Купить мерч «Эха»:

Дмитрий Маликов - Бомонд - 2006-09-25

25.09.2006
Дмитрий Маликов - Бомонд - 2006-09-25 Скачать

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Доброй ночи. Традиционный «Бомонд» в эфире. Сегодня у нас в гостях Дмитрий Маликов. Добрый вечер, Дмитрий.

Д.МАЛИКОВ: Доброй ночи.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас сегодня важная история, потому что Дмитрий Маликов пришел к нам с новым проектом. Новый проект – это всегда хорошо, об этом всегда приятно говорить. Ты пришел сейчас с концерта, да?

Д.МАЛИКОВ: Да, и, пользуясь случаем, я хочу всех наших радиослушателей поздравить с большим событием в культурной жизни нашей страны, да и всего мира, потому что сегодня 100 лет со дня рождения Дмитрия Шостаковича. По этому поводу происходит много юбилейных мероприятий, в частности, среди основных – концерт в Большом зале Консерватории. Дирижировал Ростропович. Он был его ближайшим другом, соратником. В первом отделении был скрипичный концерт, а во втором – восьмая симфония. Именно после первого исполнения, когда Ростропович ее услышал, он сказал всей общественности и автору этой симфонии, что не будет больше ничего сочинять. Он собирался быть не только исполнителем, но и композитором, но после такой музыки решил, что не стоит. Такое самокритичное замечание было, и он исполнил свое обещание. Музыка действительно великолепная. Было много людей. Я считаю Шостаковича величайшим композитором, он самая крупная фигура в музыке второй половины XX века.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А как это все происходило? Было много народу, все кричали браво, и все хорошо сыграли?

Д.МАЛИКОВ: Да, сыграли хорошо. Ростропович сейчас уже в преклонном возрасте, ему, насколько я понимаю, 79 лет, он болел и весной перенес операцию, но дирижировал он очень собранно, внимательно. Оркестр звучал великолепно. Восьмая симфония длилась 62 минуты, но такое ощущение, что на одном дыхании. Несколько секунд после конечной мажорной ноты была тишина, аплодисменты были не сразу, то есть люди не могли отойти. Был культурный шок, по крайней мере, я его испытал.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень хорошо, что он приехал. Он долго не появлялся в России.

Д.МАЛИКОВ: Да, я, честно говоря, не знаю подробностей.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Там были некоторые обиды. Непростая пара: Ростропович – Вишневская. Она тут чаще, чем он. Он сказал, что не приедет. Но не стоит этого касаться. Раз приехал, значит уговорили.

Д.МАЛИКОВ: Он с таким пиететом, почтением относится к памяти великого композитора. На сцене стоял портрет. Было много цветов. Третьяков подарил ему цветы, он играл на скрипке. Все эти цветы были поднесены к портрету. Я ожидал, что Ростропович что-то скажет, а сказал вначале только министр культуры, напомнил историю созданию этих двух сочинений. Шостакович пережил и время взлета, и время, когда его гноили. Трудное было время. Скрипичный концерт был написан примерно в 43-ем году, а восьмая симфония – в 48-ом. Это было непростое время для страны. Образ мышления у него абсолютно несвойственный простому смертному, хотя он был простым смертным, у него своя логика, свое мышление. Такая пронзительность в этой музыке! В ней очень много от смерти. Она очень трагичная. Свет в конце туннеля только возвращает нас к тому, что все конечно в этом мире.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как-то мы с очень высокого начали. Надо постараться отвлечься от этого, потому что мы будем говорить о вещах, более нам свойственных.

Д.МАЛИКОВ: Мы будем говорить не о такой талантливой музыке, но я стремлюсь в своем инструментальном концерте, с которым я сегодня пришел… «Пианомания» - это моя новая пластинка, это моя новая концертная программа. Я хочу, чтобы эта музыка сегодня звучала. Если она вызовет какие-то эмоции, делитесь со мной, пожалуйста.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Собственно, для этого эта передача. Еще раз обращаю ваше внимание, что это чисто инструментальный проект Дмитрия Маликова. Ты играешь на фортепиано, да?

Д.МАЛИКОВ: Я играю на фортепиано. Проект называется «Пианомания». Звучит одна из первых композиций, которую я написал давно - 10 лет назад. Она называется «Лола». Она стала известна, она звучит в заставках телепередач.

/музыка/

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я напоминаю, что у нас в гостях Дмитрий Маликов. Сегодня он представляет себя. Мы слушаем его как музыканта-инструменталиста. Интересно. Почему на это потянуло?

Д.МАЛИКОВ: Мне трудно сказать. Наверное, потому что я взрослею, потому что все эти годы я обращался к такой музыке, потому что мне хочется писать для кино, потому что внутри бурлят мысли, эмоции. Есть возможность выразить их и донести их до аудитории, потому что у меня достаточно большой запас имени и авторитета. Я надеюсь, люди придут ко мне и будут слушать. Я просто хочу сделать это зрелищно, интересно. Я хочу сделать видео-арт на каждую композицию.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это будет иметь сценическое воплощение?

Д.МАЛИКОВ: Обязательно. Это будет какой-нибудь необычный рояль, прозрачный или, может быть, в форме сердца.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Есть на проспекте Мира магазин роялей. Там стоит прозрачный рояль, пугая всех. Трудно даже представить, сколько он стоит.

Д.МАЛИКОВ: Да, он очень дорогой, но я думаю, я договорюсь и мне его дадут на концерт. Обязательно будет струнный оркестр, будут этнические музыканты, потому что в моем новом альбоме используется дудук, зурна, домбра – казахский инструмент. Я хочу сделать инструментальное шоу. Я хочу, чтобы это было зрелищно, интересно и эмоционально. Я планирую сделать эти концерты в марте. Сейчас я выбираю зал и склоняюсь к МХАТу.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это будет с какой-то электронной группой или оркестром?

Д.МАЛИКОВ: Это будет обязательно струнный оркестр и электронная группа. Я считаю, что традиции, которые были заложены Полем Мариа… Просто у меня в центре будет рояль. В основном, будет моя оригинальная музыка, хотя где-то 30-40 % займут какие-то обработки, в том числе классической музыки… Может быть, прозвучит «ABBA». Элемент развлекательности тоже должен быть, но в основном, я это затеял как музыку моей души и сердца, которой я хочу поделиться.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас будет следующая композиция. Что это?

Д.МАЛИКОВ: Эту композицию еще никто не слышал. Это первое исполнение. Это вальс, он называется «Ласточки».

/музыка/

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я хочу сказать, что качество записи поразительно. Все сделано осмысленно.

Д.МАЛИКОВ: Спасибо. Для меня было крайне важно сделать качественную запись, потому что это проект, который я много лет пестую и много лет иду к его реализации. В наших условиях трудно записать оркестр. Здесь играет живой оркестр. Я даже думал писать это на Западе, но это организационно тяжело. На Запад я отправил уже готовую фонограмму, и они выправили мне весь звук. Это было сделано в Швеции. Рост на лицо. Это важно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все слышно. Слышен каждый инструмент. Замечательная раскладка по стерео. Барабаны то слева, то справа.

Д.МАЛИКОВ: Я надеюсь, что у радиослушателей такой же качественный звук.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это нужно слушать, конечно, если есть стерео. Это все очень важно для музыканта. Я хочу спросить, как жизнь, что происходит, как дела. Ты продолжаешь заниматься эстрадой?

Д.МАЛИКОВ: Да, безусловно. Это мой хлеб. Я работаю, продолжаю сочинять песни.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты вне времени и моды. Я даже не знаю каких-то таких исполнителей…

Д.МАЛИКОВ: Я уже 18 лет на эстраде.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Поразительная история.

Д.МАЛИКОВ: Но меня еще показывает канал MTV.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да?

Д.МАЛИКОВ: Это комплимент, потому что это значит, что я еще не совсем раздражаю молодежную аудиторию. Хотя, как шутил один мой знакомый: «Девушки, с которыми я знакомился в юности, уже начали умирать»… Еще не совсем так. Девушки, с которыми я знакомился в юности, уже обзавелись семьями.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дядьки уже.

Д.МАЛИКОВ: Да, дядьки и тетки, но я надеюсь, что они идут со мной по жизни. Мы все взрослеем. Дело в том, что поп-музыка – это дело молодое. Но если смотреть на Мадонну, то девушке 47 лет. А это на 11 лет больше, чем мне. Она апеллирует к молодежной аудитории, замечательно выглядит, является сама по себе арт-объектом, несмотря на критику.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ты точно сказал. Там дело не в ее песнях.

Д.МАЛИКОВ: Дело в ее личности, в ее невероятной воле, в том, как она проживает эту жизнь, как она, не умея петь и играть на инструментах, не будучи суперкрасавицей, заставила полюбить себя и поверить в себя весь мир. Это самое сложное. Это подвиг. Это мало кто оценивает, ее чаще критикуют, и правильно критикуют, но то, что она номер 1 и что она невероятно интересна, - это факт.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Только отношение к ней, которое ты называешь любовью…

Д.МАЛИКОВ: Это не любовь. Любят обычно за откровения, но она заставила уважать себя.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Она очень закрытый человек. Есть песня, в которой она опять с кем-то целуется, опять полуголые тела, а потом ничего.

Д.МАЛИКОВ: А потом она пишет книжку для детей.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да.

Д.МАЛИКОВ: Я был на ее шоу в Лужниках. Шоу было, конечно, неудачное. Звук был нехорошо распределен, ее концерт был, скорее, для закрытого пространства. Но в каждой ее песне есть конфликт: либо сексуальный конфликт, либо… Она провокатор. В этом ее сила. Сейчас работают только пиар и провокация.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не соглашусь. Тогда получается, что твоя «Пианомания» - это… Здесь же никого не провоцируют, здесь только качественные аранжировки, музыка, игра на инструментах.

Д.МАЛИКОВ: Да, я никогда особенно не провоцировал. В моем творчестве минимум провокаций. В основном, это просто романтичность и искренность. Я имею в виду, что пиар и провокация быстрее достигают умов, потому что у нас настолько пестрая картинка мира, что мы не успеваем ни за чем следить. Надо резко привлекать к себе внимание.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я хочу сказать, что когда создавалось Jazz radio, которое есть у нас в FM-диапазоне, то господин Уваров, который его открыл, не занимался практически никаким пиаром радиостанции. Просто пошел мягкий, приятный джаз, и вдруг радиостанция начала подниматься и стоит сейчас в середине списка, а все время говорили, что народ этого не любит, а любит только 3 аккорда.

Д.МАЛИКОВ: Я поясню. Достаточно большая прослойка людей не хочет слушать в машине только 3 аккорда. Они хотят слушать качественную музыку. Она может нести развлекательную функцию, фоновую, в хорошем смысле этого слова. Могу сказать, что наша публика не дура. Есть стереотипы, есть массовое сознание. Просто очень много уже поп-культуры. Хочется немножко окультуривать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Когда я смотрю все конкурсы MTV, но не MTV Россия, где все-таки как-то отражается то, что нравится российской публике, а настоящие, оригинальные истории, то я вижу всепобеждающую поступь R&B и рэпа. Это шокирует, но это, наверное, жизнь. Когда-то весь мир умер от танго, когда-то – от вальса, а сейчас, может…

Д.МАЛИКОВ: От R&B. Я считаю, что для русского уха R&B – это вещь непривычная и ритмически чужеродная, хотя есть хорошие песни в этом стиле. Я бы не хотел заниматься этим направлением.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И не будешь. Каждое время затачивает по-своему. Надо же, чтобы это вдруг на сердце упало и ты почувствовал, что R&B – это твое.

Д.МАЛИКОВ: Видимо, тебе должно быть в этот момент 15 лет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, многое должно совпасть. Тут на пейджер приходят разные сообщения, и хвалят, и ругают. Пишут, что ты похож на Клайдермана. Так это же хорошо. Ричард Клайдерман – это известный немецкий пианист, который играет…

Д.МАЛИКОВ: В сладко-торжественном стиле.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, бесконфликтная музыка, но чрезвычайно приятная. Мне попалось несколько дисков, где он играет с оркестром Джеймса Ласт, где гигантский оркестр делает, собственно, то, что и в твоей музыке. Там чересчур слащаво. Таких пианистов много, они работают, но хотелось бы не Клайдермана слушать, а Маликова.

Д.МАЛИКОВ: Я постараюсь это делать. Я не знаю, пишет ли Клайдерман сам. Я в основном слышал его обработки. Сегодня я слушал его диск, где он играет «ABBA». У меня музыка авторская.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давайте послушаем еще.

Д.МАЛИКОВ: Это светлая, мажорная композиция «В поисках ангела».

/музыка/

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я хочу сказать, что в России было несколько попыток… Мне дарили несколько пластинок, зная, что я люблю инструментальную музыку, но я переставал это слушать. Всегда (надеюсь, ты меня поймешь) были красивые электронные инструменты и т.д., но то, что играл пианист, - это была советская тема, как будто из советских времен. Когда писалась музыка для наших советских фильмов, но только не «золотого века», а 70-80-ых годов, то это была именно такая музыка… Не могу этого объяснить, но это совок, советская тема, что-то мажорное, жизнеутверждающее. Чем мне нравится эта пластинка? Ее нельзя отнести… Это, как группа Би-2.

Д.МАЛИКОВ: Непонятен жанр?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, она для всех, и русская музыка, и не русская…

Д.МАЛИКОВ: И рок, и поп.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, я не об этом, а о теме. Наверное, так и надо писать. В этой музыке есть секрет неконкретности.

Д.МАЛИКОВ: Она не привязана к определенной народности, она universe.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, это музыка мира, как и инструмент – фортепиано. Чей это национальный инструмент? Ничей. Вот такая история.

Д.МАЛИКОВ: В этом отношении должна быть любопытна следующая композиция, которую мы послушаем. Она называется «Земля Обетованная». Здесь тоже много этники, может быть, русская мелодика. Это единственная композиция, где я пою, но непохожим на себя голосом, без текста, потом голос перекрывается восточными инструментами, потом это все мирит оркестр и рояль в конце.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это реальные инструменты?

Д.МАЛИКОВ: Да, в арабском мире.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как ты записывал эту пластинку? Долго?

Д.МАЛИКОВ: Порядка двух лет. Долго, очень много материала осталось за бортом. Только 11 композиций, которые мне особенно дороги, отобрано. Я хотел, чтобы это была цельная работа, чтобы она осталась в моей памяти и памяти тех, кто меня будет слушать.

/музыка/

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: У одного западного очень хорошего музыканта, который издает такие пластинки под названием «Симфонические сезоны»… Непонятно, что это такое. Это что-то межжанровое: с одной стороны, это соответствует нашему пониманию классической музыки, а с другой стороны…

Д.МАЛИКОВ: Что-то этническое.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, вот такие «Симфонические сезоны». Очень красиво и очень осмысленно. Хорошая музыка.

Д.МАЛИКОВ: Спасибо.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я думаю, своего слушателя еще найдет. Расскажи какие-то свои новости.

Д.МАЛИКОВ: На днях у меня выходит песенная пластинка.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Многие о ней спрашивают.

Д.МАЛИКОВ: За 3 года я собрал много песен. Некоторые из них уже стали популярными, в том числе «С чистого листа», «Вишневая смола», «Не скучай», «Ты и я». Примерно половина пластинки известна. Вторая половина – песни, которые я не раскручивал, потому что все раскрутить невозможно. Там будет одна инструменталка, но попсовая, в духе Роберта Майлса «Children». Альбом будет называться «Если», как и заглавная песня, на которую я сейчас снял клип, который ротируется на музыкальных каналах. Это романтический поп Дмитрия Маликова. Это музыка, под которую можно потанцевать, немножко погрустить, повеселиться. Я стараюсь, чтобы это была качественная поп-музыка. Формат песни очень узок, поэтому меня тянет на более крупные формы. До симфонии, правда, я пока еще не дорос. Хочу еще писать музыку для кино.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас очень многие обращают на это внимание. Кино активно развивается, есть рынок. Здесь был известный тебе замечательный композитор Аркадий Укупник, который просто заточился на кино со страшной силой.

Д.МАЛИКОВ: Он написал музыку к «Сволочам».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, он показывал здесь свои опыты, потом мы вышли, и он долго рассказывал, как он этим увлечен, как он это изучает, что это целый мир, который был ему неизвестен. Ты знаешь, что там свои законы.

Д.МАЛИКОВ: Конечно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Чтобы она была зрелищная музыка и т.д.

Д.МАЛИКОВ: Да, но я хочу сказать, что музыка к кино, которую пишут западные композиторы в Голливуде, - это музыка высочайшего класса. Я слушаю ее отдельно. Там есть с десяток имен, которые пишут музыку к большинству блокбастеров и просто хороших фильмов. Можно только мечтать, чтобы хотя бы приблизиться к этому уровню, потому что как у них звучит оркестр, какие великолепные темы они пишут… Они уже набили руку на хорошем кино. Я считаю, что эта сторона творчества для меня открыта. Я сейчас уже взял заказ на написание музыки к 24-серийному телевизионному фильму. Пока не буду говорить, кто, как, чего, потому что бумаги еще не подписаны, но это хорошая человеческая история. Я не назову это даже сериалом, это телевизионный фильм, как «В круге первом». Он будет сниматься весь этот год.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Возвращаясь к Укупнику и тому, что, как он говорил, надо это хорошо изучить, что ты делаешь? Это же другая история.

Д.МАЛИКОВ: Это, с одной стороны, проще, а с другой - сложнее. Проще, потому что у тебя есть еще одна фактура, которую ты должен поддержать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Видео.

Д.МАЛИКОВ: Видео, сценарий, общение с командой, куда входит режиссер, продюсер. Они облегчают задачу: дают наводящие моменты, время подсказывают. С другой стороны, если ты пишешь музыку, которая свойственна тебе, то иногда в сочетании с определенными кадрами рождается новый вид искусства. Если эта стыковка происходит, то получаются великолепные моменты, эпизоды, когда музыка становится еще одним действующим лицом картины. Либо это просто фон, тогда это все не так сложно. Сложно написать хитовую инструментальную тему, как это сделал Эннио Мариконе. Это мечта. Кино у нас действительно развивается. Мне это интересно. К сожалению, это не является сегодня хорошим бизнесом для композитора. Это нормально оплачивается, но нужно вложить очень много труда, времени. Та сумма, которую ты получаешь, растекается и становится незаметной. Как вид заработка я это не рассматриваю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как приложение себя?

Д.МАЛИКОВ: Да, как развитие, как продолжение этого моего проекта, потому что я считаю, что моя музыка подходит для видео, для кино. Просто нужно найти тот фильм, куда это ляжет. Будем искать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, что ты не останавливаешься.

Д.МАЛИКОВ: Конечно. Как говорил Ван Гог, призвание художника не нравиться, а выражать истину. Хочется выражать свою истину, потому что поп-музыка должна нравиться. Я не любитель таких крайностей, как Ван Гог, который за свою жизнь не продал ни одной картины и всю жизнь положил на плаху искусства. Мы живем в другое время, мы живем в материалистичном мире. Я считаю, что нужно делать все, чтобы оставаться художником.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: С другой стороны, это тоже дар - делать что-то твое, чтобы это еще и покупалось. Чаще всего, все говорят, что есть стандарт, формат, под который всех подгоняют. Кому-то удается избежать этого.

Д.МАЛИКОВ: Есть формат, но появляется Земфира, которая в рамках этого формата делает очень талантливую музыку. Она появилась очень давно, а после нее особенно никого и нет, к сожалению.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Когда я рассуждаю о тебе и рассматриваю твой феномен, то ты такой человек, который вне моды. Я не знаю, чем это обусловлено. Если послушаешь твои старые и новые песни, то видно, что написал один композитор. Публика позволяет некоторым людям не бежать вслед за модой.

Д.МАЛИКОВ: В противном случае ты теряешь свое лицо. Элтон Джон пишет в одном направлении и сейчас, и в 70-ые годы. Тут вопрос запаса таланта и воли, чтобы это все выдержать. Элтон Джон эпатирует публику своей жизнью.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Уже не очень. Просто хорошие песни пишет.

Д.МАЛИКОВ: Да и хороших песен у него давно нет. У него такой багаж, что он уже великий. Я сегодня был в одной компании, которая производит рояли, потому что мне нужен специальный рояль. Они говорят, что единственный, кому они сделали эксклюзивный рояль, был Элтон Джон.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Когда он приезжал, ему то ли подарили какой-то особый рояль, то ли дали поиграть на нем. Я по сути знаю трех таких человек на эстраде. Во-первых, это Кобзон, но он вне категорий, а вас таких двое: ты и Меладзе. Два человека, которые поют свое. Тут ты пишешь, а там Костя Меладзе.

Д.МАЛИКОВ: Я согласен. Валера Меладзе еще и обладатель уникального тембра, что очень важно в его карьере. У него яркий голос. Я вокалист гораздо более скромный, но зато я композитор, а Валера сам не пишет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но там родной брат сидит в Киеве и песни пишет.

Д.МАЛИКОВ: Еще и ВИА ГРЕ пишет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, а что с вами, талантливыми людьми, сделаешь? У нас есть три минуты, чтобы послушать еще фрагмент твоей песни.

Д.МАЛИКОВ: Она называется «Дыши».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это был Дмитрий Маликов. Он представил свой новый проект «Пианомания». Будем ждать концерта и придем.

Д.МАЛИКОВ: Если мне удалось Вас заинтересовать…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я это очень люблю. Это замечательно. Есть люди, у которых душа на это настроена.

Д.МАЛИКОВ: Я в это тоже верю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Друзья, у нас в гостях был Дмитрий Маликов. Программа «Бомонд». До встречи.

Д.МАЛИКОВ: Спасибо.