Купить мерч «Эха»:

- Топ 10, самые популярные блогеры недели - "Дети на акциях протеста" - "Большой театр открыт для публики. Первое впечатление" - "Как готовятся к празднику 4 ноября?" - Михаил Федотов, Сергей Аксенов , Ольга Евсеева - Блог-аут - 2011-11-03

03.11.2011
- Топ 10, самые популярные блогеры недели - "Дети на акциях протеста" - "Большой театр открыт для публики. Первое впечатление" - "Как готовятся к празднику 4 ноября?" - Михаил Федотов, Сергей Аксенов , Ольга Евсеева - Блог-аут - 2011-11-03 Скачать

К.ЛАРИНА: 22 часа 10 минут, добрый вечер, это радиостанция «Эхо Москвы», у микрофона Ксения Ларина, ведущая программы «Блог-аут», в студии также звукорежиссер сегодняшнего вечера и грядущей ночи Василий Антипов. Сегодня у нас 3-е ноября, завтра у вас праздник. Я так думаю, что многие его уже начали отмечать. Надеюсь, что это не скажется на качестве нашего сегодняшнего эфира, нашей сегодняшней программы. Коротко о том, что вы сегодня услышите. Как всегда начало – это основная «Самые популярные блогеры недели» - этот рейтинг нам предоставляет компания Медиалогия каждую неделю, и сегодня вы услышите очередную десятку. Дальше мы будем говорить о главном событии, которое самое обсуждаемое событие в блогосфере, безусловно – это история с маленьким мальчиком Ваней Аксеновым, сыном активиста «Другой России» Сергея Аксенова, которого задержали во время проведения акции Стратегия-31 на Триумфальной. Мало того, что задержали, привезли в полицейский участок, так еще и допросили, и чуть ли не расписаться заставили под протоколом. Короче говоря, история некрасивая, какая-то совсем тупая и сегодня мы об этом поговорим. Она имеет свое развитие, поскольку поступают уже комментарии и в том числе от различных официальных лиц. Но сейчас не буду раскрывать все – чуть позже мы к этому вернемся. Скажу только, что сегодня мы должны успеть поговорить и с Сергеем Аксеновым, отцом Вани и в качестве эксперта у нас сегодня выступит Михаил Александрович Федотов, насколько вы помните, председатель Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека.

Во второй части открываем Большой театр, но не просто так как телезрители (это мы про это говорили), а Большой театр, напомню, что на этой неделе открылся уже для публики, для посещения. И, естественно, очень многие блогеры посмотрели на Большой театр не только снаружи, но и изнутри. Мало этого, еще и посмотрели премьеру, оперу «Руслан и Людмила» Глинки в постановке Дмитрия Чернякова. И вот чем все это кончилось, какие впечатления первые у зрителей – мы сегодня об этом поговорим, в том числе у нас будет на связи Ольга Евсеева, блогер, зритель, такой, неравнодушный зритель – у нее замечательный совершенно текст, который она посвятила Большому театру. Вот, немножечко я ее поспрашиваю поподробнее.

Ну и финальная наша тема – грядущее 4 ноября, то есть завтрашний праздник, День всенародного единства. Я задам вам один простой вопрос, пойдете ли вы на Русский марш? Да, нет, почему? Просто небольшой телефонный опрос минуты на 3-4 мы посвятим только этой теме.

ТОП-10. ЛУЧШИЕ БЛОГЕРЫ

К.ЛАРИНА: Итак, напомню, что компания Медиалогия составляет нам еженедельный рейтинг цитируемости российских блогеров за неделю на сей раз, с 26 октября по 2 ноября. Начинаем с конца. На 10-м месте Владимир Яковлев, экс-главный редактор журнала Сноб, которого, как вы знаете, уволили. Группа Онэксим, владелец Сноба уволил Владимира Яковлева, и сообщили, что это решение связано с тем, что Яковлеву, якобы, не удалось сделать проект прибыльным. В своем блоге на сайте Сноба Яковлев опроверг это, заявив следующее: «У Онэксима нет претензии к коммерческой стороне проекта. То, как он развивается, их полностью устраивает».

На 9-м месте полузащитник клуба «Волга» Марк Кросас. Он рассказал о намерении игроков Волги объявить забастовку и отказаться от участия в тренировке. На такой шаг футболистов вынуждало пойти то, что им не платят зарплату уже 5 месяцев.

На 8-м месте Андрей Коновал, который выложил в своем блоге видеоролик с выступлением главы администрации Ижевска Дениса Агашина, который призывал ветеранские организации города голосовать и агитировал за «Единую Россию».

На 7-м – Алексей Навальный, который рассказал о подложных текстах во взломанной почте своей. На 6-м месте Джон Бейнер, спикер Палаты представителей Конгресса США. На 5-м – Андерс Фог Расмуссен, генсек НАТО, который рассказал о том, что операция в Ливии завершится 31 октября и наша военная миссия окончена – он в своем твиттере об этом написал.

На 4-м Наталья Синдеева, которая прокомментировала слухи о том, что идут переговоры о продаже Дождя Онэксиму. Но, тем не менее, в твиттере Наталья Синдеева написала: «Телеканал Дождь никому не продан, хотя факт переговоров с группой Онэксим могу подтвердить».

На 3-м месте Дмитрий Медведев, который поздравил болельщиков Зенита с победой и разместил фото, сделанное на стадионе. На 2-м месте Сергей Гюрджиан, начальник управления экспортных продаж АвтоВАЗа, которому отказали в регистрации на рейс Азербайджанских авиалиний с указанием на то, что есть указание руководства пассажиров с армянскими фамилиями не регистрировать.

Ну и на 1-м месте Борис Акунин, писатель, который рассказал о том, что Следственный комитет по официальному заявлению гражданина Воеводина начинает проверку романа Акунина «Весь мир – театр» на предмет экстремизма. Ну, вы знаете, что эта история уже ушла назад, что называется, ушла на обочину, поскольку СК, испугавшись, видимо, огласки, решил, все-таки, не притрагиваться к священной книге Бориса Акунина и не усматривать там никаких признаков экстремизма.

БЛОГ-АУТ. ПЕРСОНА

К.ЛАРИНА: Ну а теперь, собственно, мы начинаем разговор об одном событии, которое стало почти самым обсуждаемым в блогосфере и до сих пор активно обсуждается в блогах, на сайтах и в том числе и на информационных сайтах. Напомню, что 31 октября среди задержанных оказался и 6-летний ребенок Ваня Аксенов, сын Сергея Аксенова, активиста «Другой России». Я чтобы самой не рассказывать, я напомню это словами самого Сергея Аксенова, который на нашем сайте в том числе повесил свой пост. «Мой старший сын Иван 6-ти лет был впервые задержан полицией, вместе с сопровождающей Викторией Кузнецовой он был доставлен в Тверское ОВД с Триумфальной площади. Виктория – это мой младший товарищ по «Другой России», расположенная к детям, она нередко выручала меня и соглашалась побыть с Иваном. Вчера был такой случай, столичные власти традиционно отказались согласовать заявку на проведение акции». Ну, в общем, дальше Сергей рассказывает о том, как проходила эта акция, но еще раз подчеркивает, что ни ребенок, ни Вика не участвуют в несанкционированных акциях с риском задержания, а находятся в стороне.

Ну, в общем, все это активно обсуждается. Сейчас буквально, когда я готовилась к программе, я прочитала на сайте «Новой газеты», что Общественный совет при ГУВД не усмотрел нарушений законодательства в задержании 6-летнего Вани Аксенова и его несовершеннолетней няни. И дальше идет такая информация, которой располагает «Новая газета», что сегодня, якобы, состоялось заседание Общественного совета при ГУВД по вопросу законности действий сотрудников ОВД.

Ольга Костина, председатель Общественного совета заявила: «По имеющейся информации полицейские действовали в рамках закона. Если бы они оставили ребенка и несовершеннолетнюю девушку без внимания, то они, наверное, были бы привлечены к ответственности за оставление в опасности. Вопрос в том, что допрос ребенка проводится только в присутствии законного представителя, встает тогда, когда он является жертвой или свидетелем преступления. Но когда его обнаруживают без родителей или представителей в конфликтной ситуации, в отделении полиции силами инспектора устанавливают личности родителей, чтобы пригласить их, чтобы забрать ребенка. Такой вопрос не стоит». Я напомню, что это цитата, это заявление, это комментарий Ольги Костиной, которая является председателем Общественного совета.

Как только я ознакомилась с этой информацией, я немедленно задала вопрос члену президиума Общественного совета при ГУВД Москвы Алексею Алексеевичу Венедиктову. И он мне ответственно заявил, что никакого заседания Общественного совета при ГУВД Москвы не проводилось, и комментарий Ольги Костиной, который сейчас цитируется во всех СМИ, это ее личное мнение, ее личный комментарий.

Ну а теперь у нас на связи сам, собственно говоря, виновник торжества Сергей Аксенов. Сергей, вы здесь?

С.АКСЕНОВ: Да, я здесь.

К.ЛАРИНА: Да, добрый вечер, здравствуйте. Ну вот я не знаю, в курсе ли вы всех комментариев, которые я сейчас цитировала. Алло?

С.АКСЕНОВ: Да, я слушаю-слушаю.

К.ЛАРИНА: Сергей, вот скажите мне, пожалуйста, самое главное для вас, что больше всего у вас возмущение вызывает во всей этой ситуации?

С.АКСЕНОВ: Ну, я, как бы, не барышня для того, чтобы эмоции выплескивать везде, и в интернет, и везде. Я довольно холодно воспринимаю эту ситуацию, я стараюсь видеть в ней то, что есть. И если есть ошибки правоохранителей, то, значит, я их вижу.

К.ЛАРИНА: Давайте, доложите. Какие ошибки?

С.АКСЕНОВ: Если их нет, значит, нет. Есть 2 как минимум факта. Первый факт, то, что ребенок вместе с сопровождающей его девушкой были задержаны по прямому указанию сотрудника Центра Э, и второй факт, то, что он был допрошен в отсутствии законного представителя. Для меня второй факт – как бы, я готов простить это, у меня это не вызывает вообще никаких эмоций, это детали, шероховатости. Может быть, с точки зрения юристов это и неправильно, но у меня нет ни злобы, ни злости и ничего у меня к этому нет. А вот первый факт, то, что сотрудник Центра Э, то есть по борьбе с экстремизмом, который просто занимается оппозицией, разрабатывает ее, то, что он использует свою власть для давления, вот это возмущение вызывает определенное.

К.ЛАРИНА: Сегодня прошла информация, что мама ребенка письменно подтвердила, что не имеет претензий к сотрудникам МВД. Это, действительно, так?

С.АКСЕНОВ: Ну, я как муж мамы ребенка могу сказать, что нет, это не так, она отказалась подписывать этот самый протокол допроса ребенка. Одновременно взяла копию его – она выложена в интернет, все ее видели. Более того, в 8 часов вечера она встречалась с адвокатом впервые и речь шла о подготовке жалоб в прокуратуру на действия Окопного и вообще на всю эту историю.

К.ЛАРИНА: А как вашу жену зовут?

С.АКСЕНОВ: Ее зовут Анастасия.

К.ЛАРИНА: Скажите, а она была на площади 31-го числа?

С.АКСЕНОВ: Нет, она работала. Она – журналист, она конкретно в тот момент работала в одной из газет, находилась на работе, и освободилась в 8 часов и приехала после работы, забрала ребенка, сразу как только это стало возможно. Что важно отметить, ложь то, что сотрудники полиции вызывали родителей, чтобы они забрали ребенка. Этого не было. То есть ей никто не звонил, ей звонила как раз вот эта няня, с которой был ребенок. Она ей позвонила. Никто из полиции не звонил. Я же находился сам задержанный в этом отделении, требовал, чтобы ко мне привели ребенка для того, чтобы просто, ну, как бы, успокоить его и дать ему понять, что все хорошо. Меня в ответ скрутили и кинули в обезьянник без всяких разговоров. Таким образом то, что они заявляют, что они, якобы, делали это в интересах ребенка, это просто ложь.

К.ЛАРИНА: Скажите, пожалуйста, а Анастасия всегда не возражала против того, чтобы вы брали ребенка на такие акции?

С.АКСЕНОВ: Ну, слушайте, давайте называть вещи своими именами. Мы все относимся к движению, к партии «Другая Россия» - и я, и Анастасия, и наш сын, который родился уже позже после того как мы стали интересоваться политикой, он, как бы, рос в этой среде. Поэтому она сама участник множества акций, сидела в тюрьме за акции (раньше было такое), в настоящей тюрьме – не на сутках как там кто-то, а в настоящей тюрьме. То есть имеется в виду, мы все люди убежденные и ничего удивительного в том, что... Мы живем этой жизнью и это наша борьба, конечно.

К.ЛАРИНА: Я все прекрасно понимаю, но вы же сами знаете, что вторая сторона этого события, которое активно обсуждается, можно ли вообще ребенка подвергать такой опасности, что родители...

С.АКСЕНОВ: Я нисколько не удивлен, что подлецы этого мира всегда будут использовать любые аргументы для того, чтобы добру всадить нож в спину, как бы. Наша задача – бороться на стороне правды и на стороне добра.

К.ЛАРИНА: Сереж, а у вас, ведь, 2 сына, да?

С.АКСЕНОВ: Ну да.

К.ЛАРИНА: А старший сын?

С.АКСЕНОВ: Вот, о нем и идет речь.

К.ЛАРИНА: А младшему сколько?

С.АКСЕНОВ: Мало еще, 2 годика.

К.ЛАРИНА: Тоже понесете?

С.АКСЕНОВ: Что значит «понесете»?

К.ЛАРИНА: Поведете.

С.АКСЕНОВ: Вы знаете, вот, у первых мусульман там все были – женщины, дети, мужчины и нормально. Это живая жизнь. Не стоит разделять на отдельно бабушек, немощных детей, якобы немощных. И этим детям жить в нашей стране, да? И им отстаивать, как бы, и им жить в этой стране. И поэтому совершенно нормально, что мы ради их интересов в том числе какие-то вещи отстаиваем. Плюс не надо забывать, что если говорить о конкретной ситуации, о которой мы говорим, естественно, риск рассчитанный, то есть ребенок находится с сопровождающим в стороне для того, чтобы избежать проблем. Вот и все.

К.ЛАРИНА: Это понятно, да. Это понятно.

С.АКСЕНОВ: Ну так это важно.

К.ЛАРИНА: А он понимает, что происходит?

С.АКСЕНОВ: Ну, я предполагаю, что да. Судя по тому, что... Ну, я знаю своего сына. Он понимает в меру того, насколько должен понимать 6-летний ребенок, не больше, не меньше.

К.ЛАРИНА: Ну, вы знаете, вы так горячо реагируете – я прекрасно вас понимаю и прекрасно понимаю, это ваш выбор, вы взрослые люди. Потому что для меня-то авторитет существует в этом мире такой как Наталья Горбаневская, и мы все прекрасно помним: женщина, которая вышла вообще с ребенком в коляске на Красную площадь в 1968 году.

С.АКСЕНОВ: Вот и хорошо бы вспомнить – вот я буквально 2 слова добавлю, да? Правильно, хороший вы пример вспомнили. Я бы хотел уйти даже от гуманитарной стороны этого вопроса, хотя, она, безусловно, существует и мы о ней в первую очередь говорим. Но есть еще несколько граней этой истории. То есть всегда начинают, любые изменения – за них ратуют единицы, да? Они там когда-то, вот, 10 человек вышло на Красную площадь, потом их было чуть больше, ну, хотя это все равно были десятки. В эмиграцию огромное количество людей уехало только после того, как Марченко умер в тюрьме после голодовки, да? То есть вот эти люди все начинали. На них тоже можно было тыкать пальцем, говорить, что они не думают о детях, якобы, они не думают о том-то. Они думали, может быть, не только о своих детях, но и о всех остальных детях. И сегодня, когда российские люди счастливо приобретают в кредит свои холодильники, допустим, и радуются тому, что у них есть интернет и возможность поехать в Турцию или Египет, на самом деле, вот за них умер Марченко в тюрьме и за них Горбаневская вышла с ребенком в коляске на Красную площадь. Вот, Горбаневская вышла с ребенком, а я вышел с Иваном на Триумфальную, да? Вот, через 20 лет кто-то будет, я не знаю, ну, не в Египет ездить, но будет... Не знаю, что будет делать, да? Пользоваться благами цивилизации и свободами, может быть, свободой собраний и свободой всего в нашей стране, только благодаря тому, что Иван вышел вместе со мной на площадь. Вот так я считаю.

К.ЛАРИНА: Ну что же, я вас благодарю за этот комментарий. Надеемся, что никакого сильного стресса Иван не испытал.

С.АКСЕНОВ: Иван не испытал стресса. Более того, я вам скажу, ситуация, на мой взгляд, близка к ситуации О.Генри «Вождь краснокожих». По-моему, они пожалели о том, что они взяли его в плен, и, конечно же, пытались давить, но еще кто на кого давил.

К.ЛАРИНА: А вот интересно, кстати, а как он всю эту историю рассказывает? Как он описывает всю эту ситуацию? Он вам что рассказывал?

С.АКСЕНОВ: Ну, он довольно холодно описывает, поскольку у него и папа – бывалый человек, и мама – бывалая. То есть он не бравирует своими подвигами, он холодно излагает факты, которые свидетельствуют о том, что он вел себя ровно, я бы сказал так, мужественно, ровно, без истерик, достойно и не бравируя, одновременно не боясь, без страха. Нормально, нормально. На самом деле, я счастлив, что у меня такой сын.

К.ЛАРИНА: Значит, возвращаясь теперь к фактуре. Вы убеждены, что это плановое задержание, да?

С.АКСЕНОВ: Не только убежден. Меня Окопный... Сначала мне няня сопровождающая лично это сказала по телефону, когда их задержали, да? Что «нас задержали по указанию, на нас показали пальцем, потом нас задержали». Потом этот Окопный, стоя передо мной (я сидел в клетке), он мне об этом говорил уже более сдержанно, одновременно, очевидно, гордясь. Я не знаю, чем гордиться тут. То есть имеется в виду, это факт, подтвержденный всеми. Я же не абстрактно говорю об этом. То есть он сам об этом сказал в присутствии всех задержанных наших ребят.

К.ЛАРИНА: Ну а что касается совершенно потрясающего свидетельства, которое опубликовано в вашем блоге, которое тоже на нашем сайте висит, я имею в виду фотографии протоколов – там вообще-то есть хоть какие-то настоящие слова Ивана или это вообще все – липа?

С.АКСЕНОВ: Не, ну, я никогда не пытаюсь передергивать. На мой взгляд, там где-то 2/3 или 3/4 – это похоже на его настоящий текст. А почему нет? Дети так примерно и говорят 6-ти лет «Папа держал повязку, разбрасывал бумажки про правду». Нормально. Я не вижу здесь фальши. Явно вступление приписано ребенку, явно там приписаны какие-то отдельные фразы, но, в целом, там где-то 2/3, 3/4 текста. Я не в обиде на эту женщину, которая инспектор несовершеннолетних – она худо-бедно там... В нее тоже вцепились, как будто она прямо уж... Она может и не знать законов, это не ее вина, может быть, вина начальства, в конце концов. Это не так страшно. Она как могла общалась с ребенком, на нее тоже давили, наверняка, как бы. У меня никаких претензий, честно говоря, к ней нет, к ней лично. Вот, к товарищу Окопному большие претензии.

К.ЛАРИНА: Ну вот смотрите, если вам интересно, мы сейчас после новостей, я буду разговаривать с Михаилом Александровичем Федотовым, председателем Совета при президенте по правам человека. И, естественно, попрошу его прокомментировать эту ситуацию, поскольку мы знаем, что уже как-то официальные лица подключаются потихоньку к этой истории, поскольку это прецедент, безусловно, что еще самое главное, если отбросить всю лирику, все, о чем там пишут люди в интернете, да? Все-таки, это, по-моему, впервые в нашей истории задержан экстремист 6-ти лет от роду во время гражданской акции. И это, безусловно, прецедент. И, вот, каким образом дальше будет государство и официальные органы реагировать на эту историю, такое дальше будет, собственно, и лицо наше, нашего общества. Посмотрим, да?

С.АКСЕНОВ: Ну да. Я с удовольствием его послушаю, я просто сейчас сижу с приболевшим младшим сыном, и в интернете я потом послушаю, узнаю, что он сказал.

К.ЛАРИНА: Хорошо. Сергей, спасибо вам большое. Счастливо, до свидания.

С.АКСЕНОВ: Спасибо.

К.ЛАРИНА: Я напомню, что это Сергей Аксенов, активист «Другой России» 1971 года рождения, с 1997 года активно участвует в движении Национал-Большевистской партии. В 1998 году принимал участие в работе первого съезда НБП, в 2001 году арестован вместе с Лимоновым и остальными активистами Национал-Большевистской партии, был признан виновным, приговорен к 3,5 годам лишения свободы, отбывал срок в колонии общего режима, освобожден досрочно в 2003 году, а затем активно участвовал во всех московских и даже питерских Маршах несогласных, неоднократно задерживался в милиции. После 2007 года в рамках коалиции «Другая Россия» продолжает политическую деятельность, поскольку запрещена НБП. Ну а теперь участвует на каждой акции на Триумфальной площади в рамках Стратегии-31, кроме этого участвовал в сидячей забастовке в поддержку Таисии Осиповой, отец двоих сыновей (ну, это вы уже знаете) Ивана и Тимура.

Ну вот вижу, что вы пишете. Кстати, напомню номер SMS +7 985 970-45-45. И здесь, конечно, спор, который активно ведется в интернете, здесь тоже активно ведется и нашими слушателями, кто виноват, мог ли отец подвергать опасности своего ребенка, в Америке бы у него ребенка отобрали и прочее-прочее. Значит, у нас на связи Михаил Александрович Федотов. Михаил Александрович, вы здесь?

М.ФЕДОТОВ: Да, я здесь.

К.ЛАРИНА: Да, добрый вечер.

М.ФЕДОТОВ: Добрый.

К.ЛАРИНА: Напомню, что Михаил Александрович Федотов возглавляет Совет президентский по развитию гражданского общества и правам человека.

М.ФЕДОТОВ: Точно.

К.ЛАРИНА: Ну давайте, Михаил Александрович, ваш комментарий, потому что это, действительно, прецедент, что называется. Пока у нас еще 6-летних детей не допрашивали под протокол.

М.ФЕДОТОВ: Я бы сказал, что это не прецедент, а, наоборот, беспрецедентный случай. Я сегодня по этому поводу уже высказывался, ну, правда, я не знал всех деталей, к сожалению, и только сегодня вечером удосужился все это узнать в деталях, и детали мне показали, что, в общем, теперь мне все понятно. Для меня совершенно очевидно, что ситуация развивалась именно таким образом, что вот этот самый господин Аксенов пришел туда с ребенком и, прежде чем пойти митинговать, он отдал ребенка Вике, которая стояла там возле выхода из метро и пыталась фотографировать разгон этого самого митинга. И в этот момент их решили задержать. Но у меня сразу возникает простой вопрос: а задержать за что? За что?

К.ЛАРИНА: Подошли, проверили документы, отказалась представиться, сказала, что «Ребенок не мой».

М.ФЕДОТОВ: Не, одну секундочку, одну секундочку. Вы находитесь на одной из центральных улиц Москвы, к вам кидаются и начинают вас забирать в кутузку. С какой стати? Они говорят, что она была несовершеннолетняя, а этот самый мальчик – ему вообще 6 лет. Простите, а что, вечером в Москве в 6 часов вечера нельзя пройти по Тверской 16-летней девушке вместе с 6-летним ребенком? Это что? Это основание для задержания?

К.ЛАРИНА: Так, это у нас нарушение №1 – не имеют права, никаких оснований для задержания нет.

М.ФЕДОТОВ: Я не вижу оснований. И разговоры о том, что это оставление в опасности. 6-летний ребенок, вот, один на улице – да, действительно, это оставление в опасности, безусловно. Его нужно очень аккуратно, очень любовно, очень внимательно со всем придыханием взять и отвезти его к родителям, понятно.

К.ЛАРИНА: Ну, подождите. Михаил Александрович, дайте я вас прерву, чтобы просто ответить вам словами Ольги Костиной. Полицейские, наоборот, если бы они оставили ребенка и девушку без внимания, то они были бы привлечены к ответственности за оставление в опасности.

М.ФЕДОТОВ: Вот, насчет 6-летнего ребенка, я согласен. В отношении 16-летней девушки, которая находится на одной из центральных улиц Москвы... У нас нет, извините, такого закона, который запрещает 16-летнему человеку находиться на улице в 18 часов вечера. Ну, нет такого закона. Не надо всех доставлять в отделения полиции.

К.ЛАРИНА: Так. Дальше пошли. Допрос.

М.ФЕДОТОВ: Ну, там... Я посмотрел вот этот документ, который выложен на сайте «Эха Москвы», это объяснение. Я вообще не очень понимаю. Ну, может быть, я просто не в курсе. Вот, если в отделение полиции доставляют ребенка, который потерялся, например. Ребенку, там не знаю, 2 года. Тоже составляется вот такой протокол-объяснение?

К.ЛАРИНА: Нет, спрашивают «Мальчик, как тебя зовут? Кто твои папа и мама? Где ты живешь?» Помните фильм «Подкидыш»?

М.ФЕДОТОВ: Ну да. Вот именно. Вот, вспомните, пожалуйста, фильм «Подкидыш», вот как относятся к ребенку. Вот так относятся к ребенку. Понимаете, я вам скажу. В этом документе меня потрясло другое. Его не спрашивают «Где твоя мама?» и «Где твой папа?», «Какой адрес? Чтобы мы могли тебя доставить к твоим родителям». Его спрашивают: «А чем занимается твой папа? А часто ли он ходит на Триумфальную площадь?» Ну и так далее. Минуточку, а какое это имеет отношение к ребенку? Он что у нас, свидетель здесь?

К.ЛАРИНА: Это получается... Чистой воды допрос получается.

М.ФЕДОТОВ: Ну, в общем, я думаю, что тот человек, который дал указание задержать ребенка и вот эту 16-летнюю девушку Вику, он совершил большую ошибку, которая еще очень сильно аукнется ему в его жизни. Я ему, мягко говоря, не завидую. И если с этим не разберется Общественный совет при ГУВД, есть еще Общественный совет при МВД и, в конце концов, есть еще наш Совет, который подобные истории не оставляет без внимания.

К.ЛАРИНА: Есть общественные советы, есть уполномоченный по правам ребенка по Москве Евгений Бунимович, который тоже уже отреагировал достаточно жестко на эту ситуацию.

М.ФЕДОТОВ: Ну, ситуация, действительно, безобразная.

К.ЛАРИНА: Есть уполномоченный по правам ребенка по России господин Астахов, достаточно активный господин и, надеемся, что он тоже обратит внимание на это, потому что, безусловно, здесь нужно очень жестко... Как мне кажется, чтобы не повадно было в дальнейшем, чтобы это не стало нормой. Я вот сейчас разговаривала с Сергеем Аксеновым, и мы с ним вспомнили, как Горбаневская выходила с ребенком на Красную площадь.

Понимаете, это второй момент, этический, который активно обсуждается в интернете.

М.ФЕДОТОВ: Да, это другой вопрос, но он тоже имеет право на существование.

К.ЛАРИНА: Вот здесь есть предложение от наших слушателей вообще чтобы лишить родительских прав родителей, которые позволяют себе подвергать ребенка такой опасности. Вот, ваше отношение к этому.

М.ФЕДОТОВ: Вот, вы знаете, я бы поостерегся от таких серьезных выводов, потому что при той системе, которую мы сегодня имеем в отношении детей, находящихся без попечения родителей, я никому бы этого не рекомендовал и никому бы не пожелал. Вот, когда мы добьемся того, что у нас будет такая система заботы о ребенке, оставшегося без попечения родителей, какая существует в, действительно, развитых странах, вот тогда можно было бы об этом ставить вопрос. А господину Аксенову я бы посоветовал: если вы не можете оставить ребенка дома, ну хорошо, ну, найдите способ, как его оставить с бабушкой, с дедушкой, с дядей, с тетей.

К.ЛАРИНА: Не-не-не, Михаил Александрович, я вот сейчас с ним разговаривала. Это их принципиальное решение. У них такая семья. Дети должны понимать, что у нас такая семья. Вот его позиция как родителя. То есть они сознательно это делают.

М.ФЕДОТОВ: Ну, понимаете, какая штука? От того, что ребенок приходит в качестве наблюдателя на подобные мероприятия, от этого ребенку вреда быть не должно. И то, что случилось, это неправильно, это, конечно, безобразие. Но если бы он как поступают некоторые его коллеги по лимоновскому движению, брал бы ребенка с собой непосредственно в самую гущу, ну, извините, это уже вне человеческого понимания.

К.ЛАРИНА: Но тем не менее, некий налет бреда – он, конечно, присутствует и в этом протоколе, опубликованном Сергеем.

М.ФЕДОТОВ: Безусловно.

К.ЛАРИНА: «По существу заданных мне вопросов могу пояснить следующее», - пишет 6-летний ребенок. (смеется)

М.ФЕДОТОВ: Нет, Ксюш, вот это я как раз прекрасно понимаю, потому что у этой самой барышни из отдела по делам несовершеннолетних, у нее в компьютере уже забит образец этого объяснения.

К.ЛАРИНА: Нет, подождите, а графа «Образование»? «Детский сад, 9-я группа». (смеется)

М.ФЕДОТОВ: Ну да, конечно. (смеется) Ну, это смешно. Но это говорит о том, что нам нашу систему, существующую систему работы с несовершеннолетними в нашей полиции надо, конечно, совершенствовать. Надо как-то это делать более цивилизованно, что ли, более любовно по отношению к ребенку. Это же дети, это же наши дети. Ну, их надо на руках носить, а не составлять протокол «по существу заданных мне вопросов имею сообщить следующее». Ну, это позор.

К.ЛАРИНА: Ну хорошо, Михаил Александрович, завершая. Вы это не бросаете, да?

М.ФЕДОТОВ: Нет, не бросаю.

К.ЛАРИНА: Обязательно нужно какое-то сделать официальное заявление, потому что просто совсем уже обалдели. Говорили непарламентские слова. М.ФЕДОТОВ: Да дело же не в заявлениях. Дело в том, чтобы довести дело до логического конца, разобраться во всем и наказать всех, кто это безобразие учинил. Потому что, на самом деле, здесь, действительно, безобразие.

К.ЛАРИНА: Спасибо. Спасибо большое, Михаил Александрович, за то, что прокомментировали всю эту историю. Напомню, что это Михаил Федотов, председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Вот тут наши слушатели пишут, что скоро будут животных задерживать, пишет Михаил. Да, тоже так, ничего – собак, кошек...

Ну а я, завершая эту тему, вернусь к блогу самого Сергея Аксенова. «За сына моего не беспокойтесь, - заканчивает он свой пост. – С ним все хорошо. Воспитанный в нацбольской среде, он вырос энергичным, бодрым и неустрашимым. Вчера в отделении он показывал полицаям кулаки. То ли еще будет».

Ну а теперь к более мирным новостям. Открылся Большой театр. Мы с вами обсуждали на прошедшей неделе торжественное открытие, которое мы наблюдали по телевидению. Ну а вот теперь Большой театр распахнул свои новые двери для публики, он стал общедоступным. И публика ринулась туда. Я полистала первые отзывы, публика пошла не просто на экскурсию – она пошла на спектакль, на премьеру под названием «Руслан и Людмила», Глинка, Дмитрий Черняков – режиссер этого спектакля.

Так вот я в совершеннейшем ужасе читала потом в твиттере, в микроблогах первые отзывы о спектакле, и как-то мне поплохело. Ну вот я могу вам процитировать: «На сегодняшней премьере «Руслана и Людмилы» в зале были слышны крики «Позор!», «Издевательство!» Или еще: «Вчера в восьмом часу 2 тетки выходят из Большого театра. «Заметили? – говорит одна. – Выходим раньше. Ушли с постановки «Руслан и Людмила», считаем, что нас обули на 7 тысяч. Позор! В зале люди кричали «Позор!» Нефиг ставить классику в современной интерпретации».

Ну, на самом деле, все это из юмора, потому что все, что касается современной интерпретации, я думаю, что к этому надо относиться спокойно. Потом этот диспут стар как мир – кого только ни обсуждали: и Юрия Петровича Любимова, и того же Чернякова, и Десятникова с его оперой, с «Детьми Розенталя», и Сорокина, и пытались запретить. Это все фигня, это все не имеет значения. А, вот, качество спектакля как и качество реставрации – вот это, конечно, уже интересно.

К.ЛАРИНА: Теперь я обращаюсь – по телефону у нас Ольга Евсеева. Оля, вы здесь? Добрый вечер.

О.ЕВСЕЕВА: Да, добрый вечер, Ксения.

К.ЛАРИНА: Да, здрасьте. Олю я обнаружила в недрах интернета, и ее пост в ее Живом Журнале уже стал очень популярным, поскольку она наиболее интересно и как-то так, совершенно нестандартно оценила и сам факт реставрации, посмотрела на то, что там внутри налепили, наклеили, и насколько прав вообще Николай Цискаридзе в своих претензиях, ну и, естественно, спектакль посмотрела. Оль, ну давайте я вам сейчас дам слово. Коротко поделитесь своими впечатлениями.

О.ЕВСЕЕВА: С чего начать? Со спектакля или с реставрации?

К.ЛАРИНА: С реставрации.

О.ЕВСЕЕВА: С реставрации. Хорошо. Ну, естественно, поскольку в Большой театр я хожу достаточно регулярно аж с 1993 года, естественно, я помню, что было тогда. И, естественно, я читала все интервью Николая Цискаридзе, и мне было интересно, насколько он прав, поскольку была достаточно ему дана резкая отповедь и со стороны руководства театра, и со стороны Министерства культуры. Дальше, что называется, по пунктам.

Первая претензия, которую Николай высказал, это качество позолоты, которой декорирован зрительный зал. Я не поленилась. Значит, во-первых, я сделала вчера в Большом театре несколько крупных планов именно позолоченных участков декора.

К.ЛАРИНА: Это то, что вы там выложили тоже у себя в блоге фотографии?

О.ЕВСЕЕВА: Да-да-да, это вот мой самый свежий пост. А во-вторых, я не поленилась, покопалась на форуме, где общаются между собой работники-позолотчики, которые как раз и обсуждали свою работу на объекте Большой театр. И там я нашла такую информацию, что в случае, если позолота сусальным золотом вне зависимости от того, полированное золото или матовое, идет ровно, если это все позолота, то ни границ, ни каких-то ляпов, ни клякс, ни полосок видно быть не должно.

К.ЛАРИНА: А здесь есть, да?

О.ЕВСЕЕВА: А здесь есть, причем очень четко. При этом позолотчики очень жаловались на орнамент, который им приходилось золотить, и говорили, что орнамент – размазня. Вот это, что называется, цитата с форума. На самом орнаменте, покрытом желтовато-золотистой краской, на самых выступающих частях идет полоска сусального золота. Так что в этом пункте Цискаридзе не соврал.

Следующий пункт, о котором говорил Цискаридзе, это лепнина на пилястрах между ложами. Он говорил о том, что если раньше это была позолоченная лепнина, то сейчас там местами пластик. Просто пластиковые рейки. Посмотрела, потрогала руками, постучала ногтем. Совершенно верно: рамочка, обрамляющая виньетку из чего-то позолоченного, рамочка сделана из пластиковой рейки. Сама виньетка вот эта позолоченная, якобы, лепная – я не знаю, лепнина это позолоченная? Мне до нее, к сожалению, было высоко, не дотянуться. Цвета она хорошего, ровненького, золотистого, но это не лепнина, крепленая на стену, это что-то, сделанное отдельно и прилепленное на стенку. Причем, я видела фотографии, выложенные в интернете, где расстояние между самой вот этой вот накладкой и стеной достигает от 1,5 до 3 миллиметров, то есть там четко видно, что это приклеено.

К.ЛАРИНА: Оль, а, вот, полы скользкие вот такие, про которые говорил Цискаридзе?

О.ЕВСЕЕВА: Это пресловутая венецианская мозаика.

К.ЛАРИНА: Это вот там какая-то плитка, что ли? Или что это такое?

О.ЕВСЕЕВА: Это не плитка, это мелкая мозаика, вбитая в бетонную или песчаниковую, или цементную основу, и сверху затертое все это цементом. Они отполированные. Значит, проблема этих полов. Да, во-первых, они очень скользкие. Во-вторых, если это, действительно, вбито в песчаник, как об этом твердит руководство театра, или если это вбито в цемент, что тоже возможно, то железные набойки каблуков, на которых будут приходить дамы, разобьют эту основу за год-полтора. То есть через год-полтора мы будем иметь не скользкий, но щербатый пол.

К.ЛАРИНА: Оль, но, как бы, давайте, резюмируя эту часть нашего разговора. Все-таки, в чем-то соврал Николай? Или все, что вы могли проверить, вы проверили и все подтвердилось?

О.ЕВСЕЕВА: Все по пунктам. Подтвердилось все по пунктам. Более того, Николай еще не упомянул, что и большая люстра в зрительном зале другая.

К.ЛАРИНА: Там какие-то странные свечки сымитированы, которые... Я тоже видела на фотографии, не знаю, ваша или не ваша, они там все вразнотык все понатыканы.

О.ЕВСЕЕВА: Они вразнотык все понапиханы, эти имитации свечек. Половина свечек уже не горит.

К.ЛАРИНА: Половина не горит – там кто-то написал, что такой взрыв на макаронной фабрике.

О.ЕВСЕЕВА: Совершенно верно.

К.ЛАРИНА: Слушайте, а еще я обратила внимание – я только с внешней стороны его видела, внутри еще не была – что там какой-то невероятный пиетет перед периодом советской истории. И объяснить это невозможно. Потому что, все-таки, господа, ведь, театр начал свою жизнь и свою историю ведет с 1776 года, если мне память не изменяет, да? А здесь такое ощущение, когда смотришь на него со стороны улицы, что он основан в году 1917-м, потому что слева я вижу огромную мемориальную плиту, на которой крупными буквами написано «Ленин», а справа огромная плита, на которой крупными золотыми буквами написано «СССР». Учитывая, что там, по-моему, фронтон тоже над сценой тоже такой, сталинский они установили, да?

О.ЕВСЕЕВА: Нет, фронтон – это повторение старого, это называется «Арлекин» (вот этот занавес). Это повторение старого, он вполне достаточно приличный. Что касается мемориальных плит, ну, на самом деле, то, что их не сняли, это, в общем, не так уж плохо. Меня больше повеселила, конечно, история с фиговым листком и венком для Аполлона.

К.ЛАРИНА: Это, действительно, так?

О.ЕВСЕЕВА: Вы знаете, самое веселое в этой истории, что когда одно из СМИ обратилось в пресс-службу фирмы-генподрядчика, в пресс-службе им сказали, что «Вот, вы все обсуждаете фиговый листок, а никто не заметил венка на голове у Аполлона». Я еще раз посмотрела фотографию, сделанную крупным планом. Венка на голове Аполлона нет – венок Аполлон держит в руке, в той самой руке, в которой до реставрации он держал вожжи. А сейчас он держит в руке венок – кони сами по себе, он им вслед веночком машет, видно, прощается.

К.ЛАРИНА: Оль, ну давайте буквально несколько слов о самом спектакле, и тем более, что я здесь вижу, есть отзывы у нас на SMS. Пришел отзыв от Дмитрия. Вот он пишет нам: «Забегая вперед, хочу сообщить о вчерашней премьере в Большом. Никогда в жизни не видел ничего подобного – зрительный зал скандировал «Позор! Ужас и бред!» и освистывал постановку. В СМИ, - пишет Дмитрий, - сообщают, что это кто-то якобы нарочно все организовал. В это верится с трудом, так как, во-первых, постановка, действительно, безобразная, а во-вторых, билетов в продаже не было вообще. Не думаю, что предполагаемые организаторы освистания готовы были платить в 5-10 раз больше. На самом деле, публика была просто раздражена беспределом с билетами и в результате плохим действом». Действительно, так?

О.ЕВСЕЕВА: Я лично купила билет через интернет, через сайт Большого театра. Но билеты были выброшены на сайт около 5 утра. Причем, несколько раз я наблюдала выкладывание на сайт билетов в 4-5 утра, которые через 15 минут продавали. То есть с билетами, действительно, было очень проблемно.

Но что меня поразило? Когда я пришла в театр, часть лож и достаточно большая часть партера была пустая. То есть билеты в партер, например, были не проданы, а с учетом качества постановки, что бы кто ни говорил и как бы кто ни пытался обвинить каких-то наемных людей, партер как раз и уходил после первого, после второго действия. А люди с ярусов спускались и, есть такое выражение «лечь в партере». Вот, люди спускались и буквально ложились в партере, потому что мест свободных было очень и очень много.

К.ЛАРИНА: А кричали? Простите, пожалуйста, а на самом деле, были крики «Позор!» и «Ужас!»?

О.ЕВСЕЕВА: Да, только они появились не на 4-м часу, как сейчас пытаются говорить в СМИ, а они появились уже после 2-й картины. После Рондо Фарлафа, во время которого он вспрыгнул на стол, заголил торс, а потом начал пытаться делать какие-то движения бедрами а-ля Майкл Джексон. И все это время продолжал петь. А поскольку пел он в достаточно ускоренном темпе, чуть быстрее, чем это написано у Глинки, он, естественно, не успевал, у него сбивалось дыхание, отсюда качество пения для тех, кто пришел послушать оперу. Ну и поскольку особо атлетическим сложением мальчик не отличался, те, кто пришел посмотреть оперу, я думаю, тоже особого эстетического удовольствия не получили.

Ну и, конечно, извините, когда Большой театр был на реконструкции, было очень много разговоров о том, что на исторической сцене должна, все-таки, идти классика в классической постановке, а под эксперименты и новаторство имеет смысл отдавать новую сцену.

К.ЛАРИНА: Да, кстати, на новой сцене вот я смотрела «Золотого петушка», прекрасно он там существует, Кирилла Серебренникова. И мне кажется, что это абсолютно правильное было бы решение.

О.ЕВСЕЕВА: И было очень много спорных постановок на новой сцене, и никогда их никто не освистывал. Мне кажется, народ начал кричать «Позор!»... Значит, были крики «Позор!», были крики «Бу!», был свист, были крики «Режиссера на мыло!» - это было уже в 1-м акте. И где-то во 2-м, в 3-м акте раздался крик «Касрашвили – позор!». Для тех, кто не знает, Маклава Касрашвили на сегодняшний день зав оперной труппы Большого театра.

К.ЛАРИНА: Оль, к сожалению, наше время с вами истекло. Я вас благодарю за такой подробный рассказ. Большое вам спасибо. Спасибо за то, что нам время уделили. Но я думаю, что в любом случае нам нужно будет отдельно говорить о судьбе Большого театра в большой программе, может быть, в «Культурном шоке», потому что это вопрос вопросов, имеет ли право на существование такая вот радикальная авангардная постановка, такая радикальная режиссура, которой занимается Дмитрий Черняков, например, или тот же Кирилл Серебренников, к которым я, и к тому, и к другому, отношусь с огромным уважением и всегда мне их работы интересны. Но другой вопрос, уместны ли такие пограничные вещи на сцене национального бренда, как его назвал Дмитрий Медведев. Это спорная история, это абсолютно дискуссионная такая штука – я думаю, что мы обязательно эту тему возьмем и поговорим с представителями и той, и другой стороны – это будет интересно.

Значит, что у нас получилось? У нас не получилась подготовка к 4 ноября, поскольку у нас сильно расширилась первая тема, связанная с ребенком Ваней Аксеновым. Ну, поскольку Русские марши завтра-то, все-таки, состоятся и, наверняка, завтра в нашем эфире так или иначе вы будете эту тему обсуждать, я думаю, ничего страшного не случится, если мы сегодня без нее и обойдемся. Почему? Потому что я хотела в конце поставить песню, а песня тоже пришла ко мне путем электронным. Эту песню мне прислал по почте электронной Сергей Никитин, хорошо известный вам исполнитель и музыкант, композитор, который поет уже много-много лет песни на стихи больших поэтов. Так вот, это старая песня на стихи Киплинга, которую прислал мне Сережа Никитин с приветом всем вам, дорогие слушатели, и с напоминанием о том, что старые песни очень часто становятся очень-очень актуальными. Вот эту песню мы с вами сейчас и услышим.

(звучит песня)