Купить мерч «Эха»:

Код доступа - 2004-08-07

07.08.2004

Ю. ЛАТЫНИНА - Это программа "Код доступа". Юля Латынина как всегда в это время по субботам. Сначала несколько ответов на вопросы по Интернету и, к сожалению, еще перед этими вопросами меня потрясла та информация, которую только что сказали наши новостники о том, что Москва предлагает построить в Грозном микрорайон, аналогичный столичному Куркино. Интернет об этом не спрашивал, но что называется, отвечу все равно, вернее прокомментирую. Мне вспомнилось в качестве комментариев только два факта, это факты из прежней чеченской войны, когда строили примерно так: приходили боевики, к строителям и говорили: слушай, тебе надо мост построить, прибыль пополам, пока ты будешь его строить, я его взрывать не буду. Как только ты его построишь, вернее то, что ты построишь вместо моста, я его взорву. Прибыль пополам. Черт его знает, что там было построено и было оно из кирпича или из картона. И второе как сейчас чеченцам возмещают деньги за утраченное в ходе войны имущество, как говорят знающие люди возмещение идет примерно так: если имущество и дом действительно пропали, то плати 20% отката, тебе возместят, а если дома не было, то плати 50%, тебе все равно возместят. Что касается Москвы, я считаю, надо быть осторожнее с инициативами по поводу строительства в Грозном микрорайона. Трудно представить себе как это строительство будет протекать в реальности, ведь в Грозном федеральные войска сейчас передвигаются примерно так: непременно колонной, в крайнем случае, несколько человек и главное правило - не стрелять в машины с вооруженными людьми, с надписью "спецназ Кадырова", которая едет навстречу. Потому что, во-первых, это может быть не спецназ Кадырова, будет стрельба и это может быть спецназ Кадырова и стрельба будет все равно. Так что главное никого не останавливать. Непонятно как в этой ситуации строить, но вспоминается, когда в прошлый раз Москва строила что-то в возмещение ущерба, который нанесли боевики, это была больница в Буденновске, то Москва сначала сказала что все построено за счет Москвы, а потом это было вычтено из средств, направленных на развитие соответствующего региона. Так вот, переходя к вопросам по Интернету. Михаил Стратов из Владивостока: "Дорогая Юля! Сегодня прочитал о том, что Ниязов принял приглашение участвовать в празднованиях 60-летия Победы. Ну, должно же быть хоть какое-то уважение к себе! Этот человек физически истребляет русское население Туркмении, повторяя действия того, победу над кем и собираются отмечать. Где элементарная гордость?" Спасибо за вопрос, но я не думаю, что Ниязов делает акцент на русском населении Туркмении, я не думаю, что туркменам живется сильно лучше, чем русским. Меня в свое время из рассказов туркменских оппозиционеров потрясла история, которую мне рассказал г-н Разов, бывший председатель ЦБ Туркмении. Когда он попытался найти, куда делись 3 млрд. государственных денег, собранных за хлопок. Колхозы, которые производят хлопок до сих пор государственные, крестьяне денег не получают, соответственно в централизованном порядке деньги передаются наверх, а потом как выяснилось, 3 млрд. куда-то делись, потому что они уходят за границу. То есть Туркмения это очень интересное место, где с одной стороны сочетается государственная собственность на средства производства, как при социализме, а с другой стороны сочетается частная собственность на то, что получено в результате этого производства, частная собственность на то, как тратить эти деньги. Так что истребляют не только русское население Туркмении. Наше же отношение к этому известно, г-жа Матвиенко уже назвала г-на Ниязова "настоящим петербуржцем". И последний вопрос, который был задан по поводу принятого Думой закона о рекламе пива. Действительно трагическая история, как был принят этот закон, и для того чтобы понять, почему запрет на рекламу пива принят, надо понять, что партия "Единая Россия" это, к сожалению, оказался с финансовой точки зрения очень неудачный проект для вложений. Вот Партия жизни это оказался удачный проект, потому что люди потребовали деньги на рекламу Партии жизни, на избрание в парламент, взяли эти деньги разбежались. А "Единая Россия" с точки зрения того конкретного человека, который приходил и тратил деньги на то, чтобы избираться, а не на то, чтобы стать членом партии, у него страшная ситуация, потому что он пришел в партию, он занял деньги, чтобы придти, а теперь отбивать не на чем. Раньше Дума была хлебным местом, где платили 5 тысяч долларов, 10 тысяч долларов за принятие закона, теперь все голосуют так, как велено. Все в централизованном порядке. И все, что можно сделать в такой ситуации это выдумать закон, какой-то на стороне, левый закон в качестве инструмента шантажа, который ты предъявляешь и который потом лоббисты, например, люди, заинтересованные в рекламе пива вынуждены отыгрывать, чтобы лоббисты его разрушили и заплатили за это. А теперь представьте трагическую ситуацию, которая по слухам получилась. Лоббисты действительно прибежали, сдали деньги в кассу, говорят 2 млн. долларов, но я не знаю сколько. И дальше тех людей, которые взяли эти деньги, их заставили отдать. На нужды правильных людей и принять закон в виде невыгодном для лоббистов. Вот это совершенно трагическая история, потому что представьте себя на месте уважаемых партийных лидеров первого звена, которые закон выдумали, денег не получили и сейчас еще должны тем, кто им эти деньги дал. Я просто сочувствую людям. 203-19-22.

ЛИДИЯ МИХАЙЛОВНА - Неужели у нас так все плохо, все время сплошной сарказм. Я не пойму, неужели или вы самая умная или мы совсем уже ничтожества.

Ю. ЛАТЫНИНА - Да нет, почему же ничтожества. Что касается властей я боюсь, что они у нас не самые умные,, что бывали у нас власти и поумнее. Хотя как сказать, всегда в России была странная власть, еще помнится при Павле Первом был один полицмейстер, который попросил всех домовладельцев извещать о случае пожара за три дня до начала оного. А это вечная проблема новостей комментировать только плохие новости. А хороших новостей, замечательно все, так чего же его комментировать. Никто же не комментирует нормальные законы, которые принимаются

ИРИНА - Юлечка, добрый вечер. Как вы думаете, вы не юрист, но, тем не менее, есть ли смысл в подаче иска к правительству за то, что из копеечной компенсации, я тяжело больной инвалид второй группы, политрепрессированная одинокая и так далее, мне впаривают извините, билет на электричку, которую я 20 лет не видела и мифическое лечение 50 рублей в м-ц. Лучше бы это добавили к лекарствам в социальном пакете.

Ю. ЛАТЫНИНА - Я действительно не юрист и обещаю проконсультироваться на следующий раз с моими друзьями-адвокатами можно ли подавать такие иски, но на первый взгляд отвечу, что делать это физически невозможно, поскольку тот закон, который принят, он закон и нельзя подавать иск к закону, можно подавать иск только к нарушениям законов.

СЛУШАТЕЛЬ - Казань беспокоит. По поводу выступления первого вице-спикера г-жи Слиски. Г-жа Слиска утверждала, хотя я не сторонник пива, что в пиве 4 вида трупного яда, удивительно. Это выступление было в пятницу или четверг.

Ю. ЛАТЫНИНА - Возможно г-жа Слиска знает микробиологию лучше меня но, как известно в пиве 4 вида трупного яда, капля никотина убивает лошадь, и так далее. Но какое это все отношение имеет к тому, что люди пьют пиво и лучше, чтобы они пили пиво, чем водку, хотя лично я предпочитаю, чтобы они пили воду, я не совсем понимаю. 203-19-22.

СЛУШАТЕЛЬ - Виктора пригласите, пожалуйста.

Ю. ЛАТЫНИНА - Это интересный вопрос. Не можем Виктора пригласить, Юля у микрофона. Если Шендерович, то он будет через 2 недели.

ИННА АЛЕКСАНДРОВНА - Что будет с ЮКОСом?

Ю. ЛАТЫНИНА - Съедят ЮКОС, уже съели.

НАТАЛЬЯ - Здравствуйте. Юля, в последнем номере "Новой газеты", у нас она с опозданием доходит на несколько дней, статья "Оккупация собственный страны" по поводу того, что отключат мобильные телефоны загранпаспорт и кредитку предложат сдать в органы госбезопасности, квартиру национализируют, вы эту статью читали? Там и ваша статья есть.

Ю. ЛАТЫНИНА - Моя статья не об этом.

НАТАЛЬЯ - И вот эту статью мы прочитали, мы в таком трансе, потому что это так близко. И что вы об этом думаете?

Ю. ЛАТЫНИНА - Что выключат мобильные телефоны и заставят сдать кредитки?

НАТАЛЬЯ - Тут это просто внесено в заголовок, что все идет к тому, что и очереди опять и талоны, и потихоньку закрывают:

Ю. ЛАТЫНИНА - Потихоньку конечно закрывают, думаю, что сотовые не замолчат и кредитки не заставят сдать по одной простой причине: правящему сословию чиновников нужны сотовые, чтобы общаться между собой и обсуждать хотя бы достоинства своих любовниц и кто сколько выиграл в казино в прошлой ночью. И точно также необходимы кредитные карточки. Отличие этого режима от того, который у нас был при Сталине огромное существенное заключается в том что, никому не нужна национализация, не нужно быть просто чиновником, а всем хочется дорогих вилл, красивых девочек, роскошных вилл, ресторанов, машин, и наверное, идеал чиновничества похож на тот, о котором я говорила, осуществился в Туркмении. То есть весь народ работает бесплатно, но чиновники имеют частную собственность. А что все идет как-то очень неприятно, это факт.

ТАТЬЯНА НИКОЛАЕВНА - Уважаемая Юлия, что вам известно о перипетиях строительства "Сити" в Москве? Я хоть и мелкий акционер и была на собрании, сижу как в мутной воде.

Ю. ЛАТЫНИНА - Простите, как вы мелкий акционер? То есть вы имели несчастье купить акции АО "Сити?"

ТАТЬЯНА НИКОЛАЕВНА - Да.

Ю. ЛАТЫНИНА - Прежде всего я должна выразить вам соболезнование. А почему вы их купили?

ТАТЬЯНА НИКОЛАЕВНА - Это было больше 10 лет назад, это было что-то новое, интересный проект был, и хотелось поучаствовать в этом. Но сейчас что-то невообразимое там.

Ю. ЛАТЫНИНА - Там действительно есть одна большая яма, мне не очень хорошо на этот вопрос отвечать, я уже рассказывала о том, что такое строительство при Лужкове, скажут, что один раз, можно сказать, одну и ту же ситуацию описываю. С АО "Сити" была следующая проблема. Помимо того что АО "Сити", как и множество других московских строительных объектов стали способом специфического русского строительства, то есть того, когда деньги пропадают, а ничего не стоится. Специальным постановлением правительства Москвы компании, крупные компании могли вместо того, чтобы оплатить свою часть налога на прибыль в московский бюджет, перечислять эквивалентное количество денег на строительство "Москва-Сити". Насколько я помню, только "Газпром" перечислил полмиллиарда долларов, чудовищная сумма. Во всяком случае, несколько сотен миллионов. И достаточно пойти посмотреть на то, что стоит там, в виде "Москва-Сити", чтобы понять, что эти деньги делись куда-то еще. На самом деле даже понятно куда эти деньги делись, потому что была очень мутная история, связанная с именами предпринимателей Куюнджича, Хованова, и одним московским скандальным банком, которые поссорились с акционерами этого банка и в результате банк показал все финансовые проводки как деньги перечислялись подрядчику, затем субподрядчику, затем в швейцарскую фирму по совершенно фиктивным договорам поставки оборудования, которые не выполнялись. Короче говоря, деньги исчезали, фирма называлась "Таурус-холдинг". И президентом был господин Куюнджич. Как потом эти деньги делились или не делились между московским правительством, между Куюнджичем непонятно, но самое смешное, что из-за ссоры акционеров банка внутри которого отмывались деньги "Сити", документы стали доступными, они оказались в прокуратуре и насколько я понимаю, там просто ничего не происходит. Это никого не интересует.

СЛАВА - Можно один вопрос по строительству.

Ю. ЛАТЫНИНА - Давайте не про Москву, я вас очень прошу, а то скажут, что я только на Лужкова. Давайте про Петербург.

СЛАВА - Я в Ближнем Подмосковье даже в Москве построил коттедж в кооперативе, а сейчас там такие поборы идут, и меня не допускают на территорию, где я построил дом.

Ю. ЛАТЫНИНА - Простите, как вас не пускают?

СЛАВА - Правление ЖСК говорит, что мы вас не пускаем, назначают баснословные деньги.

Ю. ЛАТЫНИНА - А за что?

СЛАВА - Не знаю за что, за что. Я 5 лет уже плачу за коммуникации, еще ни одной коммуникации. За то, что я спорю с ним.

Ю. ЛАТЫНИНА - Простите, а, сколько вы денег в дом вложили, если коммуникаций еще нет?

СЛАВА - В дом я вложил 32 тысячи долларов. За коммуникации, которые я еще не имею, а он меня не пускает на территорию поселка, и приходишь к нему:

Ю. ЛАТЫНИНА - Спасибо, просто я боюсь, что это вопрос не к ведущей программы "Код доступа" а к председателю ЖСК, в крайнем случае, вопрос еще суду. Я должна заметить, что большинство наших слушателей вряд ли будут сочувствовать бедам владельца крупного дома, хотя понятно, что бардак и безобразие.

ВЛАДИСЛАВ - Два вопроса. Известно кто поджег Манеж?

Ю. ЛАТЫНИНА - Второй. Опять Москва, ну что такое.

ВЛАДИСЛАВ - Ну подожгли ведь. Много раз доводилось быть в Литве, потрясающе чисто и красиво. У нас всюду пивные банки, бутылки в лесопарках и так далее. При таком уровне культуры, когда у нас нормальная жизнь будет?

Ю. ЛАТЫНИНА - Второй вопрос философский, ответить на него точно не могу, а насчет Манежа, то я с большой радостью могу ответить, что если Манеж подожгли, то я уверена, что это сделал не Лужков. По одной простой причине, напомню, что пожар Манежа совпал с выборами президента, ходили страшно разные слухи, что чуть ли кто-то не праздновал выборы, даже чуть ли не из чекистов и влетела в окно петарда. Но смысл заключается в том, что, конечно, я думаю, что это психологический удар такого рода, который президент Путин вряд ли забудет. Вот эти выборы, триумф, победа в первом туре и вдруг все новостные агентства вместо того, чтобы передавать о том, как лидирует президент, передают о том, как горит Манеж и горит он на фоне Кремля. Это картинка, символ, если его подожгли, то его подожгли именно, чтобы скомпрометировать Лужкова в глазах президента Путина.

АНДРЕЙ - Ижевск, наконец-то, не Москва. Наш местный президент Волков строит, вместо того чтобы катастрофическое положение исправлять с водоснабжение города, он строит дворцы, президентский дворец у нас и новая фишка у него зоопарк.

Ю. ЛАТЫНИНА - Зоопарк хотя бы общественный?

АНДРЕЙ - Да.

Ю. ЛАТЫНИНА - Я вас поздравляю, потому что господин Аяцков, у него частный зоопарк есть, а общественного нет в городе.

АНДРЕЙ - В этом смысле нас можно поздравить, наверное. Я не знаю, нам радоваться или горевать. Что-то можно с этим сделать, конечно, наплевать нашему местному царьку на нужды населения, на мнения, на все. Что тут можно сделать, я не буду спрашивать, когда будет хорошая жизнь.

Ю. ЛАТЫНИНА - Я могу сказать, что тут можно сделать. На следующих выборах не голосовать за того, кто вам не нравится. Граждане, даже не надо привлекать их к ответственности, бог с ними, с их частными зоопарками, роскошными выездами, но иногда разговариваешь с человеком, спрашиваешь: а за кого вы голосовали, он отвечает - за губернатора. А почему? А вот, да так вот, так как-то все. Наступило время вопрос по пейджеру. Вот один я не мог не зачитать. "Господин Бунтман, когда шли передачи о французской революции, вы активно общались со своей гостьей. Ну, вот теперь вы почему-то замолкли". Александр, господин Бунтман больше не присутствует в студии, вам придется довольствоваться Юлией Латыниной. Несколько комментариев, меня слушатели подправили. "Обычный закон можно опротестовать только в том случае, если он не соответствует конституционному закону", - Егор. Наталья: "Опротестовать в Конституционном суде можно не только нарушения закона, но и сам закон, если он вступает в противоречие с Конституцией. Так сейчас говорят многие эксперты". Наталья, конечно верно, сразу не сообразила, но я боюсь, что будет трудно подобрать те статьи Конституции, которым не соответствует новый закон о замене льгот. И еще вопрос, как я отношусь к заявлению Саакашвили о том, что он будет топить русские суда. Ответ - так же как к заявлениям министра обороны Сергея Иванова в ответ на просьбу грузинской стороны о смене российского командующего о том, что хотеть не вредно. Хотеть не вредно - сказал господин Иванов, я думаю, что заявление господина Иванова будет стоить членства Грузии в НАТО. Причем разница заключается в том, что Саакашвили действительно способен топить суда, а министр обороны способен проводить только учения по захвату сопки, на которой окопались террористы. По поводу Южной Осетии повторяла много раз - нельзя ввязываться в войну, которую нельзя выиграть и централизация России должна начинаться с Приморья, где строят дельфинарий, а не с Южной Осетии. Еще вопрос, спасибо просто за этот вопрос, потому что хотела о нем говорить. "Скажите что-нибудь по поводу милиционера в метро, застрелившего безбилетного таджика". Не застрелившего, таджик выжил. Московский милиционер подошел в метро к безбилетнику азербайджанцу и спросил, не хочет ли он, чтобы его пристрелили. Не успел тот ответить, милиционер выстрелил, пуля прошла сквозь горло, застряла в спине, то есть азербайджанец остался жив. И сейчас случай получил широкую огласку, потому что прокуратура занялась вопросом нормальный ли милиционер. А я думаю, сколько людей надо избить и убить, чтобы забыть, что убивать нельзя на людях. Можно только в комнате милиции со своими без свидетелей, потому что вот это происходит часто. Просто несколько примеров. Нижегородец Алексей Михеев известный случай, подвез девушку на своей машине, вечером девушка не пришла домой, Михеева арестовали. Пытали так, как пытают чеченцы русских контрактников. В числе прочего вешали на мочки ушей электрические провода, это на жаргоне, кстати, оперативников называется "звонок Путину". Михеев признался в убийстве, изнасиловании, и милиционеры устали, тяжелая работа, пошли попить чайку. Михеев выпрыгнул в окно с третьего этажа, сломал позвоночник, навсегда стал инвалидом. Через 4 дня девушка вернулась домой живая и здоровая. Кстати, Михеев подал в Страсбургский суд и очень интересно, что эта новость, которая была бы во всякой нормальной стране первополосной новостью, у нас вообще эта история не вызывает большого интереса. Другой пример. Город Серов Свердловская область. Гуляет молодой парень со своей девушкой. Его задерживают менты, основание - неподалеку кого-то ограбили. Смольянинова опять забивают до смерти, зверски совершенно как гестаповцы пытают узников концлагерей просто нечеловеческие подробности, эта смерть снимается на пленку. Смольянинов умирает, одежда перемазана кровью, голова превращена в кусок мяса, как жертва сексуального маньяка. В протоколе пишут, что на трупе нет повреждений, несовместимых с жизнью. Что умер от передозировки, Смольянинову, который никогда не кололся, вкалывают после смерти наркотики, интересно, где у милиционеров наркотики нашлись. И тут бы все сошло друзьям с рук, но оперативнички стали показывать пленку друзьям. Они просто хвастались боевыми подвигами, на этом их замели. Третья история, тоже свердловская. Идут два парня по дороге, мимо одного пробегает вор, срывает шапку. Парни, поскольку на их несчастье шли мимо отдела милиции, заходят пожаловаться, садятся на лавочку. Мимо идут два следователя нетрезвых. Ну, заходите. Парень, у которого украли шапку, заходит. Нетрезвый следователь вынимает пистолет, наставляет его на парня и говорит: ну признавайся. Поскольку парень не понимает, в чем ему признаваться, он говорит: да я вообще не по этому делу, я зашел подать заявление, у меня только что шапку украли. Ну признавайся. Парень, естественно, не признается. Пьяный следователь стреляет, пуля попадает в сердце, парень умирает на месте. Следователи были достаточно квалифицированные, поскольку сообразили, что по пуле можно идентифицировать ствол, из которого она выпущена. Поэтому кабинет тут же закрыли, взяли со стола перочинный ножичек, начали выковыривать пулю. Поскольку были пьяные, пулю не выковыряли. Завернули тело в рогожку, только что не на глазах у всех уволокли его, погрузили в "Жигули", отвезли в лес, там закопали. На следующий день проспался следователь, вспомнил, что пуля не выковыряна, опять сел в машину, поехал, раскопал тело, взял топор, стал выковыривать пулю уже более мощными техническими средствами. Исключительный случай опять же не в том, что такое произошло, а что все-таки этих ментов замели. Потому что оставался второй парень, который сидел на лавочке и очень удивился, что его приятель пропал бесследно. И таких случаев в России огромное количество и самое страшное в них это полное равнодушие к войне, которую милиция ведет против собственного народа. Потому что на Западе любое из этих преступлений не сходило бы со страниц газет месяцами, а в России это норма жизни. Российский гражданин знает, что есть освященное обычаем право пытать и убивать для российского мента. Вот японский самурай имел освященное обычаем право опробовать остроту клинка на идущем простолюдине. Не протестовали простолюдины. Протестовали уже злобные преступники, есть старинный рассказ 16 века, что для тренировки были доставлены преступники, чтобы самураи пробовали на них мячи, рубить их надо было пополам, и один из преступников говорит: жаль, что перед смертью я не проглотил камень, чтобы об него сломался твой меч. Ни в одной западной стране не вздрагивают, увидев милиционера, у нас вздрагивают. Мы ведь относимся к милиционерам не как к стражам порядка, а как заключенные к охранникам. Не привязался - уже хорошо. Искалечено в России милицией больше людей, чем чеченцами русских. В своей собственной стране происходит то же, что федеральные войска делают в Самашках. И объяснение этому единственное, очень простое - Россия это феодальное государство, Россия в 21 веке устроена так, как Япония в 13-м. Потому что глупо возмущаться тем, что вам отказали в возбуждении дела, избили в милиции, задержали, потому что все это, защита прав это не реальная функция милиции. Милиция это не люди, которые охраняют закон в России. Милиция, как и самураи, это люди, которые имеют право на насилие в обмен на обязанность охранять власть, которая это право им предоставила. Поэтому в случае с этим азербайджанцем, просто не надо убивать на виду у всех. Мент, стрелявший в азербайджанца, забыл об условностях и попался. А менты, которые пытали Михеева, они были умнее. Они до сих пор не наказаны. Зато на окне отделения, в котором его пытали, поставили железные решетки, чтобы больше не выпрыгивали. Чтобы можно было Путину звонить без осложнений. 203-19-22.

ГЕОРГИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ - Передо мной лежит "Русский курьер" за 5-е число. Статья "Арбитраж высокого давления". Суть дела в том, что было утверждено мировое соглашение между "Волной" и Российским фондом федерального имущества, о возмещении ущерба по "Апатиту". Прокуратура опротестовала это решение. Дело вернулось к Комаровой, судье Арбитражного суда, которая выносит прямо противоположное решение предыдущему, она же принимала первое решение, по которому Российский фонд федерального имущества не имеет право представлять государство в такого рода сделках. Так у нас есть Верховный суд, который дает разъяснение и толкование судьям, так чем у нас занимается Высший арбитражный суд и его председатель, Вениамин Яковлев, когда судья показывает свою профнепригодность. Я не понимаю.

Ю. ЛАТЫНИНА - Спасибо большое. Просто я думаю, что слушателям уже сложно судить за перипетиями того, что вы говорили, потому что это все дело имеет отношение к Ходорковскому, "Апатиту", законно это было, незаконно, сначала вынесли одно решение, потом другой судья вынес совершенно противоположное решение. Кстати мне говорили, что иностранных юристов, когда им положили два решения, это просто привело в экстаз, они не понимали, как это может быть в России. Это из той же серии, что вещи, которые на Западе всех приводят в содрогание и шок в России считаются нормальными, потому что я по испорченности своей натуры не вижу ничего странного в том, что российский суд выносит два различных решения. И в том, что в Интернете и в статьях публикуются расценки на решение, как судов низших инстанций, так и Высшего арбитражного суда. Более конкретно отвечать, я боюсь, будет уже не совсем корректно. У меня должны быть на руках уж совсем большие доказательства.

ЛИДИЯ АЛЕКСАНДРОВНА - Во-первых, я вам выражаю огромное восхищение и благодарность за вашу мужественную борьбу. Но ответьте мне на вопрос. Вы только сейчас рассказали об этих кошмарных случаях. Вы говорите, все зарубежные газеты стонали бы. Выходит, у нас наши претензии должны быть к нашим журналистам, что же они все молчат. Вот вы одна это говорите. Где эти все газеты, бум этот, наверное, только так можно было защититься от такого рода милиционеров. Я с вами абсолютно согласна, что, увидев нашего милиционера, хочется убежать, страшно. А, увидев зарубежного полицейского, ты чувствуешь, что тебя этот товарищ, человек защитит. Абсолютно разное отношение, где же пресса наша, где?

Ю. ЛАТЫНИНА - Спасибо за вопрос. Потому что я сама над ним думала, ответ, к сожалению, очень простой. На Западе эти случаи действительно являются исключением. У них произошел "Абу-Грейб" этот несчастный, причем массовое свинство охранников, но это все равно исключение и все закричали: да как же так, и, кстати, очень смешно, я все время смотрю, как наши госканалы муссируют этот "Абу-Грейб". И я думаю, а для кого же они муссируют, они хотят нас убедить, какие американцы плохие, нам рассказать, как американцы издевались, внимание - над иракскими заключенными, которые являлись военными преступниками с их точки зрения. Большинство этих людей являлось пособниками режима Саддама, а мы знаем, как при Саддаме обращались с людьми в тюрьмах. 99% зрителей, которые смотрят все это, либо сидят они сами в тюрьме либо родственники сидят с тюрьме, либо они знают каково в российской тюрьмах. Что же нам рекламируют американское правосудие фактически государственные каналы за бесплатные расценки. И ужас заключается в том, что только то попадает на первую полосу газет, что является исключением, когда этого столько, постоянно, когда этого так много, потому что же случай Михеева, чем исключительный - тем, что девушка пришла домой. А сколько таких михеевых забили до смерти и девушка не пришла домой, а ее убил кто-то другой, а повесили на такого Михеева. А сколько таких михеевых выпрыгнули, повредили позвоночник и их все равно посадили. К сожалению, ужас заключается в том, что когда это так массово, пресса на это реагировать, свинство это, наверное, со стороны прессы, вот она не может. Реагирует только на исключения, а правила воспринимаются всеми как нечто совершенно естественное. Алло.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА - Вы на вопрос предыдущей слушательницы не ответили, а надо бы ответить так, что нам не до того, мы скоро год как говорим с утра до ночи об одном Ходорковском. У него масса адвокатов, на него смотрит вся мировая общественность, с его головы волос не упадет, его никто пытать не будет, но простые смертные люди никому не нужны в нашей России. И включая, к сожалению вас, журналистов. И теперь что значит, кто-то в Интернете опубликовал расценки за услуги судов. Наверняка в Интернете там эти расценки за публикацию журналистов:

Ю. ЛАТЫНИНА - Абсолютно согласна.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА - И как у нас покупаются журналисты, сегодня пишут одно, завтра другое в зависимости от того, кто и сколько заплатил. Теперь простите бога ради, можно очень не любить Путина, но если уголовные элементы, а иначе нельзя назвать, пусть и в милицейских погонах говорят "звонок Путину", присоединяя электроды к мочкам ушей, вы повторяете, вы же не уголовница, зачем это говорит. Не Путин им присоединил, они могут назвать это "звонок Ходорковскому", звонок вам. Это тоже будет красиво. Это просто оскорбительно. Нельзя пользоваться терминологией этих, извините за резкость, ублюдков. Журналист не должен себе этого позволить. И скажите, много ли публикаций лично вы сделали и ваши коллеги пусть даже продвинутые журналисты демократические в защиту простых смертных, а не супермиллиардеров, которым является Ходорковский. Может быть, хватит его защищать уже. Сейчас идет суд, разберутся. Простите еще бога ради, вы наверняка читаете и беллетристику американскую, и публицистику, мы знаем, сколько там бывает неправильно осужденных, сколько людей выпускали после многолетней отсидки, к сожалению, эта картина имеет глобальный характер. А то, что нашу милицию боятся, да, к сожалению, это так. Чем больше вы будете об этом говорить и писать не предвзято, именно об этом, а не о Ходорковском, может быть у нас что-то будет: Всего доброго.

Ю. ЛАТЫНИНА - Спасибо большое, я специально дала вам так долго говорить, потому что это абсолютно правильно, то, что вы говорите. Что касается "звонка Путину", то извините, если ублюдки употребляют "слоник", "конвертик", то это вопрос к ублюдкам, и к их циничности, а не к тем людям, которые это озвучивают. Это первое. Второе, я сама много раз говорила, что существует некая трагедия в том, что мы много говорим о Ходорковском, и мало о людях, у которых гораздо большие проблемы просто, потому что дело даже не в том, что это новость, но то, что происходит с Ходорковским переменило ситуацию в России. Можно по-разному относиться к этому, это плохо, хорошо, справедливо его посадили, но то, что происходит с Ходорковским, изменило ситуацию в России. Как по бизнесу, так и по обществу. То, что произошло с Михеевым, это часть ситуации. Ужас заключается в том, что это часть ситуации. И пресса реагирует на то, что меняет ситуацию, а не на то, что является ее частью. И, наверное, это абсолютно неправильно, почему я сейчас так долго говорила об этом - потому что очень важно, едва ли ни гораздо важнее разбираться в этих случаях, чудовищных случаях насилия. Но еще другая проблема заключается в том, что много есть организаций, которые пытаются заняться этими случаями, много есть людей, которые думают над тем, как организовать эту линию помощи несправедливо обвиненным. Ужас заключается в том, что на одного Михеева, случай которого абсолютно бесспорен, потому что девушка пришла домой, поступит сотня случаев, которые неясны иначе как с помощью огромного количества адвокатов, и еще сотня случаев, где люди действительно зарезали, убили, может быть, не тех зарезали и убили. И пишут, что они абсолютно невиновны. И у общества, целого общества не хватит сил на это реагировать, потому что кто на это должен реагировать? - это суды, милиция, прокуратура, то есть как раз те люди, которые занимаются беспределом. Целое общество не может исправить тот беспредел, которым занимаются все его правоохранительные органы. И, в общем, упрек насчет того, что надо больше говорить о том, что происходит с простыми людьми и меньше о том, что с Ходорковским я могу только с вами согласиться, к сожалению.

ГРИГОРИЙ - Я только по вашей версии о конфликте в метро на станции "Сокольники" слышу только от вас, что это был азербайджанец, в других версиях говорится, что это был таджик. Вы знаете или для вас это не принципиально, по типу: знаем мы этих армян, они в Ташкенте жили 10 лет.

Ю. ЛАТЫНИНА - То есть скажите, в чем моя принципиальная погрешность?

ГРИГОРИЙ - Во всех СМИ говорится, что человек таджик, а вы говорите азербайджанец. Для вас нет разницы в этом?

Ю. ЛАТЫНИНА - Первое, азербайджанец просто было на пейджер, то есть вопрос не ко мне, а к тому человеку, который послал сообщение. А если я перепутала, естественно, прошу большое прощение, но мне кажется, что нельзя стрелять ни в азербайджанцев, ни в таджиков, ни в русских, ни в метро, ни в автобусе, ни в троллейбусе, ни даже в здании аэропорта. Если вы считаете, что в азербайджанца можно, а в таджика нельзя, я по этому поводу сделала большую принципиальную ошибку, я извиняюсь.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА - Скажите, чем кончится история Ароян с Киркоровым неужели эта мерзость победит из-за того, что там есть деньги?

Ю. ЛАТЫНИНА - Простите, я не понимаю, мерзость это что?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА - Мерзость это Киркоров.

Ю. ЛАТЫНИНА - Думаю, что в России есть больше напастей, чем Киркоров, недавно прочла в Интернете замечательный анекдот, что Филиппа Киркорова приняли на службу в МИД с обязанностью составлять ноты недружественным государствам. Другой анекдот гласил, что в продаже появился отбеливатель "Филипп борется надежно со всеми розовыми кофточками". Ситуация, которая породила такое количество анекдотов, не может быть самой плохой, которая случилась в России. Вообще она мне напомнила, поскольку она действительно: Причем извините меня, свинство, только что меня упрекали, что я говорю о Ходорковском вместо того чтобы рассказывать о Михееве, о Смольянинове, о других жертвах милиции. Ну, черт возьми, а тут вообще куча народу говорит о Киркорове. Тоже нашли, о чем говорить. Главная проблема. Вы бы лучше в этом упрекали СМИ, о Киркорове вместо Михеева. Это мне напомнило один известный анекдот об Алкивиаде, известном политическом деятеле в классических Афинах, который отрубил хвост своей собаке, и когда его спрашивали, зачем он это сделал, он отвечал: затем, чтобы все афиняне интересовались, зачем я отрубил хвост своей собаке, и не интересовались ничем другим. Так вот давайте действительно кончать обсуждать Киркорова и обсуждать более важные проблемы. Например, пытки в милиции.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА - У меня тоже претензии к журналистскому сообществу, "Коммерсантъ", "Ведомости" два года назад у меня есть вырезки, писали, что президент гневно требует упорядочения льгот. Никто это не обсуждал. А сейчас почему такая спешка. Не все читают такие элитарные газеты: Честное слово, на госсовете, вот у меня статья от 19 января 2003 "Коммерсантъ", и там написано, что президент выходил из себя и требовал не быть обломовыми и быстрее реформировать льготы. И тишина в журналистском сообществе. Юленька, спасибо, успехов вам и "Новой газете".

Ю. ЛАТЫНИНА - Простите, тут на этот вопрос мне совсем отвечать трудно. Последний анекдот. Сидят два нарка, один говорит: назови букву от единицы до десяти. Второй отвечает: среда. Ну, ты даешь, среда это вообще в Лос-Анджелесе. Трудно отвечать на вопрос, где находится среда, в Лос-Анджелесе или в штате Кентукки. Потому что, какие могут быть претензии к журналистам по поводу льгот, претензии могут быть только к правительству, в крайнем случае, к Думе. А сейчас всего хорошего, новости и до встречи через неделю.


Напишите нам
echo@echofm.online
Купить мерч «Эха»:

Боитесь пропустить интересное? Подпишитесь на рассылку «Эха»

Это еженедельный дайджест ключевых материалов сайта

© Radio Echo GmbH, 2024