Купить мерч «Эха»:

Тони Блэр - премьер-министр Великобритании - 48 минут - 2007-03-22

22.03.2007

А.ВЕНЕДИКТОВ – Он уходит, подумали мы с Наргиз Асадовой, как бы не оплошать. Добрый вечер всем!

Н.АСАДОВА – Добрый вечер!

А.ВЕНЕДИКТОВ – Наргиз Асадова и Алексей Венедиктов. Он уходит, он – это Энтони Блэр, это Тони Блэр, премьер-министр Великобритании, уходит этим летом. Но мало ли, что может случиться, поэтому мы решили поторопиться и сделать передачу об Энтони Блэре.

Н.АСАДОВА – Про Энтони… Все привыкли его…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Тони.

Н.АСАДОВА – Да, называть Тони, но на самом деле, да, у него длинное имя, и собственно, вы об этом узнаете в «Пяти фактах» сегодня. Ну, а для начала, как всегда…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Реклама.

Н.АСАДОВА – Реклама?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Для начала, как всегда, реклама.

Н.АСАДОВА – А, ну хорошо.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Действительно, сегодняшняя передача будет посвящена премьер-министру Великобритании, такой, странный он человек, такой, выделяющийся. Мы будем, конечно, говорить с вами и голосовать вместе с вами, узнавать, как к нему относятся и люди, и вы сами, те, кто имеет свое собственное мнение, будете звонить нам по телефонам 783-90-25 и 783-90-26.

Н.АСАДОВА – Да, ну а для начала, наверное, все-таки послушаем нашу улицу, да? Наш корреспондент Сакен Аймурзаев вышел на Новый Арбат и спросил у прохожих, что же они знают про Энтони Брэнтона… ой!.. прошу прощения!

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вот… Вот, видите, видите?

Н.АСАДОВА – Видите, все, я уже совсем с ума сошла…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Энтони Брэнтон – это посол.

Н.АСАДОВА – Это посол Великобритании в России! (смеется)

А.ВЕНЕДИКТОВ – Тони Брэнтон – это посол, а Тони Блэр…

Н.АСАДОВА – А Тони Блэр – это премьер-министр.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Великобритании.

ПАША – Премьер-министр Англии.

С.АЙМУРЗАЕВ – Это второклассник Паша. Он тоже знает, кто такой Тони Блэр. Получилось, что вот этот ответ Паши, оказался самым нейтральным. Пообщавшись со взрослыми прохожими, я понял, что, оказывается, не такой уж он и хороший английский премьер-министр. По крайней мере, большинство моих собеседников относятся к Тони Блэру без особой симпатии. Кого-то раздражает его политика, а кого-то даже внешность. Нина, например, хоть и считает Блэра неплохим человеком, все же думает, что он нерешительный и слабый.

НИНА – Мне кажется, что он хороший отец. Не скажу, чтобы он был хорошим мужем – это по лицу видно. Мне он как макаронина, которая недоваренная. И не только внешне. Просто он мне не по вкусу, и все.

С.АЙМУРЗАЕВ – Многих моих собеседников раздражает манера Тони Блэра держаться на публике. И улыбается фальшиво, и говорит неправду. В этом уверен Николай.

НИКОЛАЙ – Ничего хорошего сказать о нем могу. Фальшивый, даже по улыбке.

С.АЙМУРЗАЕВ – Аркадий также обращает внимание на то, как Тони Блэр выступает. Прохожему показалась подозрительной подвижность британского премьера.

АРКАДИЙ – Впечатление такое, что он следует политике Соединенных Штатов, является, мягко говоря, слугой. И вообще, не самостоятельный политик. Я думаю, что он какой-то, не очень честный. Вертлявость его… ведь это уж, казалось, солидный человек, политик – все-таки надо как-то, может быть, сдержанней себя вести. Это замечается.

С.АЙМУРЗАЕВ – Может, для Британии Блэр и хороший политик, но для России он коварный враг. По мнении Эдуарда, неспроста британский премьер приютил врагов нашей страны.

ЭДУАРД – Как личность, он мне не очень нравится. Он слабый политик у себя в стране, он поддерживает террористов: Березовский, чеченские террористы – я уж не буду называть их по имени, их там много. Получается, у него политика – это спекуляция своим именем ради себя.

С.АЙМУРЗАЕВ – Пожалуй, единственной, кто сказал о Тони Блэре что-то доброе и приветливое, оказалась студентка Оля. Ей британский премьер нравится.

СТУДЕНТКА ОЛЯ – Мне имя нравится. Тони Блэр – как бы так, звучит очень… в английских манерах, представляется светским, пунктуальным – это классический англичанин.

С.АЙМУРЗАЕВ – Вот так мои собеседники воспринимают британского премьер-министра. При этом, люди говорили, что звезд с неба он не хватал, и до великих предшественников Тони Блэру еще далеко.

А.ВЕНЕДИКТОВ – 21:08. В общем, стало понятно, что Тони Блэр для наших граждан – это то же самое, что Пан Гимун. Только Пан Гимун лучше.

Н.АСАДОВА – А почему Вы так решили, почему Вы вообще решили его сравнить с Пан Гимуном?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Потому что вот все то, что сказала… отвечу: вот как про Пан Гимуна ничего не знают… на самом деле, казалось бы, Тони Блэра показывают часто, даже дают реплики его. Ничего не знают. Вот улица ничего… вот граждане ничего не знают.

Н.АСАДОВА – Да, во всяком случае, то, что кто-то, вот, из прохожих назвал его слабым, нерешительным и несамостоятельным политиком…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Слабый, нерешительный… Ха-ха-ха, хочется сказать.

Н.АСАДОВА – …это, конечно, поразительно. Вот он, как никто, самостоятельный. Давайте послушаем «Пять фактов» просто…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да. Совершенно уникальный премьер, совершенно уникальный человек для Западной Европы во главе великого государства…

Н.АСАДОВА – Уникальный лидер. Потому что сейчас, когда, вот, на Западе, действительно, очень мало таких ярких лидеров, Тони Блэр среди них выделяется.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вот поэтому я и сказал, понимаешь, поэтому я и сказал «Пан Гимун». Ничего не знают. Вот картинка. Вот как будто бы только по карикатурам, так же, как у нас…

Н.АСАДОВА – Дерганный.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Такой, да, дерганный, да. Хорошо, давайте послушаем, что же действительно из себя… какова была карьера этого человека.

Факт первый

. Энтони Чарльз Линтон Блэр родился 6 мая 53 года в Эдинбурге. Его отец, Лео Блэр, был юристом и университетским преподавателем. Большая часть детства Тони и его старшего брата Уильяма прошли в английском графстве Дарем. Там же в 72 году Тони Блэр закончил элитный частный Фэттес-колледж. По рассказам школьных приятелей Тони, он был отъявленным сорванцом. Однажды, когда Тони в очередной раз загулялся допоздна и пытался попасть в свое общежитие через окно, охранники приняли его за вора и арестовали. Как вспоминает биограф Тони Блэра Джон Рентул, «все учителя Блэра, с которыми я разговаривал, говорили мне, что он был для них настоящей головной болью, и они были очень рады, когда он закончил колледж».

Факт второй

. В 1972 году Тони Блэр поступил в Оксфордский университет, где, как и его отец, начал изучать юриспруденцию. Как вспоминал один из друзей Блэра, в студенческие годы будущему премьеру была присуща уверенность в себе, но не высокомерие или хвастовство. Блэр-студент был бунтарем и любителем рок-н-ролла и даже играл в рок-группе «Ugly rumors». В начале 2006 года по британскому телевидению был показан фильм о молодости Блэра, «Тони Блэр – рок-звезда». Любимый исполнитель Блэра – солист «Роллинг Стоунз» Мик Джаггер.

Факт третий

. После окончания Оксфорда Блэр стал преподавать право в этом же университете, а затем вступил в коллегию адвокатов. В то же время Тони Блэр стал членом Лейбористской партии. Отправной точкой для начала политической карьеры Тони Блэра стал несчастный случай. В 63 году его отец баллотировался в парламент он консерваторов. Но во время избирательной компании пережил апоплексический удар и больше уже не мог участвовать в политической жизни. «После болезни мой отец передал свои амбиции детям», - рассказал в одном из интервью Тони Блэр. Кроме того, по словам самого Блэра, на начало политической деятельности его вдохновила книга Исаака Дойчера о жизни Льва Троцкого.

Факт четвертый

. В 1983 году Тони Блэр был впервые избран в палату общин от округа Сэджфилд в графстве Дарем. Партийная карьера молодого политика Блэра развивалась стремительно. Он сумел завоевать симпатии партийных лидеров, которым импонировала энергичность Блэра и его свежий взгляд на вещи. «Я социалист не потому, что я прочитал учебник, который сформулировал мои интеллектуальные предпочтения, и не потому, что я легкомысленно отношусь к традициям, а потому, что я верю, что в своем лучшем проявлении социализм прекрасно соотносится одновременно и с моралью, и с рациональностью. Он устанавливает сотрудничество, а не конфронтацию, чувство товарищества, а не страха», - говорит Тони Блэр. В 94-м году Блэр становится самым молодым лидером Лейбористской партии в истории. В 95-м он отказался от принципа коллективной собственности на средства производства и распределения и дистанцируется от профсоюзов, тем самым став основоположником так называемого нового лейборизма.

Факт пятый

. В 97-м году Тони Блэр и его ново-Лейбористская партия одержали победу на всеобщих выборах. 2 мая 97-го года в возрасте 43 лет Блэр стал самым молодым премьер-министром за почти 200-летнюю британскую историю. Он повторил этот успех на выборах 2001 и 2005 годов. Однако последние годы Тони Блэр столкнулся с чередой скандалов. Уотергейтом Тони Блэра стала история, получившая название «деньги за почетные звания». В марте 2006 года выяснилось, что некоторые самостоятельные предприниматели получили места в палате лордов, рыцарские звания или другие титулы взамен на крупные пожертвования Лейбористской партии. Несколько месяцев назад Тони Блэр, которого уже несколько раз вызывали на допрос в Скотленд-Ярд по этому делу, объявил о досрочном уходе с поста премьер-министра Великобритании.

Н.АСАДОВА – Алексей, Вы же встречались с Тони Блэр, скажите, он пунктуальный?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, он не пунктуальный. Т.е. я не знаю, пунктуальный ли он, потому что на самом деле, он встречался… я с ним встретился сразу после его переговоров с Путиным, и…

Н.АСАДОВА – Это в каком году-то было?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Не помню я, в каком это году было. Недавно… в позапрошлом, в прошлом? В позапрошлом… Могу опять посмотреть. Как всегда, не помню. Вот, и на самом деле, он опоздал на две часа, но это вполне могло быть произведение их совместное, Путина и премьер-министра Блэра. На самом деле, Блэр, конечно – конечно – этими пятью фактами не исчерпывается фигура Блэра, потому что мне представляется, что он будет оценен, знаешь, вот, потом. Потому что то, что он сделал для Великобритании… Мы его знаем по двум… по двум позициям, как мне кажется: мы его знаем по поводу войны в Ираке – естественно, мы его за это не любим, и, там, по… это было 13 июня 5-го года. Т.е. в позапрошлом году, полтора года назад. Встреча с Блэром, я имею в виду. И мы его знаем по, вот, то, что английский суд – а не Блэр – не выдает тех, кого мы запрашиваем. И все, и поэтому такая негативная улица. И вот то, что он, якобы, идет, там, в фарватере американской политике, что абсолютно неверно. В Ираке – да, но тут неизвестно, кто в каком фарватере идет. Вот, поэтому с Блэром была такая, очень интересная история, потому что, на самом деле, в аэропорту – он должен был улетать – стояло три компании. Стоял «Первый канал» с Михаилом Гусманом, стоял «Второй канал» с Брилевым, и стояло маленькое «Эхо Москвы». Вот мы должны были взять по 15 минут каждый интервью, в аэропорту, на отлете. Потом, значит, начинает сжиматься, сжиматься время, потому что Путин и Блэр продолжают переговоры, подходит посол и говорит: «Алексей, я не знаю, чего делать, в общем, у него будет всего 15 минут». Они выехали только что…

Н.АСАДОВА – На каждого по пять?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, «вы вместе, по одному вопросу». Я говорю: «Ну, я тогда поехал». На «Эхо Москвы» неуместно, там, по одному вопросу… ну что это такое? Я там сижу, я мог прислать корреспондента, написать ему вопрос. Он говорит: «Ну хорошо, мы чего-нибудь устроим, там, то, се, пятое, десятое»... говорит: «Ну вот, мы тебе даем 10 минут, а им по 2,5, вот, но с одним условием. Как-то надо с переводом – ты же, говорит, по-английски не можешь брать интервью. Надо как-то время сократить». Я говорю: «Все будет»… это единственное интервью, которое я так брал. Говорю: «Все будет очень просто, только вы предупредите премьер-министра». Значит, я его спрашиваю, мне переводят вопрос, а мне ответ переводить не надо. «Какая разница, что он скажет?» - сказал я.

Н.АСАДОВА – (смеется)

А.ВЕНЕДИКТОВ – Мне, вот, следующий вопрос, следующий… и вот, 10 минут. Значит, входит Блэр – он, кстати, очень высокий. Ну, не очень, но он высокий, на самом деле. Идет, там, по этому аэропорту, его сразу ведут в мой закуток, там, в пальмах в аэропорту «Внуково-2»…

Н.АСАДОВА – Он дерганный?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну какой он дерганный? Он был усталый, он был, знаешь, он был такой вот, совершенно, вот… ну, они два с половиной часа с Путиным вдвоем гуляли по дорожкам, что называется. Чума была.

Н.АСАДОВА – Тут не до дерганности.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Тут не до дерганности. Нет, он идет, и я слышу, что Блэр спрашивает: «Really?», т.е. «На самом деле?» - в смысле, что я не понимаю английского, я так понимаю. Я ему говорю: «Релли, релли» - ты знаешь, как я говорю по-английски.

Н.АСАДОВА – Да ужасно.

А.ВЕНЕДИКТОВ – «Релли, релли», - говорю я. В общем, мы сели, и, в общем… я вижу, что вот если я сейчас его спрошу про что-нибудь, типа Ирака, ПРО или чего-нибудь еще такое, он просто вот тут уснет. Вот он уснет, и никакой ни Гусман, ни Брилев ничего не получат. Он будет спать, храпеть. Я решил его выбить, выбить из ситуации, и задать ему вопрос, которого он не ожидал. Он на этом вопросе проснулся – я не знаю, чего он ответил, но сейчас можно послушать маленький кусочек.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Господин премьер-министр, вопрос, который задает вам двенадцатилетний мальчик из Астрахани: "В вашей семье ждут книгу "Гарри Поттер", и не считаете ли вы, что эта книга вредная?

Т. БЛЭР – Я, разумеется, совершенно не считаю книги о Гарри Поттере вредными. Они очень и очень популярны. У моих детей, в моей семье, эти книги были очень-очень популярны, конечно, немного раньше, когда они были чуть помоложе. Сейчас им 21, соответственно, 19 и 17 лет. Но на самом деле эти книги очень популярны, на них огромный спрос во всем мире, и в кино, и в мультипликации, они везде известны. Это, по сути дела, стал язык общения сегодняшнего мира.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Английская пресса сообщает, что очень много русских приехало сейчас жить в Англию и привезло туда 60 миллиардов долларов. Вы радуетесь этому или нет?

Т. БЛЭР – Нам всегда нравится, когда люди приезжают в нашу страну, и мы очень рады встречать русских людей в Британии. Многие из них посылают своих детей учиться в Англии и, конечно, это один из элементов наших взаимоотношений с Россией. Я думаю, что это дорога с двусторонним движением.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Путин считает, что участие в войне в Ираке было ошибкой - не нашли оружия массового поражения. Вы с ним об этом говорили? Это все-таки была ошибка?

Т. БЛЭР – Мы не возвращались к вопросу о конфликте в Ираке, потому что это уже дело прошлого. Мы больше уделили внимания тому, что и как нужно сделать для создания демократии в этой стране и как добиться поражения террористов, ведь в этом заинтересованы абсолютно все. Что бы люди ни думали о разумности или неразумности военных действий, теперь это уже в интересах всех, чтобы иракский народ смог начать жить в условиях демократии и не позволил бы группкам террористов извне или кучке внутренних инсургентов управлять своей страной.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Тони Блэр. Там шум – это аэропорт…

Н.АСАДОВА – Нет, Вы все-таки не удержались и спросили его про Ирак.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, но в середине, когда он уже разошелся про Гарри Поттера.

Н.АСАДОВА – Решили его усыпить все-таки для Гусмана.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да. Я должен… да…

Н.АСАДОВА – (смеется)

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я должен, кстати, сказать, что уже выступая после по иракской проблеме, Блэр сказал буквально следующее – это просто для наших слушателей может быть интересный подход – «Я понимаю, что очень многие жители Ирака недовольны тем, что мы делаем в Ираке, но почему для этого нужно взрывать метро, где женщины и дети, вот этого я не понимаю». Вот это цитата.

Н.АСАДОВА – Вы знаете, я не хотела бы приводить эту цитату, потому что, знаете, а люди, которые живут в Ираке, тоже не хотели бы, чтобы взрывали их детей и чтобы умирали их дети.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Совершенно верно. Вот сейчас… вот совершенно верно. Вот сейчас, если, в основном…

Н.АСАДОВА – Это демагогия.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это не демагогия. Значит, надо воевать с армией. При чем тут… надо воевать с армией, с вооруженными силами, если вы воюете, да? Я напомню тебе, что все сейчас террористические акты, которые происходят в Ираке, они а) происходят в основном против иракцев, и в) в основном против мирного населения иракцев же.

Н.АСАДОВА – Но когда началась война…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Иракцев, а не так называемых оккупантов.

Н.АСАДОВА – Тем не менее, когда началась война, те же даже западные журналисты, они констатировали то, что, в общем, ракеты попадали не только по военным объектам или по государственным каким-то учреждениям, но так же и в мирные какие-то деревни, где тоже гибли мирные люди – дети, женщины и т.д.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Совершенно верно. Но разница только в том, что военные это делают ненамеренно, а террористы борются с мирным населением намеренно. Они боятся бороться с армией. Они боятся. Куда легче войти в метро и взорвать метро, куда легче направить машину, нагруженную взрывчаткой, в толпу гражданских лиц. Ну, это же легко. Это же не направить в солдат, которые могут выстрелить. Вот в чем дело.

Н.АСАДОВА – Ну да. Кстати…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я хочу ответить Никите: Блэр не приехал на 60-летие Победы – именно в этот момент шли выборы в Великобритании.

Н.АСАДОВА – Ну да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – И Блэр боролся за победу – за победу, Никита, на выборах. Он прислал телеграмму Путину с объяснением, и эта телеграмма была принята. Поэтому здесь, вот в этой части, я не могу с Вами… т.е., Вы правы, он не приехал на праздник Победы, 60-летие Победы, но в Англии шли выборы. Мало ли, куда человек не приехал.

Н.АСАДОВА – Я просто хотела добавить – это не вошло в «Пять фактов», не уместилось просто – то, что у него, у Тони Блэра четверо детей. И вот та женщина, которая говорит, что он плохой муж – он прекрасный муж, он живет со своей женой очень долго, еще со студенческих лет…

А.ВЕНЕДИКТОВ – С чего она взяла?

Н.АСАДОВА – У них действительно четверо детей, трое сыновей и одна дочь, и вот, он сказал, что трое детей читали «Гарри Поттера»…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, «Гарри Поттера».

Н.АСАДОВА – Просто он не упомянул о том, что у него есть еще очень маленький сын Лео, который…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ему было пять лет в то время уже.

Н.АСАДОВА – Да, который родился в 2000 году, и это был, по-моему, за последние 150 лет британской истории первый ребенок, родившийся у действующего премьера.

А.ВЕНЕДИКТОВ – И прежде, чем мы будем голосовать, я хотел бы представить вам такой небольшой взгляд Александра Смотрова, собкора агентства «РИА Новости» в Лондоне, специально для «Эхо Москвы» описал Тони Блэра, вот, знаете, как картинкой, что называется. Это для вас.

А.СМОТРОВ – Блэр, конечно, известен, как хороший спортсмен, и у него никогда не было, например, проблем со здоровьем, поэтому достаточно неожиданным и даже таким, тревожным было сообщение о том, что несколько лет назад ему пришлось пройти обследование по поводу сердечной недостаточности и аритмии. Естественно политика не проходит без жертв для здоровья. Но и плюс к этому добавляются какие-то семейные потрясения. Блэр часто проводит свои выходные дни в загородном поместье Чекерс, которое традиционно используется премьер-министрами Великобритании, всеми ими. Он так же достаточно умело использует различные элементы одежды и аксессуары во время своей работы. Например, у Блэра есть любимый галстук – ну, он разноцветный, с разными полосками, там есть кремовые, красные, синие, голубые полоски и этот галстук уже получил такое неофициальное название «счастливого» галстука Блэра. Когда ему предстоит какое-то ответственное выступление или какой-то международный саммит, часто как раз надевает этот галстук. Он был в нем и на Большой Восьмерке в Санкт-Петербурге. Он выступал в этом галстуке, во время ключевых голосований в Парламенте и так далее. И, кстати говоря, свою прощальную речь на прошлогодней конференции Лейбористской партии в Манчестере он так же произносил в этом галстуке. А еще, если продолжать тему галстуков можно вспомнить как в прошлом году, и Блэр и лидер оппозиции Дэвид Камерон, появились в Парламенте в одинаковых галстуках, сначала это вызвало некое недоумение - «Что случилось?», - а потом выяснилось, что они оба участвовали в благотворительной компании по поддержке фонда изучения болезни и заболевания раком. И после этого выступления галстуки были переданы для того, чтобы их продали на благотворительном аукционе и деньги передали вот в этот фонд изучения рака.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вы слушаете «Эхо Москвы», 21:24, я хочу сказать, что пришло время нашего традиционного голосования. Надо сказать, что оно у нас идет в Интернете, и уже с первой страницы можно голосовать. Но это наше традиционное голосование. Наргиз, давай, объявляй…

Н.АСАДОВА – Традиционно объявляй традиционный вопрос.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Традиционно, да.

Н.АСАДОВА – Наш традиционный вопрос звучит следующим образом: хотели бы вы, чтобы такой человек, с таким набором качеств, как у Тони Блэра, управлял Россией? Если вы считаете, что да, такие качества, как у Тони Блэра, полезны будут для руководителя России, то ваш телефон – 660-01-13, если вы считаете, что это не так, что такой человек, как Тони Блэр, вообще не нужен для России…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Подобный.

Н.АСАДОВА – Да, подобный. То ваш телефон 660-01-14.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я потом просто скажу о своем политическом видении Блэра, но вы продолжайте голосовать. У нас за первые, там, 10 секунд 100 голосов – ну, как обычно. Можно останавливать, да? Голосуем.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну что, закончилось наше голосование, да?

Н.АСАДОВА – Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну что, наша обычная золотая тысяча. 82,8 процента – да, 17,2 процента – нет.

Н.АСАДОВА – Такие рейтинги и не снились Тони Блэру в Великобритании. (смеется)

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, это точно. А что касается нашего Интернет-голосования, то там тоже все более-менее очевидно. Сейчас я открою… 47 процентов – да, и 48 процентов – нет. 4 не знают. Пополам.

Н.АСАДОВА – Ну, это не очевидно, вообще-то, пополам, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, ну, в Интернете обычно более негативное голосование относительно лидеров, можно вспомнить…

Н.АСАДОВА – Ну, я могу только сказать, что сейчас рейтинг Тони Блэра в Великобритании – 36 процентов.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, ну поскольку он никуда не баллотируется, это такая, бессмысленная, во многом, информация. Я просто хочу сказать, что у нас здесь, вот, очень часто передают, что англичане после войны в Ираке разуверились в Блэре… это не так, потому что после начала войны в Ираке – я напомню, что она началась в 2003 году в апреле – в мае 5-го года, уже через два года, были новые выборы, и лейбористы под предводительством Тони Блэра снова победили. Он был единственным за сто лет лидером лейбористов, который трижды приводил свою партию к победе. Единственным.

Н.АСАДОВА – Это действительно так, но если сравнивать выборы 2001 и 2005 года, то там лейбористы значительно сильно потеряли количество мест в парламенте.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это правда. Но при этом…

Н.АСАДОВА – Т.е. действительно, его популярность и его партии популярность упала после войны в Ираке упала. И кстати говоря, сами англичане говорят об этом так, что до 2003 года Тони Блэр был, как бы, таким, внутренним политиком, а после… т.е. он занимался благоустройством больше, как бы, внутренней экономики, там, и т.д. … образованием, здравоохранением …

А.ВЕНЕДИКТОВ – Не так. Не так.

Н.АСАДОВА – А после 2003 года он стал таким, военным политиком.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Не так, не так.

Н.АСАДОВА – И он сосредоточился больше на внешней политике.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, правда заключается в том, что он больше сосредоточился на внешней политике, но, собственно, знаменитая реформа образования, в которую были вложены…

Н.АСАДОВА – Да, произошла позже.

А.ВЕНЕДИКТОВ – …десятки, десятки миллиардов фунтов, я хотел бы обратить внимание, что…

Н.АСАДОВА – Это было сделано перед последними выборами, по-моему.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, она как раз на 5-й год попала, да.

Н.АСАДОВА – Да, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но после войны в Ираке, абсолютно верно.

Н.АСАДОВА – Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Десятки миллиардов фунтов, действительно, из бюджета ушло на реформу образования…

Н.АСАДОВА – Так вот, многие аналитики считают, что он это сделал как раз таки чтобы поднять свой рейтинг, пошатнувшийся после войны в Ираке.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Значит, этих аналитиков ровно на помойку, потому что выступая в 94-м году, за 9 лет до начала войны в Ираке, во время выборов лидера партии – после того, как умер лидер партии лейбористов, Блэр выдвинул свою кандидатуру – он сказал, что главной темой, моей задачей и партии, которую я веду на выборы в 97-м году, это будет реформа образования. Если аналитики это пропустили – ну, может быть. Но на самом деле…

Н.АСАДОВА – Нет, я же сказала, что до 2003 года он действительно был внутренним таким политиком, и как раз это аналитики подтверждают.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, я просто говорю, что реформа образования – это не связано с… Кстати, если хочешь мою точку зрения, то реформы образования как раз снижают поддержку гораздо больше, чем война в Ираке. Это показывает, в том числе, и опыт в России, где реформы образования снижают поддержку президенту гораздо больше, чем война в Чечне. Потому что это затрагивает буквально всех. И то, что Блэр – вот, я хочу возразить одному нашему слушателю с улицы, да? – то, что Блэр, рискуя популярностью, идет на непопулярную реформу образования, непопулярную, – так же, как и нас, впрочем, – это свидетельствует о нем, как о сильном политике. То, что он начинает войну в Ираке, зная ее непопулярность, это свидетельствует о силе политики, но не о слабости. Со мной не согласна – доспорим после сразу новостей.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вы слушаете «Эхо Москвы», в Москве 21:35 минут, у нас еще есть 25 минут эфира, чтобы поговорить о Тони Блэре, нынешнем премьер-министре Великобритании, который уходит в июле. Почему уходит, спрашивают нас – потому что он взял на себя такие обязательства перед последними выборами.

Н.АСАДОВА – Ну, дело в том, что действительно его преследует череда скандалов. И если, там, в начале, первые два срока его премьерства, его называли «тефлоновый Тони», т.е. от него, как бы, отлипали все вот эти скандальные истории очень быстро, то, вот, последние годы одна за другой, значит… один за другим скандалы. И вот, последний уже был перечислен в «Пяти фактах» - это скандал, который получил название «деньги за почетные звания», ну вот, в результате которого… который вынудил Тони Блэра объявить о досрочной отставке.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Я совершенно с этим не согласен, что это вынудило его о досрочной отставке…

Н.АСАДОВА – А Вы считаете, что он просто сам решил за несколько месяцев…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, нет, нет.

Н.АСАДОВА – …раньше уйти?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, нет. Не сам. Там было много… на самом деле, у него много неудач. Например, у него в феврале, значит, 6-го года было очень неудачное голосование в парламенте – для него принципиальная история. Значит, он предложил законопроект о признании разжигания расовой ненависти уголовным преступлением. Понятно, что в парламенте 67 лейбористов, плюс… т.е. большинство плюс 67. И он потерпел поражение в минус один голос – такое курьезное и очень болезненное поражение, потому что для него проблема расовой, вот, политики расовой в Великобритании – принципиально. Разжигание расовой ненависти – уголовное преступление, говорил Блэр, и его собственная партия его предала, в этом смысле.

Н.АСАДОВА – А зачем тогда уходить из политики…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Отвечу тебе…

Н.АСАДОВА – Разве можно бороться за свои идеалы вне политики?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Отвечу тебе: значит… значит, отвечу тебе: безусловно, Блэр понимает, что есть усталость общества от лица. Он очень… он молодой, ему, во-первых, 53 года, да, будет – он ровесник Путину, в этом смысле, чуть младше, на один год. И он понимает, что вот он, как лидер партии, он свой потенциал – как любой человек – он истощил уже. И чтобы партия не проиграла следующие выборы, из-за того, что люди устали именно от Блэра, а не от политики партии, о которой можно спорить, он заявил на конференции лейбористов перед выборами последними: «это мои последние выборы». Замечу, перед этими скандалами, перед выборами. Да, скандалы, конечно, они влияют на партию. Но я еще раз повторяю: для меня Блэр… вот, я внимательно слежу за европейскими политиками – вот сейчас приходят политики, которые родились после второй мировой войны, да? Вот старики такие, вот, там, Шредер – он вообще, да, вот там, да… ну, в общем, человек не молодой. Ширак – да, такой, тоже очень немолодой человек. Тэтчер… А Блэр был новым политиком, вот, новой генерации, нового поколения, человеком, родившимся после 50-го года. И вот новая генерация политиков, такие, как Блэр, Оснар, ушедший – испанский бывший премьер-министр…

Н.АСАДОВА – Ваш любимый Саркази.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, Саркази, совершенно верно. Ангела Меркель, между прочим – это люди нового поколения, это люди поствоенного поколения, но люди Холодной войны, т.е. люди, которые вырастали в Европе в противостоянии, а пришли во власть, когда противостояние закончилось – ну, реально закончилось, вот, военное противостояние закончилось. И они смотрят на Европу… они смотрят уже не только на свою страну, они смотрят на Европу. И сначала Блэр – в молодости он выступал против интеграции с Европой. И он все время говорил: «Я против того, чтобы было введено евро, я против Шенгенских виз…» Заметь, да? Вот Великобритания – страна, которая является членом Евросоюза, там свои деньги, там свои меры измерения, свои визы…

Н.АСАДОВА – Розетки, негодяи, никак не поменяют.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Розетки, да. Но вот последнее время он начал говорить: «Послушайте, говорит, интеграция неизбежна. Сейчас идет унификация – там, скажем, унификация, скажем, одежды. Вот эта фантастическая история последняя, когда европейская комиссия приняла решение, что одежда во всех странах будет… ну, как бы, номера будут унифицированы. Чтобы не говорили: в Англии номер 7-й, во Франции 12-й, а в Голландии – 44-й. Ну, невозможно, да? Т.е. все равно унификация идет, Европа становится большой деревней, единым образованием, Блэр говорит: «Мы все равно туда идем». Вот эти политики… вот Тэтчер этого понять не могла, Шредер этого понять… он идет против общественного мнения – это сила политики. Против своего общественного мнения, не против мнения России – ему наплевать, или США – ему наплевать, или, там, Германии. Вот у него есть избиратель – это его народ.

Н.АСАДОВА – Подождите, мы начали о том, почему он решил уйти.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, я просто объясняю, что он посчитал, что народ от него устал.

Н.АСАДОВА – А, отдохнуть дать…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Народу.

Н.АСАДОВА – …народу он решил.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Народу. Да. И потом, он еще молодой. Жизнь на этом не заканчивается. Жизнь… он, например, взял огромный кредит сейчас, у него… они купили дом со своей женой – там, семья-то растет, там скоро внуки пойдут, наверное. Вот, и они купили дом… общий его кредит, он 10 миллионов… я в долларах буду, ладно? 10 миллионов долларов – вот, семья Блэров… это кредит ипотечный, да, 10 миллионов долларов. Причем жалование премьер-министра в год – 230 тысяч миллионов долларов после выплаты налогов… о-о, 230 тысяч долларов, конечно. Т.е. да, нужно, вот, ему 10 лет… 10 – что я говорю? 40 лет не есть, не пить, вся семья, чтобы отдать этот кредит. Я правильно посчитал, 40 лет? Да, 40 лет. Поэтому они рассчитывают, что когда он уйдет, он начнет зарабатывать деньги, он начнет читать лекции, он начнет писать книги – это будет гораздо больше, чем кредит, полученный за все его дома. Да, там, его дом в том графстве, где он избран, у него в Лондоне в квартире и дом, прикупленный сейчас дом. Но все в кредит. И…

Н.АСАДОВА – Вы и впрямь внимательно следите за жизнью европейских политиков. (смеется)

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, да, да. «А что с экономикой?» - пишет Надя. А вот в экономике все в порядке, в этом вся история.

Н.АСАДОВА – Да, дело в том, что как раз таки последние выборы, лейбористы победили именно потому, что были огромные… в общем, экономика постоянно растет, инфляция очень небольшая…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Невелика, невелика.

Н.АСАДОВА – Т.е. она обуздана, да, т.е. она не растет какими-то, там, большими темпами, так что в этом смысле Блэр достиг многого.

А.ВЕНЕДИКТОВ – И вообще… И Блэр, и Испания, я хочу сказать. Но Блэр, правда, он всегда говорит «я стою на плечах Тэтчер». Вот еще величие для Англии Блэра в том, что он отказался от левой политики – вот, ты уже об этом говорила в «Пяти фактах» - вот, от корпоративного управления, он отказался от этой политики. Он встал на плечи Тэтчер и проводит реформы… Англия была до Тэтчер замшелой страной, так же, как Испания – ну, в смысле экономике – и там падало ВВП, там росла инфляция… и вот эти люди – Блэр… на Тэтчер, я еще раз подчеркну роль Тэтчер, и Оснар – они модернизировали – это то, что должен сделать Саркази во Франции – они модернизировали экономику. Причем, растрачивая свой личный капитал, потому что все эти меры непопулярны. Они становятся популярными потом. Вот потом, на следующих десятилетиях. И следующие лидеры будут снимать – так же как Блэр снимает частично плоды действия Тэтчер… да, но он это признает, правда – так и, скажем, сейчас Запатера снимает плоды деятельности Оснара, безусловно. Вот непопулярные меры – не боятся идти на непопулярные меры. Ты считаешь, что война, которую ты ведешь в Ираке, справедлива, а большинство населения не одобряет – ты идешь на эту войну, пытаясь объяснить населению. Ты считаешь, что реформа здравоохранения, которую он проводит, она просто поднимет массу демонстраций, но ты, как сильный политики, понимаешь… ты так считаешь – может быть, ошибочно – но ты считаешь, что для твоей страны это важно. И ты делаешь это. И ты это делаешь, несмотря на то, что внутри собственной партии, кстати – да? – тебя освистывают, тебя пытаются снести, пытаются импичмент возбудить против Блэра – уникальный случай, да? Его собственная партия – ну, левое крыло – попыталась объявить импичмент за то, что он, там… ну, там предлог был другой, но на самом деле, профсоюзы, которые поддерживают лейбористов, вот, партию Блэра, и т.д.

Н.АСАДОВА – Я, кстати, хотела сказать в… ну, не в защиту – мы уже так его распиарили, что в защите он уже не нуждается… (смеется)

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, ты нападаешь на Блэра, а я считаю, что это неправильное решение.

Н.АСАДОВА – Нет, я вот как раз хотела сказать в пользу Блэра, что он, мне кажется, очень верный друг, как мне показалось. Потому что, вот, второй человек в партии Гордон Браун…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да.

Н.АСАДОВА – …которого он объявил своим преемником, надо сказать, он же с ним знаком еще… чуть ли не с… там, в каком году? – в 75-м году он вступил в партию – вот, практически с этих пор он с ним знаком, и он… Гордон Браун всегда был соперником Тони Блэра, и даже в 94 году, когда решался вопрос, кто же будет новым лидером партии, они, вот, с Гордоном Брауном договорились, что, вот, все-таки Тони Блэр станет первым и самым молодым лидером Лейбористской партии…

А.ВЕНЕДИКТОВ – В оппозиции еще находящейся.

Н.АСАДОВА – Да, да. И после этого Гордон Браун всегда входит в правительство и занимает какие-то министерские посты, и даже, как многие аналитики утверждают, что с 2001 года даже… нет, с 2003 года как-то Тони Блэр сосредоточился на внешней политике, а внутренней политикой, особенно финансовой политикой, занимается Гордон Браун. И Тони Блэр ему полностью в этом доверяет. И, собственно, одна из реформ, которая была сделана в Англии – это когда лейбористы разрешили Центробанку устанавливать собственные ставки процентов.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, без разрешения правительства.

Н.АСАДОВА – Они отказались от государственного регулирования.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Регулирования, да, да.

Н.АСАДОВА – Да, и это была реформа Гордона Брауна, и Тони Блэр никогда, как бы, этого не оспаривал, это его заслуга была.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Меня спрашивают: «Расскажите про его достоинства и недостатки как госдеятеля». Ну как считать достоинства и недостатки госдеятеля? Вот, впервые за 100 лет Тони Блэр, я повторю, был единственным – вот, партия существует почти 100 лет – единственным лидером лейбористов, который трижды приводил партию – подряд – к победе. Единственным.

Н.АСАДОВА – Да. До этого лейбористы четыре раза подряд проигрывали.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, да, да. Это… ну, вот как – достоинство госдеятеля, если население голосует, или не достоинство госдеятеля? При нем уменьшился дефицит, при нем уменьшилась инфляция, при нем, я повторяю…

Н.АСАДОВА – Ускорился экономический рост…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Рост.

Н.АСАДОВА – Уменьшилась безработица…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, мне трудно говорить, я получаю, что Вам это… ну, как бы, ну… ну, вот, англичане ценят, да? Ну, и конечно, на следующих выборах могут победить консерваторы, безусловно… Усталость – это…

Н.АСАДОВА – Хотя, Вы знаете, вот интересно…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да.

Н.АСАДОВА – Тоже я где-то прочитала, в каком-то английском журнале о том, что… как оценивают они, там, Тони Блэра? Они говорят, что, вот, он… кстати, да, многие говорили о том, что он консерватор, переодетый в социалиста.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну да.

Н.АСАДОВА – Да, но на самом деле, он, во-первых, совершил переворот в собственной партии, да? Т.е. он отказался от идеологии. Т.е. до Тони Блэра партии в Великобритании, они, в основном, строились, как бы, на идеологии, т.е. это были традиционные европейские партии. Там, левая партия – она основывалась на рабочем классе, она опиралась, вернее, на рабочий класс, она была очень сильно связана с профсоюзами, она считала, что должно быть госрегулирование в вопросах, связанных с социальной какой-то политикой и во многом с экономической политикой. А Тони Блэр, он прагматик, то, что называется, прагматик.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, и кстати…

Н.АСАДОВА – Так вот, в этом смысле и Гордон Браун является последователем Тони Блэра, и Дэвид Кэмерон – это лидер консервативной партии, он тоже является…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Который в одинаковых галстуках.

Н.АСАДОВА – Да. Он тоже является последователем Тони Блэра, потому что они вынуждены… т.е. Тони Блэр изменил политическую ситуацию в Англии, да? Т.е. теперь все, кто придет после него, они будут вынуждены быть прагматиками, а не руководствоваться идеологией, а руководствоваться нуждами англичан.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну что, Тони Блэр – просят о семье сказать, буквально несколько слов о семье. Тут Наташа нам пишет… да: «Он патрон нашей российской организации «Даун сайд ап», помог детям с синдромом Дауна». Да, Блэр действительно занимается, в том числе, и из личных средств, благотворительностью, но действительно, семья у него обычная, английская. На самом деле, у него обычные дети, обычная английская семья. Значит, он женат на Черри Блэр, адвокате – в 80-м году они поженились, у них трое сыновей и дочь. Младший ребенок, Лео, вот, ему пять лет, он 2000, там, бэби-миллениум…

Н.АСАДОВА – Да, кстати говоря, его назвали в честь отца Тони Блэра.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да. Кстати, еще одно – сильный политик. Смотри: Черри Блэр – католичка. И дети, в этой англиканской стране, где королева является главой церкви, англиканской, которая вышла из католической давно – дети Тони Блэра воспитываются… получают католическое воспитание, и даже появились сведения о том, что Блэр сам посещает католические мессы и, якобы, намерен принять католицизм после завершения работы на посту премьер-министра. И действительно, нередко привлекают внимание прессы дети и поведение детей… ну, а что вы хотите? 17-летние пацаны – вот как они должны себя вести? Вот как? Вот как ведут себя и попадаются на всяких скандалах, так же, как и члены семей… королевской семьи.

Н.АСАДОВА – Мне, кстати говоря, показалось, что Тони Блэр – достаточно религиозный человек, и я тоже читала в его биографии о том, что, вот, он в детстве не был очень религиозным, и к религии, так сказать, его вернул некий священник, с которым он познакомился, когда учился, по-моему, в Оксфорде. Вот, кстати говоря, когда его спрашивали про… когда его упрекали в том, что он пошел войной в Ирак, то он говорил, что «я принял это решение, и Бог мне судья». Т.е. вот…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Есть, конечно, такая вещь. Ольга пишет: «Мои знакомые – весьма не бедные англичане, разъезжаются из Британии, жизнь жутко дорогая…» Именно, Ольга, потому что туда приехали очень богатые люди из других стран. Вообще, это очень важно… в том числе, из России. Очень важно… заключается в том, что почему туда люди едут? Потому что жизнь… богатые люди – там жизнь дорогая, но там жизнь очень быстро прогрессирует. И мои знакомые, которые раньше очень часто ездили в Лондон, говорят: «Да, очень дорого, но раньше Лондон был деревней». Вот он… его нельзя было назвать европейской столицей. Сейчас он европейская столица – туда потянулись люди. Туризм туда, опять же, и т.д. «Как он относится к рабочим из Прибалтики и Польши?» - спрашивает Нияз из Казани, имея в виду иммиграцию. Вы знаете, Англия в этом смысле – фантастическая страна. Я вам рассказал про расовую дискриминацию – да. И я думаю, что те люди, которые были в Англии, которые представляют Блэра, они могут звонить по телефонам 783-90-25 и 783-90-26. Вот, какое у вас, там, впечатление от Англии? Если вы можете сравнить, что было, что стало. А то мы, действительно, заговорились, но действительно, про Блэра можно говорить очень долго… он уходит, и, к сожалению… к моему сожалению…

Н.АСАДОВА – Ну, может, еще вернется?

А.ВЕНЕДИКТОВ – Не, не, не. Ему отдавать очень большой кредит. Извини. И потом, для этих людей очень и семья, да? Он же повесит эти долги потом на своих детей – он это не может сделать. Мне все-таки кажется, что Блэр – мне кажется так, вот я слежу по прессе за ним… во-первых, у него очень тяжелые отношения с прессой, вот, особенно у его бывшего пресс-секретаря – Алан Кэмпбелл, знаменитая история.

Н.АСАДОВА – Да, и вот эта известная история, когда он рассорился с ВВС.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да. Но он очень в этом, как бы сказать, очень выдержан. Он очень выдержан, у него… у него, вот, знаешь… ни один мускул, что называется, не дрогнет, когда он смотрит карикатуру на себя. История с ВВС, она фантастическая – когда, значит, Блэр, доказывал, что ВВС и руководство ВВС исказило истину в известном деле…

Н.АСАДОВА – Нет, дело в том, что, да, там некий ведущий одной из программ, Гиллиган…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Гиллиган, да.

Н.АСАДОВА – Он сделал передачу, в которой обвинил правительство в намеренной подтасовке разведданных, и… которые привели к войне в Ираке. Вот, и его просили выдать источник, он не выдавал источник, потом, в общем, источник, каким-то образом стало известно, это… назвали имя доктора Дэвида Келли, который потом, впоследствии был найден мертвым в своей комнате, и обвиняли даже Тони Блэра, ну, или не Тони Блэра, а…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, да, обвиняли правительство в том, что его затравили.

Н.АСАДОВА – Да, да, правительство, что его затравили и чуть ли даже не убили. Но потом – очень долго шло следствие, и все-таки суд признал, что все-таки Тони Блэр здесь ни в чем не виноват, так же, как правительство, и что доктор Келли просто, действительно, не вынес прессинга, который в те дни на него обрушился, и покончил жизнь самоубийством, а то, что ВВС действительно подтасовало данные…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, подтасовало то, что заявил Келли.

Н.АСАДОВА – Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это было доказано независимой комиссией, которую возглавляли консерваторы, противники, политические противники Блэра.

Н.АСАДОВА – Да. Что вот здесь вот показательно – то, что мои друзья из русской службы ВВС говорили о том, что вот в этот момент, когда шло разбирательство, им просто закрывали двери просто на любые… ну, там, какие-то… любые, там, выступления членов кабинета, там, практически. Т.е. Тони Блэр вообще не давал им никаких, вообще, ни комментариев, ничего…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, а он сказал, он это сказал: до конца разбирательства…

Н.АСАДОВА – Т.е. он обиделся.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Нет, он сказал: до конца разбирательства… он сказал такую вещь: до конца разбирательства – потому что они обвинили нас в том, что мы, там, довели человека до самоубийства – до конца раз… вот пусть независимая комиссия во главе с консерваторами, во главе с людьми, которые мои политические противники, разберутся в этом. Вот я им доверяю. Это, кстати… но при этом, конечно, у него, как у любого политика…

Н.АСАДОВА – Но у ВВС были очень сложные времена, я хочу сказать.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да, очень сложные времена, да. Вот, поэтому мне просто представляется, что… вот в 53 года человек уходит – не так много, не так мало. Ну что, мы послушаем звонки, послушаем?

Н.АСАДОВА – Давайте.

А.ВЕНЕДИКТОВ – У меня есть звонки. Алло, здравствуйте, алло!

СЛУШАТЕЛЬ – Алло, добрый вечер!

Н.АСАДОВА – Добрый вечер!

А.ВЕНЕДИКТОВ – Здравствуйте, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ – …Наргиз, добрый вечер, Алексей!

Н.АСАДОВА – Добрый вечер!

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Прекрасный город Лондон, был в нем в прошлом году.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Так.

СЛУШАТЕЛЬ – Прекрасное впечатление: чистота и все остальное. Но хотел бы вернуться к началу Вашей передачи.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вернитесь.

СЛУШАТЕЛЬ – Когда люди высказывались по поводу Тони.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну, тут, скорее всего, личность. Свобода личности в нашем государстве убита еще, знаете, помните, в каком году.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Но мы сейчас все-таки про Англию, да? Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ – Ну да, но Англия сама по себе страна, но личность Тони Блэра… ну, то, что он дерганный, то, что он какой-то, дает впечатление нашему народу, что это какой-то… помните наших (неразборчиво), которые с двойными подбородками…

А.ВЕНЕДИКТОВ – Ну, Бог с ними, ладно. Спасибо большое. Я понимаю. Верно, да. Я просто считаю, что, вот, Блэр – это действительно личность, даже среди тех людей… Кстати, про Гордона Брауна, про наследника Блэра – еще есть там одна деталь: когда в 94-м году, значит, избирали лидера партии – вот, Тони Блэр и Гордон Браун, два друга, претендовали, и Браун уступил Блэру, и Блэр стал… он тогда сказал Гордону Брауну: «Следующим лидером будешь ты». Послушайте, прошло 13 лет. 13 лет! И они уже рассорились, и они уже даже публично ведут себя очень холодно. Но Тони Блэр заявляет на всех публичных встречах: «Следующий лидер – Гордон Браун». Хотя…

Н.АСАДОВА – Да, я и говорила, что он очень верный, как бы, человек в этом смысле. Верный своему слову.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Да. Ну, у нас тут пишут: «В Британии имеется Шотландия и Северная Ирландия, помимо Англии». Петр, верно, я напомню вам, что Энтони Чарльз Линтон Блэр родился в… родился в Эдинбурге, т.е. в Шотландии. А вообще, 3 года прожил в Австралии.

Н.АСАДОВА – Да. Вот, кстати, здесь пишут, «почему вы не говорите о том, что Блэр всегда пресмыкается перед Америкой и действует по приказу Буша?».

А.ВЕНЕДИКТОВ – Потому что, Юрий Николаевич, это неправда. Например… я могу привести пример, когда он Буша приводил в другое состояние – это Палестинский конфликт. Блэр считал, что нужно организовать мирные конференции с участием, как он говорил, «тех, которые раньше были террористами». Именно Блэр уговорил Буша, ну, не признать Арафата, но начать переговорный процесс с Арафатом. Именно Блэр. И в этом смысле, можно сказать, что… Даже не Буша, Клинтона еще – это был Клинтон еще. Т.е. можно сказать, что Клинтон был пуделем Буша. Просто неправда.

Н.АСАДОВА – Блэра.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Блэра, да. Это просто неправда. У них масса расхождений, в том числе, по Европейскому Союзу. Просто, вот, как раз, Юрий Николаевич, Вы из тех людей, которые смотрите просто, там, немножко по телевизору Блэра по двум позициям – по Ираку, которая нам не нравится, и по невыдаче тех людей, которых Вы считаете преступниками.

Н.АСАДОВА – Кстати говоря, это решает не Блэр, а английская судебная система Англии.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Это неважно, неважно.

Н.АСАДОВА – …которая абсолютно независима.

А.ВЕНЕДИКТОВ – А вот хотелось бы, Юрий Николаевич, чтобы Вы поговорили, скажем, с людьми, которые там учатся – что дала, там, скажем, система образования, реформа Блэра. Наташа говорит: «Там, выходит, и там преемников называют?» А конечно, внутри партии. Внутри партии – конечно.

Н.АСАДОВА – Да. Но не премьер-министра страны.

А.ВЕНЕДИКТОВ – Вот сейчас Ширак… вот сейчас Ширак поддержал Саркази. Но давай вернемся все-таки к портретам, которые у нас рисуются, да? Мы с вами прощаемся, и на следующую передачу мы будем говорить о человеке, который еще…

Н.АСАДОВА – О темной лошадке!

А.ВЕНЕДИКТОВ – О темной лошадке. Человек, который не уходит, а еще даже и не пришел. Будем говорить о кандидате в президенты Соединенных Штатов Америки, об Обаме. А портрет Тони Блэра – с которым я не согласен, Наргиз согласна – рисует Николай Троицкий.

Н.ТРОИЦКИЙ - Тони Блэр – промежуточная фигура. Так и завис между партийными идеологиями, между старым и новым светом, между прошлым и будущим, между добром и злом. Называется лейбористом, а делами своими не отличается от консерваторов. Да этим европейским социалистам давно уже пора сменить название и перестать дурить легковерный электорат. Интегрируется в Европейский Союз, но слился в экстазе и симбиозе с любым движением «Большого Брата» из «Американской мечты». Тут вспоминаются яркие советские штампы: «пляшет под дудку», «льет воду на мельницу», «обслуживает интересы». И все будет правильно. Недаром свои же английские сатирики прозвали Блэра «пуделем президента США». Конечно, есть у него и свершения, и заслуги – не зря же трижды на выборах побеждал. Хотя сказалось и фирменное адвокатское красноречие, и безрыбье в стане соперников консерваторов помогло – на титул лорда вполне заработал. Но это внутренние дела. Однако собственной внешней политики у правительства Блэра не было никогда. Напротив, он с маниакальным упорством встревал и втравливал британскую армию во все позорные и сомнительные кампании, которые затевали заокеанские господа. И столько страсти и темперамента потратил на оправдание Буша, как будто был у него внештатным вице-президентом или почетным госсекретарем. Там ведут себя лимитрофы да сателлиты, а не премьер-министры Ее Величества Елизаветы II. Вот и подданным Британской короны эти подвиги унизительного красноречия стали сильно надоедать. А тут еще Даунинг-стрит сотрясается от скандалов – мелких, пошлых, не авантажных. Какие-то подкупы, торговля титулами… Ну в какой еще современной стране бизнесмен платит реальные деньги за эфемерное дворянство? Это чисто английская политическая забава. Увлекались ею во все времена, вот и новые лейбористы не удержались. Вековые традиции берут свое. Но Тони Блэр шел к власти, как реформатор, обещал свежий ветер, всяческих перемен, а на 10 лет размаха не рассчитал. И уходит под улюлюканье и плевки. Не хватило масштаба, достойного великой страны. Да и много ли осталось того величия? Великобритания вся – ошметок былой Британской империи. Оскудела земля, измельчала политическая порода. Да, была одна великая Железная Леди, но все больше мелкотравчатые сэры, пэры и Блэры…