Купить мерч «Эха»:

Виктор Чайка. Юбилейный творческий вечер - Виктор Чайка - Бомонд - 2000-12-10

10.12.2000

10 декабря 2000 года

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" певец и композитор Виктор Чайка.

Программу ведет Матвей Ганапольский, Николай Тамразов и Елена Кондарицкая.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Еще раз здравствуйте всем, кто слушает нас в самых разных городах. Вы слушаете "Бомонд" и у нас в гостях Виктор Чайка - хороший певец и композитор. Традиционный "Бомонд" и все те же ненавистные лица. Ненавистное лицо - Николай Ишуевич Тамразов и одна, совершенно симпатичная Елена Кондарицкая. Здравствуйте. Сейчас прозвучит громоподобная песня в исполнении товарища Чайки. Музыка кого, Чайки?

В.ЧАЙКА: Музыка, естественно, Чайки, а стихи Ларисы Рубальской - не все хорошие стихи написал я.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Будет петь сам Чайка и Она.

Н.ТАМРАЗОВ: Кто, голубка?

В.ЧАЙКА: Ну, не совсем голубка. Это очень достойная женщина в моей жизни - от эпитетов у меня даже захлебывается в горле. Это Ирина Аллегрова, с которой я сделал такой шутливый дуэт, который называется "Угонщица".

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давайте, послушаем.

-

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Итак, внимание - шкатулка-то с сюрпризом. У меня два пригласительных на вечер Вити, который будет 17 декабря в ГЦКЗ "Россия". Отдадим их мы за правильный ответ первому, кто правильно ответит на пейджер. Друзья, мы дарим подарки, и наш подарок - два приглашения на одно лицо. Ты должен задать вопрос, если они ответят, то...

Н.ТАМРАЗОВ: Витя когда-то задавал очень интересный, замечательный вопрос...

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кстати, кто помнит ту передачу, будет легко ответить.

Н.ТАМРАЗОВ: Задайте его еще раз - он совершенно "классный".

В.ЧАЙКА: Я хотел бы спросить у наших замечательных радиослушателей. Из-за какого, практически, родственника не менее знаменитого, чем я, мне пришлось взять псевдоним Чайка?

Е.КОНДАРИЦКАЯ: Витя, он более знаменит?

В.ЧАЙКА: По бухгалтерии он, конечно же, покруче немножко.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: 788-00-88. Никто ничего не знает, не помнит, но вдруг кто-то талантливо пробежит - посмотрим, может быть, и отдадим два пригласительных. Теперь давай перейдем к главному - что новенького в твоей жизни? Тебя давно у нас не было, появились новые твои песни. Как живет композитор Чайка, что делает, что выпивает?

В.ЧАЙКА: Я ничего не выпиваю, бросил курить - не знаю, делился я с вами этой радостной вестью, по-моему, нет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы встречались, все-таки, полтора года назад, поэтому не делился.

В.ЧАЙКА: Я не курю, не выпиваю, тенором не пою - с этим уже поздно. Это надо было что-то делать в детском возрасте со здоровьем. Я активно отдыхал. В 1996 году я сыграл последний концерт в России и после этого взял творческий отпуск.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как же на тебя это подействовало - концерт в ГЦКЗ "Россия".

В.ЧАЙКА: Да, на меня это очень подействовало, я его даже про себя назвал "торжественные похороны автора". Когда выходят люди, говорят о тебе очень хорошие слова, выносят цветы...

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Некоторые сплетены в венок.

В.ЧАЙКА: И я посмотрел на себя со стороны и испугался. Думаю: "Ну, если я все самые лучшие песни написал, надо что-то думать." Несколько лет я отдыхал, активно накапливал впечатления, слушал ваши передачи - я не буду, как у вас говорят, лить масло...

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это какую передачу ты имеешь в виду, которую мы с тобой записали?

В.ЧАЙКА: Нет, ту передачу, которая у нас была, я просто дослушал до дыр. Я ее везде возил с собой, как визитную карточку - все-таки я был в самом "Бомонде".

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А ты говорил, что это ни какая-то "Европа плюс", ни "Русское радио", а что это "Эхо Москвы"?

В.ЧАЙКА: Конечно, говорил. А, вообще, я очень люблю новости - так как я стал музыкантом, музыку я теперь терпеть не могу - люблю новостные, аналитические передачи, и ваши передачи, как раз, самые хорошие. Короче, у меня накопилось многое, что я бы хотел сказать людям, которые, я надеюсь, еще остаются моими поклонниками, и приобрести новых поклонников. По ходу передачи, комментируя песни, я буду рассказывать, почему я, все-таки, решил опять начать свою активную творческую деятельность...

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А я могу легко сказать, по-моему, все понимают, почему - деньги кончились.

В.ЧАЙКА: Это была бы глупость, потому что, чтобы сделать концерт в "России", нужно столько денег, что именно после этого концерта они и заканчиваются. Да, после того концерта у меня как раз закончились деньги, я поднакопил денег за 4 года и решил сделать творческий вечер для вас, дорогие радиослушатели и для вас лично.

Е.КОНДАРИЦКАЯ: Витя, а в то время, когда Вы отдыхали, Вы писали песни или, действительно, только отдыхали?

В.ЧАЙКА: Я - трудоголик, по жизни, поэтому я не могу просто так отдыхать.

Е.КОНДАРИЦКАЯ: Что вы делали в это время, расскажите?

В.ЧАЙКА: У меня, как у Пикассо, разные периоды. В первый период я брюзжал по поводу того, что вокруг происходит. Мне все активно не нравилось, я фыркал - ну, как обычно. Потом я брюзжал, потому что меня нет там, где все это происходит. (Смеются)

Н.ТАМРАЗОВ: Это замечательно.

В.ЧАЙКА: Потом понял, что брюзжание ничего не дает, по сути дела, кроме брюзжания и я понял, что надо завязывать с этим делом, по поводу которого я брюзжу. Я попытался это сделать, попытался заниматься другими вещами. Ну, во-первых, у меня в это время сын заканчивал школу, поступал в институт, слава богу, поступил. Я не хочу делать рекламу института, но это высшее юридическое заведение - одно из лучших у нас в стране.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, естественно. Я все понимаю - пришлось опять же поднакопить деньги... Мы просто совместили на "Эхе" две передачи...

Н.ТАМРАЗОВ: Папа решил заняться коммерцией после музыки, поэтому сын должен быть юристом.

В.ЧАЙКА: Я пошел дальше. Дело в том, что я сейчас подготовил проект с сыном, где он вместе со мной начитывает рэп - это сейчас модно. То есть, я делаю вид, что я пою, а он делает вид, что он читает рэп. (Смеются) Но я думаю, что ни у всякого даже выдающегося певца на бэк-вокале - будущий юрист. Поэтому все дела фирмы можно вести под себя, тем более, что мой крестник - тоже юрист, он занимается в МГУ.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Послушай меня, я хочу тебе сказать - ты так защищен, что мне становится страшно. Кстати, Нина-42801, последние цифры не называю, утверждает, что ты сменил фамилию на Чайку, потому что фамилия твоя - Сигал. Есть такой малоизвестный актеришка Стивен Сигал, который "подвизается" в Голивуде - а ты работаешь здесь. Это правда?

В.ЧАЙКА: По формулировке, это абсолютная правда - я работаю именно здесь.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит мы можем вручить ей приглашения?

В.ЧАЙКА: Можем, но с тем условием, если ты назовешь последние цифры ее номера.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, не могу, потому что ей позвонят и разорвут ее. Вам позвонят и передадут пригласительные, потому что Вы - ценная радиослушательница радио "Эхо Москвы", потому что Вы помните ту передачу или где-то читали, во что я не хочу верить. Скажи, а что ты пьешь?

В.ЧАЙКА: Я пью минеральную воду с витамином С - не скажу, какой фирмы.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ни в коем случае, а то высекут. А скажи, что, помогает - в творчестве, память сохраняет, или чувство юмора, которое у тебя совершенно прекрасное?

В.ЧАЙКА: Понимаешь, я, как нормальный человек, подвержен рекламе. И я себя убедил, что витамин С, как советует доктор, тоже не скажу какой, продлевает...

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кое-что, не скажу что...

В.ЧАЙКА: На сколько, я как раз могу сказать - выпиваю 2-3 грамма витамина С, и мне кажется, что я себя намного лучше чувствую.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так, следующая песня. С тобой, конечно, разговаривать замечательно, но надо слушать и твои песни. Не могу понять, дальше будет песня "Без тебя", а с какой пластинки? Это значения не имеет?

В.ЧАЙКА: Нет, абсолютно не имеет значения. Кстати, песня с оригинальным названием.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, тогда слушаем.

-

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А куда ты путешествовал за время своих раздумий?

В.ЧАЙКА: Я путешествовал, в основном, в город Нью-Йорк - хотя это сейчас уже не модно - потому что у меня там была работа по небольшому контракту. И, вообще, я вырос на море, а там океан, и некоторое количество материала я написал там. Опять же упаду в высокий штиль, все-таки, жить и работать здесь, в Москве, недалеко от вашей радиостанции - я живу на Старом Арбате, поэтому имею право так гордо говорить - намного лучше. Также я был во многих странах, где с недавнего времени живут выходцы нашего необъятного постсоветского пространства.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Радовал искусством?

В.ЧАЙКА: Радовал. Причем, странное дело, люди, которые уехали туда, как бы застывают на том времени, когда они уехали, и новое искусство их уже не радует, зато к старому относятся замечательно. Но это немножко тоскливо - все время напоминать старое.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мальчик спой нам песенку 1956 года.

Е.КОНДАРИЦКАЯ: Я слышала певицу, которую до этого никогда не слышала, - Арину Крамер. Она поет Вашу новую песню. Что это за проект, что это за певица, как она появилась, почему эту песню Вы написали именно ей или она написана была не для нее?

В.ЧАЙКА: Певица Арина Крамер стала певицей с моей подачи. Я ее услышал случайно на дне рождения у Лоры Рубальской - она пела с цыганами. Мне ее представили, сказали, что это Арина Крамер, которая известный спонсор, меценат. Когда она запела, я услышал интересный тембр - я давно лелеял мечту найти незатертый, нетипичный эстрадный тембр и написать к нему музыку.

Н.ТАМРАЗОВ: А ты не слышал, как я пою?

В.ЧАЙКА: После того, как я услышал, как Вы поете, я оставил эту мечту. (Смеются)

Н.ТАМРАЗОВ: Какой наглый гость.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Николай Ишуевич, просто он из одного южного города.

Н.ТАМРАЗОВ: Он любит оригинальные тембры, поэтому я и поинтересовался, извините.

Е.КОНДАРИЦКАЯ: Дайте же, досказать гостю.

В.ЧАЙКА: Я давно искал человека, который бы необычно пел и при этом был бы не заинтересован в материальной стороне дела. Это очень важно для автора - писать не так, чтобы народ, обязательно, "скушал" это завтра, а писать с максимальной долей творчества. Хочется надеяться, что будет хорошая студия, хороший аранжировщик, будет, как говорят сейчас, промоушен хороший, то есть, твоя песня будет жить. И вот Арина, как раз, и оказалась таким человеком. Когда я познакомился с ней поближе, я узнал, что кроме того, что она - удачливый бизнесмен, а так оно и есть - она, действительно, не бедный человек, она знает 6 языков - она человек мира.

Е.КОНДАРИЦКАЯ: Это единственная песня, которую она исполняет?

В.ЧАЙКА: Нет, я записал ей альбом и она будет петь у меня на концерте. Мне это нравится. Может быть, это в чем-то спорно, но то, что это безумно интересно, это однозначно.

Е.КОНДАРИЦКАЯ: А Вы сегодня принесли ее записи?

В.ЧАЙКА: Да, я принес. Не удивительно, что вы первая радиостанция, и первая передача, в которой я показываю ремикс, который Арина сама даже не слышала.

Н.ТАМРАЗОВ: А она сейчас слушает передачу?

В.ЧАЙКА: Естественно, я же ее предупредил, куда я иду.

Н.ТАМРАЗОВ: Ариночка, а вы дуэтом никогда не пели?

В.ЧАЙКА: Это будет следующая песня - "Моя любовь" - довольна уже известная песня в классическом исполнении, которую я написал с оркестром. Из нее я еще сделал, как сейчас говорят, камер-версию.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Итак поет Арина Крамер - 6 языков, ребята.

-

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Аранжировочка - все как полагается. Сам делал?

В.ЧАЙКА: Практически, да.

Е.КОНДАРИЦКАЯ: Костя, а ты первый раз слышишь эту песню?

Н.ТАМРАЗОВ: Да, первый раз, и певицу, кстати, тоже.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, оригинальный голос. Я понимаю, что ты имеешь в виду, когда говоришь о нестандартном тембре. Это что-то такое, что бы отличалось от "девулек", как обычно пишет Капитолина Деловая.

В.ЧАЙКА: Добрая Капитолина Деловая...

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дело не в этом. Я сначала злился - я не люблю радикалов, вообще, меня радикалы раздражают в любом деле - но потом я понял, что там все нормально. Конечно, обижаются те, о ком она пишет, потому что для нее нет авторитетов. А как воспитание сына, кроме того, что сын научился петь рэп? Мне кажется, что это продуманная семейная политика.

В.ЧАЙКА: Опять же, если говорить о детях, надо говорить смешно или никак. Но мне хотелось бы сказать высоким штилем. Благодаря ему я даже изменил какие-то взгляды на современную музыку, потому что он с 14 лет резко увлекся экстремальным рэпом и хип-хопом. Естественно, меня это немножко подраздражевывало, я правильно говорю это слово?

Н.ТАМРАЗОВ: Да, а еще лучше будет подраздражанивало.

В.ЧАЙКА: И я даже одно время - это было на Карибских островах - демонстративно утопил все его кассеты, потому что быть на Карибах и слушать русский экстремальный рэп было выше моих сил в то время.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И Децла выбросил?

В.ЧАЙКА: А Децла тогда еще не было. Сейчас мне это нравится, честное слово. Так как он слушал музыку на больших децибелах, чем я... Я, вообще, не могу понять, как можно готовиться в институт, слушая экстремальную группу с какими-то непонятными словами, с жуткими визгами, и при этом учить теорию государства и права - я условно говорю.

Н.ТАМРАЗОВ: Ты не одинок.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Николай Ишуевич тоже так учит.

Н.ТАМРАЗОВ: Нет, я тоже не понимаю, как они так учатся. Молодец.

В.ЧАЙКА: Вообще, надо сказать всем родителям - я думаю, что я буду не нов - что когда я попытался прочесть какую-то книгу по логике, которую изучает мой сын, я понял, что половину из моих нравоучений надо или резко снимать, или изменять тон, или как-то вуалировать в другую форму.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Во всяком случае, первое слово обращения к сыну "козел" ты пересмотрел - сразу и решительно. И понял, что он может засудить, что значит сын - юрист. Такой процесс, сейчас это модно. (Смеются) Сынок вменяемый?

В.ЧАЙКА: Абсолютно. Вот, так постепенно я увлекся этой музыкой. Мягко так, включая на полную громкость, он, все-таки, насадил ее, и я начал увлекаться. Все, что я нового делал, я всегда ему показывал, все свои новые задумки. Он даже нот не знает, нотной грамоте он не обучен, но у него есть какое-то интуитивное ухо и он мне всегда подсказывает. Потом я уже потянул его петь рэп, понимая, что надо сделать семейный бизнес. Я сейчас лелею то качество, что я смотрю на музыку по-новому, что я не стал брюзгой.

Н.ТАМРАЗОВ: Кончается это плохо, посмотри на меня. Так что молодец, что не стал.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Коля, ты сегодня великолепен. Точные репризы и все к месту. Ты знаешь, я думаю, что это не случайно. Я считаю, что залог хорошего воспитания ребенка, и, кстати, все присутствующие здесь придерживаются этого же... Мы все очень хорошо помним свое детство и помним какими мы были в том или ином возрасте. Когда это забываешь, начинаешь ребенком "рулить". Все, я думаю, помнят твои рассказы в прошлой передаче о маложеваной жвачке, которая передавалась. Это очень важно. Поэтому нет "наездов" на сына, нет фразы, от которой все дети ежатся, а мы забываем, что мы ежились от нее: "Я же тебе говорил..." Вот сейчас мой Мишка заболел, лежит с температурой. Но я по радио тебе скажу "Я же говорил тебе - надевай шапку, говорил" Но я не делаю этого, поэтому у нас хорошие отношения. Я считаю - это крах, когда ты начинаешь так говорить. Это гениальная позиция - вроде ты крутой и все знаешь, правда, потом ты лежишь сам и говоришь: "Ты знаешь, случайно. Это я надорвался, неся домой продукты." Такие вот вещи.

В.ЧАЙКА: Я могу сказать, что мне повезло. Я своему отцу доставлял душевных травм в 500 раз больше.

Е.КОНДАРИЦКАЯ: Витя, а не будет так, что сын кончит институт и, вдруг его потянет в музыку?

В.ЧАЙКА: Нет, этого не будет, потому что это глубочайшее хобби. Правда, мне жена говорит, что я всю жизнь занимаюсь хобби, а мне за это еще и деньги платят.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я тебя прерву на слове. Исходя из фразы, которую часто повторяет мой друг Тамразов - "На улице идет дождь, а у нас концерт", я поставлю песню "Французская любовь".

-

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тут у нас идет ожесточенный спор. Оказалось, что это другая песня - это песня "Дождь", а не "Французская любовь", о которой Чайка сказал, чтобы мы не думали ничего плохого. А в песне "Дождь" истерически выкрикивал твой сын, держа в руках учебник по юриспруденции. (Смеются) "Французскую любовь" мы дадим на финал, чтобы мягко пошло.

В.ЧАЙКА: Вообще-то, в моем арсенале она называется "Помнишь, Люба".

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ничего себе французская любовь. (Смеются)

Н.ТАМРАЗОВ: А я знаю эту песню: "Помнишь, Люба моя..."

В.ЧАЙКА: Я скажу в двух словах. Всем песням, которые я пишу, я даю условные обозначения - "кликухи". Когда у меня была песня "Зимний сад", я ее всегда напевал так: "Зимний взят, Зимний взят..." (Смеются) И так большое количество песен, и "Французская любовь" для меня - "это "Помнишь, Люба".

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спрашивает Валентин: "Чайка, - он к тебе обращается как к птице, - как Вы относитесь к ретро-музыке и песням советской эпохи?"

В.ЧАЙКА: Я не побоюсь это сказать, но те советские песни, которые живут до сих пор, это выдающиеся образцы. Даже то, что в свое время, нам казалось образцом пошлости, это "классно" - их делали профессиональнейшие люди. Потому что придумать "Широка страна моя родная" под такой красивый слог, это здорово. Это Лебедев-Кумач. И самое главное то, что все, что происходит дальше, это ж перелицовка.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кстати, мы сейчас активно разговариваем о новом-старом гимне - к чему ты склоняешься?

В.ЧАЙКА: Я склоняюсь к абсолютно правильному решению по поводу музыки Александрова, и я бы оставил это без слов. Я не знаю, чем закончили свои дебаты господа...

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, этим и закончили. Словечки надо как-то менять...

В.ЧАЙКА: Нет, я бы, вообще, оставил бы без слов, но на музыку Александрова. Если отбросить политику... Вы ведь у меня спрашиваете как у человека?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как у композитора.

В.ЧАЙКА: Мне как композитору спорить с товарищем Глинкой сложно, хотя музыка Александрова для меня номер два. Во всяком случае, если бы у меня получилось написать в таком плане...

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что думает твой сын, для которого шлейф...

В.ЧАЙКА: Для которого шлейф коммунистического гимна и партии ВКПБ?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Или он равнодушен к этому?

В.ЧАЙКА: Нет, очень интересная вещь. Сейчас, вообще, идет волна патриотизма, даже судя по сыну. Молодых волнует атрибутика несколько другая. Их не волнует, какая будет музыка - главное, чтобы это было агрессивно: "Россия, вперед! Оле-оле-оле!" Сейчас же воспитаны как? Пепси-кола, футбол, массовые мероприятия и "Даешь, Россия!"

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А ты знаешь, что Дэцл бы написал "классный" гимн? Мы выходим на Красную площадь и все нормально. Вообще, для молодых, наверное, должен быть свой гимн.

Н.ТАМРАЗОВ: Жириновский же предложил 4 гимна - "Боже, царя храни" утром, в обед гимн Александрова и еще какой-то, а вечером гимн России "Шумел камыш, деревья гнулись". И это было серьезно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, мы знаем Жириновского и знаем, что как он сказал - так и будет.

В.ЧАЙКА: Я бы сделал ротацию по методу "Билборда", почему бы и нет? Пишется гимн на этот год, запускается в ротацию и становится лучшим на этот год. На следующий год пишется следующий.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слушай, надо тебя чаще приглашать, потому что...

Е.КОНДАРИЦКАЯ: А знаешь, почему? Потому что есть люди, у которых отец - юрист, а у него сын - юрист. (Смеются)

Н.ТАМРАЗОВ: А ты пригласишь на свой концерт? Когда он у тебя?

В.ЧАЙКА: Я 17 декабря приглашаю всех слушателей на свой концерт, будет очень интересно. Я 4 года не выступал и безумно жду с вами встречи. 17 декабря, концертный зал "Россия".

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Там только ты будешь?

В.ЧАЙКА: Нет, там будет Ирина Аллегрова, Ирина Понаровская, Борис Моисеев, Алексей Глызин...

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все. Должна идти финальная песня. Спасибо, любимый. Это было интересно, как всегда. На этой торжественной ноте пойдет финальная песня "Французская любовь" или "Помнишь, Люба".

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был певец и композитор Виктор Чайка.