Купить мерч «Эха»:

Топ10: самые популярные блогеры недели; Личный дневник как причина для увольнения: изменится ли жизнь в блогосфере после "случая Николая Троицкого" - Николай Троицкий, Владимир Варфоломеев, Максим Кононенко, Валерий Левченко - Блог-аут - 2011-06-30

30.06.2011
Топ10: самые популярные блогеры недели; Личный дневник как причина для увольнения: изменится ли жизнь в блогосфере после "случая Николая Троицкого" - Николай Троицкий, Владимир Варфоломеев, Максим Кононенко, Валерий Левченко - Блог-аут - 2011-06-30 Скачать

К. ЛАРИНА: Добрый вечер, в Москве 22 часа 10 минут, мы начинаем программу «Блог-аут», здесь в студии ведущая программы Ксения Ларина, Василий Антипов - звукорежиссер. Вася, я тебя прошу воздуху дать нам немножко. А то че-то прям тяжело. Еще целый час у нас будет тема горячая, будем кричать, ругаться и задохнемся тут от страстей. Я хочу вам сказать, дорогие друзья, что сегодня у нас программа будет монотемная. Обычно я собираю главные темы недели, и как минимум три штуки у нас умещается, упихиваются в формат передачи, но события этой недели, как мне кажется, невероятно важны, для жизни в интернете, для жизни в блогосфере. Я имею в виду «случай Николая Троицкого», так его уже обозвали в интернете. Об этой истории мы будем говорить и тема, которую я вынесла в название передачи: «Личный дневник как причина для увольнения: изменится ли жизнь в блогосфере после "случая Николая Троицкого"». А у нас сегодня в студии есть гость - заместитель главного редактора РИА-Новости Валерий Левченко. Валерий, добрый вечер, приветствую вас!

В. ЛЕВЧЕНКО: Добрый вечер.

К. ЛАРИНА: И как-нибудь мы будем вести разговор. Скажи как-нибудь, чтобы я слышала... скажи мне в ухо, что нужно сделать, Вася? Скажи мне, куда подвинуть человека? От меня влево? Влево. Подвиньтесь, ориентируйтесь, Валера, вот эта камера, пожалуйста, потому что у нас Сетевизор, напомню, что мы не только по радио, но и в Сетевизоре. Компания Сетевизор транслирует наш эфир на нашем сайте в интернете. Кроме этого у нас сегодня ожидается телефонная встреча с моими коллегами с Владимиром Варфоломеевым, моим коллегой по радиостанции "Эхо Москвы", у которого есть свой взгляд на случившееся. Конечно же, Николай Троицкий как главный фигурант тоже появится в нашем эфире и Максим Кононенко, журналист, публицист, активный блогер, которого все знают в интернете как мистера Паркера, тоже выскажется по этому поводу. Конечно же, есть возможность для вас поучаствовать в нашем разговоре. С помощью смс +7 (985) 970 45 45, телефон на всякий случай тоже даю: 363-36-59, ну еще есть твиттер - наш аккаунт @vyzvon, тоже можете пользоваться этой возможностью. Начинает как обычно с десятки недели.

Топ-10: лучшие блогеры.

К.ЛАРИНА: Напомню, что компания «Медиалогия» нам предоставляет еженедельный рейтинг цитируемости российских блогеров. На сей раз речь идет о периоде с 22 по 29 июня. Итак, на 10 месте впервые за все время выхода нашей программы главный блогер страны оказался на 10-м месте. Дмитрию Медведеву надо подумать - падает рейтинг. На 9-м месте у нас Оксана Дмитриева - депутат Госдумы, она сообщила в твиттере об объединении политических сил против избрания губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко в Совет Федерации. На 8-м месте помощник президента Аркадий Дворкович. Он написал в своем твиттере, что работа над бюджетным посланием завершается, осталась одна неделя. На 7-м месте глава Красногвардейского района Санкт-Петербурга Георгий Мещеряков, "Главы муниципалитетов Ржевки и Пороховых выходят с предложением провести довыборы депутатов муниципальных образований и хотят обратиться с предложением к губернатору",- сообщил он в своем твиттере. На 6-м месте Юлия Тимошенко - будем считать иностранный гость в нашей десятке. Юлия Тимошенко написала в твиттере, что «Украинские власти избрали путь крайнего циничного беззакония, судья одним ухом слушала нас, во втором у него суфлер из администрации президента» - написала Тимошенко у себя в микроблоге. Дальше у нас с вами кто идет? Дальше у нас идет Виталий Мутко. Он тоже в твиттере написал: "Данная страница является единственно официальной», - написал он, министр спорта и туризма и молодежной политики. Он просто открыл свою страничку в твиттере, и тем самым своим как бы участием, уже вошел в рейтинг на очень хорошую позицию. На пятое место. На четвертом месте целое министерство - Министерство иностранных дел, которое тоже завело свой твиттер и будет рассказывать о внешней политике России в собственном аккаунте. Тоже попала в рейтинг. На третьей позиции еще один иностранец - Уго Чавес. Который впервые после операции появился в твиттере, сделав там несколько записей, поздравив соотечественников с годовщиной битвы при Карабоба через микроблог также поздравил работников СМИ страны с их профессиональным праздником - Днем журналиста. Ну, само появление Уго Чавеса в публичном пространстве уже считайте большое событие. На втором месте лжеблог, обращаю ваше внимание, блог «Медведев», так называется он. У главы государства только два официальных микроблога, сообщает «Медиалогия»: Кремлинраша и Медведевраша. А вот блог «Медеведев» - это абсолютная подстава. Так что имейте в виду, но тем не менее, он на втором месте. Что мы делаем? А еще просим подвинуться. Да видите у нас все в прямом эфире. Ну и наконец, уже традиционно как обычно на первом месте Алексей Навальный, со своей инициативой проверить новую организацию премьера Путина "Общественный народный фронт" на предмет соответствия законодательству. Вот об том Алексей Навальный написал у себя в Живом Журнале, ну вы всю эту историю знаете, мы ее уже широко обсуждали в наших новостных программах. Вот собственно и все пока, переходим к главной теме.

К. ЛАРИНА: Ну что же я напомню теперь историю вопроса. 26 июня в своем блоге в Живом журнале, личном блоге, политический обозреватель РИА-Новости Николай Троицкий опубликовал в резких тонах, опубликовал свое отношение к гей-парадам. Это все произошло на фоне гей-парада, который случился в городе Берлине. В интернете ходили фотографии с этого праздника самые разнообразные. Можно по-разному их комментировать. Я надеюсь, мне ничего не будет, если я процитирую? Потому что я думаю, что не все читают блоги из наших слушателей. Давайте я процитирую, значит, обращаю внимание, дорогие друзья, это цитата, все, что я сейчас прочитаю, это то, что написал Николай Троицкий у себя в блоге в Живом журнале: Хочется надеяться и верить, что такой мерзости в России не будет никогда. Такой "свободы и демократии" мне не надо. Никакой толерантности не хватает. Это поневоле думаешь о какой-нибудь мощной бомбе, которая убивала бы только педерастов. Честное слово, если бы все эти извращенные твари сдохли, земля стала бы намного чище". И второй текст из его же Живого журнала: "Это не свобода и не демократия - это оскотинившиеся твари, потерявшие человеческий облик. Повторяю, я уверен, что в России такой мерзости не будет никогда. Хотя есть свои мерзости ничем не лучше. Но зачем же к ним прибавлять еще и эту, своего кала, экскрементов хватает, чтоб еще с Запада завозить. Такой свободы и демократии мне не надо. Любым нормальным людям не надо". Все. После этого, конечно, взорвалась блогосфера. Поскольку все интернет сообщество разделилось на тех, кто поддерживает эти слова Николая Троицкого и тех, кто глубоко и шумно возмущался этими словами. Многие люди находили их откровенно фашистскими, ксенофобскими, призывающими к насилию, по сути, тут можно все что угодно инкриминировать. Но самое главное случилось потом, один из блогеров, как я понимаю, обратился с жалобой к работодателю, то есть в РИА-Новости. С тем, чтобы работодатель отреагировал на высказывания своего сотрудника, пусть в личном блоге, но в публичном пространстве. РИА-Новости отреагировали, они дали обширный комментарий для начала, после того как эта история стала публичной и вышла за пределы интернета, уже просто в топ новостей, но и все кончилось т ем, что Николай Троицкий ушел с работы, как я понимаю, по взаимному соглашению. он не был уволен, но после разговора с работодателями, понял, что надо уходить. Но собственно говоря, я всю эту предысторию рассказала. после этого дальше пошла следующая волна обсуждения, правильно ли поступили РИА-Новости, уволив по сути своего сотрудника за высказывания, которые он допустил не на работе, не в газете, не на сайте РИА-Новостей, а у себя в личном дневнике. то же все разделилось опять же пополам, уже началось такое журналистское обсуждение. Я все это подробно рассказываю для наших слушателей, Валерий просто знает, но чтобы люди тоже были в курсе. Владимир Варфоломеев, мой коллега, он считает, что все-таки это неправильное решение. Могу процитировать Володю, а он, кстати, у нас на трубке есть - нет еще? Нет еще. "Не очень понимаю, причём тут его работодатель? Какое отношение высказывание журналиста в личном интернет-дневнике имеет к его профессиональной деятельности? Апеллирование к руководству было бы оправдано, если бы автор высказывал подобные суждения и предложения в своих журналистских материалах, сделанных для его СМИ. Однако этого не было. Почему же тогда от его начальства ждут реакции?", - пишет Владимир Варфоломеев. Прямо противоположную точку зрения высказал опять же мой коллега Сергей Пархоменко. На сайте «Сноба» он написал по этому поводу комментарий и здесь говорит о том, что «когда он пишет в блоге, и когда он говорит в эфире, пишет в собственной газете, на информационной ленте, он должен быть одинаково искренним и ответственным. Он должен в обоих случаях писать от собственного имени и в обоих случаях должен быть готов ответить за то, что написал. У него ведь одно имя, одна репутация, одно достоинство и один авторитет — на оба случая: и на служебное выражение своей позиции, и на неслужебное». Валерий, давайте сейчас дам вам слово, буквально несколько слов, давайте мы скажем, во-первых, считаете ли вы правильным решение, которое приняли вы, ваша корпорация? Были ли сомнения какие-то, когда вы обсуждали этот вопрос или сразу однозначно, когда увидели текст, поняли, что все, надо расставаться.

В. ЛЕВЧЕНКО: Но это решение оно было принято в ходе обсуждения, которое произошло между руководством агентства и Николаем Троицким. Поэтому такая формулировка-то и есть, что это по соглашению сторон. На самом деле, когда мы получили этот сигнал, о том, что такой в блогосфере есть определенный резонанс. И обсуждается вот эта тема. По следам блог-поста Николая Троицкого, мы начали смотреть блог, потому что мы вообще не мониторим, мы не отслеживаем блоги. У нас журналистов несколько сотен.

К. ЛАРИНА: Представляете, какие там тайные мысли витают у этих нескольких сотен, а если все начнут высказываться?

В. ЛЕВЧЕНКО: Дело не в этом, а в том, наши журналисты, они в курсе корпоративной этики агентства и…

К.ЛАРИНА: Что говорит корпоративная этика?

В. ЛЕВЧЕНКО: Корпоративная этика говорит о том, что нельзя допускать, во-первых, случаев конфликтов личных интересов и интересов агентства, да, и не допускать ситуации, которая будет соответственно неоднозначно трактоваться, и второе - корпоративная этика говорит о том, что вообще, даже если абстрагироваться и если не призывать там в расчет призыва к насилию прямому, то нецензурная брань это тоже важный элемент нашей этики. И журналист, когда он приходит домой и открывает свой блог и начинает там общаться в социальных сетях, он не должен забывать, что он – журналист. И, понятно, что требования редакционной политики в полной мере не относятся к такому журналисту, который дома, в свое свободное время общается через социальные сети, но принципы корпоративной этики, мы считаем, они должны в полной мере относиться, тем более не надо забывать, что в данном случае речь идет о политическом обозревателе, т.е. если смотреть ранг, там ранжировать журналистов, то это тот человек, который достаточно ответственно и взвешенно должен подходить к анализу...

К. ЛАРИНА: А если бы он вел колонку светской хроники, допустим?

В. ЛЕВЧЕНКО: Это как бы одно, это не зависит.

К. ЛАРИНА: Я понимаю, о чем вы говорите.

В. ЛЕВЧЕНКО: Я видел в вопросах, которые были к анонсу программы, да, на сайте, я видел там, а что если там тема была совсем другая? не гей-парад, а какие-нибудь этнического характера темы, какие-то обычаи определенных народов, которые с точки зрения коренных москвичей могут... ?

К. ЛАРИНА: Да если бы был там праздник Курбан Байрам, если бы резали баранов и он бы по этому поводу...

В. ЛЕВЧЕНКО: Если бы опять это были призывы к насилию, и была использована нецензурная брань

К. ЛАРИНА: То есть это вопрос формы, прежде всего?

В. ЛЕВЧЕНКО: Да, не контекста, не столько контекста, сколько формы.

К. ЛАРИНА: То есть мы не говорим, что мы судим человека за его взгляды? Мы говорим о том, что он это сделал в недопустимой форме.

В. ЛЕВЧЕНКО: Он это сделал в недопустимой форме - да и более того, он допустил смешение своей личной позиции, потому что если вы посмотрите на дискуссии, которые разворачивались, некоторые прямо связывали его позицию с позицией государственного агентства.

К. ЛАРИНА: Государственного средства массовой информации,

В. ЛЕВЧЕНКО: Да.

К. ЛАРИНА: Владимир Варфоломеев у нас на связи да? Володь, ты здесь?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Да, добрый вечер, Ксюша.

К. ЛАРИНА: Добрый вечер. У нас не очень хороший звук, поэтому можно наушники взять. Володь ты слышишь, да наш разговор с Валерием? пожалуйста, я знаю, что у тебя другая позиция, ты считаешь, что работодатель не должен был вмешиваться вообще в эту историю?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Мы с тобой Ксюш застали те времена, когда на людей , которые выели себя как-то не очень правильно вне работы писали жалобы и заявления в профкомы и в парткомы:

К. ЛАРИНА: Аморалку шили.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Да, даже аморалку обсуждали, кто с кем спит. И вот сейчас когда коллега из РИА говорит, что человек не должен ... даже когда он приходит домой он не должен забывать, что он журналист, у вас что там коллеги рабовладельческий строй что ли устроен какой-то? когда я прихожу домой - я уже не журналист. Я не в эфире, я не пишу статей для своего СМИ и ваш корпоративный, я так понимаю, кодекс внутренний, на который вы ссылаетесь, он на меня в моей постели, в моей ванной, когда я сижу за своим домашним компьютером он на меня не распространяется. У меня такое ощущение и надежда, что это в реальности так. Ну, кроме того, что перечислил сейчас Валерий некоторые пункту, которые якобы нарушил Троицкий, то я не увидел, за что тут можно зацепиться. Какой тут конфликт личных интересов с корпоративными, нецензурная брань или что там еще?

К. ЛАРИНА: Ну сейчас мы процитируем, да? Валерий тут запасся документами. Я предварительно, когда вот он пришел к нам в редакцию, мы с ним сидели до передачи разговаривали и он мне показал бумаги, которых по-моему у нас на "Эхе" нету. Какие-то у нас там были какие-то хартии, но чего-то я уже ничего не помню. А здесь очень конкретно у них написано в документах так называемая корпоративная этика, Валерий, давайте процитируем то, что вы мне показывали.

В. ЛЕВЧЕНКО: На самом деле да, то есть это все лежит на поверхности, и в кодексе корпоративной этики которую подписывает каждый журналист, когда он оформляется, приходит на работу в РИА-Новости, там четко есть раздел: "Ведение блогов " и в этом разделе написано: "Во-первых, воздерживайтесь от использования нецензурных выражений, высказываясь в социальных сетях, блогах, микроблогах сотрудник агентства должен понимать его позиция может быть трактована как позиция агентства и государства по тому или иному вопросу" и, кстати, в случае с Николаем именно так и было. Некоторые комментарии они относились к нему именно как к сотруднику РИА-Новости, а не просто к нему как к человеку, который там в свободное от работы время высказывал, пусть в такой форме, свое личное мнение. Поэтому в данном случае здесь четко было нарушение корпоративно этики. А непосредственно, если говорить такую про формальную, формальный пункт, который нарушил Николай. У нас в агентстве есть правило внутреннего трудового распорядка. И там есть такой пункт 3.16, где четко написано, что сотрудник несет всю полноту ответственности за содержание своих высказываний и последствия своих действий, если они противоречат редакционной политике агентства или могут нанести вред его репутации и репутации других сотрудников.

К. ЛАРИНА: А тут не сказано, где это должно происходить. Где угодно?

В. ЛЕВЧЕНКО: А потому что это необязательно, это может быть где угодно.

К. ЛАРИНА: В свободное работы время?

В. ЛЕВЧЕНКО: То есть ситуации могут быть разные.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Валерий, простите ради бога, правила внутреннего трудового распорядка распространяются и на не рабочее время человека?

В. ЛЕВЧЕНКО: У нас ненормированный рабочий день, как правило, у наших сотрудников. Журналисты работают посменно, поэтому говорить тут о времени дня и о времени суток ту наверно не очень будет правильно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Это известная ситуация, да. Нет, не время суток, а время, когда человек находится на работе и когда он находится дома, почему я в кругу семьи или почему Николай Троицкий в кругу своих близких должен выполнять правила внутреннего трудового распорядка, находясь на своей территории, а не на работе?

К. ЛАРИНА: Володь, послушай, давай уже..., Володь мы же сколько угодно можем здесь цитировать различные документы, на самом деле-то мы ж понимаем, о чем мы говорим. Это вечная тема, сколько существуют социальные сети, сколько существует блогосфера, вот этот вечный спор - является ли это публичным пространством или личным пространством? До тех пор, пока мы на него не ответим, не знаю, может быть с помощью законодательства, не знаю как, у нас будут возникать так или иначе подобные истории. Ты пойми, вот мы сейчас вспоминали до программы, ведь то, что касается нарушения корпоративной этики, и мы это знаем с тобой, очень много людей, которые попали вот под это дело, и были уволены за то, что говорили там о коммерческих каких-то тайнах, распространяли внутреннюю информацию, обсуждали какие-то внутрикорпоративные вещи в публичном пространстве, в блогах и за это были уволены, мы такие истории знаем, даже наши слушатели нам сто раз звонили, про это рассказывали. А здесь речь идет ну просто о радикальном высказывании, которому можно инкриминировать в том числе, соглашусь, можно инкриминировать разжигание какой-нибудь там...

В. ЛЕВЧЕНКО: национальной розни...

К. ЛАРИНА: Розни, или призыв к насилию. Можно обвинить в экстремизме человека. Извини меня, когда я вот сегодня цитировала вот в начале программы то, что написал Николай, вот я у него спрошу, когда мы с ним свяжемся по телефону, он же себе отдавал отчет, что это почти фашистские высказывания?

В. ЛЕВЧЕНКО: Можно я добавлю?

К. ЛАРИНА: Да, сейчас Володя ответит мне. Володь, я понимаю прекрасно работодателя, который считает, что это удар по репутации, а почему нет?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: (Вздыхает) Репутация в нашем деле медийном, на идеологическом фронте, на котором мы вольно или невольно находимся, это важнейшая, безусловно, штука. Но тогда уж, извините меня, друзья мои, давайте проверять репутацию людей, которых мы нанимаем на работу, а потом не делать круглые глаза и удивляться "Боже мой, как же наш сотрудник мог такое сказать или написать?!" Репутация - да, за ней надо следить, но по-моему плохая репутация человека, отдельного работника не является поводом для его увольнения.

К. ЛАРИНА: Угу,

В. ЛЕВЧЕНКО: Вы знаете, дело в том, что как раз профессиональных каких-то вот претензий к его работе, именно к тому, как Николай выполнял свои функции на работе, их не было.

К. ЛАРИНА: Претензий нету.

Да, это с одной стороны...

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Валерий, а я о репутации. Мы с Николаем френды в Живом журнале долгое время и знакомы давно, и резкие более чем радикальные выступления в своем блоге он позволял всегда.!.

К. ЛАРИНА: Да провокативные вещи всегда писал, да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Дорогие мои, вы взяли человека на работу, значит вы аккцептировали это, значит, вы согласились с тем, что он может себе такое позволять.

В. ЛЕВЧЕНКО: Знаете, я сейчас не буду говорит о том проверяли ли или не проверяли его блог, вряд ли потому что если б мы пороверяли его блог , когда он поступал на работу в конце 2009 года, то наверное бы мы этот блог…

К. ЛАРИНА: Задумались бы.

В. ЛЕВЧЕНКО: поставили на контроль, да. И поставили бы там флажок соответствующий, это один аспект, а второй аспект, вот я хотел как раз сказать, что знает, это все было бы так и правильно, но вот про социальные сети и абсолютную свободу в этих социальных сетях, если бы сами как средство массовой информации не черпали оттуда новостные поводы. Я не знаю как у вас в редакционной политике, да, на радио, будет интересно услышать, в РИА-Новости подход такой, что да мы не будем цитировать блог, как правило, мы этого не делаем, но если мы что-то интересное в блоге увидели, мы обязательно свяжемся с хозяином этого блога, если мы знаем, что это за человек, что за человек стоит за этим блогом, какой ньюсмейкер.

К. ЛАРИНА: Мы цитируем блоги и блоги давным-давно стали частью информационного пространства, я думаю, что это вы тоже прекрасно понимаете, Володь, мы уходим на новости, я тебя благодарю, твою позицию услышали, хотим дальше продолжить разговор, тебе большое спасибо.

В. ЛЕВЧЕНКО: Да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо.

К. ЛАРИНА: Спасибо, счастливо. Сейчас новости, потом продолжим программу.

НОВОСТИ.

К. ЛАРИНА: Продолжаем нашу программу, напомню, что сегодня мы говорим о «случае Николая Троицкого». Наш коллега, журналист, политический обозреватель Николай Троицкий в своем блоге написал неполиткорректное высказывание в адрес сексуальных меньшинств, говорю я так мягко. А после этого широкого обсуждения этого блога РИА-Новости, где работал до этого момента Николай Троицкий, решили расторгнуть договор с журналистом, но все не буду пересказывать предыдущую историю, которую вы слышали. я напомню, что у нас в студии Валерий Левченко, заместитель главного редактора РИА-Новостей, и тут Валерий запасся тоже разными примерами из западной жизни о том, за что там увольняют, то есть не пискнешь вообще, нигде, не то что там на работе, а просто во внутренней почте, во внутренней переписке, в социальных сетях, в блогах, где угодно. Я все это знаю, у нас другая страна, другое общество и что для меня важно вы поймите, вот Николай Троицкий допустил некую вольность по отношению к людям, сексуальным меньшинствам, и после этого был с позором изгнан с работы. В тоже самое время есть такой персонаж Герман Стерлигов, который не то, что там пишет что-то такое у себя в блоге, а по телевизору выступает с этими призывами. Он не скрывает что он не то что гомофоб, а почти фашист, почти говорю я, пожалуйста, чтобы в суд на меня не подавали, почти фашистские взгляды высказывает. У меня в эфире, лично у меня в эфире он призывал убивать гомосексуалистов, во-первых сначала он призывал никогда нигде не брать их на работу, сделать для них отдельную резервацию, а в итоге на мой прямой вопрос, а может их еще убивать, ответил - да, обязательно - убивать. После этого я сидела, потирала руки, и ждала, когда же придут. пришли. Группа граждан, у вас там один человек донос написал? группа граждан написала не сюда не к Венедиктову жалобу, правда же, она написала совершенно справедливо в прокуратуру, что во время передачи прямого эфира радиостанции "Эха Москвы", были допущены такие вот высказывания, которые мы квалифицируем как ксенофобские, разжигающие рознь, и прочее и прочее. Экстремистские. просим, значит, проверить на предмет. Проверяют, прихожу я, его никто не трогает, его не вызывают, вызывают меня! Как ведущую программы, чтобы узнать, а не было ли здесь провокации? Не специально ли я все это устроила? Не я ли вообще-то во всем этом виновата? Сидим, разговариваем с прокурором с районным. Все поговорили, задал мне какие-то вопросы, после этого я у него спрашиваю: а следователь-то смотрел собственно говоря дело-то завели? он говорит, после этой жалобы распечатку вашего эфира дали на стол следователю, следователь внимательно прочитал стенограмму эфира и сказал, что он не находит здесь никаких признаков экстремизма. в этих откровениях замечательных. Все никакого дела не возбуждали, на этом вся история завершилась. после этого, это не то что нерукопожатный человек, он ходит по всем каналам телевизора и я его вижу во всех ток-шоу, где он не стесняется, говорит все, что он думает про женщин, про мужчин, про гомосексуалистов, про все что угодно. Вы мне скажите, вы в такой атмосфере? Примеры вашей жизни в цивилизованном обществе они настолько смешны и неуместны, потому что самое-то главное как общество к этому относится. А не как относится конкретная РиА-Новость. И государтво.

В. ЛЕВЧЕНКО: В том-то все и дело, что общество относится достаточно полярно, относится резонансно и полярно к этой тематике, да? и вы привели пример Германа Стерлигова, но он не журналист, мы-то сейчас с вами говорим о журналисте, о человеке,

К. ЛАРИНА: То есть он пусть делает, что хочет?

В. ЛЕВЧЕНКО: Этические принципы которого должны быть на высоте.

К. ЛАРИНА: Он не журналист, ну хорошо, но журналисты его зовут в эфир. Они знают, что он скажет. Но они же его зовут! Вот это разве не странно? Почему тогда не сделать корпоративное, принять решение корпоративное, сказать, что этого человека, он у нас будет как Триер - персона нон-грата - в жизни нигде никто ему не даст никакого эфира. Но никто этого не делает. Понимает, поэтому случай Троицкого в этой связи выглядит, конечно, ну странным. Или давайте начнем с Троицкого это называется. Будем строить толерантное общество, начнем с Троицкого.

В. ЛЕВЧЕНКО: Дело не в этом, вот у нас на прошлой неделе был форум – «Медиа будущего» и там была поднята очень такая важная интересная тема, и тема эта заключалась в том, что подходы в принципе у медиа как бизнеса и у медиа как журналистике они разные. И директор европейского центра журналистики Вильфред Руэттен, он тогда сказал то, что мне очень понравилось: медиа как бизнес заточено на привлечение аудитории, - отсюда вот и Герман Стерлигов и…

К. ЛАРИНА: Провокативные всякие вещи. Жириновский везде.

В. ЛЕВЧЕНКО: а медиа как журналистика должна быть более ответственной. И в случае Троицкого это медиа как журналистика. Это вопрос принципа, вопрос этики, это вопрос чтобы журналисты понимали, что они отвечают за те провокации которые они устраивают в социальных сетях, тот бумеранг, который они запускают в социальные сети.

К. ЛАРИНА: У нас Николай Троицкий на связи можно взять наушники, Николай Троицкий:

Н. ТРОИЦКИЙ: Да здравствуйте, здравствуйте!

К. ЛАРИНА: Здравствуйте. Привет, Коля.

Н. ТРОИЦКИЙ: Вы меня уже в фашисты записали, я слышал?

К. ЛАРИНА: Ну, вот скажи мне, когда ты это писал, ты не понимал, что это очень близко к фашистским взглядам?

Н. ТРОИЦКИЙ: Я понял несколько позже, и убрал это совершенно сознательно, потому что конечно ни о каких бомбах речи быть не может, это глупость это дурацкая метафора, это неудачная шутка, на которую меня подвигли эти отвратительные мерзкие фотографии которые я видел. И я кстати от всего остального не отказываюсь, кроме этой бомбы - да это дикари, это твари, мне совершенно наплевать на ориентацию человека, я не делю людей по принципу сексуальной ориентации, национальности, разреза глаз, размера ушей там, величины носа, мне совершенно это неважно, люди бывают или приличные или дикие. Дикари вызывают у меня омерзение, любые вот собственно и все у меня вызвали омерзение дикари, которых я увидел на тех фотографиях.

К. ЛАРИНА: Коль, ну ты же стреляный воробей, ты же в этом живом журнале живешь уже сто лет. и ты прекрасно понимаешь что там все сохраняется, там невозможно, ошибиться нельзя, это как саперы, которые ошибаются один раз.

Н. ТРОИЦКИЙ: Понимаю, конечно, но я же собственно и получил свое в результате, ну это не отменяет мерзости доноса.

К. ЛАРИНА: Скажи, пожалуйста, все-таки теперь самое главное, это писал Николай Троицкий, журналист или это писал блогер Кутузов?

Н. ТРОИЦКИЙ: Слушай, а как это вот отделить - я не знаю, где проходит это разделительная полоса? Дело в том ,что я никогда в жизни не то, что не напишет такое как журналист, даже смешно об этом говорить, но мало того, бывает у каждого человека. У Чехова есть знаменитое "Ведь мог?" вот если бы с не ба упало космическое тело, которое бы уничтожило всех женщин, как было бы хорошо. И это можно найти в его письмах. Ну, погорячился Антон Павлович, я не в коем случае себя с Чеховым не сравниваю.

К. ЛАРИНА: Но это была личная переписка, он это не писал в газете, правда?

Н. ТРОИЦКИЙ: А здесь это издержки информационной эпохи. Да вот погорячился сам же Чехов потом в жизни он так естественно так не думал. И я ни о каких бомбах не думал, никого убить я не хочу - глупости это все. Умный человек должен понимать, что это глупости, а сволочь, которая написала донос, ну что ж она сволочь и есть. Я такое читаю в Живом журнале и вообще в интернете регулярно, меня многое не только я мы все читаем, но мне ни разу в жизни в голову не пришло сигнализировать по начальству. Написать: разберитесь, доложите, на парткоме, уберите, увольняйте.

К. ЛАРИНА: А если бы, послушай, хорошо, а если бы этот человек, не знаю кто это сделал, который написал как ты говоришь донос или жалобу в РИА-Новости, он бы написал бы жалобу не в РИА-Новости, а прокуратуру на предмет экстремистских высказываний?

Н. ТРОИЦКИЙ: Ну, понимаешь тут я тебе даже ничего не могу сказать. Ну написал бы и написал бы. Пусть бы прокуратура разбиралась бы, а это уже удалено. Ну не знаю, честно говоря, я даже не могу гипотетическую такую версию рассматривать, тогда я думаю, я к этому человеку относился бы не лучше. Или это один человек или несколько человек, я не знаю, неважно. Я не знаю, я этого не читал, меня не знакомили с этим доносом, я о нем узнал случайно вчера вечером, я вчера вечером случайно узнал, что какое-то заявление сделало РИА-Новости по этому поводу, поэтому я, меня никто с этим заявлением не знакомил, (не разб).

К. ЛАРИНА: Здесь Валерий Левченко сидит, может быть он скажет как-то тебе... а почему вы с разу не встретились-то с Николаем и не объяснили, что вы получили такую-то жалобу, что в связи с этим вы сделали заявление?

Н. ТРОИЦКИЙ: Я вообще все узнал из блогов вчера случайно из пятых рук. но не важно, это уже не имеет значение. Чего теперь копать...

В. ЛЕВЧЕНКО: Дело в том, что это все развивалось по параллельному такому сценарию, и, как вы можете понять, другие средства массовой информации они вовсе не ждали, пока состоится встреча Николая с его линейным руководителем. И так дальше по цепочке, поэтому мы вынуждены были реагировать и реагировать сразу на два фронта. И поэтому заявление было выпущено.

К. ЛАРИНА: То есть объяснения Николая были вам совершенно неинтересны?

Н. ТРОИЦКИЙ: Мне никто ничего не...(неразб).

В. ЛЕВЧЕНКО: Объяснения они были, они шли параллельно, потому что вопросы были адресованы совершенно определенно нам - агентству и мы на эти вопросы отвечали.

Н. ТРОИЦКИЙ: Какая разница, у меня нет претензий к агентству, руководство имеет право уволить каждого, кого считает нужным.

К. ЛАРИНА: Коль, скажи, пожалуйста, а вот в связи с этой историей вот как тебе кажется что-то изменится в блогосфере, может быть какое-то самоограничение появится?

Н. ТРОИЦКИЙ: Ну, наверное, у кого-то появится. Наверно.

К. ЛАРИНА: Потому что как-то страшно, не хочется оставаться без работы.

Н. ТРОИЦКИЙ: Да теперь вообще 10 раз подумаешь, прежде чем вообще чего-то написать что-то, потому что опять кто-нибудь увидит какие-нибудь оскорбления. Я читаю постоянные оскорбления в мой адрес, да и не только в мой и в твой адрес, сколько мы всего читаем про себя, ну в голову никогда не приходило начать на это жаловаться. Примите меры, обратите внимание, что за бред! Ну, интернет такое пространство, где люди не сдержанны.

К. ЛАРИНА: Коля скажи мне, во-первых, ты закрыл Живой журнал свой что ли?

Н. ТРОИЦКИЙ: Нет, почему? Я не закрывал.

К. ЛАРИНА: Все осталось, вот ты здесь написал у себя утром, ну поблагодарил всех, кто тебя поддержал, опять же сказал, что в некоторых выражениях я был неправ, но от общего пафоса не отказываюсь, не отрекаюсь, меня принесли в жертву на алтарь политкорректности европейских ценностей, что это значит, эта фраза?

Н. ТРОИЦКИЙ: Ну, как что значит? потому что-то и значит что написано, не более того. Теперь у нас есть особая неприкасаемая каста, которую лучшее вообще не трогать и вообще о них ничего не говорить, хотя честно говоря я не считаю, что они чем-то ... они ни чем не отличаются от других людей и когда они ведут себя прилично, и выходят и я не против никаких гей-парадов, то есть я не понимаю их смысла, но если хочется людям выйти с плакатами прилично не голые там, нормально одетыми и протестовать, имеют право, полное право. Я, кстати, сегодня был в эфире, неважно в каком и я это сказал лично Николаю Алексееву и мы с ним надо сказать, нашли общий язык, у нас разные мнения по многим вопросам и вообще у людей бывают разные мнения. Это нормально, но никто никого уничтожать и убивать, преследовать не хочет.

К. ЛАРИНА: А вот скажи, пожалуйста, у тебя есть подозрение, что решение твоих работодателей было принято под давлением какой-нибудь "голубой" мафии?

Н. ТРОИЦКИЙ: Не-не-не, я ничего такого не знаю. Я вроде так нигде не написал. Я не имею права делать такие выводы, это пишут в комментариях, в комментах. Но в комментах много чего пишут. Я за комменты, слава богу, не несу ответственность. Я не имею к ним отношение. Я ничего не знаю про "голубую" мафию, может быть, она существует, может быть нет, не знаю.

К. ЛАРИНА: Тут наши слушатели интересуются, будет ли продолжать сотрудничать Николай Троицкий с радиостанцией "Эхо Москвы", писать свои портреты, появляться в эфире радиостанции? Я никаких указаний на счет Николая Троицкого не получала, когда готовила сегодняшнюю передачу.

Н. ТРОИЦКИЙ: Это вот вопрос не ко мне.

В. ЛЕВЧЕНКО: А я видел в твиттере,

К. ЛАРИНА: Алексей Венедиктов что сказал?

В. ЛЕВЧЕНКО: что ваш главный редактор подтвердил, что будет продолжать.

К. ЛАРИНА: будет продолжать.

Н. ТРОИЦКИЙ: Ну, я готов сотрудничать со всеми кто готов ко мне обращаться.

К. ЛАРИНА: Значит, Николай, я горячо не ... послушай, дай я тебе скажу, дай я сделаю заявление: я горячо не поддерживаю все, что ты написал в своем блоге, готова с тобой по этому поводу дискутировать, спорить, готова тебя осудить за непотребную форму, которую ты использовал для выражения своей позиции, но считаю тебя очень талантливым и нужным журналистом в российском пространстве и надеюсь, что ты найдешь применение свому таланту и своим творческим силам. А на РИА-Новости все равно не стоит обижаться

Н. ТРОИЦКИЙ: А я и не обижаюсь.

К. ЛАРИНА: Я это просто говорю всем тем, кто здесь поливает РИА-Новости, мне кажется, что они достойно себя повели в том смысле, что это открытая история, что самое главное – не подковерная, открытая и вот человек сегодня даже в эфир пришел. Спасибо, Коля!

Н. ТРОИЦКИЙ: Не за что.

К. ЛАРИНА: Все счастливо. Пока.

Н. ТРОИЦКИЙ: Пока.

К. ЛАРИНА: Ну что у нас остается последний участник через несколько минут мы услышим, я надеюсь, Максима Кононенко, а вот теперь хочу Валерию доложить результаты опроса, который у нас сегодня проводили на "Эхе Москвы". Вопрос был таков - может ли быть уволен работник за выражение своего личного мнения в своем личном пространстве? не в рамках рабочего места, что важно. Результаты голосовании: да - 15%, нет - 82%, ну и по телефону тоже не сильно различаются: да - 28%, нет - 72%. все-таки большинство людей считают, что это пространство личное. Вот опять же вам задают этот вопрос - личное или публичное, скажите мне, пожалуйста? Как строить свои отношения с этим зверем под названием блогосфера и социальная сеть и твиттер?

В. ЛЕВЧЕНКО: Если вы меня лично спрашивает о моем опыте, да?

К. ЛАРИНА: Да.

В. ЛЕВЧЕНКО: Я могу сказать, что там для публичных людей ничего личного нет. и Николай это публичный человек как политический обозреватель РИА-Новости, я тоже публичный человек относительно как заместитель главного редактора.

К. ЛАРИНА: А если никто не знает, что это я? Если нигде не написано, что это я? там хомяк-13 меня зовут?

В. ЛЕВЧЕНКО: Это же надо уметь вести такую игру, и на самом деле, мы здесь апеллировали к западным примерам, у них даже программное обеспечение рассчитано на то, что у тебя сразу несколько аватаров, сразу в нескольких ипостасях ты выступаешь, пожалуйста, но только умей это делать. Вопрос-то, наверное, в этом. Если человек выступает открыто, под своим именем и как правило все коммуникационные политики они к этому призывают, вот тогда надо понимать, что люди будут одно имя соединять с другим именем и понимать, что да - это говорит человек, если это говорит человек, то рабоее время - не рабочее время, это уже все становится все равно. То что мы с вами можем работать и дома и вне рабочие часы и в выходные дни. Опять же благодаря тому же интернету.

К, ЛАРИНА: Вообще это безусловный урок для всех участников этого интернет-движения, поскольку мы так все увлеклись этой свободой, а она у нас особая. Она у нас не такая как в Европе, к сожалению, на Западе вообще, и вот тому примеры, которые вы принесли с собой...

В. ЛЕВЧЕНКО: Примеры показывают, что она там как раз более жесткая свобода.

К. ЛАРИНА: У нас свобода бескрайняя, никакой ответственности мы за свои слова не несем. Говорю мы и себя не исключая. Я Валерию рассказала до эфира, какие уроки я лично получила, два раза у меня были уроки очень мощные, когда я появилась в Живом журнале. Одна история была личная, семейная, а вторая история, где я рассказывала про армянского таксиста, после чего мне такую там гражданскую казнь устроили, как я выжил, будем знать только м с тобой, выжил, утерся, дальше поперся, но стала осторожней, безусловно. Хотя я знаю, мы все заточены на эту провокативность, как нормальные журналисты, как вы правильно сказали, как медиа-бизнес?

В. ЛЕВЧЕНКО: Да, медиа - как бизнес и медиа как журналистика.

К. ЛАРИНА: Конечно, мы все заточены на медиа как бизнес, безусловно. Потому что любая провокация она собирает невероятное количество комментаторов, слушателей, а значит, рейтинг повышается, на радость главному редактору, поэтому так вот и существуем. Давайте мы сейчас свяжемся уже с Максимом Кононенко, тоже наш коллега, журналист, блогер, мистер Паркер, все будем перечислять. Максим, ты здесь?

М. КОНОНЕНКО: Привет, привет

К. ЛАРИНА: Привет, дорогой! Ну, давай вот с тобой попробуем подвести итоги и передачи и всей этой истории. Вот, во-первых, твоя позиция какая?

М. КОНОНЕНКО: Всей передачи я, признаться, не слышал,

К. ЛАРИНА: Но мы будем подводить итоги передачи, а ты давай попробуй резюмировать всю эту историю.

М. КОНОНЕНКО: Мне кажется, что все-таки необходимо разделять взаимоотношения между людьми, которые у нас регулируют гражданский кодекс, например я прекрасно помню вот эту историю, которую ты, Ксюша, упоминаешь по поводу своей личной, с пианино, я лично в ней принимал участие. Это наши с тобой взаимоотношения.

К. ЛАРИНА: Да, да.

М. КОНОНЕНКО: Существуют взаимоотношения Троицкого с гомосексуалистами. РИА-Новости никаким образом не может участвовать в этих взаимоотношениях. И совершенно непонятно, почему РИА-Новости диктуют своему сотруднику, какое ему мнение иметь в нерабочее время. Это в общем Оруэлл получается. Понимаете, корпорация взяла Троицкого в рабство. Она распоряжается его мнением.

В. ЛЕВЧЕНКО: Максим, а вы рассчитываете, что можно быть таким двуликим Янусом, да? То есть на работе быть идеальным журналистом, приходить домой и отрываться по полной в социальных сетях?

М. КОНОНЕНКО: Троицкий работал в РИА-Новости политическим обозревателем.

В. ЛЕВЧЕНКО: Да.

М. КОНОНЕНКО: А не обозревателем проблем гомосексуалистов. Это абсолютно разные вещи. Понимаете, бывают люди, которые за аборты, а бывают люди, которые против абортов, это абсолютно тоже самое. Вот Троицкий выступал бы против абортов, а руководство РИА-Новости выступало бы за аборты, его тоже надо было бы уволить? Дальше я продолжу, есть еще более сильный пример. Например, Владимир Владимирович Путин однажды сказал, что террористов надо мочить в сортире. Это вообще говоря 282 статья, потому что нельзя никого мочить нигде.

К. ЛАРИНА: А кто должен был его уволить - у него нет работодателя? (смеется).

М. КОНОНЕНКО: Ну господь бог, наверное, не знаю.

К. ЛАРИНА: Ждем, он наверно все еще думает.

М. КОНОНЕНКО: На самом деле существует огромное количество коллизий, если корпорация берет на себя право определять что ее сотрудник, какое мнение он может иметь, то мы можем здесь до очень смешных дойти вещей. Я абсолютно не разделяю оголтелую гомофобию Троицкого, мне эти передасты ничем не мешают, извините за неэфирное слово, мне гомосексуалисты ничем в жизни не мешают. Но это вопрос взаимоотношений гомосексуалистов и Троицкого. Это не вопрос взаимоотношений РИА-Новости...

К, ЛАРИНА: Макс, подожди, повторяю вопрос, который я Валерию задавала, моему сегодняшнему гостю, а если бы они написали бы донос не на место работы, а в прокуратуру? Это бы меняло дело?

М. КОНОНЕНКО: Это было бы совершенно справедливо. А они не в прокуратуру должны были написать донос, а в суд подать. Они должны были подать на него в суд и они бы выиграли это дело. Они написали начальству. Я на самом деле как уже писал у себя в блоге, в такой ситуации был, я тоже когда-то был молодой и горячий и я на такого священника по фамилии Каплун, который тоже призывал гомосексуалистов закидывать камнями, написал во вьюстим Живого журнала жалобу, и его Живой журнал закрыли.

К. ЛАРИНА: Ага.

М. КОНОНЕНКО: Я кстати, раскаиваюсь за это дело, потому что сейчас я понимаю, что каждый имеет право на свое мнение.

К. ЛАОРИНА: Ну ты тоже у нас не отличаешься толерантностью и политкорректностью, да,

М. КОНОНЕНКО: Да, но заметьте, что я писал во вьюстим Живого журнала, а не Патриарху, писать жалобу начальству, в российской традиции это вообще пошлятина, это по-моему даже хуже, чем писать донос в гэбуху.

К. ЛАРИНА: Максим, пусть тебе ответит Валерий.

В. ЛЕВЧЕНКО: Просто хочу сказать, что донос - не донос, это был сигнал, который получила пресс-служба агентства, у которой совершенно открытый адрес в интернете и на сайте агентства, это во-первых, а во-вторых, жалко, что у вас не было возможности послушать наш разговор, потому что я в частности говорил о том, что нас больше всего в этой ситуации коробит не мнение Троицкого, а то, как он это мнение выразил.

К. ЛАРИНА: Форма.

В. ЛЕВЧЕНКО: Форма сама. Не контекст, понимаете? То есть когда человек нецензурной бранью призвал к насилию.

М. КОНОНЕНКО: А вы кто? А вы работаете в РИА-Новости?

В. ЛЕВЧЕНКО: Да, я представлю, поскольку не представила: Валерий Левченко - заместитель главного редактора РИА-Новостей.

М. КОНОНЕНКО: Валерий, вот я вообще говоря позволяю себе в сети гораздо больше, чем блогер Кутузов,

К. ЛАРИНА: Но ты при этом тоже являешься сотрудником государственного сми.

М. КОНОНЕНКО: Я при этом являюсь сотрудником ВГТРК. И никто мне никогда в жизни никаких претензий по этому поводу не предъявлял.

К. ЛАРИНА: Может, они не читают, Максим, сейчас начнут читать, сейчас почешут репу, после сегодняшнего эфира.

М. КОНОНЕНКО: Они читают и они знают. Существует разделение. Я продаю ВГТРК свой контент, который я создаю для них.

В. ЛЕВЧЕНКО: Хорошо, вас в блогах тогда цитируют вот когда вы что-то пишете нецензурно? вас цитируют как сотрудника ВГТРК?

К. ЛАРИНА: Нет, конечно.

В. ЛЕВЧЕНКО: А Троицкого цитировали

М. КОНОНЕНКО: А я узнал, что Троицкий - сотрудник РИА-Новости, только вот сейчас, когда случился этот скандал, я блогера Кутузова знаю тысячу лет, и вдруг сейчас, когда случился этот скандал, я узнал, что он, оказывается, работает в РИА-Новости.

В. ЛЕВЧЕНКО: Да, полтора года как работал в РИА-Новости.

М. КОНОНЕНКО: (неразб.).....Я думал, что он работает на "Эхо Москвы", потому что я там его слышал. Понимаете, вот эти ассоиации они (неразб) никто не ассоциирует блогера Кутузова, который существует тысячу лет с РИА-Новости. РИА-Новости, это какая-то железобетонная беседа, мегаструктура, и вдруг какой-то человек высказывает свое мнение, но связывать эти вещи, это смешно выглядит! Это смешно выглядит!

К. ЛАРИНА: То есть ты все-таки настаиваешь на том, что мы должны разделять личную жизнь, личное пространство пусть и публичное человека, да? Я могу где-нибудь на мосту выступить и что-нибудь сказать, да? Либо на митинге, как Ксения Ларина, не позиционируя себя как журналист "Эха Москвы". А другое дело - моя работа?

М. КОНОНЕНКО: Ну, Ксюша, я не знаю там про тебя но вот у вас есть, например, такой сотрудник по фамилии Варфоломеев, который, например, в новостях "Эхо новостей" в своем жж совершенно оголтелый человек, просто невозможно представить себе все это в новостях. Это "Эхо" разделяет.

К. ЛАРИНА: Нет, слушай, Володю обвинять в оголтелости, я тебя умоляю!

М. КОНОНЕНКО: Нет, он оголтелый.

К. ЛАРИНА: Да ты что! Вообще символ политкорректности!

М. КОНОНЕНКО: Нет, он оголтелый и он разжигает. Но это разделяется. И на "Эхе Москвы" всегда существует жесткое правило: нельзя говорить о том, кто сейчас у нас не в эфире. Это справедливое правило. Тоже самое должно быть и на РИА-Новости. Я считаю, что это постыдное совершенно решение, и что РИА-Новости могло сказать - мы не разделяем эту позицию,

К. ЛАРИНА: Они это сказали, кстати, в первом комментарии.

В. ЛЕВЧЕНКО: Мы не разделяем эту позицию, мы на самом деле толерантны.

К. ЛАРИНА: Все поняла, Макс, спасибо тебе большое, у нас время истекло, к сожалению. Важно было тебя услышать, огромное тебе спасибо, давай, до встречи.

М. КОНОНЕНКО: Пока.

К. ЛАРИНА: Значит, мы должны завершать уже эту программу. Я не знаю, у меня не было своего мнения однозначного, когда я шла на эту передачу, я опять же говорю огромное спасибо Валерию Левченко, заместителю главного редактора РИА-Новостей и что он пришел сюда в эту студию, мы такой подробный разговор провели, и поговорили и с участниками и познакомились с разными мнениями. Может быть соглашусь скорее с мнением Максима, что вот то, что вы как бы дистанцировались от этого мнения своего сотрудника и дали вот этот свой первый развернутый комментарий, может быть надо было на нем остановиться. Может быть, вы поторопились, но с другой стороны понимаю, что это право - ваше право. Нету точки, что уволен пол статье с волчьим билетом. Нет.

В. ЛЕВЧЕНКО: Речь об этом не шла. Речь шла скорее о совместимости этических взглядов, принципов.

К. ЛАРИНА: Но это тема невероятно важна для тех, кто работает в двух ипостасях. Особенно в журналистике, кто является одновременно и действующим журналистом и активным блогером. И это проблема, которую необходимо обсуждать и я очень рада, что мы этот разговор сегодня провели, надеюсь, что у Николая Троицкого как у человека талантливого яркого и сильного все будет хорошо, ну а РИА-Новости спасибо еще раз за открытость позиции. Спасибо.

В. ЛЕВЧЕНКО: Спасибо, Ксения. Спасибо.