные дела, любые. Есть очень простое правило: суд – это обвинение и защита, надо всегда выслушивать обвинение, потом смотреть, что ему возражает защита. Вот, есть, допустим, дело с Патриархом Кириллом. Сторона Шевченко же не отказывается приводить обвинение. Наоборот. Вот посмотрите, сторона Шевченко как раз вывешивает все исходные документы и, собственно, вот они, да? Вот пыль из диоксида кремния, которую оценили в 13,9 миллионов рублей. Вот чистка книг, которую оценили в 330 долларов книжка. Вот сам тезис о том, что диоксид кремния и карбонад кальция – это, оказывается, потенциально опасные для здоровья человека вещества. Собственно, если мы теперь посмотрим... Вообще можно, собственно, отказываться от... Люди, которые, допустим, находятся в этом споре на стороне Шевченко, им не нужно приводить никаких аргументов – они просто излагают целиком позицию обвинения, после чего обвинение очень обижается, что позиция изложена, и говорит: «Это кампания по дискредитации Патриарха Кирилла».

Или, вот, допустим, фильм «Анатомия протеста». Вот, интересно, что я в обсуждениях этого фильма очень мало слышала тезис «Да это даже смешно обсуждать. Всем и все ясно». Нет! Как раз все говорили с удовольствием: «Ребята, давайте обсудим». В Сокольниках, вы говорите, раздавали деньги за участие в акции «Белое кольцо»? Вот, собственно, посмотрите еще в агентстве Ридус, еще до начала съемок сообщалось, что готовится провокация, что собрались люди. Сообщались телефоны организаторов. «А почему, собственно, эти люди не прятались?» - дальше спрашивает Павел Лабков, профессиональный журналист того же самого НТВ. А, собственно, вот почему? Вот телефоны организаторов, вот эти люди не прятались, вот известно, где были съемки, вот лица, которые в них участвовали. А почему не возбуждено дело по статье «Измена родине»? А, вот, почему Якеменко и прочие педофюреры, которые там подают в суд кто на Немцова, кто на Бабченко, почему они не требуют возбудить против этих людей дело? Давайте обсудим.

Вот, в деле с белорусскими террористами ситуация ровно наоборот – обсуждают что угодно, кроме фабулы обвинения. Причем, это не только с белорусскими террористами – это стандартная такая леволиберальная практика. Вот, допустим, история 11 сентября. В 2008 году США предъявляют обвинение одному из организаторов 11 сентября, Халиду Шейху Мохаммеду, его 4-м сообщникам. И, казалось бы... И в этих обвинениях говорятся совершенно конкретные вещи. Например, в обвинении против Халида Шейха Мохаммеда говорится, что в 2000 году Рамзи бен аль-Шиб, Мохаммед Атта, Марван аль-Шеххи и Зияд Джарра (это гамбургская четверка) прилетели в Кандагар, чтобы посетить тренировочный лагерь Аль-Каиды. Что 22 марта 2000 года Мохаммед Атта послал из Германии электронное письмо, в котором говорил, что он со своими друзьями хочет поступить в летную школу. 26 марта такое же письмо послал Зияд Джарра. Что между июлем и декабрем 2011 года Мохаммед Атта и Марван аль-Шеххи посещали курсы пилотов там-то, во Флориде. Что в августе 2000 года, такого-то числа Али Абдула Азиз Али перевел приблизительно 20 тысяч долларов из Дубаи на общий счет Марвана аль-Шеххи и Мохаммеда Атта в такое-то место, в SunTrust Bank, Венеция, Флорида. Что перед терактом, 9 сентября 2001 года Валид аль-Шехри (это один из террористов) вернул деньги, которые ему не понадобились, 5 тысяч долларов на имя Аханада Мустафы в ОАЭ. И другие террористы тоже вернули деньги – называются конкретные даты и конкретные банковские транзакции.

И, вот, казалось бы. Да? Ты ожидаешь, что если кто-то не верит, что Бен Ладен спланировал этот теракт, то он будет опровергать конкретные факты, содержащиеся в этом обвинении, и будет говорить, что нет, Атта и его друзья никогда не были в Афганистане, они не учились на курсах пилотов, они не получали деньги от членов Аль-Каиды, они не отправляли обратно деньги членам Аль-Каиды перед терактом в такие-то дни. Или говорить, что да, это случилось, но это, вот, было совпадением трагическим.

А вместо этого ты видишь, что никогда этих утверждений не приводится. Более того, их даже не цитируется. И люди называют себя консернутыми ситизенами, но им это не интересно. А, вот, зато они говорят «Это всем известно, что люди доброй воли знают, что это не Бен Ладен. А, вот, почему нам говорят, что сталь расплавилась, когда сталь плавится при температуре 1500, а температура горящего керосина 800 градусов?» Ну, немножко удивляешься, что вместо конкретного уголовного дела тебе предлагают обсудить температуру горения керосина. Но на первый раз пожимаешь плечами, говоришь «Ребята, извините, вы ошиблись. Никто не говорил, что стальные конструкции башен-близнецов расплавились. Вы или ошиблись, или вам соврали». Дело в том, что сталь стала пластичной. Есть такое свойство железа становиться пластичным при повышении температуры. На этом вообще основана технология его применения, потому что задолго до того, как человек научился лить железо, он научился его ковать. Ну, тогда думаешь, в следующий раз эти люди будут обсуждать уголовное дело или хотя бы станут обсуждать вопросы плавления стали, скажут, что «нет, сталь не может стать пластичной при 800 градусах», что все учебники металлургии врут, что все историки, когда они рассказывают, как люди ковали крицу, врут. Нет. Заходишь на другой сайт – читаешь там слово в слово: «Всем людям доброй воли известно, что это не Бен Ладен. Потому что нам говорят, что сталь расплавилась, а сталь плавится при 1500 градусах, а температура горения керосина – 800». И тогда понимаешь, что это такая вот разновидность веры. Это непробиваемые умственные процессы, и аргументов у тебя нет.

Да, разумеется, правительства разные. И когда США говорят, что они там через день вычислили Файсала Шахзада, который хотел взорвать бомбу на Таймс-Сквер, я как-то априори правительствам доверяю. Если мне французы говорят, что они вычислили тулузского стрелка и его зовут Мохаммед Мера, я априори ему тоже доверяю. А когда мне Лукашенко говорит, что через день он взял Коновалова, я априори ему не доверяю, но именно поэтому я внимательно смотрю то, что говорит Лукашенко, и то, какие доказательства.

И я вижу, что... Я повторю несколько аргументов. 6 лет в Белоруссии происходили теракты, начиная с 2005 года. Взрывалась бомба то в Витебске, 2 раза в Витебске, потом взорвалась бомба на День независимости в 2008 году, и с внутренней поверхности одной из невзорвавшихся бомб были сняты отпечатки пальцев, которые, внимание, были переданы в Интерпол. С тех пор, с 2008 года и до 2011-го белорусы искали эти отпечатки, пока они не нашли Коновалова, отпечатки пальцев которого совпали с отпечатками пальцев, переданных в Интерпол в 2008 году. Ну, соответственно, мой резонный вопрос. А как же белорусское правительство постфактум влезло в электронные базы Интерпола, подделало отпечатки пальцев? Что оно сделало? Я хочу, чтобы мне это объяснили.

Второе. Известно, каким образом Коновалов не сдал отпечатки, хотя белорусы дактилоскопировали практически все взрослое мужское население в Белоруссии. Коновалов сначала на заводе, где он работал слесарем, сказал, что он больной, и не сдал отпечатки пальцев. Потом, когда он пошел в армию, он сказал, что он эти отпечатки пальцев сдавал на заводе. Потом, когда 4 апреля (тут очень внимательно надо следить за датами), 4 апреля 2011 года Коновалову, все-таки, сказали, что отпечатки пальцев надо сдать, он сказался больным (по версии следствия он в этот момент начал делать бомбу, понимая, что у него мало осталось времени), 9 апреля у него взяли-таки (пришли домой участковые) отпечатки пальцев. Сразу после этого Коновалов покинул дом с огромной сумкой. Есть показания женщины, у которой он сразу снял дом в Витебске же, в родном городе. То есть он день после снятия отпечатков пальцев в родном городе провел на съемной квартире. И на следующий день уехал в Минск. Там его на вокзале встретил Ковалев. Есть камеры, на которых показано, как они вместе с Ковалевым (это не отрицается, что это именно они) на Витебском вокзале встречаются. Они очень хорошо, кстати, различимы на камерах. Эти всех видео есть в сети – их можно посмотреть. Вот, есть люди, которые на видео 10 апреля приходят с Витебского вокзала и отправляются потом на станцию Фрунзенская. Есть человек в той же самой одежде, который с той же самой походкой, который 10 апреля появляется на станции Октябрьская, которая взорвалась, без сумки. Есть человек в той же самой одежде и с той же самой походкой (другой одежды и, соответственно, походки у Коновалова не было), который 11 апреля появляется на станции Октябрьская. Видно, как он туда проходит с сумкой. Видно, как он поднимается на переход и долго там ходит, выжидая, пока подойдет поезд. Видно, как он что-то там шебуршится под одеждой, а потом происходит взрыв.

У меня вопрос, как это объяснить, вот, передвижения Коновалова сразу после того, как у него взяли отпечатки пальцев? Они в черепушку ему залезли? Они его лучами облучали, чтобы подставить?

Мы все можем посмотреть эти записи и оценить, это Коновалов или не Коновалов, это человек, похожий на Коновалова или не похожий? А вместо этого серьезно говорят: «Нет, давайте это не будем обсуждать – давайте будем обсуждать, что, вот, сумка, которую он поставил, была квадратная, а воронка – круглая. Значит, взорвалась не сумка, а ножка от скамейки».

Ну хорошо, давайте тогда поговорим про воронку. Первое, вы давно видели квадратную воронку? Вот, возвращаясь к геологии, вот, вы видели когда-нибудь квадратную воронку от метеорита? Вы что думаете, все метеориты – круглые? Второе. В сумке были 2 круглые емкости, по 6 литров каждая, набитые взрывчаткой, набитые вот этими шариками резаными. Есть показания об этом и Коновалова, и Ковалева. Есть независимый свидетель, например, та самая женщина в Витебске, у которой Коновалов ночевал и которая говорит, как он пришел с огромной сумкой, в которой что-то звякнуло – она думала, что это бутылки.

Третье. Там, вообще-то, были израильские и британские эксперты. Они занимались именно взрывом, они не возражали против белорусской версии. И, наконец, четвертое. Ну что, некие негодяи сначала пролезли в черепушку Коновалову и заставили его уехать из Витебска сразу после того, как у него взяли отпечатки пальцев, вместе с большой сумкой. Потом они вырядились в точно такую же сумку, в точно такую же одежду и, имитируя его походку, пошли на Октябрьскую. А после этого они взорвали не сумку, а ножку от скамейки. Во-первых, она его не брала, во-вторых, она его вернула.

Есть же масса вопросов, на которые сначала надо ответить, прежде чем задавать свои. При обыске у Коновалова нашли те же самые детали, из которых была сделана бомба. Хорошо, их подложили, но у него нашлись съемки пробных взрывов 2007-го и 2010-го года. Идентифицированы места, в которых взрывалось. Их тоже подложили? В 2007 году? Казалось бы, вот это надо обсуждать. Вот это говорит обвинение, а вот это объясняет защита.

Вместо этого мы видим, что тезисы обвинения не обсуждаются принципиально вообще. Более того, нам говорят «Как вы смеете обсуждать тезисы обвинения?» Мне один человек там пишет: «Остановите Латынину! Пусть она обсуждает...» И, вот, очень интересно. Этот человек написал мне в ЖЖ, который я не веду. Этот человек написал на «Эхо»: «Остановите Латынину». Этот человек не поленился, написал Андрею Илларионову. А знаете, что в качестве опровержения он предлагает обсуждать? Он предлагает обсуждать кадры агентства БелТА (напомню, это белорусское официальное агентство), где 4 человека выносят после взрыва подрывную машинку из метро.

Хорошо, давайте обсудим эти кадры. Государственное агентство через некоторое время после взрыва снимает раненых, скорые помощи. И идут саперы из метро, двое несут тяжелую сумку, третий несет аппаратуру для обнаружения бомб в недоступных местах. Четвертый несет подрывную машинку, чтобы невзорвавшуюся бомбу, ежели таковая осталась, взорвать. Вопрос: ну что же удивительного, что после взрыва в метро прибыли саперы?

А эта история не про Лукашенко. Это, как я уже сказала, история про логические процессы. Ну да, вот, Путин там не демократ, а российская полиция – негодяи. Ну, вот, Аню Шкапцову, как выясняется, убили родители. Страшная история. Правда, не исключено, что сейчас будет куча рассказов, что убили ее, все-таки, кровавые менты, а, вот, значит, подставили... Потому что если менты кого-то обвинили, то, значит, этот человек невиновный.

Что меня больше всего поражает в этих историях и почему я опять к ним возвращаюсь? Чисто теоретически стоит предполагать, что, вот, Лукашенко – диктатор, ему верят меньше, а, вот, в США – демократия, ей верят больше.

Вот, навскидку анализ показывает, что та или иная особь, которая не доверяет по какой-то причине государству, интенсивностью недоверия никак не зависит от типа государства. В Америке есть какой-то процент людей, которые считают, что кровавый американский режим взорвал башни-близнецы. В Англии есть какой-то процент людей, которые считают, что кровавый британский режим убил принцессу Диану. Вот, сейчас, наверняка, после Мохаммеда Мера, после тулузского стрелка появится большое количество людей, которые будут доказывать, что это кровавый французский режим подставил невинного парня или что этот невинный парень вообще был агентом французов, которые хотели скомпрометировать мирный ислам, поэтому французские секретные службы его и убили. То есть отношение к тому или иному режиму не зависит от степени кровавости этого режима. Любой режим оказывается виноват.

И меня интересуют во всем этом 2 истории. Первая. Я не считаю это, как сказать, свободой слова? Конечно, это свобода слова. Замечательно. Это издержки свободы слова: каждый человек имеет право сказать государству «Нет». Но мне кажется это интеллектуальным паразитизмом в чистом виде. И это один из видов паразитизма, который всегда поддерживает государство всеобщего благосостояния. И второе, что мне кажется страшным, это замена анализа пропагандой. Потому что, вот, есть законы пропаганды. Вот, в свое время среди китайских крестьян во время голода ходил слух, что Мао отрезает яички китайских крестьян и продает в СССР за атомную бомбу. Мао – нехороший человек, но яички он не отрезал. И, вот, вопрос, почему массовая фобия всегда оказывается более популярна, чем рациональные доводы, меня довольно сильно пугает. Потому что, что меня, например, напрягает в предложении Навального заниматься антипропагандой? Что пропаганда всегда в конечном итоге сводится не к рациональным утверждениям, а, вот, к этому страшному набору – там, «Путин – китайский шпион», «Мао продает яички китайских крестьян», «Башни-близнецы взорвало кровавое ЦРУ» и так далее, и так далее, и так далее. Как человеку, который, в общем-то, пытается рационально мыслить настолько, насколько это возможно, мне это кажется печальным. Всего лучшего, до встречи через неделю.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024