Купить мерч «Эха»:

Борис Гребенщиков - Борис Гребенщиков - Аргентум - 2003-08-31

31.08.2003

А. ПЛЮЩЕВ: Доброй ночи. У нас в гостях Борис Гребенщиков. Доброй ночи, Борис Борисович.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Доброй ночи вам всем.

А. ПЛЮЩЕВ: Я с трудом представляю, чтобы кто-то не слышал, настолько широко было разрекламировано, что Борис Гребенщиков придет в программу "Серебро". К нам пришло огромное количество вопросов. Если бы мы задали их все, я прочитал специально, и если бы Борис Борисович потратил по минуте на каждый вопрос, то мы бы здесь сидели гораздо дольше отведенных двух часов. Возможно, мы завершим и раньше, такова договоренность, может быть, будет некоторый сюрприз. В общем, беседа может закончиться в любой момент. Это вовсе не означает, что мы здесь разругались или еще что-то между нами произошло. Просто наша жизнь полна неожиданностей.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Совершенно верно.

А. ПЛЮЩЕВ: Я сегодня не буду злоупотреблять своим правом задавать вопросы, у меня есть их несколько, но я так долго ждал этого момента, когда Борис Борисович придет в эфир, что на все получил ответ от жизни или из песни. Поэтому, в основном, буду задавать ваши вопросы. Пейджер 961 22 22, абн. "Эхо Москвы". Может быть, удастся включить телефон, может быть, нет, не знаю. И вопросы, которые пришли к нам по Интернету с самых разных уголков нашей планеты. Начнем мы с насущного, с того, откуда Вы буквально только что приехали, спустя сутки, скажем так - с "Реггей-фестиваля", где Вы были специальным гостем. Как Вам там понравилось, в Лужниках?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Все было бы хорошо, но все-таки "Лужники" - это не место для "реггей-фестиваля". И когда слушателей музыки реггей каждую минуту уносят ребята в черном куда-то бить и не возвращают, не способствует наслаждению музыкой. Думаю, что должно быть организовано немножко по-другому.

А. ПЛЮЩЕВ: Здесь еще прошли 2 концерта. Но, я так понимаю, они были достаточно рядовыми. Вы продолжаете представлять свою программу "Песни рыбака", в Б-2 Вы были.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не совсем. У нас получается гораздо интереснее. Поскольку в Б-2 мы играем достаточно часто, то приходится все время экспериментировать с тем, что нам делать такого, что мы не делали там раньше. И скажем, за эти 2 концерта я вспомнил минимум 5 вещей, которые я либо никогда не пел, либо не пел очень давно. И совершенно точно, что с этим бэндом большую часть этих песен попросту не играли.

А. ПЛЮЩЕВ: Здесь был вопрос, кстати, из Испании, не собираетесь ли Вы приехать с концертами в Испанию. "Не думаете ли Вы приехать в Испанию выступать?", спрашивает Марта Санчо Контеро из города Барселона. Самое интересное, что когда мы договаривались с Борисом Борисовичем о нашем эфире, застала моя опосредованная просьба именно в Испании.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Причем именно в Барселоне. Вернее, под Барселоной.

А. ПЛЮЩЕВ: Видимо, не с выступлениями Вы там были?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет, просто мы с женой ездили туда кое-что посмотреть. Вернее, если быть честным, у нас там друзья, и мы воспользовались возможностью съездить на юг Франции посетить пару мест с довольно интересной историей.

А. ПЛЮЩЕВ: Многие задают вопрос про Крым, потому что часто встречают Вас в Крыму.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Четвертый год в Коктебеле.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы там отдыхаете, или у Вас есть там владения?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Упаси Господь. Я считаю, что владение вообще не очень нужно. Если можно куда-то приехать пожить, потом оттуда уехать и больше не думать об этом месте, не думать о том, как поддерживать там жизнеспособность, чтобы ложки не украли. Кому это надо? У нас и там есть друзья. Мы там поживем немножко, потом уезжаем.

А. ПЛЮЩЕВ: Кстати, тут спрашивают, как влияет Крым на ваше творчество, Сергей Данилов из города Нью-Йорк.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: С моей точки зрения, Коктебель вообще очень особенное место, не зря там много чего происходило, и не зря у этого места такая слава, поскольку для меня Коктебель, безусловно, является местом магическим.

А. ПЛЮЩЕВ: Я так понимаю, что для Вас место вообще имеет первостепенное значение. Вы часто пишете музыку или целый альбом в специальных местах, куда специально уезжаете.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не то, что это получается сознательно, но некоторые места, на самом деле, влияют в определенный момент очень особым образом, и, слава богу, получаются какие-то интересные штуки.

А. ПЛЮЩЕВ: Перехожу непосредственно к вопросам. Есть замечательный вопрос Тани из Екатеринбурга, она благодарит Вас за песню "Сакэ" и пишет, что эта песня стала любимой игрой, и они к ней массу всего досочиняли. А как Вы относитесь, когда ваша песня используется, как она говорит, "не по назначению"?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я думаю, что в задачу "Аквариума" и меня входит песню написать, записать и отдать ее вам. Что вы потом будете с ней делать - целиком ваше дело, можете петь, можете с ней играть, можете вешать на стену, чтобы она светилась.

А. ПЛЮЩЕВ: Насчет отдать. Дмитрий Мухамметшин из Москвы спрашивает, как Вы относитесь к платному распространению музыки, в частности, ваших альбомов в Интернете. Знаете ли Вы что-нибудь о российском обществе по мультимедиа и компьютерным сетям, которое использует авторское вознаграждение за использование аудиовизуальных произведений в Интернете, и получаете ли Вы от них причитающийся гонорар?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет, они со мной никогда не связывались. Боюсь, что это происходит без нашего ведома. Будет неплохо, если они с нами свяжутся, кстати.

А. ПЛЮЩЕВ: А как Вы относитесь к платному распространению?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Дэвид Боуи сказал лучше всего. Музыка должна быть бесплатная, деньги должны делать на футболках. Поэтому, если музыка идет в Интернете v отлично.

А. ПЛЮЩЕВ: А удается делать деньги на футболках и на всем остальном?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет. Насколько я знаю, футболки, которые делает "Аквариум", носим только мы сами.

А. ПЛЮЩЕВ: Не знаю, я бы с удовольствием приобрел.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Мы только что сделали новую, очень красивую, с моей небесно-голубой мордой.

А. ПЛЮЩЕВ: Присылайте, с удовольствием приобрету за самые живые деньги. Я думаю, что многие слушатели, не считайте за рекламу, но тем не менее. Есть очень много философских вопросов. Все Вас знают не только как известного композитора, певца, но и философа.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это меня веселит больше всего.

А. ПЛЮЩЕВ: Александр из г.Саратова спрашивает. "Уважаемый Борис Борисович, когда Вы собираетесь завязать с творческой деятельностью, и чем тогда Вы будете жить?"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не имею ни малейшего представления, пока мне нравится.

А. ПЛЮЩЕВ: Очень много вопросов, связанных с песней "Город золотой", она стала своеобразной визитной карточкой. Сейчас пошли вопросы на пейджер, и половина из них связана с этой песней. Например. "Не обижает ли Бориса, что его, в первую очередь, знают по песне "Город". Или "Почему Борис Борисович взял песню "Город золотой", несмотря на то, что рокеры предпочитают сами для себя писать песни. И почему Вы взяли песню, где Вы не являетесь автором ни музыки, ни слов? И специально ли был изменен первоначальный текст?"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Объясняю по всем трем вопросам. Я эту песню услышал случайно в абсолютно неожиданном месте - в театре от одного своего знакомого, и песня мне показалась настолько прекрасной, что я даже долго расспрашивал, чья она. Но в те годы невозможно было узнать, чья она - самое начало 1980-х. Я это узнал спустя 10 лет, что ее написал Хвостенко и Волохонский. Песня была так прекрасна, что я ее пел и при случае до сих пор иногда пою. И был бы счастлив, если бы у меня получались такие вещи. Я ее считаю практически совершенной. Мне лестно, что мне удалось спеть такую песню.

А. ПЛЮЩЕВ: Хочу прерваться на какую-нибудь песню с альбома "Песни рыбака". От альбома к альбому, как мне кажется, я не измерял специально, но это чистое ощущение, в песнях увеличивается количество географических названий и названий брендов.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это интересно, об этом я не думал.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не знаю. Класс, если так, то хорошо.

А. ПЛЮЩЕВ: Потому что можно составить целый глобус "Аквариума" просто по географическим названиям, которые там присутствуют, с одной стороны. С другой стороны, учебник по экономике что ли, потому что в последних нескольких альбомах перечислены, по-моему, наиболее известные бренды.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: И видится название "Аквариум. Энциклопедия современной жизни".

ПЕСНЯ "Человек из Кемерово"

А. ПЛЮЩЕВ: По поводу этой песни было замечено в Интернет, только что на пейджер, и мы заодно выяснили с Борисом Борисовичем, что хорошая предвыборная песня, на самом деле какому-нибудь кандидату из Кемерово, захоти он баллотироваться на пост президента России.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Хорошая идея - открыть рекламное бюро. Обращайтесь к нам, напишем предвыборную песню.

А. ПЛЮЩЕВ: Вас, кстати, не ангажировали на ближайшие выборы в Санкт-Петербурге, тут тоже был вопрос?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: У меня такая репутация, что все понимают, что со мной связываться-

А. ПЛЮЩЕВ: Себе дороже?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: В общем, да. Может плохо быть.

А. ПЛЮЩЕВ: Денис Бочаров из Москвы спрашивает, насколько Вы свободны в своих высказываниях сегодня? "Если можно поясню свой вопрос, - говорит он, - можно ли, находясь в вашем статусе, игнорировать конъюнктуру, общественное мнение, вопросы культуры и политики? А если переиначить, пишет он, насколько Вы гуру, насколько вас так называют"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я надеюсь, что я не гуру, поскольку принимать на себя ответственность за учеников, которых я не знаю, я не могу. Гуру хорош только тем, что гуру лично знает своих учеников, а ученики лично знают гуру. Так что это Вы мне не навязывайтесь, это не выйдет. А свободен ли я в высказываниях? Мне кажется, что я говорю то, что мне приходит в голову. Не исключено, что я кондиционирован, но сам про это не знаю. Наверное, есть метод установить это, проверить.

А. ПЛЮЩЕВ: А как проверить?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нужно подумать.

А. ПЛЮЩЕВ: Очень интересный вопрос от Инги Краснянской из Тольятти. "Уважаемый БГ, какая мантра написана на вашей черной гитаре, и какой идам на ней изображен? Большое спасибо за ответ"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это не совсем идам. Мантра Шивы, "Ом намах шивайя". И соответственно, Шива там сверху на гитаре. Я к индийским богам тоже очень хорошо отношусь, особенно к Шиве.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы знаете, Борис Борисович, мы с Вами в первый и, наверное, в последний раз разговаривали не так давно в клубе "Б-2", перед концертами во МХАТе Вы давали небольшую пресс-конференцию. И там я спросил вас про хит-парад. Вопрос мой заключался вот в чем. Сейчас я хочу немножко развить эту тему. Я спросил, как Вы относитесь к тому, что в свое время ваш альбом "Radio Silence" 198 место в хит-параде "Биллборд" занял, а штурмовать хит-парады западных стран удалось через много лет, но вовсе не представителям наших рок-групп, а группе "Тату".

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да, помню.

А. ПЛЮЩЕВ: На что Вы ответили, уверен ли я, что современный принцип составления хит-парадов корректны. Был такой смысл ответа. Собственно, на чем дискуссия и завершилась. Сейчас я бы хотел несколько продолжить. Бог с ними, с хит-парадами. Но как Вы относитесь к успеху группы "Тату", в частности? И вообще того, что наши не рок-исполнители, а такого плана исполнители хорошо покупаются на Западе?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я чрезвычайно рад за группу "Тату" и за их продюсера. Я рад, что они получают очень большие деньги. И не думаю, что кто-либо из так называемых рок-музыкантов России мог бы когда-либо попасть в хит-парады. У меня есть такое представление, что наши музыканты с гораздо меньшей отдачей играют рок, чем музыканты Запада. А, по большому счету, мне так до лампы.

А. ПЛЮЩЕВ: Отлично. Дима Ролин задает вопрос, который я хотел задать. Как-то очень давно я читал ваше интервью, когда Вы рисовали. Это интервью в газете "Собеседник" было взято в тот момент, когда Вы в своей мастерской что-то писали. Вот он спрашивает: "Вы раньше рисовали, сейчас не увлекаетесь?"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я с удовольствием бы рисовал, если бы у меня было хоть немножечко больше времени. У меня просто физически не хватает. Собственно, за все лето я был в Ленинграде не больше 2 дней за раз, завтра я опять туда прилетаю на 2 дня и опять уезжаю. Было бы больше времени, опять рисовал бы с удовольствием. У меня есть и планы, и холсты готовые. Краски нужно будет купить, они засохли. У меня, похоже, выходит серия литографий по моим идеям в Швеции, один мой знакомый запустил серию литографий. У нас на сайте, наверное, будет по этому поводу объявление, как только они появятся. Магические. Наверное.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы завтра прилетаете в Питер, я так понимаю, рано или поздно там будут концерты. Здесь просто через один вопрос, когда концерт в Питере.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: В Питере концерт ожидается очень нескоро, мы абсолютно ничего не планируем. Скорее всего, ближайший будет 27 ноября, собственно, в мой день рождения.

А. ПЛЮЩЕВ: О дне рождения здесь вопросов просто масса. Концерт в Кремлевском дворце, кажется, запланирован?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Если гулять, так по полной.

А. ПЛЮЩЕВ: Отличный ответ. Многие люди были удивлены сильно. Как-то не вяжется. Вяжется, скажем, Валерий Леонтьев и Кремлевский дворец, или Иосиф Кобзон, если Вам знакомы эти имена. А вот Борис Гребенщиков и Кремлевский дворец - как-то не вяжется. Это от желания удивить людей, или от чего? Как это получилось?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не от желания. Мне предложили такую идею, и она показалась мне смешной, потому что один раз мне уже довелось выступать в Кремле с одной песней. Это была песня "Коммунисты мальчишку поймали, потащили его в КГБ, ты откройся, кто дал тебе книгу, руководство в подпольной борьбе". Я спел ее там с таким наслаждением, что я подумал, что после этого в Кремле можно еще раз появиться.

А. ПЛЮЩЕВ: Когда это было? Что это за история?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это был какой-то фестиваль Стаса Намина, и Стас меня туда позвал. Не думаю, что он предполагал, что я буду петь именно это, но проблем никаких не было.

А. ПЛЮЩЕВ: Потому что у меня эта запись была, я помню, на какой-то кассете явно с концерта, возможно, даже с этого.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Кстати, я эту запись и ищу, потому что хочу ее включить в сборник редких вещей. Потому что это было начало 1990-х, насколько я помню.

А. ПЛЮЩЕВ: Дорогие друзья, у кого сохранилась эта запись, можно обращаться на сайт "Аквариума".

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я буду просто счастлив.

А. ПЛЮЩЕВ: Может быть, у меня сохранилась, надо порыться обязательно. "Борис Борисович, - спрашивает доктор Захарий, - за Вами десятки лет жизни музыканта, сотни песен, немыслимое количество поклонников, выпитого и безумного".

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Музыкант нервно обернулся-

А. ПЛЮЩЕВ: -за плечами, кроме логотипа "Эхо Москвы", ничего не было. "Вы когда-нибудь задумывались над тем, что может наступить "тогда", когда все это надоедает, когда ничего уже не удивляет и ничего не хочется?".

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Честно говоря, признаюсь, положа руку на сердце, чем дольше я живу, тем больше вещей меня удивляет и тем больше мне открывается совершенно неизмеримый масштаб того, чего я не знаю, и узнать хочется больше и больше. Времени не хватает в геометрической прогрессии.

А. ПЛЮЩЕВ: На прошлой неделе здесь в гостях был Артемий Троицкий, он рассказывал о своем конкурсе на написание лучшей песни о войне в Чечне. Антон спрашивает, могли бы Вы написать такую песню, каково ваше отношение к войне, ваше отношение в активных антивоенных действиях.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я не понимаю, что такое антивоенные действия. Отношение к войне у меня, естественно, чудовищно плохое. Любая война - это поражение. Как говорил Лао Цзы, любую победу следует встречать похоронной процессией. И война в Чечне - позор позоров вообще. По этому поводу, не думаю, что возможно написать какую-то песню. Пусть те, кто там воюет, эти песни пишет, потому что они имеют право. Человек, сидящий в тылу, тыловая крыса, думаю, не вправе писать песни такие.

А. ПЛЮЩЕВ: Давайте тогда обратимся к тем песням, на которые Борис Гребенщиков имеет полное право.

ПЕСНЯ

А. ПЛЮЩЕВ: Здесь благодарность Вам за многие зарубежные концерты, из Англии Андрей пишет, "Как часто Вы даете концерты, в частности, в Лондоне или еще где-нибудь в Англии? Уверен, найдется немало народу, кого бы Вы осчастливили своим концертом". Аналогичный вопрос был из Германии. Там, видимо, тоже недавно был концерт.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: В Германии у нас только что был тур. Мы там играли в конце июня-начале июля.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот некоторые умудрились пропустить.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Мы появимся еще в начале ноября. А по поводу Англии уже давно ведутся разговоры, что вроде нужно бы, но- Поймите, я бы с удовольствием, господи. Я в Англии бываю 2-3 раза в году как минимум. Просто нужно сделать. Я же не могу выйти на Trafalgar Square с гитарой, и- То есть я могу, может быть, стоит попробовать. И с цилиндром собрать мелочью на жевательную резинку. Тоже хорошая идея. Я как-то один раз собирался это сделать. Сидел в Лондоне без денег и серьезно уже думал о том, чтобы взять кепку и пойти куда-нибудь на Covent Garden и играть. Меня остановило только то, что я подумал, что мне могут дать по голове местные люди.

А. ПЛЮЩЕВ: Евгений из Санкт-Петербурга задает отличный вопрос. Я тоже хотел спросить при случае. "Борис, расскажите, пожалуйста, о музыкантах, которых можно было видеть на концертах в Ленсовета, я видел во МХАТе, они играли на стеклянных фужерах и колбах".

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это два человека. Имен называть не буду, чтобы не переврать. Два замечательных мастера из Барнаула, которые играют на стеклянных бокалах, колбах и прочем. Очень своеобразно. Я слышал о таком в мире, но сам никогда с этим не сталкивался. Ребята играли очень хорошо. Я надеюсь, что на концертах в связи с моим днем рождения они тоже будут.

А. ПЛЮЩЕВ: Был замечательный момент на этом концерте во МХАТе, когда Вы отыграли программу, долго вас звали на бис. И первыми вышли как раз эти два человека, отыграли сольный номер. Петр пишет мне, "Александр, надеюсь, Вы стоите на коленях, беседуя с БГ".

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: А я лежу.

А. ПЛЮЩЕВ: Знаете, Петр как-то не пришлось. У нас есть веб-камера здесь. Напоминаю, кто может нас смотреть по Интернету, по выделенной линии, нас хорошо видно там. Петр, может быть, Вы можете убедиться или через ваших друзей. Кстати, нашу беседу некоторые добрые люди обещали записать в звуке и выложить. Надеюсь, здесь еще и расшифруют на "Эхо Москвы". Вот замечательная реплика от Игоря Ростовцева из Москвы. Она выражает квинтэссенцию того, что я сейчас ощущаю по отношению к Борису Гребенщикову. "Теперь, после многих лет "торчания" от вашего творчества понимаю, что мне у вас нечего спросить, потому что все, что Вы хотите сказать, есть в ваших песнях. А то что не хотите, Вы и не скажете", пишет он.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Совершенно верно. Я согласен. Полностью подписываюсь под этим заявлением.

А. ПЛЮЩЕВ: Тем не менее, вопросов очень много, и мы постараемся задать все из них. Не знаю, как насчет, ответите. Вот Наталья Матвеева из Москвы интересуется. Довольно часто, пишет она хожу на концерты "Аквариума" в клубы. И уже знаю почти всех, кто стоит в первых рядах у сцены. Не только в лицо, но и по именам. Я бы хотела узнать, не надоело ли Вам видеть каждый раз одни и те же лица?"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Как правило, я обращаю внимание на достаточно разных людей. Есть, конечно, несколько случаев повторяющихся лиц, но в общем и целом 95% на каждом концерте, с моей точки зрения, разное. Ну что я могу сказать? Я не волен выбирать себе аудиторию. И считаю, все, кто хотят, могут стоять в любых местах. Люди есть люди, я рад петь для всех.

А. ПЛЮЩЕВ: Не так давно Вы записали кавер на одну из песен вашего коллеги Дюши Романова, ныне покойного, был трибьют. А как Вы относитесь к каверам на собственные песни?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я слышал не так много каверов. Последнее, что я слышал, "Билли'c Бэнд", которая исполняет "Поезд в огне", что меня крайне повеселило. Это не совсем то, как я эту песню мыслил себе. Но я считаю, что чем больше неуважения проявляется к любому артисту, тем лучше.

А. ПЛЮЩЕВ: Вы не будете против, если мы сейчас послушаем "Билли'c Бэнд", тем более, что этого, думаю, в Москве никто не слышал, в радиоэфире этой песни не было. Попала она ко мне примерно тогда же, когда и Борису Гребенщикову. И сейчас она будет представлена Вам.

ПЕСНЯ

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Мне понравилось.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот очень серьезный вопрос от Анны Стрелецкой из Ростова-на-Дону. "Часто ли Вы, Борис Борисович, задумываетесь о смерти? И представляете ли себе свою, физическую? Если да, то как?"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Абсолютно не задумываюсь, абсолютно не представляю. Более того, процесс прекращения физической жизни этого тела меня совершенно не волнует. Я мог умереть значительно раньше. Я считаю, что то, что я сейчас живу - бонус.

А. ПЛЮЩЕВ: Перебор?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Бонус.

А. ПЛЮЩЕВ: Почему?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я мог умереть раньше. То, что я сейчас живу, я уже свободен, всё.

А. ПЛЮЩЕВ: Борис Кричевский из Праги удивляется, как Вы успеваете так продуктивно работать? Уже около 60 альбомов "Аквариума" в его коллекции. Поделитесь секретом, у вас есть личный тайм-менеджер?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Что? Нет. Я просто не знаю, что такое "тайм".

А. ПЛЮЩЕВ: Секретарь. Судя по тому, что у вас директора в группе называют "художник по деньгам". Это правда?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Такая острота была, но очень давно.

А. ПЛЮЩЕВ: А это, наверное, художник по времени, в переводе на русский.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это красиво, хорошо, идея хорошая. Но с моей точки зрения справиться с временем можно только одним методом - понять, что его не существует.

А. ПЛЮЩЕВ: Его, действительно, не существует?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да. Оно трехмерно. И черт ногу сломит, если разбираться в этом. Проще его игнорировать.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Но еще вопрос такого же плана от Константина. Он спрашивает. "Недавно Вы на "Нашем Радио" сказали, что жизнь всего одна. А как же ваш буддизм?"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Буддизм отлично. В хорошей форме, шлет всем привет. Жизнь в этом теле одна, поймите. Когда Вы переродитесь, Вы не будете помнить о том, как Вы жили в этой жизни.

А. ПЛЮЩЕВ: Тут люди спрашивали, по каким источникам лучше всего изучать буддизм?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: По моим книгам. Естественно, только по самой простой причине, когда я переводил "Путеводитель по жизни и смерти" Чокьи Нима Ринпоче, я переводил только потому, что мне показалось, что эта книга способна объяснить все человеку, который ничего не понимает в буддизме на самом простом и доступном уровне. Я еще не видел лучшего вступления в буддизм. А изучать буддизм по книгам, честно говоря, я не рекомендую. Это то же самое, что изучать йогу по книгам. Или изучать любовь по Кама-сутре. Ребята, это надо брать учителя и с ним заниматься.

А. ПЛЮЩЕВ: Тут давний был вопрос насчет того, какое чтение занимают у вас словари.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Никакого. Ноль.

А. ПЛЮЩЕВ: А что читаете, кроме словарей?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Словари я не читаю. В данный момент, насколько я помню, у меня у кровати Майкла Муркока сборник рассказов, не фантастических, а обычных, под названием "London-Bonn", недавно вышедший. Что я еще читал? Я слышал, вчера мне кто-то сказал, что Пелевин что-то новое выпускает.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, новый роман готовится. Должен был в последних числах августа, но вчера было последнее число - 31, я не увидел пока на прилавках, наверное, есть.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Ой, как здорово.

А. ПЛЮЩЕВ: Там жуткая аббревиатура какая-то. Я ее, боюсь, не воспроизведу.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это хороший подарок мне. Я буду страшно рад.

А. ПЛЮЩЕВ: Любите творчество Виктора Пелевина?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я Витю очень люблю и люблю то, что он пишет. И не устаю повторять, что он мне кажется недооцененным писателем и недопонятым пророком. Мне кажется, что он видит гораздо глубже, чем мы это себе представляем. А так, лучшего подарка, чем новая книжка про Гарри Поттера, я не могу себе представить.

А. ПЛЮЩЕВ: Что касается Пелевина, многие перестали им интересоваться после того, как он "вошел в массы". Во всяком случае, "Generation P" уже у тех, кто начинал читать "Омон Ра" или "Чапаев и Пустота", не вызвала никакого интереса.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Слава богу, думаю, что интеллектуальным снобам так и нужно, поделом им, если они отказывают себе в удовольствии в постижении таких книг, это их право. Люди должны себе отказывать в удовольствиях.

А. ПЛЮЩЕВ: Я неспроста спросил, а вот почему. Дело в том, что, наверное, для каждого человека, который слушает "Аквариум" давно, ну, не для каждого, для каждого, кто перестал слушать "Аквариум", скажем так. Кто-то говорит, "Аквариум" закончился на альбоме "Радио Сайленс". Вы наверняка слышите массу каждый день.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Слышу огромное количество.

А. ПЛЮЩЕВ: Кто-то говорит, на альбоме "Лилит". Кто-то v на "Русском альбоме". В общем, сколько альбомов, столько раз заканчивался "Аквариум".

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Отлично.

А. ПЛЮЩЕВ: Вам когда-либо в голову приходила мысль, что "Аквариум" закончился?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Такая мысль мне приходила в голову в 1991 году, когда тот состав разошелся, и почему появился "БГ бэнд", потому что я думал, что теперь все будет двигаться в эту сторону. Потом через год с небольшим, играя в этом составе, понял, что я поспешил с выводами. Лучше всего за меня это объяснил Роберт Фрипп. Он объяснял очень давно, что "Кинг Кримсон" - присутствие, какая-то сущность, которая иногда появляется и говорит. Вот теперь будет "Кинг Кримсон". А потом через какое-то время сущность может исчезнуть, и остается один Фрипп или Фрипп с друзьями что-то делает, но это не "Кинг Кримсон". Для меня "Аквариум" v то же самое. И когда я прочитал фразу Фриппа, я страшно порадовался, что кто-то другой воспринимает так же сложные отношения между музыкой и людьми. Для меня "Аквариум" что-то, что не очень сильно зависит от меня и, скорее, меня может склонить к каким-то действиям или изменениям музыкального вкуса. Безусловно, не я диктую. "Аквариум" терпит меня, терпит мои вкусы.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну что ж, дорогие друзья, я надеюсь, мы продолжим после часа. Борис Гребенщиков никуда не растворится с нашей студии. Не отключайтесь, разумеется, я думаю, что никто этого и не сделает.

НОВОСТИ

А. ПЛЮЩЕВ: 1 час 3 минуты. Вы слушаете программу "Серебро", у микрофона Александр Плющев. В гостях у нас Борис Гребенщиков. Еще раз добрый вечер, Борис Борисович.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Еще раз добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ: Напоминаю, что мы, возможно, работаем не до двух часов, все у нас возможно, так что имейте в виду. Мы договорились с Борисом Борисовичем, что примем пару звонков прямо в самом начале этого часа нашего общения. Так что не откладывайте в долгий ящик. 783 48 83, телефон наконец запомним, он у нас недавно такой. Давайте попробуем принять звонок. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, скажите, г-н певец, Вы сами понимаете-

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Простите, Ваш голос растаял.

А. ПЛЮЩЕВ: Еще один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Я очень доволен, что имею честь беседовать с Борисом Борисовичем. Здравствуйте, Борис Борисович. Спасибо Вам большое за Ваше творчество. Очень мне нравится то, что Вы делаете уже многие годы. Мне очень нравится Ваш акустический альбом "Все братья-сестры", написанный вместе с Майком Науменко. Можете рассказать, как Вы его записывали, что так происходило, потому что, на самом деле, великолепно альбом сделан.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо. Альбом был записан самым простым методом, который на то время был возможен. Мы поставили микрофон в чистом поле у реки Невы за факультетом прикладной математики и процессов управления, действительно в поле, и прямо в поле записали, поскольку микрофон, на который писались песни в комнатах, как правило, давал акустику в комнатах - очень неприятное ощущение. Мы решили попробовать на открытом воздухе писать, поэтому получился такой ответ. На первый вопрос, я чувствую, что несправедливо голос человек исчез, надеюсь, что я понимаю. Если Вы хотите узнать точнее, попробуйте перезвонить.

А. ПЛЮЩЕВ: Еще один звоночек.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, меня несправедливо обрубили.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да, я тоже так считаю. Я слушаю Вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел спросить, Вы сами понимаете, о чем поете?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну все, собственно, мне кажется, ответ получен. Давайте обратимся к вопросам, которые пришли через Интернет и на наш пейджер. "Скажите, пожалуйста, почему обычно в конце Вашего сольного концерта Вы уходите за кулисы и больше не выходите, не поете на бис". Правда, на всех концертах, на которых я был, не на многих, но тем не менее, все было нормально с этим. Но вот Елене Калининой из Москвы так не кажется. "Ни ответа, ни привета, как публика Вас ни проси. И поступите ли Вы так на Вашем юбилейном концерте?"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: На моей памяти мы не играли биса всего один раз за последние 5 или 6 лет. Нет, это было лет 6 или 8 тому назад.

А. ПЛЮЩЕВ: Я слышал, что на последнем концерте в Б-2 не было биса.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: А дело в том, что клубные концерты, как правило-

А. ПЛЮЩЕВ: Не предусматривает?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не то что не предусматривает. Там есть жесткий регламент. Мы играет отсюда досюда, поэтому бис там - последние 3-4 песни. В клубе нет времени на то, чтобы уйти, поломаться и прийти опять. Простите, это не является жестом невежливости, это просто условия работы в клубе.

А. ПЛЮЩЕВ: Юлия Дунаева из Санкт-Петербурга интересуется. "Вы действительно думаете, что самое главное в жизни - получать удовольствие от того, чем занимаешься?"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет, самое главное в жизни посвящать все, чем занимаешься, богу. И получение удовольствия при этом уже является составной частью. Но просто если не получать удовольствие, то получается хуже. Вот и все.

А. ПЛЮЩЕВ: По-моему, вопросы в Интернете закончились. Была информация от нашей службы информации про наркотики. Здесь огромное количество вопросов про наркотики, в основном, про легкие наркотики. Например, первый попавшийся, Евгений из Питера: "Уважаемый Борис, судя по композиции "Растаманы из глубинки", Вы по-прежнему дружны с каннабисом".

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Дело в том, что, прощу прощения, если кого-то разочарую, я очень давно не люблю курить траву, потому что мне это просто не интересно. Я не против каннабиса, но на меня он действует подавляющим образом, мне становится скучно. Поэтому я его очень много лет не курю.

А. ПЛЮЩЕВ: Филипп, 12 лет, наш постоянный слушатель с времен, когда ему было 10. Он спрашивает, вот наступает 1 сентября, какое у Вас самое яркое впечатление о школе?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Наверное, все вещи, которыми я занимался в школе, помимо обучения. В школе происходит масса всего хорошего, но, как правило, не на уроках, или параллельно урокам. Ярких впечатлений было очень много.

А. ПЛЮЩЕВ: Опять же огромное количество вопросов касается религии, веры. Мы уже здесь упоминали буддизм. Многие спрашивают, к какой вере или религии Вы сами себя относите?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я себя не отношу ни к одной религии, ни к одной вере, поскольку понятно, что бог существует, понятно, что все мы являемся, так или иначе, его частью, поэтому бог нам всем не чужой, а родной. И как мы его называем, для меня не так существенно, поскольку все религиозные учения, в принципе, говорят одно и то же.

А. ПЛЮЩЕВ: Программа наша касается отечественной музыки. Банальной, может быть, вопрос, что из отечественной музыки Вы слушаете, что интересного слышали за последнее время, кроме "Билли'з бэнд", который прослушали в эфире?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я вчера ночью выпивал с группой "Пятница". Это мне понравилось, очень хорошие ребята.

А. ПЛЮЩЕВ: После реггей-фестиваля?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да. Я очень хорошо отношусь к группе "Текила-джазз". Ну и понятно, все мои приятели, которых я очень люблю, и "Сплин", и Макс Леонидов, и много других. Хорошо отношусь ко всем ним, но, честно говоря, в свободное время я слушаю нерусскоязычную музыку.

А. ПЛЮЩЕВ: А что тогда?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Все, что угодно. Я слушаю много индийской музыки, симфонической музыки начала 20 века. Слушаю индуистов, типа "Кришна Даса", которые мантры поют. И слушаю всю популярную музыку от Глена Миллера до альтернативного современного металла.

А. ПЛЮЩЕВ: Можно чисто технический вопрос? Сколько места занимает Ваша фонотека?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Дома она занимает 3 стены, довольно много. В принципе, я все забил в компьютер, все, что слушаю, там такие сливки отобранные. И пока там достаточно мало, под 10 гигабайт. Я рассчитываю в самом скором времени расширить объемы памяти, и там будет значительно больше.

А. ПЛЮЩЕВ: Честно говоря, и не подумаешь, что Борис Гребенщиков слушает всю музыку на компьютере. Это у меня не умещалось в голове. Я знал, что Вы пользуетесь Интернетом, но что вся музыка у Вас находилась в компьютере, для меня сегодня открытие большое.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Объясняю. Это очень просто. Это очень удобно. Когда я куда-нибудь еду, а я 80% жизни куда-то еду, то таскать с собой 200 или 300 компактов - нереально. А когда они все находятся у меня в "Маке", удобно. Я включаю "Мак", блок памяти, и вся музыка, которую я хочу иметь с собой, у меня с собой.

А. ПЛЮЩЕВ: У нас сейчас есть еще возможность послушать одну песню с альбома "Песни рыбака".

ПЕСНЯ

А. ПЛЮЩЕВ: Эту песню я услышал первой с альбома. Вы ее продемонстрировали впервые в программе Дмитрия Диброва, тогда она пошла по рукам активно гулять с тем, что вот, скоро будет новый альбом группы "Аквариум". Готовится ли сейчас что-то новое?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Мы поставили в работу целую обойму песен, которые по тем или иным причинам не были записаны за последние 3 года. Таких набралось даже чуть больше, чем на альбом. Но пока мы не торопимся с предсказаниями, из этого может выйти альбом, может не выйти, посмотрим, как бог даст.

А. ПЛЮЩЕВ: За всю историю существования "Аквариума" есть огромное количество песен, которые не вошли ни в какие альбомы. Даже в антологию, которую издает "Союз", даже туда не попали.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Таких вещей наберется на 2 СD, скорее всего. И есть идея все эти песни собрать под одной обложкой и назвать "Черный ящик". У нас на сайте это давно заявлено. В принципе, они просто ждут своего часа.

А. ПЛЮЩЕВ: Вообще, очень много идей сопровождает "Аквариум", в частности, не один раз высказывалась идея создания рисованного клипа.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я очень хочу это сделать, но мне бы хотелось, чтобы клип был сделан в стилистике между Терри Гиллиамом времен "Monty Piton flying circus" и современной компьютерной анимации, анархической, пиратской, которая в Сети часто бывает. То есть методом не рисованного фильма, а работать с вырезанными штучками такими.

А. ПЛЮЩЕВ: Был еще вопрос, нет ли планов снять клип в стиле аниме?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Мне мила только анимация типа Терри Гиллиама, или те вещи, просто я не знаю имени автора, в Интернете они есть, и даже у нас сайте где-то есть ссылка на эту штуку.

А. ПЛЮЩЕВ: Мы уже говорили о религиях, о верованиях. Тем не менее, я хотел бы закрыть эту тему. Тут достаточно агрессивный вопрос от Дмитрия Сафонова из Воронежа. "Уважаемый Борис Борисович, почему Вы так негативно относитесь к православному духовенству, да и к православной религии вообще? По крайней мере, это явствует из некоторых Ваших песен, в частности, звучащих на альбоме "Снежный лев". Спасибо".

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я не знаю, что именно имеется в виду.

А. ПЛЮЩЕВ: Может быть, "настоятель в женском платье так и пляшет на песке?"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это не совсем по поводу религии. Бывают разные вещи. Многие священники, которых я знаю лично, где мог бы с ними поспорить по поводу точки зрения, что только мы спасемся, а весь остальной мир должен идти в ад. С моей точки зрения это немножко несправедливо, а с математической точки зрения это довольно нелогично и нелепо. Мне кажется, что все люди созданы Богом, по крайней мере, все люди к Богу имеют самое прямое отношение. И вряд ли Бог позволит всем своим чадам идти в ад только за то, что они имели несчастье родиться не там. По-моему, это глупо. А в принципе, к православной религии я так же хорошо отношусь, как ко многим другим, может быть, даже лучше, поскольку я родился русским, в России, и полностью снабжен русской культурой, в той мере, какой меня смогли снабдить. Русская культура и православие слиты воедино. Я очень люблю православие, более того, если говорить о подтверждении моей любви, загляните к нам на сайт, Вы найдете список чудотворных икон, находящихся в России. Насколько я знаю, русская православная церковь не сочла нужным такой список составлять сама. Я знаю, что ко мне несколько раз обращались с просьбой из церковных органов делать ссылки на нашу коллекцию.

А. ПЛЮЩЕВ: В таком случае еще один, наверное, последний вопрос, касающийся религии и православия, в частности, как Вы относитесь к распространенному у христиан обычаю крестить детей в раннем детстве, то есть приобщать их к религии в самом раннем детстве, в несознательном возрасте?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я думаю, что все равно, когда приобщать. Если имеется магический аспект этого дела, то стоит, наверное, с самого начала ребенка защищать таким образом. Что касается свободы воли, свободы выбора каждого отдельного человека, то второе рождение, или крещение, можно назвать как угодно, происходит, когда человек к этому готов.

А. ПЛЮЩЕВ: Когда он выбирает это самостоятельно?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Еще один вопрос из Интернета. Олег Пестов из Москвы. "Здравствуйте, Борис Борисович. Вы наверняка слышали о бродячих индейских музыкантах, например, в Бенгалии, а может быть, даже слышали их. Как Вы считаете, может быть, для музыканта, который не хочет играть ради денег, а только ради музыки или определенного душевного состояния, это единственный выход? Не давать концерты в залах, аренда, запись альбомов и т.д., а просто ходить и петь? Как Вы думаете?"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это тоже прекрасное отношение к музыке. Думаю, музыка имеет свойство вознаграждать того, кто занимается ею от всего сердца. И поэтому думаю, что бродячие музыканты получают часто то, что профессиональные западные музыканты могут не получить, и о чем могут даже не знать.

А. ПЛЮЩЕВ: Григорий Дурново из Москвы спрашивает: "не кажется ли Вам, что в течение последних лет Вы остановились на нескольких приятных Вам мелодических ходах, в то время, как раньше в Вашей музыке было больше разнообразия? Чем это можно объяснить? Можно ли найти следы музыкальных заимствований в произведениях 1980-х-начала 1990-х?"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Честно говоря, не знаю, потому что этот вопрос не очень меня интересует. В первую очередь, я не совсем композитор. То есть мне, конечно, приятно, когда у меня получаются приятные мелодии, но я никогда не ставил себе главной целью написать самостоятельно новое музыкальное произведение. Для меня музыка всегда слита вместе с текстом, исполнением и всем остальным, я все это вместе воспринимаю. Хотя у меня есть планы заняться музыкой гораздо более серьезно и показать, что это мы тоже умеем.

А. ПЛЮЩЕВ: Александр спрашивает. "На тибетском высокогорье поют только горловым пением или Вы взяли только оттуда лишь напевы, что немного выражено в Вашем пении?"

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я не слышал, чтобы по-горловому пели в Тибете. Они поют достаточно низко иногда, певцы. Но горловое пение, скорее, существует у нас в Туве, у бурят и монголов. Среди тибетцев я не слышал горлового пения.

А. ПЛЮЩЕВ: Давайте прервемся еще на одну песню.

ПЕСНЯ

А. ПЛЮЩЕВ: Пару звонков послушаем. Добрый вечер, Вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, что такое "шалом летрайот"?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: До свидания. Это на иврите.

СЛУШАТЕЛЬ: А еще маленький вопрос. Сколькими языками Вы владеете?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я владею более-менее русским, и в чуть меньшей степени английским, к сожалению. Я хотел бы владеть всеми остальными языками тоже, но отсутствует это.

СЛУШАТЕЛЬ: В меньшей степени?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: На английском я могу жить вполне хорошо.

СЛУШАТЕЛЬ: Понятно. Спасибо.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Люди вспоминают отдельные строки. Из альбома "Навигатор" и из одноименной песни была процитирована строка. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Борис Борисович. Рада безумно Вас слышать. Так рада, что Вас пригласили. Как Вы относитесь к китайской Книге перемен? И считаете ли Вы, что правильно, когда плохо или не знаешь, что делать, пользоваться ею?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Отношусь к "И Цзин" с огромным почтением. Эта книга живая. И если Вы настроены на эту книгу, то она может дать хороший совет.

А. ПЛЮЩЕВ: Я опять вспомнил тот концерт во МХАТе и песню "Туман над Янцзы", которую мы уже слышали. Там есть строчка, я боюсь переврать, "Ответь, Нижневартовск, и Харьков ответь, когда по-китайски Вы начали петь". Правильно?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да. "Давно ль по-китайски вы начали петь".

А. ПЛЮЩЕВ: Я слышу, что на этом месте в зале поднялся смех и некое воодушевление. Причем люди восприняли это достаточно буквально. Потому что ни для кого не секрет, об экспансии китайцев у нас на Дальнем Востоке и в Сибири.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Харьков все-таки не Дальний Восток.

А. ПЛЮЩЕВ: И не Сибирь. Конечно.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не совсем, по крайней мере.

А. ПЛЮЩЕВ: Но Нижневартовск вполне себе попадает туда, ближе к зоне экспансии. Как Вы воспринимаете то, что некоторые строчки, те, которыми Вы не имели в виду чего-то такого, а что-то свое, воспринимаются другими совсем по-иному, часто буквально.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я это знаю давно. Поэтому стараюсь очень осторожно относиться к языку, поскольку знаю, что язык - это наше самое сильное оружие. Со словами надо быть очень осторожным.

А. ПЛЮЩЕВ: Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Доброй ночи. У меня к Борису такой вопрос. Он касается религии. Поскольку Вы сказали о том, что свое творчество посвящаете богу.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Согласен, я стремлюсь это сделать.

СЛУШАТЕЛЬ: Есть такое понятие как духовная практика, не в рамках духовных конфессий. А в том, чтобы прийти к богу, сложилась практика через определенные религии. И я хочу сказать, что если Вы себя не соотносите с христианством, буддизмом и прочими, то не находитесь ли Вы, не в обиду будет сказано, в бесовской прелести, если Вы понимаете? Что на это ответите?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я понимаю. Не то, что я выбираю какую одну из них или не соотношу себя, просто вижу, что все религии v человеческие грани восприятия бога, которого воспринять мы не можем. Бог безграничен, бесконечен. Мы все это прекрасно знаем. Любая религия - наша попытка его передать в человеческих терминах. Поэтому для меня одна религия никак не противоречит другой. Если бесовское искушение, то я про это ничего не знаю пока что.

СЛУШАТЕЛЬ: Я просто хочу сказать, понимаю Вашу мысль о боге и согласен с Вами, но дело в том, что, когда мы пытаемся проникнуть в этот тонкий мир, то сложилась некоторая практика монахов, которые умеют общаться с этими материями. Если Вы знакомы с православной литературой, которая описывает ступени, там сказано о том, что можно быть рядом где-то или думать, что делаешь во имя Господа, находясь как раз по ту сторону. Вы допускаете, что Ваше творчество может уходить порой?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: У меня нет никакого критерия для определения, так оно или нет. Поэтому все, что могу сделать, это посвятить свое творчество Богу и надеяться, что никакого вреда от этого не выйдет, и молиться, чтобы все было правильно и так, как Богу угодно.

А. ПЛЮЩЕВ: В одном из ранних интервью, я помню, девушка-журналистка Вас спросила, видимо, это было непривычно в советские годы, почему у Вас на пальце так много перстней. На что Вы ответили, что я изучаю влияние камней на организм. Сейчас я заметил, что у Вас руки совершенно свободны от колец. Все изучили?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет. Дело в том, что в теперешней фазе моей жизни на мне кольца просто не держатся.

А. ПЛЮЩЕВ: Что с ними происходит?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Всякие странные вещи, они не удерживаются на пальцах. Трескаются. Что с физической точки зрения объяснить не могу никак.

А. ПЛЮЩЕВ: Я, признаться, сильно удивлен. 783 48 83. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте. Меня зовут Вячеслав. Несколько вопросов к Борису Борисовичу. Я вчера специально просмотрел еще разок фильм "Асса", вспомнил все Ваши шлягеры и хиты. Очень там здорово Вы выглядите. Вы еще в каких-нибудь фильмах снимались, кроме соловьевской "Ассы"?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Насколько я помню, в "Ассе" меня не было. Я на секунду появлялся в следующем его фильме "Черная роза - эмблема печали".

А. ПЛЮЩЕВ: По-моему, из шкафа.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да. А так, я не помню. Чуть-чуть меня есть "Два капитана-2" Сережи Дебижева. Я очень не люблю сниматься в кино и стараюсь этого не делать.

А. ПЛЮЩЕВ: А смотреть?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Смотреть на хороших актеров я люблю.

А. ПЛЮЩЕВ: Тут, кстати, вопрос был про то, что Вы брали одну кассету в прокате, про пиратов.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я брал "Пираты Карибского моря". Я получил от Джонни Деппа колоссальное удовольствие.

А. ПЛЮЩЕВ: Тут меня обвиняют, что я читаю вопросы с Интернета. Ничего подобного, друзья, мы давно уже перешли на пейджер и телефон. Николай продолжает эту тему. Следите ли Вы за новинками кинопроката и что Вам наиболее интересно? Я так понимаю, всем интересно, Вы "Матрицу" видели?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Естественно, я видел. Религиозным образом раза три или четыре.

А. ПЛЮЩЕВ: Первую или вторую?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Первую самo по себе, ее давно все знают наизусть. "Matrix reload" посмотрел сразу же, как она вышла здесь. Потом несколько раз посмотрел на видео. Сейчас, как все прогрессивное, цивилизованное человечество, жду третьей части. И видя все минусы, понимаю, что минусы есть, но плюсы, с моей точки зрения, перевешивают.

А. ПЛЮЩЕВ: Мне не простят, если я не спрошу, как Вам "Властелин колец".

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Самый лучший комплимент, который я могу сказать по поводу этого фильма, который наиболее ярко описывает мое к нему отношение, это то, что, к счастью или к сожалению, если у себя дома я поставлю "Lord of the Rings", то ничего другого уже после этого фильма я смотреть не смогу. Он настолько выше всего остального для меня лично. Может быть, потому что я слишком люблю Толкина. Хотя не думаю, что слишком, я его люблю как раз достаточно. Меня этот фильм приводит в определенное состояние духа, нарушать которое другими фильмами не хочу. Это, с моей точки зрения, высокий комплемент.

А. ПЛЮЩЕВ: Потрясающе. Борис Борисович, ведь у Вас взрослые дети уже.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Кстати, они тоже любят смотреть "Lord of the Rings".

А. ПЛЮЩЕВ: Расскажите о них немного. Чем они сейчас занимаются?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет, пусть они-

А. ПЛЮЩЕВ: Сами о себе рассказывают?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да. Когда к ним спустится такая чаша - рассказывать про себя.

А. ПЛЮЩЕВ: Отлично. Давайте прервемся еще на одну песню с альбома "Песни рыбака".

ПЕСНЯ

А. ПЛЮЩЕВ: Несколько вопросов по строчкам из Вашей песни. Не знаю, насколько Вам надоело отвечать на подобные вопросы. В одной из песен последнего альбома говорится, что иногда проснешься в кресле президента и думаешь, как же я сюда попал. Это отражает Ваше отношение к бремени власти?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Без комментариев.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Из своей поездки в Японию, как мы знаем благодаря переводчику Мураками Дмитрию Коваленину, Вы привезли песню "Пока несут сакэ".

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Хотя сама песня была написана в Киеве.

А. ПЛЮЩЕВ: Уже после Японии? Но, тем не менее, очень ощущается, есть рассказ, как Вы были в Токио, Дмитрия Коваленина, я его читал, там очень ощущается влияние всего этого. В ближайшее время куда Вы собираетесь? Откуда ждать нам еще таких песен?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Пока не знаю, потому что всю осень мы будем заниматься совершенствованием того, что будем играть на двух "денрожденных" концертах. Так, чтобы все было интересно. А что будет дальше, планы есть и дикие, но что из них осуществится реально, я пока не знаю.

А. ПЛЮЩЕВ: Если это не тайна, спрашивает Александр, расскажите о Вашей встрече с Далай-ламой. Как он отнесся к тому, что один из первых русских его посетил, и его отношение к Вашей музыке?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Он дал мне аудиенцию совсем неподалеку от того здания, где мы сейчас находимся, по-моему, в посольстве Монголии или Бурятии, где-то здесь совсем рядом, потому что он был здесь тайком, потому что Россия позорно потеряла лицо, и не могла принять Далай-ламу официально. Россия делала вид, что Далай-ламы здесь нет.

А. ПЛЮЩЕВ: Чтобы не обострять отношения с Китаем?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да. Это, конечно, не мое дело - лезть в политику. Но немножко неудобно такой большой державе так хвост поджимать. Вспоминаю эту встречу, очень короткую, конечно, с большим почтением.

А. ПЛЮЩЕВ: Только что мы получили с Вами, дорогие друзья, реальное свидетельство, что Далай-лама посещал Москву. Это официально не признается. Но это так. Есть еще у меня дурацкий вопрос, но я не могу его не задать - сам себе не прощу. Узнали ли Вы за прошедшие 20 лет с момента написания этой песни, какая же рыба в океане плавает быстрее всех?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Несколько раз мне сообщали название этого вида, но я, к своему стыду, не смог его запомнить.

А. ПЛЮЩЕВ: На радиостанции "Наше радио" задали этот вопрос специалисту-ихтиологу. Он сказал, что это меч-рыба.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да, мне говорили то же самое. Есть еще мнение, что в песне речь шла не совсем об этом.

А. ПЛЮЩЕВ: Я уже спрашивал об этом, как Вы относитесь к тому, что буквально, и поэтому решил точно так же в лоб Вас и спросить. Здесь огромное количество вопросов, я даже в них немножко путаюсь. Намеренно сегодня опустил вопросы, как Вы относитесь к тем или иным группам и т.д.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Слава богу.

А. ПЛЮЩЕВ: Потому что так мы могли бы сидеть до завтра совершенно спокойно. Татьяна спрашивает, как Вы относитесь к пиару, к такому более общему явлению?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Никак. Меня это не волнует, не интересует.

А. ПЛЮЩЕВ: Давайте последний звонок или два принять. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день. Хотелось бы признаться в любви.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо, милая.

СЛУШАТЕЛЬ: К сожалению, мне плохо слышно Вас. Хотелось бы попросить Вас что-нибудь рассказать об университете.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: В университете, где я учился, в ЛГУ, провел 6 лет. Это были замечательные годы моей жизни, может быть, потому, что я учебе уделял крайне мало внимания.

А. ПЛЮЩЕВ: Меня всегда интересовало, как же можно так мало уделять внимание учебе и, тем не менее, закончить университет с дипломом?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Меня вообще удивляет то, что люди, которые ходят в вузы, как-то их заканчивают, сдают экзамены, поскольку мне известно, почти никто не занимается той наукой, которую собираются там изучать. В основном, они оттягиваются, а наукой занимаются только в сессию.

А. ПЛЮЩЕВ: За всю Вашу творческую карьеру Вам ни разу не приходило в голову заняться чем-нибудь другим кардинально?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет. Потому что я настроен на занятия музыкой. У меня есть даже ощущение, что я родился, чтобы заниматься чем-то такого типа здесь. И чем больше я этим занимаюсь, тем интереснее мне этим заниматься.

А. ПЛЮЩЕВ: Советские времена и постсоветские, если можно выделить два таких периода, для Вас чем-то кардинально отличаются?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Да, в советские времена я был несвободен, и нам не давали заниматься музыкой. В постсоветское время это изменилось, и мы стали географически свободны, и стали перемещаться по миру, как людям и должно перемещаться. Нам перестали мешать заниматься музыкой, что, с моей точки зрения, безусловно, плюс.

А. ПЛЮЩЕВ: Многие говорят, что отсутствие запретов как раз пагубно сказалось на творчестве многих. Многие даже о собственном творчестве так говорят, что когда были запреты, рок был в подполье, да и вообще всякое мало-мальски интересное общество было под запретом, при этом творить было гораздо интереснее и полезнее.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Гораздо проще было заработать себе репутацию. А что касается музыки и самого процесса творчества, думаю, что запреты положительно сказаться никогда не могут. Грубо говоря, при совке гораздо проще было заработать себе хорошую репутацию любыми выходками. Я это очень хорошо знаю, потому что сам делал очень много выходок. Но, на самом деле, запреты не имеют к творчеству ни малейшего отношения.

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас наверняка можно сказать, что Вы человек небедный. Не мешает ли то, что Вы зарабатываете деньги, наверное, какие-то неплохие, не берусь оценивать, творчеству? Потому что многие говорят, зарабатывание денег и творчество - вещи не особенно совместимые.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Я согласен совершенно. Можно либо зарабатывать деньги, либо творить. По счастью, в моем случае получается так, что я занимаюсь творчеством, а деньги приходят сами по себе. Я никогда не ставлю себе целью сделать что-то, чтобы заработать денег, может быть, это меня спасает.

А. ПЛЮЩЕВ: Часто ли Вы отказываетесь от концертов, которые Вам предлагают?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Это даже не входит в мое рассмотрение, поскольку на это у нас есть наш замечательный директор, который все недолжные предложения отметает до того, как я про них узнаю.

А. ПЛЮЩЕВ: А те, которые прошли через его сито, Вами никогда не отвергаются?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Нет.

А. ПЛЮЩЕВ: Здорово. У Вас отличное взаимопонимание в группе.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: У нас прекрасное взаимопонимание.

А. ПЛЮЩЕВ: Еще один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте. Скажите, пожалуйста, Борис Борисович, не могли бы сейчас сказать аккорды для песни "Кардиограмма"?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Посмотрите в Интернете, они там должны быть, мне сейчас просто их даже будет не вспомнить.

А. ПЛЮЩЕВ: Как их рассказать, как это видится, интересно. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте, Борис Борисович. Звоню из Мюнхена. Родился и вырос в России, а потом переехал в Германию. Предпоследний альбом "Сестра Хаос" был для меня очень интересным. Мне показалось, что целевая аудитория вполне может совпадать с российскими эмигрантами в других странах. Вы так и писали этот альбом? Мне удивительно, что люди в России могут воспринять это так, как мне кажется, Вы это думали. И кроме того, насколько, Вы думаете, это актуально для тех, кто живет в России? Они-то выбрали другую жизнь для себя. Насколько, Вы думаете, что эти идеи близки, которые были Вами высказаны?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Россию пора вытаскивать из дыры, в которую она себя сама загнала. Россия такая же часть мира, как и все остальные страны. Поэтому все, что я делаю, направлено к тому, чтобы все мы были в равном положении. И Россия тоже.

А. ПЛЮЩЕВ: Тут, кстати, был очень похожий вопрос в Интернете. Отличается ли публика на концертах российская и зарубежная.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Не особенно. Потому что приходят те люди, которым интересно то, что мы делаем. А эти люди одинакового типа везде.

А. ПЛЮЩЕВ: Никак не влияет на них то, что они долгое время живут вне России?

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: В моем опыте, нет, никак не влияет.

А. ПЛЮЩЕВ: Что ж, я с большой благодарностью к Борису Гребенщикову обращаюсь. Огромное спасибо, что Вы нашли время к нам заглянуть, ответить на многочисленные вопросы наших радиослушателей.

Б. ГРЕБЕНЩИКОВ: Спасибо, мне было очень приятно поговорить с умным человеком, с умными людьми, скажем так.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое.