Купить мерч «Эха»:

Группа риска по "Болотному делу" Расследование дела Бекетова - Сталина Гуревич, Павел Елизаров - Блог-аут - 2013-04-11

11.04.2013
Группа риска по "Болотному делу" Расследование дела Бекетова - Сталина Гуревич, Павел Елизаров - Блог-аут - 2013-04-11 Скачать

И.ВОРОБЬЕВА: Это программа «Блог-аут», у микрофона Ирина Воробьева. Начнем с рейтинга цитируемости блогеров. По традиции компания «Медиалогия» предоставляет мне рейтинг цитируемости блогеров за неделю, это сразу 10 постов, о которых я вам расскажу.

10-е место - депутат Госдумы от «Справедливой России» Илья Пономарев, который сообщил об обысках у своего помощника. Руслана Алексеева: «Пришли с обыском к моему помощнику в Волгограде – думаю, громят «Левый фронт». Обыски в Волгограде прошли у трех человек – Руслана Алексеева, Николая Ченявского и Олега Денисова. Пономарев привел комментарий одного из пользователей, который предположил, что в результате обысков у оппозиционеров были обнаружены - цитирую: «Чистая совесть, доброе сердце и верность идеалам», чуть позднее Следственный комитет подтвердил, что эти обыски проходят по так называемому «Болотному делу» - вполне возможно, что появятся еще некоторые фигуранты, - надеюсь, что не появятся.

9-е место – депутат Владимир Бурматов, который может лишиться кандидатской степени. Этот вопрос находится на рассмотрении ВАКа. «Ого, - пишет Бурматов, - Ливанов уже заставил ВАК инициировать лишение меня степени. Оперативно – зачесались, испугались, что придется им «с вещами на выход». Я, как защитившийся в 2006 степени лишен по закону уже быть не могу, но этот тот случай, когда Ливанову будет плевать на закон», - продолжает законодатель, объявивший войну Минобрнауки. Бурматов считает, что его хотят лишить степени за критику Минобрнауки. Он сказал, что расценивает это как попытку шантажа и давления со стороны Минобразования. Действительно, Бурматов подверг резкой критике Минобнаруки на заседании в Госдуме.

8-е место - премьер Великобритании Дэвид Кэмерон. В Великобритании умерла Маргарет Тэтчер, Железной Леди мировой политики было 87 лет, причина смерти – инсульт. «Мы потеряли великого лидера, великого премьер-министра и великого британца». Его представитель добавил, что Кэмерон прерывает свою поездки в Европе.

7-е место – журналист Джош Роген. «В списке Магнитского у Макговерна 280 фамилий» - он частично выложил в сеть список, в который попали Рамзан Кадыров, Юрий Чайка и Александр Бастрыкин. напомню, что на этой неделе Госдепартамент США должен полностью обнародовать список россиян, обвиняемых в нарушении прав человека, который вызвал острую реакцию в России.

6-е место – адвокат Сталина Гуревич, которая сообщила, что главный редактор и учредитель газеты «Химкинская правда», Михаил Бекетов, известный критик в адрес администрации Химок, скончался в больнице. По ее словам он до последнего дня верил, что подонки, искалечившие его, будут найдены и наказаны. «Не дождался» - констатирует Сталина Гуревич.

5-е место - глава Ульяновской области Сергей Морозов. В Ульяновске были аннулированы результаты участников «Тотального диктанта», так как Сергей Морозов решил заменить текст диктанта в своем регионе «из-за использования автором ненормативной лексики». Причем, чиновник не проинформировал об этом организаторов. Основным аргументом Морозова был выбор автора текста диктанта, писателя Дины Рубиной: «Весьма неоднозначный выбор автора текста – им стала дина Рубина. Творчество писателя, активно использующего в своих произведениях ненормативную лексику, не соотносится с концепцией «Тотального диктанта» - пишет Морозов в «Твиттере». По его словам, он выступает, прежде всего, за чистоту русского языка и повышение культуры письма – поэтому он предложил заменить текст. Новый текст диктанта писали жители Ульяновска. В этом году текст диктанта, который с 2010 г. готовят разные писатели, был посвящен влиянию интернета на общество. Сама Рубина считает, что слово «интернет» необходимо писать с большой буквы, поскольку он играет колоссальную роль в современном мире. Среди филологов нет единого мнения на этот счет.

4-е место - Александр Лебедев, председатель Совета директоров ЗАО «Национальная резервная корпорация» - он продал 100% акций авиакомпании «Ред Уингс» за 1 рубль. В качестве покупателя перевозчика, сертификат которого был приостановлен в феврале, выступила группа инвесторов, - о чем написал Лебедев в блоге ЖЖ: «Да, я подписал документ о продаже акций группе инвесторов за один рубль», он рассказал, что произвел обмен 26% акций лизинговой компании «Илюшин-финанс» на грузовые самолеты АН-124. Вы все помните историю с Внуково - вот так эта история завершилась для Лебедева.

3-е место – журналист Евгений Левкович – сенсационный материал был размещен в блоге журналиста. Он обнародовал интервью, которое вместе с коллегой, Павлом Гриншпуном, взял у гендиректора Первого канала Константина Эрнста. Произошло это еще в 2008 г., но опубликовать материал Левкович решил только сейчас. Среди прочего отмечается, что несколько раз Эрнст просил выключить микрофон и говорил нечто в так называемом режиме не для публикации. Один из таких моментов Левкович принял решение опубликовать - речь идет о заказчике убийства Листьева. В публикации утверждается, что при выключенном микрофоне Константин Эрнст назвал имя Сергея Лисовского, через некоторое время интервью стало доступным лишь для членов клуба «Сноб.ру», а фрагмент, касающийся Лисовского, изъят. Было продолжение истории – все активно отрицали, кто-то считает, что Левкович поступил не как журналист, кто-то считает, что исключительно так журналист должен поступать. История громкая – вы можете многое прочитать в «Фейсбуке» Левковича – он там объясняет поступок и собственную реакцию на различные высказывания.

2-е место – Штефан Фюлле, комиссар ЕС по вопросам расширения и европейской политики соседства. Он приветствовал решение президента Украины Януковича помиловать экс-министра внутренних дел Юрия Луценко и Георгия Филипчука: «это первый важный шаг, направленный на решение проблемы с избирательным правосудием».

1-е место - президент Чечни Рамзан Кадыров, который предложил два предложения дизайнеров по восстановлению небоскреба «Грозный-Сити» и предложил выбрать лучший путем голосования. К сообщению приложил варианты будущего оформления здания: «Друзья, гостиница работает в обычном режиме. Я прошу прощения за тех людей, которые тут пишут всякую чушь и выдают желаемое за действительно. Аллах им судья. Я внимательно прочитал ваши комментарии и обещаю, что все пожелания и замечания мною будут учтены. Пострадала только обшивка здания, не конструкция, все необходимые меры по ее сохранности были предприняты. Да, и еще необходимые оборудование и авиация были заказаны ранее, но пожар случился по воле Всевышнего, а против его воли мы бессильны». На волю Аллаха Кадыров часто ссылается - в ответах на вопросы, в интервью Особенно блогерам понравилось, что и финансирование Северного Кавказа происходит «по воле Аллаха».

Это был рейтинг цитируемости блогеров за неделю. Благодарю компанию «Медиалогия» и продолжаем программу. Набираю сайт «Болотное дело. Инфо» - на котором ранее появилась потрясающая подборка цитат из следователей, судей, и так далее. Сегодня на этом сайте появилась вкладка под названием «группа риска», где были опубликованы фотографии тех, кто может оказаться среди обвиняемых по «Болотному делу» - сейчас узнаем у человека, который создал этот сайт и все это делает - это член политсовета РПР ПАРНАС Павел Елизаров. Скажи, зачем это нужно – я сегодня увидела огромное количество фотографий - кто в этой «группе риска»?

П.ЕЛИЗАРОВ: Я получил ряд документов из «Болотного дела» непосредственно - это скриншоты, это не фотографии а кадры из дела, которые есть в распоряжении следователей, вместе с текстоописанием, то есть, протоколами осмотра этих записей. И допрос свидетелей. И я посчитал, что нужно опубликовать это, потому что это важно. Я не уверен, что этих людей разыскивают, то есть, производятся следственные действия, но потенциально это опасно, потому что у следователей есть данные на этих людей, есть фотографии. То есть, ели кто-то попадется следователям, то думаю, он может стать следующим обвиняемым по «Болотному делу» и следующим арестованным.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть, скриншоты видеозаписей это то, что есть в «Болотном деле», правильно?

П.ЕЛИЗАРОВ: Да, это непосредственно взято из томов «Болотного дела».

И.ВОРОБЬЕВА: То есть, вы предлагаете людям на этом сайте найти себя, проверить, нет ли их среди этого списка – наверное, люди себя узнают на этих скрин-шотах.

П.ЕЛИЗАРОВ: да, это важно. Либо себя, либо своих знакомых, которым можно сообщить это и принять соответствующие меры - как минимум, думаю, найти адвоката, заключить договор с адвокатом на случай обысков и допросов. Может быть, даже уехать из страны - если есть такая возможность, переждать, по крайней мере, окончания этого «Болотного дела» - потому что риск действительно реальный, как мне кажется.

И.ВОРОБЬЕВА: Нет ли информации – может быть, кто-то уже обращался, кто-то узнал себя?

П.ЕЛИЗАРОВ: Специально я стараюсь говорить всем, что не нужно афишировать это, не нужно мне говорить о том, что узнали себя, потому что привлечет только лишнее внимание следователей. Нужно принимать меры, но не нужно рассказывать всем – вот. Я такой, и меня ищут. Поэтому нет, у меня нет такой информации.

И.ВОРОБЬЕВА: В этом разделе 86 человек. Там указано, что на данный момент. Очевидно, этот список будет пополняться?

П.ЕЛИЗАРОВ: Я не уверен, но у меня была только часть. То есть, у меня нет в распоряжении всех материалов по «Болотному делу», у меня лишь часть. Поэтому я думаю, что она будет дополниться. Следствие еще идет, они еще продолжают проводить обыски – искать видеозаписи, фотографии. Думаю, что у них тоже еще в процессе формирование этого списка.

И.ВОРОБЬЕВА: Насколько вообще законна публикация материалов уголовного дела? Какие-то последствия для сайта, для тебя?

П.ЕЛИЗАРОВ: Есть уголовная статья о разглашении, она относится к тем, кто был предупрежден о недопустимости разглашения. Меня не было, я вообще сейчас живу не в России, соответственно, не считаю, что публикация этих материалов – преступление. Думаю, что это нормально.

И.ВОРОБЬЕВА: Что еще есть на этом сайте, «Болотное дело. Инфо», зачем он был создан и чем наполняется?

П.ЕЛИЗАРОВ: Я этот сайт сделал, еще когда был в России, когда, собственно, развязана была вся эта история с Болотным делом, для публикации актуальной информации о задержанных – о том, кто был задержан, почему, когда, при каких обстоятельствах, и что сейчас с ними происходит. А потом сайт начал расти, там сейчас публикуются комментарии, общественные расследования, в том числе, мы дословно, большим списком, который много людей составляло – это список обвинений. То есть, все следователи, о которых удалось получить информацию, все судьи, которые принимают решения об арестах подсудимых по Болотному делу, и свидетелях обвинения, в том числе, омоновцах. Просто чтобы тоже иметь их в виду и в будущем, может быть, как-то использовать эту информацию.

И.ВОРОБЬЕВА: Там, где вкладка «группа риска» я также нашла советы Ильи Яшина «Советы будущим фигурантам «Болотного дела» - о чем там идет речь? Почему вы уверены, что это действительно хорошие советы?

П.ЕЛИЗАРОВ: Я лично с Яшиным полностью согласен… потому что он грамотно анализирует возможные варианты и возможную реакцию… во-первых, он не предлагает пойти с повинной, как предлагает СК – они обещают смягчение наказания и даже выбор меры пресечения, не связанный с арестом. Но на практике мы видим, что, например, Лузянин, который сотрудничал со следствием, сейчас получил довольно большой срок. А во-вторых, он предлагает покинуть Россию – многие задумываются об этом, но не все представляют, насколько это просто или сложно - он тоже это анализирует. И в-третьих, он, как опытный - он несколько раз был арестован, - он говорит о том, что нужно делать, если… в России, как нужно допроситься к вопросам, как нужно готовиться к возможному аресту… я думаю, это очень полезно. У него есть опыт, связанный с этим.

И.ВОРОБЬЕВА: Ясно. Спасибо большое. Напомню, что по телефону не из России у нас был Павел Елизаров, создатель сайта «Болотное дело. Инфо». Подробнее о вариантах, которые предоставляет Илья Яшин. Так называемые советы будущим фигурантам «Болотного дела» - в том смысле, если вы нашли себя в этом списке, по этим фотографиям.

Вариант 1. Вы можете поступить в соответствии с рекомендациями официального представителя СК Владимира Маркина и явиться к следователям с повинной. Правоохранительные органы утверждают, что в этом случае будут относиться к новым фигурантам лояльно и обещают максимально мягкое наказание. Однако я бы не спешил воспринимать эти слова на веру. Перед глазами пример Максима Лузянина, одного из первых арестованных по «болотному делу». Его убедили заключить так называемую «сделку со следствием», он признал вину и сотрудничал с СК. Получив нужные показания, следователи отправили Лузянина в суд, где ему влепили 4,5 года за «сколотую зубную эмаль» бойца ОМОН. Данное наказание изумило даже его близких родственников, присутствовавших на оглашении — с учетом того обстоятельства, что он сотрудничал со следствием.

Вариант 2. Вы можете покинуть Россию. Это непростое решение, которое даже по техническим причинам доступно далеко не каждому. Адаптация в другой стране требует свободных денежных средств и наличия связей, которые помогут вам обустроиться на новом месте. Не секрет, что многие из потенциальных фигурантов «болотного дела» уже уехали, понимая, что за ними могут прийти. Большинство тешат себя надеждой, что это временный отъезд и надо просто пересидеть лихое время. Неясно, правда, как долго придется «пересиживать», ведь следствие постоянно продлевается: последний раз оно было продлено до 14 октября 2013 года. При этом нет никаких гарантий, что это крайняя дата. К тому же есть пример уголовного дела по расследованию «беспорядков» на Манежной площади, фигурантов которой судили двумя партиями: сначала тех, кого взяли сразу, а потом — тех, кто был арестован уже после окончания первого судебного процесса.

У потенциального эмигранта есть опция обратиться за политическим убежищем в другой стране. К такому решению очень важно правильно подготовиться юридически: оформить документы необходимо с помощью опытного адвоката. Вам придется доказывать иностранному правительству, во-первых, что вас преследуют в России по политическим мотивам, во-вторых, что угроза ареста реальна. Даже если вас уже допрашивали и обыскивали по «болотному делу», лояльность иностранного правительства далеко не гарантирована. Достаточно вспомнить Александра Долматова. Его допрашивали в СК, в квартире был проведен обыск, и он попросил убежище в либеральной вроде бы Голландии (где уже получил убежище, в частности, антифашист Денис Солопов), чем закончилось дело Долматова, все знают: голландцы решили, что в Москве ему грозит не более чем 500 рублей штрафа, в убежище было отказано, и парень повесился в депортационном центре (по официальным данным). Правда, он не успел воспользоваться всеми инстанциями судебной защиты — вполне вероятно, что суд занял бы его сторону, как это бывает в подобных случаях, например, в Англии.

Важно также помнить, что если у вас нет загранпаспорта, то уехать дальше, чем на Украину вряд ли удастся. А эта страна совсем не гарантирует безопасность политическим эмигрантам: можно вспомнить историю ареста Леонида Развозжаева. Его взяли в тот момент, когда он выходил из офиса европейского комиссара по правам человека в Киеве, и при очевидном содействии украинских властей без проблем доставили в московское СИЗО.

Вариант 3. Если вы приняли решение остаться в России, то необходимо быть готовым к аресту. Если следователи установят вашу личность, им останется лишь собрать «доказательства» вашей вины. Учитывая, что суды по «болотному делу» не особо вникают в детали и всегда удовлетворяют ходатайства СК, следователи не будут себя утруждать. Им будет достаточно показаний омоновца и, например, фотографии, где вы облокотились на опрокинутый туалет на Болотной площади.

Дальше идут рекомендации: заранее заключите договор с адвокатом. Желательно, чтобы это был юрист, имеющий опыт в политических делах. Он должен знать о потенциальной угрозе и в случае визита следователей немедленно к вам выехать, имея на руках соответствующий ордер. Во-вторых, заранее позаботьтесь, чтобы у родственников или близких были нотариально заверенные доверенности на ваше имущество. В-третьих, помните: одежда, в которой вы находились на Болотной площади 6 мая, может быть основной уликой следствия, доказывающей, что на представленном в суде видео зафиксированы именно вы, а не кто-то другой. В-четвертых, соберите рюкзак на случай возможного ареста. Упакуйте самое необходимое, что может понадобиться вам в первые дни в СИЗО.

Прервемся на новости и затем в программе другие темы.

И.ВОРОБЬЕВА: Продолжаем программу. Хотелось бы поговорить о ходе расследования, об избиении, не знаю, может быть, даже сейчас можно говорить об убийстве журналиста Михаила Бекетова, с которым сегодня простились в Москве. По телефону у нас адвокат, заместитель правления организации «Справедливость», Сталина Гуревич. Расскажите, как ведется расследование, потому что уже прошло 5 лет.

С.ГУРЕВИЧ: Да, без малого 5 лет. Расследование на настоящий момент ведется, дело приостанавливалось дважды, я писала жалобы на то, что не в полном объеме произведено расследование. Постановления отменялись, и в настояще время расследование продолжается.

И.ВОРОБЬЕВА: Какие-то подозреваемые есть по этому делу, выяснили хоть что-нибудь?

С.ГУРЕВИЧ: Нет, подозреваемых в том виде, в котором подразумевает УК, не было.

И.ВОРОБЬЕВА: были публикации, что сначала появились подозреваемые, а потом их не стало.

С.ГУРЕВИЧ: Нет, подозреваемых никогда не было, были разные версии, которые проверялись оперативным следственным путем, но доказательств, позволяющих привлечь кого-либо к уголовной ответственности, добыто не было.

И.ВОРОБЬЕВА: Сам Михаил Бекетов мог хоть что-то сообщить по нападению?

С.ГУРЕВИЧ: Ничего не знаю. Огромное количество свидетелей, в том числе, по моему ходатайству - я порядка 15 ходатайств подавала, эти люди все допрошены, но, к сожалению, к результатам, позволяющим раскрыть дело, это не привело.

И.ВОРОБЬЕВА: Это потому, что было так хорошо спланировано, или потому, что следствие работало плохо?

С.ГУРЕВИЧ: Дело все в том, что следствие началось через полгода после нападения. Первые почти без малого два месяца дело пинали из ведомства в ведомства - забрали из Химок, направили в главное управление ГУВД МО, там оно побыло два дня, его забрали в СК по МО, который тогда был еще при прокуратуре, там его потеряли, не могли долго найти, - я тоже ходила, жаловалась, мы писали всевозможные заявления, даже собирали пресс-конференцию. После нее дело нашли. Но драгоценное время, позволяющее закрепить доказательства, раскрыть дело по горячим следам, было потеряно. Соответственно, все следователи, которые впоследствии этим делом занимались – они не волшебники, и потерянное время вернуть не смогли.

И.ВОРОБЬЕВА: Есть шансы на то, что когда-нибудь это дело придет к завершению и справедливость будет восстановлена?

С.ГУРЕВИЧ: Шанс есть всегда, я надеюсь, что это дело будет раскрыто, я приложу максимум усилий к тому, чтобы его не положили на полку, не сдали в архив с формулировкой «приостановлено в связи с необнаружением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемого», но шанс всегда есть. Дело в том, что такие преступления очень редко поручают людям случайным. Поэтому вполне вероятно, что - не дай бог, конечно, - подобное преступление будет совершено этими же людьми, и тогда может быть они будут задержаны, и чтобы облегчить свою участь, например, они сознаются в своем преступлении – вот такая вероятность имеется. Может быть, эти люди уже задержаны – и такая вероятность есть, и находятся под стражей, но пока не готовы дать показания по данному вопросу.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть, вероятность крайне низкая.

С.ГУРЕВИЧ: К сожалению, да.

И.ВОРОБЬЕВА: Спасибо вам большое. Я была сегодня на проводах Михаила Бекетова, и обратила внимание, что журналистов было не так много. Были политические активисты, экологические, общественные деятели, депутаты, люди из Союза журналистов, декан МГУ Ясин-Засурский, главные редактора изданий. Но мне показалось, что журналистов было мало, и меня это расстроило, потому что мне казалось, что Бекетов это пример ужаса, который может случиться, к сожалению, с любым журналистом в России. Мне было жутко и страшно смотреть, как плачет на сцене журналистка «Новой газеты» Лена Костюченко, - я чувствовала, как ей страшно и больно.

Переходим к другой теме, прошу вас поучаствовать в обсуждении этой темы – она народная. Это законопроект в ГД, предусматривающий тюремные сроки за оскорбление чувств верующих и осквернение святынь. Максимальное наказание – до 3 лет лишения свободы, а также штраф до 3—тысяч рублей или обязательные работы до 200 часов. Все не очень верили, что такой закон может быть принят, но вопрос веры тут не очень сработал.

В Кремле поддержали идею закона - по словам пресс-секретаря президента Пескова, - Кремль поддерживает эту идею закона, но все, что касается формулировок – это работа юриста. Он отметил, что у традиционных конфессий в России много своих обычаев, но он абсолютно необходим в нашей многоконфессиональной стране. Журналисты поинтересовались наказанием: «Детали имплементации закона я не могу комментировать – это вопрос судебной практики». «Утрировать не нужно ни один закон, а нужно исходить из его целей». В первом чтении этот закон принят 9 апреля, предлагается дополнить УК новой статьей «наказание за оскорбление религиозных чувств или осквернение объектов религиозного почитания».

Обсудим, насколько вам кажется необходим такой закон в России и санкции кажутся вам адекватными. Сергей из Кронштадта: «Что в этом плохого? Нечего плясать в чужих храмах и на чужих могилах, поэтому этот закон очевидно нужен». Слушаю ваши звонки.

СЛУШАТЕЛЬ: Федор, Петербург. Мне такой закон категорически не нужен, когда я слушал выдержки из этого законопроекта, у меня волосы постепенно поднимались. Потому что фактически то, что предлагается – это попытка в общем-то, антиконституционного переворота. Предлагается ввести клерикальную церковно-государственную цензуру против статьи 14 Конституции о светском государстве. Вводится также идеологическая цензура, просто элементарная цензура и нарушается равенство всех перед законом. Это нарушение базовых положений Конституции. Видимо, наша ГД вообще хочет выйти за конституционное поле и с плясками двинуться в сторону Ирана. Извините, даже обсуждать это запредельно – как такое может быть? Если говорится, что государство будет защищать только верующих, - мы догадываемся, что, видимо, только РПЦ, а все остальные пошли плясать дальше? У меня просто нет слов. То, что мы обсуждаем, это, конечно, средневековое мракобесие. То есть, видимо, мы отправляемся в 16 век к радости господ Проханова, Шевченко и других. Это ужасно.

И.ВОРОБЬЕВА: Но у нас много верующих в стране и различные конфессии.

СЛУШАТЕЛЬ: У нас есть законы, которые защищают честь и достоинство граждан, а они вводят, что граждане религиозные фактически обладают особыми правами, вы их обижать, и даже критиковать по этому закону не можете. Если вы их подвергнете критике, вы будете преступником. Это базовое нарушение основ конституционного строя РФ, здесь не может быть двух мнений. Для меня это очевидно.

И.ВОРОБЬЕВА: Спасибо вам большое. Послушаем другие звонки.

СЛУШАТЕЛЬ: Вадим из Москвы. Я бы из любопытства попросил их написать закон, но с одним условием – чтобы они исчерпывающим образом отразили четыре пункта: полностью раскрыли бы понятия что такое чувства, что такое верующие, что такое чувства верующих и что такое оскорбление чувств верующих. С любопытством почитали бы, а тогда уже можно было бы обсуждать этот закон. Хотя я думаю, что таких людей нет в природы, которые могли бы полностью все это описать.

И.ВОРОБЬЕВА: Очень интересные вопросы поставлены перед депутатами ГД.

СЛУШАТЕЛЬ: Андрей, я из Москвы. А почему именно мы говорим, что нужно принять меры по защите чувств верующих? А матерщина в общественных местах не нарушает чувства всех?

И.ВОРОБЬЕВА: С матерщиной борются – законы были приняты.

СЛУШАТЕЛЬ: Сейчас вводят штрафы - с этим борьба идет много лет, ну и что?

И.ВОРОБЬЕВА: думаю, что никогда не изобретут закон. Который штрафовал бы за мат – просто невозможно все отследить.

СЛУШАТЕЛЬ: И на этом фоне оскорбление чувств верующих это точечные случаи, как случай с «Пусси Райот».

СЛУШАТЕЛЬ: Валерий, Пенза. Сложно это законом назвать. Бывают атеисты. Вообще любая вера оскорбляет чувства атеиста. Бывают сектанты всевозможные. Как разграничить? Абсурдно, что этот закон обсуждается. У нас конфессий много, есть люди, которых оскорбляет христианская вера - как это все сбалансировать?

И.ВОРОБЬЕВА: Возможно, это даст толчок тому, чтобы люди лучше изучали конфессии?

СЛУШАТЕЛЬ: Вряд ли это вызовет такой позыв. Я не очень хорошо разбираюсь – например, мусульмане очень аскетичны, там множество запретов. Закон абсурден.

И.ВОРОБЬЕВА: Проведем голосование. Лично вам нужен этот закон, или не нужен? Николай из Пензы: «Это эпоха мракобесия», Владимир считает, что подобный закон «нужен для закручивания гаев в рамках построения тоталитарного государства. В современном государстве неприемлем такой закон». Артем: «Как защитить чувства атеиста от церковной пропаганды?», Наталья: «По новому закону власти не смогут препятствовать иеговистам и адвентистам». «Если есть статьи в УК, зачем нужен отдельный закон?», Павел: «Закон бессмысленнен и неадекватен. Догмы одной религии оскорбляют другую релию и, так же, как научные факты оскорбляют любую религию в целом». Сергей: «Давно пора заканчивать с атеизмом. Одобряем всей семьей из 9 человек». Евгений из Пензы: «Такие законы принимаются только в отсталых странах, все это подпадает под вандализм и хулиганку. В целом – мракобесие». Татьяна Евгеньевна из Санкт-Петербурга: «Закон не нужен, вреден, оскорбляет чувства неверующих». Арсений: «Верю в то, что все равны перед законом. Этот закон оскорбляет мои чувства верующего». Еще несколько ваших звонков.

СЛУШАТЕЛЬ: Наталья, Петербург. Когда я впервые услышала об этом законе, у меня возник протест. Но потом я сама попала в ситуацию, когда мои чувства были оскорблены, и очень хотелось, чтобы человек понес наказание.

И.ВОРОБЬЕВА: Что произошло?

СЛУШАТЕЛЬ: В разгар Рождественского поста господин президент публично заявил о том, что мумия вождя на Красной площади это все равно, что мощи православных святых.

И.ВОРОБЬЕВА: Вас это оскорбило?

СЛУШАТЕЛЬ: Кажется, что это оскорбило многих православных людей.

И.ВОРОБЬЕВА: Вы считаете, что можно принять закон, по которому можно наказать президента?

СЛУШАТЕЛЬ: В том-то и дело. Я предлагаю господам в думе подумать об этом и что таких ситуаций может быть много.

И.ВОРОБЬЕВА: И еще один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Афанасий, Тюмень. Мне хотелось высказать свою мысль, потому что часто слышны оскорбления. Я мусульманин и всегда слышу, когда попы считают возможным для себя оскорблять ислам .Поэтому я считаю, что это нормально, когда на того или иного представителя РПЦ можно будет подать в суд.

И.ВОРОБЬЕВА: Интересный поворот событий. И результаты голосования в сетевизоре. Мне бы хотелось, чтобы депутаты ГД услышали результаты. Вопрос был простой - вам лично нужен закон об оскорблении чувств верующих, или нет. 5% проголосовавших высказались за этот закон. 95% говорят о том, что этот закон не нужен. Я не очень себе представляю, ради кого принимается этот закон, может, имеет смысл еще подумать? Это очень странный текст, непонятный. Анастасия поставила прекрасную точку в обсуждении: «Я верующая, но считаю, что защищать нужно чувство атеистов». На этом ставим точку и мы. Спасибо всем.